<<

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья 1

Комментарий к статье 1

Данный Закон предусматривает одновременное введение в действие всех норм части третьей ГК, не определяя каких-либо специальных сроков введения в действие ее отдельных глав или статей (как это, например, устанавливал Федеральный закон от 30 ноября 1994 г.

"О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" в отношении некоторых отдельных глав Кодекса).

Статья 2

Комментарий к статье 2

1. В статье 2 перечисляются акты российского законодательства, утратившие силу в связи с введением в действие части третьей Кодекса. Прежде всего это два последних раздела ГК 1964 г., сохранявшие действие в РФ, и законодательные акты, вносившие изменения в эти разделы. Специально отменяются п. 9 Постановления Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г., сохранявший действие ст. 561 ГК 1964 г. об особом порядке наследования вкладов граждан в Сбербанке (который был отменен для вкладов граждан во всех других банках п. 4 ст. 153 Основ 1991 г.), и Федеральный закон от 14 мая 2001 г., который незадолго до принятия третьей части Кодекса установил третью и четвертую очереди наследников по закону и расширил круг наследников по праву представления.

При этом следует иметь в виду, что содержащий коллизионные правила раздел VII Основ 1991 г. фактически полностью перекрывал действие аналогичного раздела VIII ГК 1964 г., тем самым по сути утратившего силу еще до принятия части третьей Кодекса - с момента, когда на территории РФ стали подлежать применению названные Основы <*>.

<*> Основы 1991 г. подлежали применению на территории РФ с 3 августа 1992 г. Такое разъяснение сначала дал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 22 декабря 1992 г. N 17 "О некоторых вопросах применения Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик на территории Российской Федерации" (Бюллетень ВС РФ. 1993. N 2), а затем оно было закреплено в законодательном порядке п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г. "О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации".

2. Такая же ситуация сложилась и с действием разделов IV "Авторское право", V "Право на открытие" и VI "Право на изобретение, рационализаторское предложение и промышленный образец" ГК 1964 г., которое фактически было парализовано действием соответствующих правил разделов IV "Авторское право" и V "Право на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве" Основ 1991 г., поскольку согласно п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" <1> положения ГК 1964 г. применялись к гражданским правоотношениям лишь в случае их непротиворечия законодательным актам РФ, принятым после 12 июня 1990 г., и иным актам, действующим в установленном порядке на территории РФ, т. е. прежде всего - названным Основам <2>. В свою очередь, ст. 10 Постановления Верховного Совета РФ от 9 июля 1993 г. "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" <3> впоследствии признала не действующим на территории РФ раздел IV Основ 1991 г., а Патентный закон РФ и другие законодательные акты РФ в области "интеллектуальной собственности" в силу п.

2 Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. по сути лишили силы раздел V Основ 1991 г. <4>. С учетом изложенного комментируемый Закон не содержит прямого указания об утрате силы разделами IV, V и VI ГК 1964 г., посвященными "интеллектуальной собственности", поскольку по сути она последовала гораздо раньше принятия третьей части Кодекса.

<1> Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1800.

<2> Этого обстоятельства не учитывают те авторы, которые до сих пор считают действующей предусматривавшуюся ГК 1964 г. правовую охрану таких объектов, как научные открытия и рационализаторские предложения (см.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. М., 1996. С. 601 - 618, 679 - 695), несмотря на то что она не предусматривалась Основами 1991 г. и тем самым была отменена с момента введения их в действие на территории РФ.

<3> Ведомости РФ. 1993. N 32. Ст. 1243.

<4> Вместе с тем п. 6 Постановления Верховного Совета РФ от 23 сентября 1992 г. "О введении в действие Патентного закона Российской Федерации" (Ведомости РФ. 1992. N 42. Ст. 2320) сохранил силу за некоторыми положениями других (специальных) союзных законов, допустив их применение на российской территории до принятия специальных законодательных актов РФ о развитии изобретательства и художественно - конструкторского творчества (речь идет о ст. 29, п. 1, 2 и 5 ст. 32, ст. 33 и 34 Закона СССР "Об изобретениях в СССР" и п. 3 ст. 21, п. 1 и 3 ст. 22 и ст. 23 Закона СССР "О промышленных образцах" // Ведомости СССР. 1991. N 25. Ст. 703; N 32. Ст. 908).

Таким образом, с 1 марта 2002 г. ГК 1964 г. следует считать полностью утратившим силу (хотя формальной отмены некоторых его разделов, к сожалению, до сих пор не последовало).

3. В связи с изложенным лишается своего значениям и, по существу, также утрачивает силу разъяснение о порядке применения положений ГК 1964 г. в Российской Федерации, предусмотренное п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г.

Статья 3

Комментарий к статье 3

1. Статья 3 исключает применение на российской территории двух последних разделов Основ 1991 г., сохранявших юридическую силу "впредь до принятия нового Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г.) (см. также выше, комментарий к ст. 2). Таким образом, названные Основы, как и ГК 1964 г., с 1 марта 2002 г. не применяются в России в полном объеме (ибо их разделы об "интеллектуальной собственности", как указывалось в комментарии к ст. 2, и до принятия третьей части Кодекса не подлежали применению на российской территории в силу наличия специальных российских законов, принятых после 12 июня 1990 г., хотя формальной отмены действия раздела V Основ, к сожалению, до сих пор не последовало). Единственным общим кодифицированным актом гражданского законодательства в РФ становится новый Гражданский кодекс, который в силу п. 2 ст. 3 ГК является теперь главным гражданским законом во всех отношениях, входящих в состав предмета гражданского законодательства, определенного п. 1 ст. 2 ГК (за исключением отношений "интеллектуальной собственности", где действуют специальные российские законы).

Это позволяет считать в значительной мере завершенной кодификацию нового гражданского законодательства России (из которой пока выпала лишь область отношений так называемой "интеллектуальной собственности", т.е. правового режима результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации участников оборота и производимой ими продукции, а также договорных обязательств в связи с их использованием в гражданском обороте) и квалифицировать новый ГК (в совокупности всех трех его частей) как единственный акт общей кодификации современного российского гражданского права <*>. <*> Традиционная для российского гражданского права кодификация общих норм авторского и патентного права, а также договорных и иных отношений в области "интеллектуальной собственности" остается задачей, определяющей содержание возможной четвертой части Кодекса.

2. В связи с изложенным лишается своего значения и по сути также утрачивает силу разъяснение о порядке применения Основ 1991 г. на территории Российской Федерации, содержащееся в п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. (а с учетом сказанного в п. 2 комментария к ст. 2 - все это Постановление целиком) <*>.

<*> Второй российский законодательный акт, определявший порядок применения Основ 1991 г. на территории РФ, - Постановление Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г. - теперь сохраняет силу только в части, дающей возможность применять к гражданским правоотношениям Устав автомобильного транспорта РСФСР 1969 г. (поскольку он не противоречит правилам нового ГК РФ и лишь впредь до принятия соответствующего российского законодательного акта) (п. 8).

Статья 4

Комментарий к статье 4 1.

Часть 1 ст. 4 подтверждает закрепленный п. 2 ст. 3 ГК принцип верховенства Кодекса в системе российского гражданского законодательства. В соответствии с этой нормой как российские законы и подзаконные акты, так и временно сохраняющие действие на российской территории при соответствующих условиях законодательные акты бывшего Союза ССР могут применяться лишь в части, не противоречащей правилам третьей части Кодекса (до их приведения в соответствие с этими правилами). При наличии противоречий подлежат применению нормы ГК. Это касается любых отношений, урегулированных нормами третьей части Кодекса, в частности вопросов нотариального оформления действий, связанных с наследованием. 2.

Часть 2 ст. 4 решает вопрос о сохранении действия подзаконных актов как Российской Федерации и РСФСР, так и временно применяемых на российской территории аналогичных актов бывшего Союза ССР по вопросам, которые теперь, согласно части третьей Кодекса, должны регулироваться только федеральными законами, а не подзаконными актами. При этом речь идет о действующих подзаконных нормативных актах, принятых либо высшими законодательными органами государства (Верховным Советом РСФСР, РФ или СССР либо Президиумом Верховного Совета РСФСР или СССР), либо Президентом (РФ или СССР), либо Правительством (РФ или СССР), т.е. об актах, которые п. 6 ст. 3 ГК именует "иными правовыми актами", либо об актах равной им юридической силы. Ведомственные нормативные акты комментируемый Закон не упоминает с учетом того, что любая регламентация ими гражданских правоотношений должна основываться на прямых указаниях, содержащихся в нормативных актах более высокой юридической силы - в законах либо иных правовых актах (п. 7 ст. 3 ГК), и, следовательно, не может иметь самостоятельного значения, представляя собой лишь конкретизацию правил более высокого уровня.

Таким образом, рассматриваемый Закон временно сохраняет действие "иных правовых актов" (и актов равной им юридической силы) по вопросам, которые согласно части третьей Кодекса должны регулироваться исключительно федеральными законами, до момента введения последних в действие.

Часть 1 ст. 5 содержит традиционные для такой ситуации нормы, исключающие, по общему правилу, обратную силу принятого Закона. Согласно ч. 1 ст. 5 правила части третьей Кодекса применимы лишь к тем правоотношениям, которые возникли с 1 марта 2002 г. (например, к заключенным с этой даты и позднее внешнеэкономическим контрактам, составленным в это время завещаниям и открывшимся наследствам и т.п.). Соответствующие правоотношения, возникшие до 1 марта 2002 г., по общему правилу подлежат действию прежнего законодательства (в первую очередь - соответствующих разделов Основ 1991 г. и ГК 1964 г.), в соответствии с которым, в частности, следует рассматривать и возможные споры.

2. Часть 2 ст. 5 содержит изъятие из указанного ранее правила, но только в части наследственных правоотношений. Если наследственное правоотношение в целом возникло до 1 марта 2002 г. (например, до наступления этой даты открылось наследство), а отдельные права и обязанности, составляющие его содержание, возникли после этой даты (например, после 1 марта 2002 г. умер один из наследников, не успев принять свою часть наследства), то к ним будут применяться правила третьей части Кодекса (в приведенном примере - нормы ст. 1156 о наследственной трансмиссии), а не правила ГК 1964 г. (в приведенном примере - нормы ст. 548).

Следует подчеркнуть, что все содержащиеся в комментируемом Законе изъятия из принципа, установленного ч. 1 ст. 5 этого Закона, относятся к наследственному, а не к международному частному праву. Для сферы коллизионного (международного частного) права никаких исключений из него не предусмотрено. Следовательно, нормы раздела VII Основ 1991 г. (например, о применимом праве) будут применяться к внешнеторговому контракту, заключенному до 1 марта 2002 г., даже в том случае, если вытекающий из него конкретный спор (например, о просрочке исполнения) имеет основанием обстоятельство (например, соответствующее нарушение контракта), возникшее после этой даты.

Статья 6

Комментарий к статье 6

1. Правило ч. 1 ст. 6 защищает интересы тех лиц, которые стали наследниками по закону в соответствии с правилами части третьей Кодекса, не будучи таковыми по правилам ранее действовавшего наследственного права. Новый ГК значительно расширил круг наследников по закону и по праву представления (см. комментарии к ст. 1142 - 1148) даже в сравнении с измененной незадолго до принятия третьей части Кодекса ст. 532 ГК 1964 г.

Такие новые наследники могут принять наследство, открывшееся до 1 марта 2002 г., в порядке соответствующей очереди (ст. 1141), но при условии, что к этому времени не истек предусматривавшийся ч. 3 ст. 546 ГК 1964 г. шестимесячный срок для принятия наследства (т.е. наследство открылось после 1 сентября 2001 г.). Если же данный срок истек (т.е. наследство открылось до 1 сентября 2001 г.), они могут принять наследство в указанном порядке при условии, что на 1 марта 2002 г. наследство не было принято никем из наследников, признававшихся таковыми по ранее действовавшему ГК 1964 г. (которым, например, в соответствии с ч. 1 ст. 547 ГК 1964 г. судом был продлен срок принятия наследства), и не было выдано свидетельство о праве на наследство публично - правовым образованиям как наследникам выморочного имущества (либо наследство не перешло в их собственность по иным установленным законом основаниям - гл. 14 ГК).

При этом такие наследники вправе принять наследство также в течение шести месяцев, но не со дня открытия наследства, а с 1 марта 2002 г. - с момента введения в действие части третьей Кодекса, признавшей их наследниками по закону (т.е. до 1 сентября 2002 г.).

2. Если наследство открылось до 1 марта 2002 г. и установленный ранее действовавшим законодательством шестимесячный срок для его принятия к этому времени не истек, а наследники либо не имеют права наследовать или лишены наследства как недостойные, либо не приняли наследство или отказались от него (причем не в пользу других наследников), применяются правила о наследовании выморочного имущества, установленные частью третьей Кодекса (ст. 1151), а не ранее действовавшим законодательством (ст. 552 ГК 1964 г.), несмотря на то что наследственное правоотношение возникло в период действия ГК 1964 г.

Статья 7

Комментарий к статье 7

Поскольку завещание представляет собой одностороннюю сделку, оно может быть признано недействительным по общим основаниям недействительности сделок (ст. 168 - 179 ГК). Нормы Кодекса об основаниях и последствиях недействительности сделок имеют императивный характер и не могут быть изменены ни соглашением сторон, ни волей лица, совершившего одностороннюю сделку (в частности, завещателя). Поэтому с момента введения в действие этих норм первой части Кодекса именно они применяются к сделкам при рассмотрении судом требований о недействительности любой сделки, независимо от времени ее совершения (ст. 9 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Следуя данному принципу, комментируемый Закон должен был бы установить, что в случае спора о действительности завещания, совершенного до 1 марта 2002 г., суд тем не менее должен применять правила об основаниях недействительности завещаний, действующие на момент рассмотрения спора, т.е. в том числе предусмотренные третьей частью Кодекса (тем более что наследство по таким завещаниям во многих случаях может открыться и после 1 марта 2002 г. и тогда его правовой режим во всяком случае должен определяться по правилам третьей части Кодекса).

Однако в изъятие из этого ст. 7 закрепила иной подход - в рассматриваемой ситуации подлежат применению основания недействительности завещания, действовавшие на день его совершения завещателем (которое имело место до 1 марта 2002 г.), т.е. в том числе основания, предусмотренные разделом VII ГК 1964 г., а не третьей частью Кодекса. Не исключено поэтому даже применение к такому завещанию общих норм о недействительности сделок, предусмотренных ГК 1964 г., а не первой частью ГК - если завещание было совершено до 1 января 1995 г. (момента введения в действие первой части ГК) и затем с этого дня не изменялось наследодателем. Смысл указанного изъятия состоит в установлении дополнительной гарантии реализации воли наследодателя, выраженной в завещании (а тем самым - и в защите интересов указанных в нем наследников). Ведь при его составлении (совершении) ни завещатель, ни даже удостоверявший завещание нотариус не знали и не могли знать о том, что к моменту открытия наследства и исполнения завещания изменятся предусмотренные законом условия его действительности.

Таким образом, Закон, по сути, продлил действие некоторых норм старого наследственного права, но лишь в части оснований признания завещания недействительным. Это изъятие из общего правила о действии норм гражданского закона по указанным выше причинам имеет строго ограниченный характер и не распространяется на иные институты наследственного права, в том числе касающиеся содержания и оформления завещания. Пункт 1 ст. 1149 уменьшил размер обязательной доли, причитающейся при наследовании по завещанию так называемым необходимым наследникам (см. комментарий к ст. 1149). В отношении завещаний, составленных до 1 марта 2002 г., наследодатель (завещатель) должен был исходить из содержания действовавшего в то время правила о размере обязательной доли, установленного ст. 535 ГК 1964 г., о чем и обязан был предупредить его нотариус при удостоверении завещания. Именно это правило до 1 марта 2002 г. учитывалось и обязательными наследниками. В их интересах комментируемый Закон установил, что новые правила об обязательной доле относятся лишь к завещаниям, совершенным после 1 марта 2002 г., и в силу этого не могут применяться даже к тем составленным ранее завещаниям, наследство по которым открылось после 1 марта 2002 г.

По существу, таким образом, законодатель здесь следует общему принципу введения в действие части третьей Кодекса, закрепленному в ст. 5 комментируемого Закона (см. комментарий к ней).

Статья 9

Комментарий к статье 9 1.

Необходимость внесения изменений в ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" вызвана, во-первых, требованием единообразия изложения аналогичных по сути правил (ср. ч. 2 ст. 4 комментируемого Закона), во-вторых, необходимостью более полного перечисления видов подзаконных нормативных актов, которыми пока регулируется порядок решения ряда вопросов, подлежащих в соответствии с правилами нового ГК регламентации исключительно федеральными законами. Речь идет не только об "иных правовых актах" (в смысле п. 6 ст. 3 ГК), но и об актах равной с ними юридической силы, принятых как российскими органами власти, так и соответствующими органами власти бывшего Союза ССР, при определенных условиях сохраняющих действие на территорий РФ. Все они действуют временно - впредь до принятия предусмотренных нормами ГК федеральных законов по соответствующим вопросам. 2.

Изменение редакции ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. имеет своей целью устранение существовавших неясностей, создававших затруднения в практике применения соответствующих норм и вызвавших неоднозначные комментарии в юридической литературе. Им вносится уточнение в порядок применения исковой давности к требованиям, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли на дату введения в действие части первой ГК.

Прежняя редакция рассматриваемого правила не вносила достаточной ясности в отношении того, имел ли здесь в виду законодатель распространить на соответствующие требования не только продолжительность сроков исковой давности, предусмотренную частью первой нового ГК, но также и порядок и условия их применения (правила их исчисления). Между тем существенные различия между нормами нового ГК и ранее действовавшего законодательства (в частности, применительно к приостановлению, перерыву и восстановлению срока исковой давности) могли при том или ином подходе привести к диаметрально противоположным решениям. Например, в соответствии с новым законодательством (пп. 3 п. 1 ст. 202 ГК) мораторий, объявленный Правительством РФ, приостанавливает течение срока исковой давности лишь тогда, когда основанием для него послужил закон. Такого условия ранее действовавшим законодательством (ст. 85 ГК 1964 г.) не предусматривалось. Если ранее действовавшим законодательством (ч. 2 ст. 86 ГК 1964 г.) возможность перерыва срока давности путем признания долга допускалась только в отношениях, в которых одной или обеими сторонами являлись граждане, то новым законодательством (ст. 203 ГК) этому правилу придан общий характер: оно применимо ко всем гражданско - правовым отношениям, независимо от их субъектного состава. В отличие от ранее действовавшего законодательства (ч. 2 ст. 87 ГК 1964 г.), допускавшего восстановление срока исковой давности при признании уважительности причин его пропуска независимо от субъектного состава отношений, новое законодательство (ст. 205 ГК) исходит из возможности восстановления срока только в исключительных случаях лишь в отношении граждан при наличии обстоятельств, связанных с личностью истца. Необходимо отметить, что Постановлением Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <*> (абз. 2 п. 12) оговорена невозможность восстановления срока исковой давности по искам не только юридических лиц, но и граждан - предпринимателей по требованиям, связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

<*> Вестник ВАС РФ. 1995. N 5.

Из новой редакции ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. недвусмысленно следует, что коль скоро подлежат применению сроки исковой давности, установленные новым ГК, им же определяются и правила исчисления этих сроков.

3. В вышеназванный Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. первое официальное изменение было внесено 16 апреля 2001 г. <*>. В соответствии с ним была изменена редакция ст. 13 этого Закона (и отменена сноска к заголовку гл. 17 ГК "Право собственности и иные вещные права на землю"), первоначально "замораживавшая" действие гл. 17 ГК о вещных правах на землю указанием на введение ее в действие лишь с момента введения в действие нового Земельного кодекса. Согласно новой редакции ст. 13 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. нормы гл. 17 ГК ограничиваются в действии только в части, касающейся сделок с земельными участками сельскохозяйственных угодий (к которым они будут применяться со дня введения в действие Земельного кодекса и Федерального закона от 24 июля 2002 г. "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения"). В остальном они введены в действие с 28 апреля 2001 г. <**>.

<*> См.: Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. // СЗ РФ. 2001. N 17. Ст. 1644.

<**> То есть еще до введения в действие нового Земельного кодекса, который вступил в силу лишь 30 октября 2001 г. (см. Федеральный закон от 25 октября 2001 г. "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4148).

Кроме того, следует обратить внимание на фактическое изменение содержания некоторых правил Федерального закона от 30 ноября 1994 г. В статье 4 этого Закона утратило значение правило о применении на территории РФ Основ гражданского законодательства 1991 г. в связи с полной утратой юридической силы всеми нормами этого акта (см. выше, комментарий к ст. 3). Утратила силу ст. 8 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. в связи с принятием Федеральных законов от 21 июля 1997 г. "О государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ней" и от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц" <*>. В связи с принятием последнего Закона фактически утратило также силу содержащееся в ст. 2 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. указание на сохранение действия ст. 34 и 35 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской деятельности", регулировавших порядок государственной регистрации предприятий как юридических лиц. Названный Закон признан утратившим силу в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 21 марта 2002 г. "О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц" <**>.

<*> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594; 2001. N 33 (Часть 1). Ст. 3431.

<**> СЗ РФ. 2002. N 12. Ст. 1093.

Статья 10

Комментарий к статье 10 1.

Изменение ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 26 января 1996 г. "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" полностью аналогично изменениям, внесенным в ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (см. п. 1 комментария к ст. 9 комментируемого Закона), и также преследует цель единообразного изложения аналогичных правил. 2.

Дополнение ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 г. касается исковой давности по требованиям, вытекающим из правил части второй ГК. Оно вызвано тем, что с введением в действие части второй ГК произошли новые изменения ранее действовавшего законодательства об исковой давности, а указанный Федеральный закон от 26 января 1996 г. не содержал никаких указаний по этому поводу.

Например, ст. 249 ГК 1964 г. устанавливала шестимесячный (сокращенный) срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора купли - продажи по поводу недостатков проданной вещи, а ст. 262 ГК 1964 г. - такой же срок исковой давности по искам о недостатках поставленной продукции по договору поставки. Соответствующие нормы части второй ГК не предусматривают по таким требованиям специальных сроков исковой давности. Между тем ст. 2 Федерального закона от 26 января 1996 г. признан утратившим силу раздел III "Обязательственное право" ГК 1964 г., в который входили указанные статьи. Таким образом, в отношении этого рода требований, когда к ним применимы нормы части второй ГК, действует общий (трехлетний) срок исковой давности, установленный ст. 196 ГК.

В отличие от правила ст. 94 Основ 1991 г. ст. 725 ГК РФ предусматривает более продолжительные сроки исковой давности по требованиям заказчика к подрядчику в связи с ненадлежащим качеством работ, выполненных по договору подряда. Известные отличия имеются между предписаниями Основ 1991 г. и ГК также в отношении порядка исчисления этих сроков исковой давности.

Частью второй ГК установлены сроки исковой давности также по требованиям, вытекающим из договора перевозки груза (п. 3 ст. 797), связанным с неоплатой чека (п. 3 ст. 885), из договора имущественного страхования (ст. 966). При этом порядок их исчисления особо оговорен в отношении требований, связанных с неоплатой чека, а также в отношении требований, связанных с перевозкой груза, причем в последнем случае по- иному (п. 3 ст. 797), чем в ГК 1964 г. (ст. 384).

В практике и юридической литературе эти вопросы решались, исходя из того, что применительно к правилам части второй ГК в силу аналогии закона следует использовать предписания об исковой давности, содержащиеся в Федеральном законе от 30 ноября 1994 г., касающиеся части первой ГК. Такой подход представлялся обоснованным. Однако с учетом императивного характера положений ГК, регулирующих сроки исковой давности и порядок их исчисления, эти вопросы, на наш взгляд, должны однозначно решаться самим законом, что и достигнуто в результате включения рассматриваемого дополнения в Федеральный закон от 26 января 1996 г.

<< |
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002

Еще по теме РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

  1. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ., 2002
  3. Глава II. ПОЛНОМОЧИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ТУБЕРКУЛЕЗА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ)
  4. О.Н.Садиков. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. Постатейный. 3-е издание, исправленное, переработанное и дополненное. КОНТРАКТ, ИНФРА-М., 2005
  5. А.Л. Маковский. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Поглавный. Под ред. А.Л. Маковского. Статут, 2008
  6. Глава 5. УЧАСТИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ В ОТНОШЕНИЯХ, РЕГУЛИРУЕМЫХ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ
  7. Статья 125. Порядок участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
  8. СПИСОК НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХВЕЩЕСТВ, ОБОРОТ КОТОРЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗАПРЕЩЕНВ СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИИ МЕЖДУНАРОДНЫМИ ДОГОВОРАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ(СПИСОК I)
  9. 6.2. Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 г.
  10. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  11. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