<<
>>

Статья 1198. Право, подлежащее применению при определении прав физического лица на имя

Комментарий к статье 1198

В действовавшем ранее российском законодательстве, в том числе в Основах 1991 г., коллизионные вопросы, касающиеся права лица на имя, не были урегулированы. В Семейном кодексе 1995 г.

вопросы выбора супругами фамилии при заключении брака, при определении имени и фамилии ребенка и определении фамилии в других случаях решаются в рамках регулирования семейных отношений, т. е. на основании применения закона, которому коллизионные нормы этого Кодекса подчиняют соответствующие семейные отношения - личные права супругов (ст. 161), отношения родителей и детей (ст. 163)и др.

Включение в ГК развернутой системы гражданско - правовых норм о праве гражданина на имя и его защите (см. ст. 19 ГК), которые могут отличаться от соответствующих норм других государств, вызвало необходимость формулирования в ГК посвященной этому вопросу особой коллизионной нормы. Модель ГК для стран СНГ такую норму содержит в ст. 1207. Она есть и в законодательстве стран СНГ и ряда других иностранных государств: Германии (ст. 10 Вводного закона 1896/1986 гг. к ГГУ), Швейцарии (ст. 37 - 40 Закона 1987 г.), Австрии - (§ 13 Закона 1978 г.), Румынии - (ст. 14 Закона 1992 г.) и т.д.

Правило ст. 1198 распространяется на: 1) право лица на имя (в России - включая фамилию и собственное имя, а также отчество, если иное не вытекает из законодательства или национального обычая); под своим именем лицо приобретает и осуществляет права и обязанности; 2) право на перемену имени; имя, полученное при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации (см. Закон об актах гражданского состояния); 3) право использования имени; 4) право на защиту имени (например, при искажении имени либо использовании имени способами и в форме, затрагивающими честь, достоинство или деловую репутацию его носителя).

Основная содержащаяся в ст. 1198 коллизионная привязка - личный закон (см. ст. 1195). Она отражает устойчивую связь данного присущего каждому человеку личного права с его государством. Например, германский гражданин, желающий переменить свое имя, в отношении условий такой перемены будет подчиняться законам Германии. В законодательстве иностранных государств (Австрии, Германии, Румынии, Туниса и др.) право на имя тоже, как правило, определяется личным законом.

Следует обратить внимание на то, что коллизионная норма ст. 1198 подчиняет личному закону весь указанный выше круг отношений: право лица на имя, его использование и защиту. Так же решен вопрос в ст. 1207 Модели ГК для стран СНГ. В законах некоторых иностранных государств эти вопросы регулируются разными коллизионными нормами. Например, в Австрии защита имени определяется не по личному закону, а согласно праву того государства, в котором осуществляется нарушающее право на имя действие (п. 2 § 13 Закона 1978 г.). Таким же образом решается этот вопрос, в частности, в Лихтенштейне (ст. 14 Закона 1996 г.), Румынии (ст. 14 Закона 1992 г.).

Статья 1198 допускает возможность иного решения коллизионных вопросов в отношении права на имя, если это предусмотрено ГК или другими законами. Например, к возмещению вреда, причиненного неправомерным использованием имени лица, может быть применена коллизионная норма ГК об обязательствах вследствие причинения вреда (ст. 1220). Что касается указания в ст. 1198 на "другие законы", то с учетом ст. 2 ГК надо признать, что "иное", чем в рассматриваемой статье, регулирование должно содержаться в федеральном законе.

Применительно к определению фамилии супругов и детей действуют указанные выше нормы Семейного кодекса.

В международных договорах России коллизионные вопросы права на имя не получили специального разрешения.

Статья 1199. Право, подлежащее применению к опеке и попечительству

Комментарий к статье 1199

1. Статья 1199 является для российского гражданского законодательства новой. Ранее коллизионные, как и другие, вопросы опеки и попечительства относились законодателем к сфере семейного права и решались в ст. 166 Кодекса о браке и семье 1969 г. С принятием части первой нового ГК отношения, связанные с опекой и попечительством, по существу выходящие за рамки семейных отношений, стали регулироваться в основном гражданским законодательством (ст. 31 - 41 ГК). Соответственно в Семейный кодекс 1995 г. нормы, относящиеся к опеке и попечительству, в том числе коллизионные, уже не были включены. В связи с этим на некоторое время образовался пробел в законодательстве - коллизионные вопросы опеки и попечительства не решались ни в Семейном, ни в Гражданском кодексе. Статья 1199 восполняет этот пробел.

