<<
>>

Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим

Комментарий к статье 1200

1. Коллизионная норма ст. 1200, как и ранее действовавшее в России законодательство (п. 6 ст. 160 Основ 1991 г.), охватывает признание лица безвестно отсутствующим (ст.

42 ГК) и объявление его умершим (ст. 45 ГК). Необходимость признания безвестно отсутствующим или объявления умершим возникает, когда из-за длительного отсутствия в месте жительства лица, не подающего о себе вестей, создается правовая неопределенность, не отвечающая интересам членов семьи отсутствующего, его кредиторов и других лиц. Коллизионные вопросы безвестного отсутствия лица и объявления его умершим возникают в связи со значительными различиями в материальном праве разных государств, регулирующем эти отношения. Институт признания лица безвестно отсутствующим и объявления его умершим используется (в разных вариантах) и в праве иностранных государств, и в международных договорах с участием России. Есть соответствующая статья и в Модели ГК для стран СНГ (ст. 1206).

Статья 1200 не упоминает об установлении судом в порядке особого производства факта смерти лица в определенное время и при определенных обстоятельствах (п. 8 ст. 247 ГПК). В этом случае суд, в отличие от объявления физического лица умершим, когда констатируется лишь вероятная смерть лица (презумпция смерти), должен располагать доказательствами, с достоверностью подтверждающими смерть лица в определенное время и при определенных обстоятельствах (например, в авиакатастрофе). Представляется, что норма ст. 1200, исходя из ее смысла, может быть путем использования аналогии закона (п. 1 ст. 6) распространена и на данный случай <*>. В некоторых международных договорах России, в частности в ст. 23 Договора о правовой помощи с Польшей 1996 г. (ратифицирован Россией 13 июля 2001 г.), об установлении факта смерти упомянуто в соответствующей коллизионной норме наряду с признанием лица безвестно отсутствующим и признание умершим.

Есть такое упоминание и в ст. 25 Минской конвенции 1993 г.

<*> ГПК определяет лишь процедуру установления юридического факта (факта смерти), в то время как сам этот факт имеет материально - правовое значение. 2.

Статья 1200, как это было и прежде, подчиняет предусмотренные в ней отношения российскому праву. Таким образом, здесь использована привязка к закону страны суда, действующая и в том случае, когда лицо, признаваемое безвестно отсутствующим или объявляемое умершим, - иностранный гражданин. Но норма ст. 1200 - односторонняя. Она содержит предписание о подлежащем применению праве только на случай рассмотрения дела в российском суде. В этом отношении она отличается от правила ст. 1206 Модели ГК для стран СНГ (как и законов ряда стран СНГ), сформулированного более широко и предусматривающего применение закона суда безотносительно к тому, в какой стране лицо признается безвестно отсутствующим или объявляется умершим.

В иностранных государствах соответствующая коллизионная норма формулируется обычно как двусторонняя. Определяющим признается, как правило, личный закон отсутствующего лица (Австрия, Германия, Греция, Италия, Перу, Тунис, Турция, Югославия и т.д.). Однако в ряде законов, кроме того, установлено, что в случае, когда дело ввиду оправданного интереса заявителей рассматривается судом государства, гражданином которого отсутствующее лицо не является, подлежит применению право страны суда (например, § 16 Указа Венгрии 1979 г., ст. 11 Закона Польши 1965 г., ст. 15 Закона Лихтенштейна 1996 г.). 3.

Поскольку российские суды при признании безвестно отсутствующими или объявлении умершими иностранных граждан должны в силу ст. 1200 применять российское право, большое значение приобретают правила о международной подсудности, а именно вопрос о том, в каких случаях российские суды компетентны рассматривать такие дела применительно к иностранным гражданам. Конкретной нормы на этот счет наше гражданское процессуальное законодательство не содержит.

Практика применения п. 6 ст. 160 Основ 1991 г. показала, что российские суды рассматривают заявления о признании безвестно отсутствующими и объявлении умершими иностранных граждан, как правило, лишь при наличии оправданного интереса заявителей - членов семьи и других лиц, основанного на российском праве. В проекте ГПК, где предполагается восполнить пробел в законодательстве в отношении международной подсудности по делам особого производства (к которым относятся и данные дела), предполагается установить, что суды РФ рассматривают дела особого производства, в частности, в случае, когда гражданин, в отношении которого ставится вопрос о признании безвестно отсутствующим или объявлении умершим, является гражданином РФ либо имел последнее известное место жительства на территории России, и от разрешения судом данного вопроса зависит установление прав и обязанностей граждан и организаций, имеющих место жительства или место нахождения на территории Российской Федерации.

В Минской конвенции 1993 г. и в двусторонних договорах России о правовой помощи подлежащее применению право и компетенция судов того или иного государства тесно увязаны между собой. Так, согласно ст. 25 Минской конвенции дела о признании безвестно отсутствующими, объявлении умершими и установлении факта смерти отнесены, как правило, к компетенции судов государства, гражданином которого был отсутствующий в момент, когда он по последним сведениям был в живых. Однако при определенных условиях допускается рассмотрение дела и судом другой страны по ходатайству заинтересованных лиц, права и интересы которых основаны на законодательстве этого государства. В обоих случаях суды применяют законодательство своего государства. Аналогичны правила двусторонних договоров России о правовой помощи. Из этих договоров следует, что дела о признании безвестно отсутствующими или объявлении умершими граждан стран - партнеров России по договорам должны рассматриваться, как правило, в соответствующих иностранных государствах по их законам. Если же в соответствии с условиями договора такие дела становятся предметом рассмотрения российского суда, подлежит применению российское право, как это предусмотрено и в ст. 1200. Признание же безвестно отсутствующими или умершими российских граждан договоры относят, как правило, к компетенции российских судов с применением российского права, что также не расходится с положениями ст. 1200.

Статья 1201. Право, подлежащее применению при определении возможности физического лица заниматься предпринимательской деятельностью

Комментарий к статье 1201

1. Статья 1201 является конкретизацией общего положения, относящегося к установлению права, подлежащего применению при определении гражданской дееспособности физического лица.

Вопрос о том, имеет ли физическое лицо право вообще заниматься предпринимательской деятельностью или отдельными ее видами, решается неоднозначно в праве разных государств. Кроме того, учитывая высокую степень мобильности бизнеса в современных условиях, место жительства и место предпринимательской деятельности физического лица могут находиться в различных государствах. Объективно такая ситуация может привести к коллизии законов, которую необходимо будет разрешать суду. Норма, зафиксированная в ст. 1201, имеет своей целью помочь суду решить этот вопрос.

Ранее отечественное законодательство не содержало такой нормы, что, очевидно, можно объяснить политическими мотивами, поскольку в Советском Союзе физическим лицам не разрешалось заниматься предпринимательской деятельностью (за исключением отдельных видов кустарного промысла), и законодатель, видимо, не желая акцентировать внимание на этом обстоятельстве, обходил молчанием данную проблему.

В настоящее время российское законодательство не устанавливает какого-либо общего запрета для физических лиц заниматься предпринимательской деятельностью. На территории России предпринимательской деятельностью могут заниматься как российские, так и иностранные граждане. Для ведения определенных видов предпринимательской деятельности российское законодательство предусматривает необходимость получения разрешения. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правом на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Вместе с тем такую деятельность они осуществляют "с учетом ограничений, предусмотренных федеральным законом" (ст. 13, п. 2 ст. 2 Закона о правовом положении иностранных граждан). Включение в российское коллизионное право рассматриваемого положения представляется весьма полезным. 2.

В России, как и во многих странах, приобретение статуса индивидуального предпринимателя связано с обязательной регистрацией физического лица в качестве такового (см. п. 1 ст. 23 ГК). Именно поэтому основным коллизионным правилом для установления дееспособности физического лица в сфере предпринимательской деятельности является обращение к праву государства, где физическое лицо зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя.

Таким образом, при установлении данного аспекта гражданской дееспособности физического лица решающее значение имеет не его личный закон, т. е. по общему правилу закон его гражданства, как это следует из п. 1 ст. 1195 и п. 1 ст. 1197, а право государства, где предприниматель зарегистрирован. По-видимому, это место часто будет совпадать с местом осуществления самой предпринимательской деятельности. Правом этого государства должно определяться само понятие этой деятельности, а также могут устанавливаться и специфические правила осуществления предпринимательской деятельности именно физическим лицом, например особый порядок совершения и оформления юридических действий в процессе ведения им коммерческих операций. 3.

В ряде иностранных государств физическое лицо может участвовать в предпринимательской деятельности без совершения каких-либо формальных актов, придающих ему статус предпринимателя. В таких случаях основное коллизионное правило, устанавливаемое ст. 1201, суд применить не сможет.

Статья 1201 предусматривает выход из этой ситуации, который состоит в том, что суд должен будет прибегнуть к применению права страны, где осуществляется данным физическим лицом предпринимательская деятельность. Поскольку довольно распространенным случаем является осуществление предпринимателем своей деятельности в нескольких государствах, статья предусматривает, что суд тогда должен будет выяснить, в каком государстве осуществляется основная предпринимательская деятельность конкретного физического лица, и применить право этого государства, в том числе и для того, чтобы выяснить, имеет ли это лицо право вообще заниматься такой деятельностью.

<< | >>
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002

Еще по теме Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим:

  1. Статья 1197. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица
  2. Статья 1196. Право, подлежащее применению при определении гражданской правоспособности физического лица
  3. Статья 1198. Право, подлежащее применению при определении прав физического лица на имя
  4. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление умершим
  5. § 3. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление гражданина умершим
  6. Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права
  7. Статья 1214. Право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица с иностранным участием
  8. Статья 43. Последствия признания гражданина безвестно отсутствующим
  9. Статья 1195. Личный закон физического лица
  10. Каким образом исполняются обязанности по уплате налогов и сборов безвестно отсутствующего или недееспособного лица?
  11. Глава 9 ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА
  12. 6.3. Граждане (физические лица)
  13. Глава 67. ПРАВО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ ПРИМЕНЕНИЮ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ
  14. Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению