<<
>>

Статья 411. Случаи недопустимости зачета

Комментарий к статье 411 1.

В комментируемой статье перечислены наиболее часто встречающиеся на практике обязательства, основанные на которых требования не подлежат зачету.

Данный перечень является открытым, и иные случаи недопустимости зачета могут быть предусмотрены соглашением сторон либо установлены законом.

Так, не допускается зачет требования о внесении вкладов в уставный капитал ООО и требования участника к этому обществу (п. 2 ст. 90 ГК), требования об оплате акций АО и требования акционера к обществу (п. 2 ст. 99 ГК), требований из продажи государственного или муниципального имущества и требований из долговых обязательств Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования (ст. 34 Закона о приватизации).

Судебно-арбитражной практикой неоднократно подтверждалась недопустимость зачета требований сторон после возбуждения в отношении одной из них дела о банкротстве. Кредитор в этом случае не вправе получать с должника какие-либо суммы (в т. ч. и в результате зачета) без соблюдения порядка, установленного Законом о банкротстве (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.01.2000 N 3037/99 - Вестник ВАС РФ, 2000, N 4, с. 41). В то же время признается состоявшимся зачет, заявление о котором было получено банком до возбуждения дела о банкротстве, даже если из-за последующего отзыва лицензии банк был лишен возможности провести конвертацию рублевых средств заемщика для погашения предоставленного ему банком валютного кредита (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.01.2002 N 308/01 - Вестник ВАС РФ, 2002, N 5, с. 33). 2.

Правило комментируемой статьи о недопустимости зачета требования в случае, когда по заявлению другой стороны к этому требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек, корреспондирует п. 2 ст. 199 ГК. Закон, таким образом, не допускает зачета требования, исполнение которого не может быть осуществлено в принудительном порядке, т.к.

заявление о применении исковой давности, срок которой истек, влечет отказ в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК). В то же время следует иметь в виду, что срок исковой давности может быть приостановлен (ст. 202 ГК), прерван (ст. 203 ГК), а в исключительных случаях - восстановлен по решению суда (ст. 205 ГК). 3.

Недопустимость зачета требований о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, о взыскании алиментов, о пожизненном содержании обусловлена охранительным характером соответствующих обязательств, которые тесно связаны с личностью кредитора и направлены на наиболее полное обеспечение его имущественных и личных неимущественных прав и интересов. Указанные цели, как правило, несовместимы с зачетом, исключающим предоставление встречного исполнения в натуре и, следовательно, лишающим кредитора возможности получать соответствующие платежи и алименты.

Статья 412. Зачет при уступке требования 1.

В комментируемой статье применительно к зачету реализовано общее правило ст. 386 ГК о праве должника выдвигать против требования нового кредитора все те возражения, которые он имел против первоначального кредитора. Это правило направлено на защиту интересов должника, имущественное положение которого не должно ухудшаться вследствие уступки требования, на совершение которой по общему правилу согласия должника не требуется (п. 2 ст. 382 ГК).

В силу ч. 1 комментируемой статьи зачет допускается вопреки требованиям ст. 410 ГК о встречности зачитываемых требований, т. к. против требования нового кредитора должник может зачесть свое требование не к нему, а к первоначальному кредитору. 2.

Положения комментируемой статьи не затрагивают отношений между первоначальным и новым кредитором. Однако очевидно, что зачет при уступке требования может нарушать имущественные интересы как первого, так и второго. При этом новый кредитор, обязанный согласиться с зачетом требования со стороны должника, может в результате получить исполнение меньшее, чем он мог бы рассчитывать, приобретая право требования у первоначального кредитора.

В описанной ситуации на стороне первоначального кредитора может возникнуть неосновательное обогащение, поскольку его обязательство перед должником прекратится, по существу, без его участия, в результате исполнения третьим лицом (новым кредитором). Действуя добросовестно и разумно, первоначальный кредитор при уступке требования новому кредитору должен уведомить последнего о наличии у него с должником не только кредитных, но и долговых отношений. Результатом этого может стать как уменьшение стоимости уступаемого требования, так и перевод на нового кредитора долга по соответствующему обязательству. Однако указанные отношения не урегулированы комментируемой статьей, и должник имеет право на зачет независимо от того, учитывалось ли при уступке требования наличие у первоначального кредитора долгового обязательства перед должником или нет. 3.

Положения ч. 2 комментируемой статьи о зачете лишь тех требований, которые возникли по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок исполнения по которым наступил до его получения, направлены прежде всего на защиту добросовестного должника, который до получения названного уведомления не знает о состоявшейся уступке и сохраняет возможность зачесть свои требования, обратившись к первоначальному кредитору. С другой стороны, указанные положения также позволяют не допустить злоупотребления должником своим правом, т.к. лишают его возможности предъявить против требования нового кредитора те свои требования к первоначальному кредитору, которые возникли позднее.

Кроме того, положения ч. 2 комментируемой статьи обеспечивают защиту интересов нового кредитора, который, оценивая стоимость получаемого в результате уступки требования (в т.ч. и с учетом возможности последующего ее уменьшения в результате зачета), имеет возможность учитывать лишь те отношения между должником и первоначальным кредитором, которые существовали к моменту уступки требования. 4.

Заложенный в комментируемой статье механизм зачета при уступке требования получил развитие в правилах о зачете денежных требований должника против требований финансового агента, основанных на договоре финансирования под уступку денежного требования (ст.

832 ГК).

Статья 413. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном

лице

Комментарий к статье 413

1. Поскольку для обязательства необходимо наличие как минимум двух сторон - должника и кредитора, совпадение этих сторон в одном лице делает невозможным дальнейшее существование обязательства и влечет его прекращение. Этот способ прекращения является одним из примеров физической невозможности исполнения обязательства.

В отношениях с участием граждан совпадение имеет место при наследовании, когда должник, обязанный произвести исполнение в пользу кредитора, становится его наследником и получает в составе наследства принадлежавшее кредитору право требования к себе. Однако, если в последующем основания такого совпадения отпадут, например при возврате имущества кредитору, объявленному ранее умершим (п. 2 ст. 46 ГК), в случае его явки обязательство восстанавливается и кредитор имеет право предъявить должнику требование об исполнении его обязанности.

В отношениях между юридическими лицами совпадение имеет место в случае реорганизации юридических лиц в форме слияния, когда права двух организаций, одна из которых - должник, а другая - кредитор, переходят к вновь создаваемому юридическому лицу (п. 1 ст. 58 ГК), или в форме присоединения, когда к одному юридическому лицу переходят права и обязанности другого - присоединяемого юридического лица (п. 2 ст. 58 ГК). При этом последующее разделение юридического лица или выделение из него нового юридического лица не влечет "восстановления" обязательства, прекратившегося в результате совпадения должника и кредитора, т. к. права и обязанности к новым юридическим лицам переходят в соответствии с разделительным балансом.

Совпадение в одном лице должника и кредитора имеет место в случае уступки кредитором своему должнику права требования к нему (п. 1 ст. 382 ГК), а также в случае перехода к должнику имущества, являющегося предметом обязательства. Последнее имеет место, например, при продаже арендодателем соответствующего имущества арендатору до истечения срока договора аренды (п. 1 ст. 617 ГК), когда прекращается лежащая на арендаторе обязанность по внесению арендной платы.

Не влечет совпадения должника и кредитора в одном лице, а следовательно, и прекращения обязательства в соответствии с комментируемой статьей переход ордерной или предъявительской ценной бумаги (пп. 1 и 3 ст. 146 ГК) к должнику по обязательству, удостоверенному этой бумагой, т.к. в этом случае исключается лишь возможность предъявления требования по бумаге. Соответствующее требование может быть впоследствии предъявлено, т. к. ценная бумага, продолжая находиться в обращении, может перейти от должника к другому лицу.

<< | >>
Источник: О.Н.Садиков. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. Постатейный. 3-е издание, исправленное, переработанное и дополненное. КОНТРАКТ, ИНФРА-М.. 2005

Еще по теме Статья 411. Случаи недопустимости зачета:

  1. Статья 411. Случаи недопустимости зачета
  2. Статья 415. Прощение долга 1.