В этом отношении закон следует Модели ГК для стран СНГ, где опеке и попечительству посвящена коллизионная норма в ст. 1210. Так же решен вопрос и в гражданских кодексах стран СНГ, воспринявших позицию этой Модели ГК (Белоруссия, Киргизия, Узбекистан). Для законодательства других иностранных государств вопрос о месте коллизионной нормы относительно опеки и попечительства не является актуальным, так как семейное право в подавляющем большинстве государств не рассматривается в качестве самостоятельной отрасли права и законодательства (см., например, ст. 24 ГК Греции 1940 г., ст. 30 ГК Португалии 1966 г.). Кроме того, во многих странах (Швейцарии, Венгрии, Италии, Чехии, Турции, Румынии и др.) действуют отдельные законы о международном частном праве, охватывающие и коллизионные нормы, которые относятся к семейным отношениям.

В многосторонних конвенциях, посвященных опеке, в частности в Гаагских конвенциях 1961 и 1996 гг., Россия не участвует. Однако коллизионные нормы об опеке и попечительстве есть в Минской конвенции 1993 г. (ст. 33) и во многих двусторонних договорах РФ о правовой помощи.

Целью опеки и попечительства является правовая защита полностью или не полностью дееспособных лиц. Статья 1199 охватывает как опеку (она устанавливается над малолетними, а также над полностью недееспособными лицами), так и попечительство (над несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет и над ограниченно дееспособными лицами). 2.

Норма, содержащаяся в п. 1 ст. 1199, исходит из применения к установлению и отмене опеки и попечительства личного закона лица, в отношении которого назначается или отменяется опека или попечительство (см. ст. 1195). Эта коллизионная привязка отличается от той, которая ранее содержалась в Кодексе о браке и семье 1969 г., и от той, которая предусмотрена в Модели ГК для стран СНГ (п. 1 ст. 1210), где предписано применение права страны суда. Отказ от применения российского права и переход к личному закону лежат в русле современных требований учитывать право, отражающее наиболее тесную связь личности с правом его государства (см. ст. 1186). В данном случае закон опирается на многолетнюю практику применения двусторонних договоров РФ о правовой помощи, где этот коллизионный вопрос решен исходя из гражданства лица, над которым устанавливается опека (во всех договорах, где есть норма об опеке), на положение Минской конвенции 1993 г. (ст. 33). К личному закону отсылают, как общее правило, и коллизионные нормы иностранного законодательства, в том числе новейшего (например, § 27 Закона Австрии 1978 г., ст. 24 Вводного закона 1896/1986 гг. к ГГУ, законы Венгрии, Венесуэлы, Италии, канадской провинции Квебек, Перу, Румынии, Таиланда, Туниса, Турции, Чехии и др.).

Таким образом, при установлении опеки над несовершеннолетним иностранным гражданином органы местного самоуправления РФ должны применять, как правило, законы страны гражданства ребенка. Однако при проживании такого ребенка в России будет в силу п. 3 ст. 1195 применяться российское право.

Следует иметь в виду, что, поскольку заключенные Россией международные договоры - Минская конвенция 1993 г. и двусторонние договоры о правовой помощи - содержат отсылки не к личному закону, а к закону страны гражданства лица, над которым устанавливается опека или попечительство (п. 1 ст. 33 Минской конвенции, договоры с Польшей, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Чехией и Словакией, Латвией, Литвой, Эстонией, Молдавией и др.), предусмотренная в п. 3 ст. 1195 отсылка к российскому праву (как личному закону иностранца, имеющего место жительства в России) в силу ст. 7 ГК не должна применяться в отношениях со странами - участницами Минской конвенции 1993 г. и с партнерами России по двусторонним договорам о правовой помощи.

Кроме того, надо иметь в виду, что Минская конвенция 1993 г. и договоры о правовой помощи содержат правила о возможности передачи опеки или попечительства учреждением страны гражданства подопечного учреждению страны, на территории которой это лицо имеет место жительства. Принявшее опеку или попечительство учреждение осуществляет их в соответствии с законодательством своего государства (ст. 36 Минской конвенции, ст. 29 Договора с Болгарией и т.д.).

В Минской конвенции (п. 4 ст. 33), в договорах о правовой помощи с Венгрией (п. 5 ст. 33), Вьетнамом (п. 5 ст. 29), Кубой (п. 5 ст. 27), Польшей (п. 4 ст. 31), Чехией и Словакией (п. 4 ст. 31), Болгарией (п. 5 ст. 27) предусмотрена возможность назначения опекуном или попечителем лица, являющегося гражданином другого государства, лишь при условии, что он проживает на территории, где будет осуществляться опека или попечительство. Статья 1199 такого ограничения не содержит - место проживания будущего опекуна (попечителя) - иностранного гражданина роли не играет. В силу ст. 7 ГК в отношениях со странами - участницами Минской конвенции 1993 г. и со странами - партнерами России по названным договорам о правовой помощи должно действовать указанное ограничительное правило договоров. Такое же ограничение должно применяться во всех случаях, когда в силу п. 1 ст. 1199 в качестве личного закона подопечного должно применяться российское право (см. п. 2 ст. 36 ГК). 3.

Правило, установленное в п. 2 ст. 1199, - специальная коллизионная норма, связанная с необходимостью учета применительно к опекунам (попечителям) их личного закона (см. комментарий к ст. 1195). В этой норме речь идет об обязанности стать опекуном или попечителем (принять опеку или попечительство). Если опекуном (попечителем) назначается иностранный гражданин, следует, согласно этой норме, исходить из правил его личного закона, определяющих, при каких условиях он может отказаться от принятия на себя опеки (попечительства).

Комментируемая норма в общем совпадает с правилом п. 2 ст. 1210 Модели ГК для стран СНГ, а также с соответствующими правилами Минской конвенции 1993 г. (п. 3 ст. 33) и двусторонних договоров РФ о правовой помощи.

Отсылка в п. 2 ст. 1190 к личному закону в отношениях со странами - участницами Минской конвенции, а также Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей, Чехией и Словакией, Румынией и рядом других стран - партнеров России по договорам о правовой помощи будет действовать постольку, поскольку это не расходится с коллизионной нормой названных договоров о применении законов страны гражданства (см. выше, п. 2 комментария). Поэтому обязанность опекуна (попечителя) - гражданина одного из указанных государств, имеющего место жительства в России, принять опеку будет определяться по закону страны его гражданства, а не по российскому закону, как это предписано в п. 3 ст. 1195.

4. Специальная коллизионная норма в п. 3 ст. 1199 указывает на право, подлежащее применению к отношениям, возникающим между лицом, назначенным опекуном (попечителем), и подопечным. В России соответствующие права и обязанности (обязанность опекуна проживать совместно с подопечным, заботиться о нем, защищать его права и интересы, распоряжаться его имуществом и т.п.) установлены в ГК (ст. 36 - 38, 41). Закон отсылает в отношении этих прав и обязанностей к праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Поэтому при установлении опеки (попечительства) российскими учреждениями к рассматриваемым отношениям будет применяться, независимо от гражданства участников, российское законодательство, т. е. названные статьи ГК. Если же опека (попечительство) установлена иностранным учреждением, а права и обязанности сторон осуществляются в России, применяться должно будет соответствующее иностранное законодательство.

Закон предусматривает также в интересах подопечного изъятие из общего правила на случай, если опека (попечительство) была назначена за границей, но подопечный имеет место жительства в России; в этом случае может быть применено не иностранное, а российское право, если оно более благоприятно для подопечного. Аналогичное правило содержит п. 3 ст. 1210 Модели ГК для стран СНГ и некоторые иностранные законы. Например, согласно ч. 3 § 48 Указа Венгрии 1979 г., если опекаемый проживает в Венгрии, применяется (в изъятие из общей нормы о применении права государства, орган власти которого назначил опекуна) венгерское право при условии, что оно более благоприятно для опекаемого.

Минская конвенция 1993 г. (п. 2 ст. 33), как и двусторонние договоры России о правовой помощи, содержит правило, аналогичное норме п. 3 ст. 1199. Однако в этих международных договорах не предусмотрено применение, в изъятие из общего правила, законов страны места жительства подопечного, если они для него более благоприятны. Статья 7 ГК не дает оснований для применения этого специального правила российского законодательства в случаях, когда речь идет о правоотношениях между опекуном (попечителем) и подопечным, имеющим место жительства в России, при назначении опеки учреждением страны - партнера России по соответствующему договору о правовой помощи.

<< | >>
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Статья 1198. Право, подлежащее применению при определении прав физического лица на имя:

  1. Статья 1197. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица
  2. Статья 1196. Право, подлежащее применению при определении гражданской правоспособности физического лица
  3. Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим
  4. Статья 1214. Право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица с иностранным участием
  5. Статья 1206. Право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав
  6. Глава 67. ПРАВО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ ПРИМЕНЕНИЮ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ
  7. Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению
  8. Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права
  9. Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования
  10. Статья 1224. Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию
  11. Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки
  12. Статья 1212. Право, подлежащее применению к договору с участием потребителя
  13. Статья 1218. Право, подлежащее применению к отношениям по уплате процентов
  14. Статья 1207. Право, подлежащее применению к вещным правам на суда и космические объекты
  15. Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения
  16. Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда
  17. Статья 1221. Право, подлежащее применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги