<<
>>

Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права

Комментарий к статье 1191

1. Норма о порядке установления содержания иностранного права не является новеллой в отечественном законодательстве. В Основы 1991 г. (ст. 157) были включены положения, которые полностью воспроизведены в новом законе.

Вместе с тем новый ГК внес в эти положения существенные дополнения, о которых речь пойдет ниже. Следует также заметить, что в прошлом рассматриваемый вопрос имел больше теоретическое, чем практическое значение в силу отсутствия в стране существенной судебной практики применения иностранного права. В основном проблемы его применения возникали в процессе разрешения внешнеторговых споров в рамках международного коммерческого арбитража, что имеет, однако, определенную специфику, связанную со значительной автономностью третейского суда в решении вопроса о применимом праве <*>.

<*> См., в частности: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000.

Потребность в ясном и четком нормативном урегулировании проблемы установления содержания иностранного права значительно возрастает в настоящее время в связи с довольно заметным расширением объема и интенсивности международного обмена, в котором участвуют как отдельные граждане, так и юридические лица из России. 2.

В случае, когда суд сталкивается с необходимостью применения иностранного права либо в силу выбора его сторонами, либо в силу коллизионной нормы, на нем лежит обязанность принять все необходимые меры к тому, чтобы самостоятельно установить содержание иностранных правовых норм, основываясь на которых он должен принять решение. Данная норма, закрепленная в п. 1 ст. 1191, означает, что российское международное частное право относится к числу правовых систем, где применение иностранного права, в принципе, осуществляется судом во исполнение своих правоприменительных функций (ex officio).

Такой подход отличается от ситуации, имеющей место в некоторых странах (относящихся в основном к системе англо - американского "общего" права), где применение судом иностранного права не рассматривается как обязанность суда.

Содержание иностранного права считается фактическим обстоятельством, что влечет за собой возложение бремени доказывания этого "факта" исключительно на стороны, ссылающиеся на необходимость применения иностранного права.

Порядок применения иностранного права, отраженный в новом ГК, характерен для стран, принадлежащих к континентальной правовой системе. Данный подход означает, что суд, который стоит перед проблемой применения иностранного права, содержание которого ему, как правило, неизвестно, тем не менее должен применять эти нормы, как если бы эту проблему решал суд государства, где действует это право.

В таком случае при установлении содержания иностранного права суд должен обращаться не только к тексту конкретных правовых норм, но и к их официальному толкованию, а также к имеющейся в данном государстве судебной практике. В случаях, когда указанные источники недостаточны для установления содержания подлежащего применению права, суд должен обращаться к опубликованным материалам, содержащим научный анализ соответствующих правовых норм (доктрине). Приоритетность и значение указанных источников установления содержания права должны определяться так же, как это имеет место в государстве, право которого подлежит применению. 3.

Для того чтобы облегчить суду задачу выполнения возложенной на него обязанности по установлению содержания иностранного права, закон предоставляет суду довольно широкие права, обеспечивающие возможность реализации его правоприменительной функции в необходимых ситуациях. Прежде всего российский суд может прибегнуть к помощи Министерства юстиции РФ (п. 2 ст. 1191), которое обязано в таком случае оказать содействие в получении соответствующей информации по иностранному праву или дать необходимое разъяснение.

В соответствии с Положением о Министерстве юстиции России, утвержденным Указом Президента РФ от 2 августа 1999 г. <*>, на Министерство возложена задача обмена правовой информацией с иностранными государствами. В настоящее время имеется немало договоров, как двусторонних, так и многосторонних, заключенных Российской Федерацией, которые предусматривают обмен правовой информацией между их участниками <**>.

В соответствии с этими договорами Министерство юстиции России вправе обращаться с запросами к соответствующим органам договаривающихся государств о предоставлении сведений о действующем или действовавшем на их территории законодательстве и практике его применения органами юстиции таких государств.

<*> СЗ РФ. 1999. N 32. Ст. 4043.

<**> См.: Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996. 4.

Помимо Министерства юстиции России суд имеет право обратиться за содействием и разъяснением содержания норм иностранного права и к другим компетентным органам и организациям, находящимся как в России, так и за границей (п. 2 ст. 1191). Компетентными в данном случае могут считаться те органы и организации, которые в силу своего юридического статуса или характера своей основной деятельности связаны со сбором и анализом информации об иностранном праве. В частности, к их числу можно отнести научно - исследовательские учреждения, высшие учебные заведения. Условия и порядок предоставления судам соответствующей правовой информации такими органами и организациями регулируются нормативными актами или иными документами, определяющими их статус.

Следует подчеркнуть, что в тех случаях, когда между Российской Федерацией и соответствующим государством имеется международный договор, предусматривающий возможность получения правовой информации из этого государства, суд может обращаться к органам данного иностранного государства только в соответствии с порядком, установленным в этом международном договоре. 5.

Как свидетельствует мировая практика, для установления содержания иностранного права достаточно часто суд по собственной инициативе прибегает к помощи экспертов, являющихся специалистами в определенной области иностранного права, которое надлежит применить суду.

В соответствии со сложившейся практикой считается, что российский закон не предусматривает возможности для суда назначить экспертизу по правовым вопросам, когда российский суд применяет собственное право.

Вместе с тем п. 2 ст. 1191 прямо устанавливает право суда назначить эксперта, который может представить суду необходимую информацию о подлежащем применению иностранном праве. В этом случае правовое положение эксперта, представляющего суду заключение по вопросам иностранного права, а также порядок оценки судом заключения эксперта определяется нормами российского процессуального права. 6.

Участники судебного процесса могут как по просьбе суда, так и по собственной инициативе представлять суду документы, подтверждающие содержание тех норм иностранного права, на которые они опираются, защищая свои позиции. Во всех случаях такие документы должны представляться на русском языке. Представляемые суду переводы оригиналов документов на русский язык должны быть надлежащим образом заверены.

Закон предоставляет лицам, участвующим в деле, оказывать содействие суду в установлении содержания иностранного права "и иным образом". Это положение является новеллой по сравнению с предыдущим регулированием, и оно означает расширение прав участников процесса и подчеркивает его состязательность. В качестве примера иных способов, которыми могут воспользоваться стороны для оказания содействия суду в установлении содержания иностранного права, в первую очередь следует назвать возможность приглашения сторонами экспертов, которые могут свидетельствовать о содержании норм иностранного права, подлежащих применению в данном деле. Оценка представленных стороной таким способом доказательств в отношении содержания норм иностранного права осуществляется судом в соответствии с общими правилами оценки доказательств. 7.

Существенная новелла в правилах установления судом содержания иностранного права, одной из важнейших целей которой является повышение уровня состязательности в процессе рассмотрения спора, состоит в том, что суд может возложить бремя доказывания содержания норм иностранного права на стороны. Иными словами, если сторона обосновывает свое требование применением иностранного права, то суд вправе обязать ее самостоятельно представить доказательства, необходимые для подтверждения своей позиции.

И таким образом на нее будут возложены неблагоприятные последствия, которые могут стать результатом выводов суда, основанных на непредставлении или недостаточности доказательств.

Учитывая, что такой подход ставит осуществление правосудия в серьезную зависимость от финансового положения участников спора, поскольку представление соответствующих доказательств (например, получение заключений по иностранному праву, представление экспертов - свидетелей), как правило, связано с существенными материальными затратами, закон ограничивает действие этого правила рассмотрением только требований, связанных с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.

Вопрос о том, относится ли рассматриваемое требование к предпринимательской деятельности стороны, очевидно, должен решаться на основании закона государства, являющегося личным законом стороны, обосновывающей свое требование ссылкой на нормы иностранного права (см. ст. 1201, 1202). 8.

Иногда установление содержания подлежащего применению судом иностранного права, несмотря на использование всех предусмотренных законом способов и методов, оказывается невозможным или этот процесс сопряжен с неоправданно длительными сроками. Тем не менее суд в этой ситуации не может отказаться разрешать спор, хотя важные правовые предпосылки для его решения отсутствуют.

В таких случаях закон дает право российскому суду применить при разрешении спора соответствующие нормы российского права (п. 3 ст. 1191). Данный подход к решению возникшей в связи с установлением содержания иностранного права проблемы характерен для современной мировой практики, и соответствующие нормы предусмотрены в законодательстве по международному частному праву многих стран.

Представляется, что в случаях, когда суд не может установить соответствующую норму конкретного иностранного права, он мог бы попытаться обратиться к родственной правовой системе (например, в случае, когда обе системы иностранного права принадлежат к правовой "семье" англо - американского "общего права"). Вместе с тем если российское право не содержит правового института, который российский суд должен был бы применить как иностранное право, суд должен найти наиболее близкую подлежащему применению институту иностранного права аналогию в российском праве.

<< | >>
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002

Еще по теме Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права:

  1. Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско - правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско - правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом
  2. Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению
  3. Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права