<<
>>

§ 10. «Старые» обязательства и «новая» денежная единица

От случаев изменений в данной денежной единице следует отличать случаи замены одной денежной единицы другой. Если в период времени между возникновением данного обязательства, выраженного в иностранной валюте, и его исполнением, государство, к которому относится данная валюта, введет у себя новую денежную единицу и установит между этими двумя единицами «обратную связь», то имеет ли такое отношение экстерриториальное действие? На этот вопрос практика отвечает утвердительно.
В настоящее время вопрос об экстерриториальном эффекте «обратной связи» не вызывает сомнений в практике. Однако вопрос этот еще в последней четверти XIX в. считался в литературе спорным и вызвал большие разногласия в связи с рядом решений Reichsoberhandelsgericht’a и Reichsgericht’a в период 1878 - 1887 гг. по делам об оплате облигаций австрийских железнодорожных обществ258. До германской денежной реформы 1871 - 1873 гг. ряд австрийских железнодорожных обществ выпустил на германском фондовом рынке облигации, на которых значилось «200 гульденов австрийской серебряной валюты равных 1331/2 талерам талеровой валюты» (талеры были серебряными монетами, имевшими тогда хождение в Германии). Облигации были подчинены австрийскому праву. После перехода Германии к золотому обращению и демонетизации там серебра цена на серебро повсеместно упала, что вызвало также снижение курса австрийской серебряной валюты. Австрийские железнодорожные общества отказались платить германским держателям в новой германской валюте - в марках - по установленному в германском законе отношению 1 талер = 3 маркам, ссылаясь: 1) на то, что облигации выражены в австрийской валюте, указание же в них паритета на германскую валюту имеет значение лишь «справки» (включено informationis causa), но не обязательства платить определенную сумму германской валюты; 2) на то, что для австрийских железнодорожных обществ во всяком случае необязательно то счетное отношение старых серебряных талеров и новых золотых марок (3 марки = 1 талеру), которое было установлено по германскому закону 1873 г.
при переходе Германии от серебряного обращения к золотому. Суды признали, что облигации предоставляют держателю право выбора (опцион) между определенной суммой гульденов и определенной суммой талеров и что, следовательно, германские держатели имеют право требовать платежа из расчета той суммы талеров, которая обозначена в облигации. Далее суды признали, что хотя облигации подчинены австрийскому праву, но при перечислении талеров на марки соотношение 3 талера = 1 марке, установленное по германскому закону, является обязательным для должников. Из британских решений можно привести дело Franklin v. Westminster Bank, 1931 г.259, где обсуждался вопрос о чеке, выданном в Германии в период инфляции в сумме 9 миллионов марок. Суд признал, что в 1926 г. сумма чека выразилась в 9/J000 рейхсмарки, и сослался на «обратную связь» марки и рейхсмарки, установленную германским законом 1924 г. В подобных случаях также нельзя видеть применения валютной привязки, как это хочет доказать Nussbaum (ibid.); здесь нет вообще коллизии законов и коллизионной проблемы: указания на соотношение между талером и маркой, маркой и рейхсмаркой можно было искать лишь в германском законе, так же как только в этом законе можно было бы искать официального указания на соотношение старых германских мер веса и длины и новых мер метрической системы. Nussbaum сам указывает на то, что при отсутствии официально установленной обратной связи применяется перечисление по фактическому курсу денег, выраженных в старой и новой денежных единицах на момент введения новой единицы260. Отсюда ясно, что вопрос о применении обратной связи, закрепленной в иностранном законе, не есть коллизионная проблема. Возражения австрийских железных дорог по искам облигационеров и доводы истца в деле Franklin v. Westminster Bank вовсе не заключались в противопоставлении германскому закону об «обратной связи» каких- либо иных законов, в которых бы на других основаниях была установлена такая обратная связь. Такого противопоставления не могло быть.
Возражения эти по существу сводились не к оспариванию применения обратной связи, а к оспариванию применения номиналистического принципа. Австрийские железные дороги пытались извлечь для себя выгоду из обесценения серебра после германской денежной реформы 1871 - 1873 гг. и в этих целях выдвинули теорию, согласно которой содержанием обязательства уплатить определенную сумму талеров является определенное количество серебра в виде монет. Bekker в названной своей брошюре развил из этого свою общую теорию о содержании денежного обязательства в духе учений «металлистов». Он утверждал, что если сделка была заключена в то время, когда денежная система была основана на серебре, то после перехода к золотому обращению (ввиду исчезновения серебряных монет), строго говоря, наступает невозможность исполнения. Однако Bekker признал здесь своеобразную конверсию: предметом долга взамен серебряных монет становится ценность этих монет, выраженная в золоте. Но теория Bekker’a ввиду полного ее несоответствия современным концепциям о денежном обязательстве имела лишь переходящий интерес и не оказала какого-либо влияния на практику.
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004

Еще по теме § 10. «Старые» обязательства и «новая» денежная единица:

  1. ПРИМЕЧАНИЯ (к книге С.Максуди «Тюркская история и право») 1.
  2. Глава 21 Свобода в сложном обществе
  3. СПЕЦБАНК - ДОРОГА К РЫНКУ
  4. ПЕРЕХОДНОЕ ОБЩЕСТВО В КИТАЕ
  5. СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ
  6. Словарь терминов
  7. Флорентийская уния
  8. Принятие решений
  9. ОСНОВНЫЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В ОБЛАСТИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ
  10. ДОВОЕННАЯ ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА РОССИИ И ЕЕ РАСПАДЕНИЕ В ПЕРИОД 1914 - 1921 гг.
  11. V. ЗАКОНЫ О ДЕНЬГАХ В ПЕРИОД 1921 - 1924 гг. И ДЕЙСТВУЮЩАЯ ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА
  12. ДЕНЕЖНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  13. § 6. Учения Кнаппа и Нусбаума. Критика этих доктрин
  14. § 10. «Старые» обязательства и «новая» денежная единица