<<
>>

Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права

Комментарий к статье 1211 1.

Статья 1211 относится к числу имеющих наибольшее практическое значение в регулировании коллизионных отношений в области договорного права и самой значительной по объему в настоящем разделе.

Во многом она повторяет положения, содержавшиеся в ст. 166 Основ 1991 г. В новых законодательных положениях ст. 1211 более последовательно, чем это было ранее, отражены тенденции, характерные для современных зарубежных кодификаций международного частного права.

Новый Кодекс отходит от дуализма коллизионного регулирования, имевшего место в ранее действовавшем праве. Теперь закон уже не устанавливает отдельных и отличающихся по своему содержанию норм, определяющих подлежащее применению к договорным обязательствам право в зависимости от того, является ли договор внешнеторговой сделкой или нет.

Кроме того, в ст. 1211 значительно расширен перечень конкретных диспозитивных коллизионных привязок, установленных для договоров отдельных видов и одновременно подчеркнут их субсидиарный характер, поскольку в этой же статье, в п. 2, сформулирован общий коллизионный принцип, действующий для всех договоров. Это означает, что приводимые конкретные коллизионные привязки отражают хотя и наиболее распространенные, но тем не менее имеющие частный характер случаи. Безусловно, такой подход делает современное коллизионное регулирование более гибким и позволяющим учесть специфику и особенности договорных отношений, осложненных иностранным элементом, который также может проявляться различными способами (см. п. 1 ст. 1186). 2.

В п. 1 ст. 1211 устанавливается принципиальное положение общего характера при решении вопроса об определении судом права, применимого к договорам (lex contractus). Оно применяется в том случае, когда стороны не воспользовались предоставленной им законом (ст. 1210) свободой при заключении договора или в последующем избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по договору. Применение конкретной коллизионной привязки в каждом из указанных в пп. 1 - 19 случаев предполагает установление судом того факта, что стороны не выразили прямо свое соглашение о выборе подлежащего применению права и что выбор права не сделан и косвенным образом, т. е. соглашение о применимом праве определенно не вытекает из иных условий данного договора или совокупности обстоятельств дела (п. 2 ст. 1210).

Применение этой нормы имеет некоторые особенности и при рассмотрении споров международным коммерческим арбитражем. Международный арбитраж может прибегнуть к устанавливаемой законом коллизионной привязке, отсылающей к конкретному национальному праву, лишь в том случае, когда он установит, что стороны не только не согласовали применение норм какого-либо национального права в традиционном значении этого понятия, но и ни прямо, ни косвенно не предусмотрели применение в качестве lex contractus определенных "норм права", не относящихся к категории норм, входящих в действующее право конкретного государства. Примером согласования таких "норм права" могут быть ссылки в договоре на положения еще не вступивших в силу международных конвенций либо на документы, составленные авторитетными международными организациями, которые представляют собой частные кодификации правовых принципов и норм, не имеющие формально обязательного характера.

В частности, могут быть названы Принципы УНИДРУА (подробнее об этом см. п. 8 комментария к ст. 1186). 3.

Формула прикрепления (коллизионная привязка), опирающаяся на принцип наиболее тесной связи договора с определенной территорией, считается в современных условиях наиболее адекватной с позиций эффективного разрешения коллизионных вопросов. Данная формула используется довольно широко в зарубежном законодательстве о международном частном праве и международно - правовых документах, затрагивающих регулирование коллизионных проблем. В частности, такая норма предусмотрена в законодательстве всех стран Европейского союза как результат их участия в Римской конвенции 1980 г.

Обращает на себя внимание высокая степень гибкости этой нормы, которая тем самым предоставляет суду довольно широкие полномочия для определения подлежащего применению материального права в разнообразных ситуациях. Вместе с тем достаточно общий характер этой нормы вполне реально может поставить под угрозу необходимую для международного имущественного оборота правовую определенность. Отвечая потребности обеспечения желательной предсказуемости в квалификации правовых ситуаций, осложненных иностранным элементом, законодатель наряду с общей нормой (п. 2 ст. 1211) вводит ряд правил, которые значительно снижают уровень правовой неопределенности, и таким образом делает менее абстрактной основную коллизионную норму. Эти правила содержатся в п. 3 и 4 ст. 1211. 4.

Основным критерием для определения страны, с которой наиболее тесно связан договор, признается место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Местом жительства гражданина по российскому праву признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК). Выяснение вопроса о том, в какой стране находится основное место деятельности предприятия, представляется более сложным, поскольку в законе отсутствует определение места, которое должно рассматриваться в качестве места деятельности предприятия. Установление этого места, безусловно, зависит прежде всего от фактических обстоятельств. В том случае, если предприятие располагается на территории нескольких государств, основным местом его деятельности должно считаться то место, где сосредоточена самая значительная часть этой деятельности. При этом важно подчеркнуть, что место деятельности предприятия не обязательно должно совпадать с местом нахождения юридического лица, которое, в частности, определяется по российскому праву как место его государственной регистрации (п. 2 ст. 54). 5.

Место жительства или основное место деятельности соответствующей стороны договора лежит в основе коллизионных привязок для отдельных видов договоров, которые указаны в п. 3 ст. 1211. Этот подход, разумеется, не может быть использован во всех отличающихся самым широким многообразием случаях договорных отношений при определении страны, с которой наиболее тесно связан договор.

Закон может установить и другие привязки для определения наиболее тесной связи договора с национальным правом. В частности, такой подход проявляется в отношении определения права, применимого к договорам, названным в п. 4 ст. 1211.

Кроме того, коллизионные нормы, опирающиеся на место жительства или основное место деятельности стороны, сформулированные в пп. 1 - 19 ст. 1211, имеют характер презумпций, учитывающих наиболее типичную коллизионную ситуацию. В том же п. 3 ст. 1211 предусматривается, что если из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела вытекает, что наиболее тесная связь указывает на иную привязку, нежели связь с местом жительства или основным местом деятельности, то суд вправе применить иной подход. Такая ситуация, естественно, может иметь место в тех случаях, когда существуют какие-либо значимые объективные обстоятельства, относящиеся к самому договору, например особенности его заключения или исполнения, особенности предмета договора или той области деятельности, к которой он относится, и т.п. При этом место жительства или основное место деятельности соответствующей стороны договора не должно быть существенным образом связано с договором, в отношении которого решается вопрос о применимом праве. 6.

Важнейшая предпосылка применения коллизионной формулы прикрепления, основанной на установлении наиболее тесной связи договора с конкретной страной, заключается в выделении и правовой квалификации стороны договора, чье место жительства или основное место деятельности должно указывать на такую связь. Закон устанавливает, что этой стороной считается сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

В подпунктах 1 - 19 п. 3 ст. 1211 в качестве общего правила указывается, какая сторона в поименованных видах договоров должна рассматриваться как осуществляющая исполнение, имеющее решающее значение для данного вида договора. В число названных в этом пункте входит большая часть тех договоров, регулирование которых предусмотрено в соответствующих главах ГК. Перечисленные в п. 3 ст. 1211 договоры охватывают наиболее распространенные ситуации, когда указанная в них сторона осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для соответствующего вида договора. Нетрудно заметить, что таким "решающим" исполнением закон считает не уплату денег, а совершение тех действий, которые характеризуют существо договора.

Иной ответ на вопрос о стороне, осуществляющей исполнение, которое имеет решающее значение для исполнения договора, может вытекать из предписания закона. Отличающийся от общего правила вывод может быть также обоснован особенностями условий или существа договора либо вытекать из совокупности обстоятельств дела, в котором рассматривается вопрос об установлении права, применимого к договору. Такой метод регулирования, использованный в п. 3 ст. 1211, придает необходимую гибкость коллизионным правилам, применяемым к договорам, для которых в международной практике характерно широкое многообразие содержания даже в рамках одного и того же договорного типа. 7.

В пункте 4 ст. 1211 установлены коллизионные привязки для тех видов договоров, для которых определение страны, имеющей наиболее тесную связь с договором, осуществляется не на основе места жительства или основного места деятельности одной из сторон договора. Вместе с тем положения этого пункта не отличаются принципиально от регулирования, положенного в основу п. 3 ст. 1211.

Названные в п. 4 договорные отношения в силу своей природы и особенного характера, очевидно, нуждаются в иных критериях, чем место жительства или место основной деятельности какой-либо стороны договора. Но эти критерии тоже указывают на объективную тесную связь договорных отношений со страной, право которой должно их регулировать.

Как и в других случаях разрешения в ст. 1211 коллизионных вопросов, эти привязки не являются жесткими и не действуют безоговорочно для всех случаев, когда речь идет о договорах, названных в пп. 1 - 3 п. 4. Причиной применения иного коллизионного правила для этих видов договоров может оказаться, помимо прямых предписаний закона, наличие особых условий или специального характера договорных отношений в конкретном случае.

Следует также заметить, что коллизионная норма пп. 3 п. 4 о праве, применимом к договору, заключенному на аукционе, по конкурсу или на бирже, изменила свой юридический характер: она стала диспозитивной в отличие от нормы императивного характера Основ 1991 г. (п. 4 ст. 166). 8.

В международной практике нередки случаи, когда один договор, заключенный между определенными сторонами, включает в себя элементы договоров нескольких разных видов. Так, например, договор о строительстве промышленного предприятия может охватывать обязательства по купле - продаже оборудования, оказанию услуг по его монтажу, обучению технического персонала, передаче лицензий на используемую при производстве технологию и т. п.

Пункт 5 ст. 1211 имеет целью предотвратить возникновение правовой ситуации, представляющейся весьма нежелательной с точки зрения обеспечения ясности и четкости регулирования, которую в теории обычно называют "расщеплением коллизионной привязки" (depecage). Такая ситуация может означать необходимость применения к одному договору нескольких коллизионных правил, обусловленных различными формулами прикрепления, действующими в отношении различных договорных типов или видов договоров. В результате единый договор может оказаться подлежащим регулированию нормами нескольких национальных правовых систем. Очевидно, что такой результат вряд ли будет способствовать надлежащему исполнению договора и тем более быстрому и эффективному разрешению возникшего между сторонами конфликта, поскольку сторонам и суду придется иметь дело с анализом и применением правовых предписаний нескольких систем национального права.

Пункт 5 ст. 1211 устанавливает, как представляется, наиболее оптимальное решение данной проблемы. Оно заключается в том, что выбор должен быть сделан в пользу права той страны, с которой наиболее тесно связан договор в целом. При этом вполне уместным будет применение для выяснения этого вопроса тех правил, о которых речь шла выше. В частности, серьезное внимание должно быть обращено на то, какая из сторон осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для всего договора. Место основной деятельности такой стороны может указывать на наиболее тесную связь с договором права соответствующей страны. 9.

Норма, содержащаяся в п. 5 ст. 1211, не должна применяться, если законом установлено иное решение коллизионной проблемы. Например, если в отношении договора определенного типа, являющегося элементом заключенного сторонами конкретного договора, закон установил императивное коллизионное правило, не совпадающее с предусмотренной в п. 5 формулой прикрепления, основанной на использовании принципа наиболее тесной связи, возникает необходимость расщепления коллизионной привязки в отношении договора в целом.

Кодекс предоставляет сторонам договора право, если они сочтут это полезным для себя, предусмотреть применение различных коллизионных норм к различным элементам различных договоров, из которых состоит заключенный ими договор. Необходимость применения различных коллизионных формул к элементам различных договоров может и не быть предусмотрена сторонами, но вытекать косвенно из условий или существа договора либо совокупности обстоятельств конкретного дела. Иными словами, суд может вывести из существа договора или обстоятельств дела необходимость применения к каждой из разных частей договора, принадлежащих к договорам разных видов, своей коллизионной привязки, даже если об этом нет прямо выраженного соглашения сторон. Однако на практике случаи, когда расщепление коллизионной привязки будет оправданным при таких ситуациях, встречаются довольно редко: единый обязательственный статут договора, даже имеющего сложный с точки зрения его природы правовой характер, из прагматических соображений представляется более предпочтительным, чем расщепление коллизионной привязки. 10.

Коллизионные вопросы по договорным обязательствам являются предметом регулирования в ряде международных договоров, стороной которых является Российская Федерация. В частности, в этой связи можно назвать Минскую конвенцию 1993 г. и Киевское соглашение 1992 г. Указанные международно - правовые акты действуют в отношениях между рядом стран, входящих в Содружество Независимых Государств, и содержат по указанному вопросу идентичное регулирование.

Коллизионная норма, которая в соответствии с этими международными соглашениями подлежит применению к договорным обязательствам, отличается от соответствующего регулирования, предусмотренного ГК РФ, и пользуется приоритетом по отношению к национальному регулированию. Коллизионная норма названных международных договоров сводится к тому, что права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места ее совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

11. Правило, содержащееся в заключительном п. 6 ст. 1211, отражает особенности договорных отношений, возникающих в процессе осуществления международной торговли. При заключении договоров в международной коммерческой практике стороны довольно часто ссылаются на принятые в международном обороте торговые термины, например "свободно (франко) борт судна", "свободно (франко) граница" и т.п. Часто в практике используется также аббревиатура таких терминов, например ФОБ, СИФ и т. д.

Как правило, эти термины обозначают определенный комплекс договорных условий, касающихся основных прав и обязанностей контрагентов по исполнению договора, которые часто называются "базисными условиями" договора (чаще всего речь идет о купле - продаже). Они охватывают, в частности, распределение между продавцом и покупателем обязанностей по доставке товара, несению расходов по исполнению некоторых обязательств, регулируют переход с продавца на покупателя риска случайной гибели или порчи товара. Ссылка на эти термины представляет собой обычную практику деловых взаимоотношений между контрагентами, поскольку значительно упрощает заключение торговых сделок. Упоминание в договоре того или иного термина ведет к тому, что соответствующие базисные условия становятся частью заключаемого ими договора, т.е. они, таким образом, инкорпорируются в договор.

Содержание или, иными словами, расшифровка конкретных торговых терминов очень редко содержится в законодательных актах отдельных государств. Подавляющее большинство базисных условий, используемых в международном коммерческом обороте и обозначаемых определенными терминами, апробированы многолетней практикой, и чаще всего то, что стоит за тем или иным сокращенным обозначением, представляет собой обычай делового оборота, применение которого путем ссылки на соответствующий термин стороны согласовали. Пункт 6 ст. 1211 юридически закрепляет это положение, предоставляя, однако, сторонам возможность решить этот вопрос в договоре по-иному.

В современных условиях наиболее широкую известность в международном коммерческом обороте приобрели торговые термины, включенные в сборник "Инкотермс", опубликованный Международной торговой палатой, являющейся международной неправительственной организацией и имеющей свою штаб - квартиру в Париже <*>. Толкование включенных в "Инкотермс" торговых терминов считается отражающим наиболее адекватно сложившиеся в международной практике торговые обычаи.

<*> Incoterms 2000. ICC official rules for the interpretation of trade terms. ICC Publication N 560. Russian - English.

Следует также иметь в виду, что условия, составляющие содержание используемых в "Инкотермс" торговых терминов, официально признаны ТПП РФ, которая наделена такими полномочиями в силу закона, в качестве обычаев делового оборота в сфере внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации <*>.

<*> Постановление Правления Торгово - промышленной палаты Российской Федерации от 28 июня 2001 г. N 117-13 (п. 4) // Торгово - промышленные ведомости. Октябрь 2001. N 19 - 20.

<< | >>
Источник: А.Л.Маковский, Е.А.Суханов. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. Постатейный. Юристъ.. 2002

Еще по теме Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права:

  1. Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим
  2. Статья 1212. Право, подлежащее применению к договору с участием потребителя
  3. Статья 1210. Выбор права сторонами договора
  4. Статья 1214. Право, подлежащее применению к договору о создании юридического лица с иностранным участием
  5. Статья 1197. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица
  6. Статья 1198. Право, подлежащее применению при определении прав физического лица на имя
  7. Статья 1196. Право, подлежащее применению при определении гражданской правоспособности физического лица
  8. Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению
  9. Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования
  10. Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки
  11. Статья 1224. Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию
  12. Статья 1218. Право, подлежащее применению к отношениям по уплате процентов
  13. Глава 67. ПРАВО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ ПРИМЕНЕНИЮ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ
  14. Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения