<<
>>

Статья 1205. Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам

Комментарий к статье 1205

1. Предшественницей нормы, содержащейся в п. 1 ст. 1205, была ч. 1 п. 1 ст. 164 Основ 1991 г., а до введения Основ в действие - ч. 1 ст. 566.3 ГК 1964 г. Между новой нормой и прежними есть три существенных различия, два из которых касаются не только этой статьи, а всего комплекса вещно - правовых коллизионных норм, содержащихся в ст.

1205 - 1207 (см. ниже, п. 2 и 3). Третье различие, при всей его важности, носит все-таки частный характер - оно касается изменения коллизионной привязки в отношении защиты вещных прав (см. ниже, п. 9).

Нормы, которая соответствовала бы п. 2 ст. 1205, в прежнем законодательстве не было. 2.

В связи с тем что в гражданском законодательстве советского периода, начиная, по крайней мере, с Основ 1961 г., самостоятельная категория вещных прав не выделялась, в коллизионном праве также определялось лишь право, применимое к отношениям собственности, и никак не решалась коллизионная проблема в отношении других вещных прав. Новый ГК впервые для нашего законодательства содержит в ст. 1205 - 1207 коллизионные нормы, определяющие право, применимое ко всем вещным правам.

Вопрос о том, какие права, кроме права собственности, относятся к вещным правам, есть вопрос квалификации понятия "вещные права", которая должна осуществляться по правилам ст. 1187.

В российском законодательстве перечень вещных прав, иных, чем право собственности, приводится в п. 1 ст. 216, положения которой содержат также указания на характерные элементы понятия "вещные права". Но при применении в силу п. 1 ст. 1205 иностранного права может оказаться необходимым и понятие соответствующего субъективного вещного права квалифицировать на основании п. 2 ст. 1187 по праву того же иностранного государства. 3.

В прежнем законодательстве коллизионные нормы о праве собственности были построены как генеральное правило, определяющее право, применимое к праву собственности вообще (п. 1 ст. 164 Основ 1991 г.), и специальные нормы о праве, применимом к возникновению и прекращению права собственности и к его защите (п. 2 - 4 ст. 164 Основ 1991 г.). Соотношение генерального и специальных правил мыслилось как соотношение общего правила и исключений из него, но ясно об этом в законе не было сказано, что порождало недоумение в литературе и недоразумение на практике.

В новом ГК коллизионные нормы о вещных правах разделены на две самостоятельные группы - об их содержании, осуществлении и защите (ст. 1205) и их возникновении и прекращении (ст. 1206), которые дополнены специальным коллизионным правилом - исключением в отношении прав на регистрируемые суда и космические объекты (ст. 1207). Все это должно облегчить выбор нужной коллизионной нормы. 4.

Старейший коллизионный принцип - "закон места нахождения вещи" (lex rei sitae), предписывающий применение права того государства, где находится вещь, служит исходным началом почти для всех коллизионных норм ГК, определяющих право, применимое к праву собственности и другим вещным правам на имущество. Но если в других нормах применение этой коллизионной привязки осложняется дополнительными условиями (п. 1 и 3 ст. 1206) либо даже сама эта привязка модифицируется (ст. 1207), то в основную коллизионную норму, определяющую правовой режим материализованного имущества - вещей (п. 1 ст. 1205), этот принцип введен в наиболее ясной и безусловной форме.

Среди многих причин, которыми объясняется широкое использование принципа "закон места нахождения вещи" в российском праве и в коллизионном праве весьма значительного числа других государств, главной являются интересы гражданского оборота.

Подчинение правомочий собственника и обладателей иных вещных прав на имущество в течение всего времени, пока эти их субъективные права существуют, праву того места, где вещь находится, делает для других участников оборота (как контрагентов этих правообладателей, так и третьих лиц) очевидным, правом какого государства определяются содержание, осуществление и защита соответствующего права на вещь.

Под правом страны, "где... имущество находится" (п. 1 ст. 1205), имеется в виду фактическое, действительное место нахождения соответствующего имущества, вне зависимости от местонахождения собственника этого имущества или обладателя на него иных вещных прав, от того, где выданы или находятся правоустанавливающие документы на это имущество, от того, в какой стране оно взято на учет или зарегистрировано (за исключением судов и космических объектов, подлежащих государственной регистрации, - см. ст. 1207). 5.

В пункте 1 ст. 1205 определяется право, применимое к вещным правам на "недвижимое и движимое имущество".

Понятие "имущество" в праве многозначно, и в разделе VI ГК оно также используется в разных значениях. В ст. 1205 - 1207 и в некоторых других нормах этого раздела (см. п. 1 ст. 1224), где речь идет о праве собственности и других вещных правах на имущество, под имуществом понимается его материализованная часть - предметы материального мира, независимо от того, в каком физическом состоянии они находятся, обозначаемые в гражданском законодательстве термином "вещи" (см. ст. 128, 130, 131, 133 - 137, 140, 142 и др.).

В виде исключения имуществом в смысле ст. 1205, 1206 и 1224 в российском праве должно считаться и предприятие, представляющее собой имущественный комплекс, в состав которого наряду с вещами входят также права требования, долги и исключительные права. 6.

В пункте 1 ст. 1205 содержится единое решение вопроса о применимом праве как для недвижимого, так и для движимого имущества. Таким образом, с позиций российского коллизионного права вещно - правовой режим недвижимости всегда остается неизменным, в то время как для движимого имущества он изменяется в зависимости от того, на территории какого государства он оказывается.

Сам вопрос о том, какое имущество следует считать недвижимым, а какое движимым, представляет собой типичную проблему квалификации юридических понятий (ст. 1187), которая решается в п. 2 ст. 1205 тоже путем применения права страны, где находится соответствующее имущество. Применение в данном случае для решения этой проблемы двусторонней коллизионной нормы представляет собой допускаемое законом исключение из общего правила (п. 1 ст. 1187), согласно которому при решении коллизионного вопроса квалификация юридических понятий осуществляется по российскому праву.

В тех случаях, когда в силу ст. 1205 подлежит применению российское право, вопрос о квалификации имущества как недвижимого или движимого следует решать на основании прежде всего ст. 130 и 132 ГК. Может оказаться полезным также обращение к Закону о регистрации прав на недвижимость (ст. 7) и Федеральному закону от 15 июня 1996 г. "О товариществах собственников жилья" <*> (ст. 5).

<*> СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2963; 2002. N 12. Ст. 1093. 7.

Объем коллизионной нормы, содержащейся в п. 1 ст. 1205, т.е. определение в ней круга отношений, для которых решается вопрос о применимом праве, следует понимать и толковать широко. Помимо этой нормы, общим коллизионным вопросам вещных прав в ГК посвящена ст. 1206, в которой определяется право, применимое только к возникновению и прекращению вещных прав. Поэтому в остальном гражданско - правовой режим вещей во всем, что не регулируется нормами корпоративного и обязательственного права и не относится к предмету ст. 1207, подпадает под действие ст. 1205. 8.

Содержание права собственности или иного вещного права (п. 1 ст. 1205) включает правомочия, которые по праву страны места нахождения имущества может иметь обладатель соответствующего субъективного права, а также установленные правом этой страны ограничения таких правомочий.

В большинстве правовых систем правомочия собственника наиболее общим образом определяются как принадлежащие ему права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (см. п. 1 ст. 209 ГК). Эти правомочия, в особенности права пользования и распоряжения, обычно детализируются в законах и других правовых актах применительно к отдельным видам объектов собственности, к сособственности нескольких лиц на одно имущество (общей собственности) и т.д.

Точно так же в законе обычно устанавливаются многие ограничения правомочий собственника. Одни из них касаются субъекта этого права, вплоть до полного запрета определенным категориям лиц (физическим лицам и т.п.) иметь в собственности определенное имущество (например, недра, земельные участки в приграничных районах и т. п). Другие запреты ограничивают оборотоспособность определенных видов имущества независимо от того, кому они принадлежат.

В той мере, в какой правомочия собственника имущества и ограничения этих правомочий устанавливаются нормами права (законом, иными нормативными актами, судебными прецедентами), вопрос о праве, подлежащем применению для определения содержания этих правомочий и их ограничений, должен решаться на основании п. 1 ст. 1205, т.е. по праву страны, где имущество находится.

В то же время полноценное осуществление правомочий собственника во множестве случаев невозможно без совершения им сделок по распоряжению этим имуществом, прежде всего договоров. Условия таких сделок существенно конкретизируют правомочия собственника и предусматривают для него разнообразные дополнительные ограничения. Так, договоры аренды и ипотеки существенно ограничивают права собственника в отношении распоряжения предметом договора, а договор аренды, кроме того, и в отношении пользования им. В результате для конкретного собственника в его взаимоотношениях с контрагентами создается еще и основанный на договоре правовой режим конкретного имущества. Отношения сторон по таким сделкам не подпадают под действие п. 1 ст. 1205. В той мере, в какой правомочия собственника и ограничения этих правомочий определяются сделками, совершенными собственником или его правопредшественником, право, применимое к соответствующим отношениям, определяется по другим коллизионным правилам этой главы ГК, относящимся к договорам (см. ст. 1210 - 1215 и др.) и односторонним сделкам (см. ст. 1217).

Аналогичным образом обстоит дело и с другими вещными правами.

Поэтому в то время как в основной части содержание права собственности или иного вещного права и осуществление такого права определяются правом страны места нахождения объекта этого права, в другой части - в какой они конкретизированы и ограничены в результате сделок с определенными лицами, правомочия обладателя соответствующего права будут определяться правом, применимым к сделкам такого рода.

9. Вопрос о праве, применимом к защите права собственности (и других вещных прав), решен в п. 1 ст. 1205 существенно иначе, чем в прежнем законодательстве. Основы 1991 г. предоставляли собственнику вещи в случае обращения к вещно - правовым способам защиты своей собственности возможность решить по собственному выбору, чем должны определяться его права - правом страны, где имущество находится, либо правом страны, в суде которой он предъявил соответствующее требование (п. 4 ст. 164). Новый ГК подчиняет защиту права собственности (как и других вещных прав) полностью и императивно закону места нахождения имущества,

Данная норма (п. 1 ст. 1205) имеет в виду вещно - правовые способы защиты права собственности и других вещных прав. Для защиты таких прав от нарушений, влекущих недействительность сделки, признание обогащения неосновательным, обязанность возместить причиненный вред, в разделе VI ГК предусмотрены специальные коллизионные нормы (ст. 1210, 1211, 1215, 1217, 1219, 1223 и др.). Таким образом, под действие п. 1 ст. 1205 подпадает прежде всего защита вещных прав посредством виндикации и негаторного иска (ст. 301 - 306). Однако в случаях применения на основании этой нормы иностранного права, допускающего владельческую защиту, суд должен признать правомерным и предъявление посессорного иска.

Если виндикационный иск предъявляется к добросовестному приобретателю движимого имущества (см. ст. 302), для применения п. 1 ст. 1205 существенное значение имеет вопрос о том, какое место нахождения вещи суд должен принимать во внимание - в то время, когда вещь выбыла из владения собственника, или во время ее приобретения добросовестным приобретателем. В зависимости от ответа на этот вопрос результаты рассмотрения виндикационного иска могут оказаться различными, так как условия защиты добросовестного приобретателя в праве разных стран неодинаковы. Представляется, что предпочтение должно быть отдано праву страны, где данная вещь находилась в тот момент, когда она была собственником утеряна, украдена у него или иным образом вышла из его обладания помимо его воли. Стороны спора уже не могут изменить это место в своих интересах, в то время как место отчуждения этой вещи третьему лицу могло быть специально выбрано с целью затруднить собственнику защиту его прав. 10.

Правила ст. 1205 императивны. К отношениям, регулируемым ими, принцип автономии воли (ст. 1210) неприменим. Поэтому в случае возникновения спора по поводу содержания вещного права, его осуществления или защиты спорящие стороны не могут договориться о выборе иного права, чем то, применение которого вытекает из ст. 1205.

Это не означает, что исключение из правил, установленных ст. 1205, не может быть предусмотрено законом: такое исключение содержится в ст. 1207.

Кроме того, в тех пределах, в которых стороны свободны в выборе права в договорах, заключаемых в отношении недвижимого имущества (ст. 1213), они могут сами определить право, применимое к этим договорным отношениям. 11.

В двух многосторонних международных договорах Российской Федерации имеются коллизионные нормы, не вполне совпадающие со ст. 1205.

Киевское соглашение 1992 г. предусматривает применение законодательства места нахождения имущества "к отношениям, вытекающим из права собственности" (п. "а" ст. 11). Эта менее определенная по сравнению с п. 1 ст. 1205 формулировка, по-видимому, охватывает тот же круг отношений собственности, что и норма ГК, но вообще не затрагивает вопроса о праве, применимом к другим вещным правам.

Норма, включенная в Минскую конвенцию 1993 г. (п. 1 ст. 38), еще уже и менее определенна, так как предусматривает применение права государства - участника Конвенции, на территории которого находится недвижимое имущество, для "определения" права собственности на это имущество. Коллизионные вопросы о праве, применимом к движимому имуществу и к вещным правам, иным, чем право собственности, в Минской конвенции не затрагиваются.

<< | >>
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Статья 1205. Общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам:

  1. Статья 1207. Право, подлежащее применению к вещным правам на суда и космические объекты
  2. Статья 260. Общие положения о праве собственности на землю
  3. Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования
  4. 6.8. Общие положения о праве собственности
  5. Статья 1212. Право, подлежащее применению к договору с участием потребителя
  6. Глава 67. ПРАВО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ ПРИМЕНЕНИЮ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ
  7. Статья 1224. Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию
  8. ГЛАВА 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ГОСУДАРСТВЕ И ПРАВЕ
  9. Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки
  10. Статья 1218. Право, подлежащее применению к отношениям по уплате процентов
  11. Статья 1206. Право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав