<<
>>

§ 4. Право США

Решение 1604 г. по делу «Джильберт против Брэтт» прочно вошло в состав «общего права» и сохранило свое значение также и в амери - канском праве , если не в качестве формального прецедента, то во всяком случае в роли весьма авторитетного указания на то, как следует определять содержание денежных обязательств.
Ссылка на этот британский прецедент имеется в решении Верховного суда США по делам Knox v. Lees и Barker v. Daviеs219, связанном с бумажно-денежной инфляцией эпохи гражданской войны в США 1861 - 1865 гг. В этом решении судья Стронг, между прочим, говорит: «Обязательства (о которых идет речь) заключаются не в уплате золота или серебра или того рода монет, которые признавались по закону (платежным средством) в момент совершения договора; нет также обязательства уплатить деньги в сумме, эквивалентной стоимости этих монет. Договорное обязатель - ство уплатить деньги означает обязательст- во уплатить то, что будет признаваться деньгами по закону в момент, когда должен будет происходить платеж . Этот принцип окончательно установлен в решениях и никем не оспаривается. Всякий до - говор об уплате просто денег по необходи- мости подчинен конституционным полномо- чиям правительства в отношении регулиро- вания денежного обращения и стороны при - нимают на себя такое обязательство , имея в виду это право правительства» . Решение это является руководящим (leading case) в США. Оно интересно тем, что принцип «номинализма» выводится как бы из толкования воли сторон - вернее, привносится в договор как подразумеваемое условие (implied condition) - метод, широко применяемый в англо-американском праве при разрешении различных вопросов договорной ответственности. Тем самым, однако, подчеркивается диспозитивный характер принципа номинализма: он применяется, поскольку стороны еxpressis verbis не исключили его; если бы они договорились, что платеж должен быть совершен путем уплаты золота или серебра или того рода монеты, которая признавалась по закону платежным средством в момент совершения договора, т.
е. если бы они ввели в договор золотую или серебряную оговорку, то применение принципа номинализма к их обязательству не могло бы иметь места. Надо признать, что в этом решении принцип номинализма в ка - честве принципа денежной политики и в качестве диспозитивной правовой нормы, т. е. в том виде, как он действовал в США до отмены золотых оговорок (1933 г.), выражен с большей точностью, нежели в каком-либо из других решений буржуазных судов. Для судьи Стронга, как мы увидим ниже, принцип номинализма был выражением политической доктрины большого практического значения, сыгравшей в тот момент прогрессивную роль в борьбе северных штатов с рабовладельческим Югом. Судья Стронг сумел найти ясную и четкую формулировку для принципа номинализма только потому, что он вывел его не путем одних только абстрактных построений, а в процессе борьбы с реакционными силами: с этим принципом были тогда связаны полномочия федерального правительства по финансированию бюджета при помощи бумажноденежной эмиссии - полномочия, которые оспаривались сторонниками Юга. В период гражданской войны 1861 - 1865 гг. президент Линкольн принужден был прибегнуть к выпуску бумажных денег для покрытия расходов по ведению войны против южных штатов, объявивших о выходе своем из федерации: Legal Tender Acts 1862 - 1864 гг. присвоили законную платежную силу казначейским билетам (получившим в быту наименование «greenbacks»), которые затем подверглись весьма значительному обесценению. Некоторые из дел, в которых кредиторы заявляли о своем отказе принимать бумажные деньги по номиналу, дошли в порядке апелляции до Верховного суда США. Реакционное большинство этого суда объявило, что Legal Tender Acts противоречат пятой поправке конституции США, согласно которой частное имущество не может перейти к государству без справедливого возмещения. По первому из дел, по которому оспаривалась конституционность названных актов, а именно по делу Hepburn v. Griswold, Верховный суд 7 февраля 1870 г. указал, что бумажные деньги не могут служить законным платежным средством для погашения долгов по обязательствам, возникшим до издания Legal Tender Acts, ибо этим нарушены были бы приобретенные права (vested rights) (мотив, который и ранее и позднее неоднократно повторялся в решениях Верховного суда США, например, по вопросу о праве господина виндицировать раба, бежавшего из рабовладельческого в свободный штат; по вопросу о конституционности антитрестовских законов; по вопросу о прогрессивных мероприятиях президента Франклина Рузвельта и др.). Верховный суд в этом решении, как и во многих других, полностью оправдал те надежды, которые возлагали на него отцы американской конституции.
Вынужденные под напором широких народных масс пойти на расширение избирательного права, составители конституции стремились создать мощный судебный орган, который стоял бы на страже «приобретенных прав»220. Здесь, таким образом, Верховный суд оказался средоточием крайней реакции, выразителем интересов южных штатов. Спор по делу Hepburn v. Griswold был вынесен из зала суда и нашел широкий отклик в прессе: он разделил общественное мнение на два враждебных лагеря. Сопротивление Верховного суда США против права конгресса и правительства США выпускать бумажные деньги с принудительным курсом было сломлено лишь после того, как президент Грант назначил двух новых членов этого суда (из коих одним был названный выше судья Стронг). После этого Верховный суд немедленно же объявил о пересмотре дела Hepburn v. Griswold и вынес решение, в котором указал, что Legal Tender Acts являются в военное время со стороны конгресса вполне конституционным использованием его полномочий и что потому названные акты распространяются и на те договоры, которые были совершены до принятия конгрессом этих актов. Окончательное решение по делу Hepburn v. Griswold, вынесенное 1 мая 1870 г., признало конституционность принудительного курса бумажных денег лишь в условиях «общественного бедствия». В 1878 г. конгресс - уже в мирное время - разрешил новые выпуски бумажных долларов, неразменных на звонкую монету. В связи с этим Верховный суд США (по делу Julliard v. Greenman, 1884 г.) признал, что подобная эмиссия и в мирное время не противоречит ни букве, ни духу конституции и вся последующая практика базируется на этом решении221. В американской судебной практике ХХ в. принцип номинализма не подвергается сомнению, но в обосновании его нет уже той ясности, которую мы находим в legal tender cases семидесятых годов в ХХХ в. Так, в решении Верховного суда США по делу Ling Su Fan v. U. S., 1910 г.222 говорится: «... публичное право дает монетам цену, которая не является простым следствием цены металла. Монеты, поэтому, имеют знаки суверенной власти, которая закрепляет их цену, дает право употреблять их в обороте».
В этом решении платежная сила денег по номиналу связана с давно отжившей свой век доктриной o valor impositus. В деле Deutsche Bank v. Humphreys, 1926 г.223 председатель Верховного суда Oliver Holmes сазал: «Очевидно, что фактически доллар и марка могут иметь различную стоимость (values) в разные моменты времени, но с точки зрения закона, устанавливающего денежную единицу, стоимость остается неизменной». Здесь получила свое отражение доктрина правовой фикции «неизменности стоимости денег» (Rechtliche Konstanz des Geld- wertes), которую формулировал Knies (в своей работе: Geld u. Kredit, 1885) и которая внесла столько неясности в вопрос об исчислении убытков. В данном вопросе, как и во многих других, обнаруживается оскудение юридической мысли буржуазии в эпоху империализма, иногда возврат ее к отжившим доктринам. Как бы то ни было, принцип номинализма как принцип денежной политики сам по себе здесь не подвергается спору. После девальвации доллара в 1934 г., снизившей его золотое содержание до уровня 59,06% прежнего паритета, не возникало, насколько нам известно, судебных спо ров о номинальной платежной силе денег США. В судебных процессах 1934 - 1939 гг. речь шла лишь о силе золотой оговорки. Оговорка эта была аннулирована актом конгресса - так называемой Соединенной резолюцией 1933 г., установившей, что все обязательства в золотых долларах подлежат погашению по номиналу «доллар за доллар». Из этого можно вывести а fortiori законодательное подтверждение принципа номинализма в отношении денежных обязательств, заключенных «просто в долларах».
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004

Еще по теме § 4. Право США:

  1. 1.5 Основные концепции правового образования
  2. § 3. Субъекты права в системе универсалистской модели мира
  3. § 1. Право как общественный идеал
  4. § 3. Право как описание материальной сущности
  5. § 4. Юридическое лицо н правовой нигилизм
  6. § 1. Понятие правовой системы
  7. § 1. Понятие правовой культуры
  8. 57. Взаимосвязьнорм правам правоотношений
  9. 59. Правоспособность и дееспособность субъектов права. Правосубъектность
  10. 3.1. Определение права
  11. 10.5. Действие права. Правовое регулирование
  12. 16.1. Общая характеристика правосознания и правовой культуры в государственно организованном обществе
  13. Лекция 4 Содержание правовых отношений в обществе
  14. Лица — субъекты гражданского права Правоспособность