<<
>>

Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем

Комментарий к статье 1188

1. К числу прочно утвердившихся в отечественной доктрине принадлежит положение о том, что коллизионное правило, определяя применимое право, отсылает не к отдельной, изолированной правовой норме и даже не к системе правовых норм, а к правовой системе соответствующей страны.

В отличие от квалификации юридических понятий, осуществляемой на начальной стадии преодоления коллизии законов, установление подлежащей применению правовой системы происходит на последующем этапе урегулирования коллизионной проблемы. Понятие "правовая система" известно и за рамками международного частного права.

Так, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются "составной частью ее правовой системы". Это правило воспроизведено в ряде других федеральных законов, включая ГК (ст. 7) и Закон о международных договорах <*>.

<*> В работах отечественных авторов отмечалось, что правовая система - "весьма сложное собирательное, многоплановое явление, не совпадающее ни с системой права, ни с системой законодательства, а объединяющее и эти, и другие понятия" (Теория права и государства: Учебник для вузов / Под ред. Г.Н. Манова. М., 1996. С. 180). С.С. Алексеев включил в правовую систему "взаимодействующие основные элементы, имеющие конститутивное значение", - собственно право, правовую идеологию и юридическую практику, состоящую из правоприменительной и правотворческой деятельности, а в качестве результата последней и систему нормативных актов (см.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 86 - 91).

Преодоление коллизии законов нередко осложняется функционированием в некоторых странах, и прежде всего в странах с федеративным устройством, более чем одной правовой системы, каждая из которых имеет свои нормы частного права.

Первоосновой феномена являются, как это имеет место в странах англо - американской "правовой семьи", отсутствие в государстве единой официальной кодификации частного права (или ограничение ее рамками отдельных институтов и территорий), сосуществование в государстве двух или более систем частного права, включающих иногда законодательные акты о международном частном праве (в США закон штата Луизиана о коллизиях законов, в Канаде - книга десятая ГК провинции Квебек 1991 г.). В результате возникают "межобластные" ("межштатные", "интерлокальные") правовые коллизии.

Законодательство ряда стран, имея в виду подобные ситуации, понятию "правовые системы" предпочитает понятия "законодательные системы" (ГК Испании 1889 г., Закон Румынии 1992 г. применительно к регулированию отношений международного частного права), "правопорядки с несколькими законодательствами" (ГК Португалии 1966 г.), "правовые порядки" (Кодекс Буркина - Фасо 1989 г.).

Статья 1188, используя общее понятие "правовые системы", охватывает, очевидно, их основные разновидности - как территориальные, так и иные ("персональные") правовые системы. Сосуществование в одном государстве первых влечет пространственные (межтерриториальные), а вторых - "интерперсональные" правовые коллизии.

"Персональные" правовые системы (и соответственно "интерперсональные" коллизии) сохраняют значение в ряде стран Азии и Африки на основе действующего в этих странах обычного племенного или религиозного права (преимущественно в сфере брачно - семейных и наследственных отношений). О персональных правовых системах прямо говорится в ст. 18 Закона Италии 1995 г., отсылающей к праву страны, в которой действуют несколько правовых систем, "территориальных или персональных".

В более общей форме о разновидностях правовых систем сказано в Модели ГК для стран СНГ, Гражданских кодексах Казахстана 1999 г., Киргизии 1998 г., Узбекистана 1996 г. ("несколько территориальных или иных правовых систем"), Законе Грузии 1998 г.

("несколько территориальных или отличающихся правовых систем"), ГК канадской провинции Квебек 1991 г. ("несколько правовых систем, подлежащих применению к различным категориям лиц").

Редакция ст. 1188, ее основные "конструкции" ("страна с множественностью правовых систем", "страна, в которой действуют несколько правовых систем", "правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано") не рассчитаны, как представляется, на применение правил этой статьи для решения интертемпоральных коллизий, возникающих в ситуациях, когда на одной и той же территории в силу разных причин и разным образом одна правовая система заменяет другую. Не вдаваясь в исследование этой сложной многоплановой темы, заметим, что правовая система, прекратившая функционировать, " ушедшая в прошлое", лишь с определенной условностью может в последующем именоваться правовой; ее узаконение, допускаемое к применению в пределах и на условиях, определяемых новой системой, становится скорее частью этой системы, инкорпорированной в нее обособленной структурой.

2. Согласно ст. 1188 в случае, когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Сходные привязки предусматриваются в Модели ГК для стран СНГ, Гражданских кодексах Белоруссии 1998 г., Казахстана 1999 г., Киргизии 1998 г., Узбекистана 1996 г., Законе Грузии 1998 г. <*>.

<*> Кодекс Буркина - Фасо 1989 г. предписывает применять в таких ситуациях нормы, регулирующие внутренние коллизии (законов) в системе данной страны, Закон Венесуэлы 1998 г. - принципы, действующие в соответствующей стране, ГК Испании 1889 г. - законодательство страны, в которой сосуществуют различные законодательные системы, Закон Италии 1995 г. - критерии, установленные правом страны, к которому отсылают положения этого Закона.

Предусмотренная в ст. 1188 привязка к праву страны с множественностью правовых систем для определения подлежащей применению одной из этих систем является основной.

В качестве субсидиарной - если невозможно определить в соответствии с этим правом, какая из правовых систем должна быть применена, ст. 1188 использует привязку к правовой системе, с которой отношение наиболее тесно связано. О критериях, позволяющих определять наиболее тесную связь гражданско - правового отношения, осложненного иностранным элементом, и применимого права, см. п. 9 комментария к ст. 1186.

Использование в ст. 1188 для установления применимой правовой системы (в странах с множественностью правовых систем) сочетания основной и субсидиарной коллизионных привязок учитывает опыт соответствующего регулирования в Австрии и Германии. Закон Австрии 1978 г. обязывает применять в случаях, когда иностранный правопорядок состоит из нескольких отдельных правопорядков, такой отдельный правопорядок, к которому отсылают имеющиеся в иностранном правопорядке правила. В отсутствие этих правил определяющим является такой отдельный правопорядок, с которым имеется наиболее прочная связь. В соответствии с Вводным законом 1896/1986 гг. к ГГУ, " если имеет место отсылка к праву какого-либо государства с несколькими отдельными правопорядками без указания на определяющий, то право этого государства устанавливает, какой отдельный правопорядок применяется. В отсутствие такого регулирования применяется тот отдельный правопорядок, с которым обстоятельства дела наиболее тесно связаны".

Коллизионные нормы ряда стран СНГ не проводят деления привязок, призванных определять в подобных ситуациях применимую правовую систему, на основную и вспомогательную, ограничиваясь общей отсылкой к праву страны с множественностью правовых систем. Так решен этот вопрос в Модели ГК для стран СНГ, в Гражданских кодексах Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана.

Но ГК Армении отсылает при невозможности определить, какая из правовых систем подлежит применению, к правовой системе, с которой отношение наиболее тесно связано. Закон Грузии 1998 г. исходит из субсидиарного применения права территории, с которой отношения связаны наиболее тесным образом.

3.

В случаях, когда применимая коллизионная норма отсылает к российскому праву, разрешаемая в ст. 1188 проблема выбора надлежащей правовой системы из нескольких правовых систем, действующих в государстве, не имеет существенного практического значения.

В СССР различение "международных" и "интерлокальных" коллизий гражданских законов было традиционным. Разрешавшие эти коллизии нормы принадлежали к разным сферам права и рассматривались в разных областях правоведения. Существенными были и расхождения в составе и содержании тех и других коллизионных правил (например, правил ст. 18 Основ 1961 г. о применении гражданского законодательства одной союзной республики в другой союзной республике и раздела VIII этих же Основ о правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства, применении гражданских законов иностранных государств и международных договоров). Но в Основах 1991 г. содержание "внутренних" и "международных" коллизионных норм (норм ст. 8 и раздела VII) было сближено.

С прекращением существования СССР коллизии законов бывших союзных республик, ставших независимыми государствами, приобрели "международный" характер и составили область международного частного права.

Конституцией РФ гражданское законодательство отнесено к ведению Российской Федерации, в ее ведении находится и федеральное коллизионное право (п. "о" и "п" ст. 71)

. Поэтому, когда в ст. 1186 ГК говорится, что право, подлежащее применению к гражданско - правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, определяется на основании международных договоров РФ, Гражданского кодекса, других законов и обычаев, признаваемых в Российской Федерации, то речь идет о федеральных законах, как они определены в п. 2 ст. 3 Кодекса, а не о законах субъектов Федерации.

Трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах и об охране окружающей среды Конституция РФ (п. "к" ч. 1 ст. 72)

относит к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

По предметам совместного ведения издаются федеральные законы, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. При этом законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации принимаются в соответствии с федеральными законами.

В результате российское материальное и коллизионное право, применяемое к отношениям с иностранным элементом, формируется на федеральном уровне и является единым для страны, общим для субъектов РФ. Тем самым создаются важные предпосылки для обеспечения единообразных условий функционирования гражданского оборота и участия в нем иностранных граждан и иностранных юридических лиц на всей территории России.

Некоторые федеральные законы - о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, об иностранных инвестициях 1999 г., - применяемые к отношениям с участием иностранных лиц, содержат положения, раскрывающие на основе конституционных норм полномочия субъектов РФ по соответствующим вопросам, относящимся к их ведению, а также к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

<< | >>
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002

Еще по теме Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем:

  1. Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем
  2. Статья 1210. Выбор права сторонами договора