<<
>>

Статья 415. Прощение долга 1.

Прощение долга означает освобождение кредитором должника от лежащей на нем обязанности совершить определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п.) или воздержаться от определенного действия.
В закрепленном комментируемой статьей праве кредитора отказаться от принадлежащего ему права требования исполнения по обязательству реализуется принцип свободы осуществления гражданских прав (п. 2 ст. 9 ГК).

Прощение долга является безвозмездной сделкой (п. 2 ст. 423 ГК): отказ кредитора от права требования не обусловлен каким-либо встречным предоставлением со стороны должника. По этому признаку прощение долга отличается от отступного (ст. 409 ГК) и новации (ст. 414 ГК), предусматривающих согласие должника на передачу иного исполнения или на установление нового обязательства в обмен на отказ кредитора от права требования первоначального исполнения по обязательству. 2.

Прощение долга, как следует из текста комментируемой статьи, является односторонней сделкой (п. 2 ст. 154 ГК), т.е. не требует для своего совершения согласия другой стороны - должника. Данное условие отличает прощение долга от договора дарения, в соответствии с которым даритель освобождает или обязуется освободить одаряемого от лежащей на нем имущественной обязанности (пп. 1 и 2 ст. 572 ГК). Другим отличием является возможность дарителя освободить одаряемого от имущественной обязанности перед третьими лицами, в то время как прощение долга возможно лишь в отношениях между должником и кредитором.

Проведение разграничения между прощением долга и договором дарения необходимо для определения условий действительности соответствующей сделки, поскольку договор дарения обременен рядом ограничений, связанных с субъектным составом, стоимостью и видами имущественных прав, передаваемых в качестве дара (ст. 575, 576 ГК), в то время как действительность прощения долга подобными условиями не оговаривается. 3.

Правила о прощении долга сформулированы в комментируемой статье применительно к одностороннему обязательству. Это означает, что прощение кредитором долга в двустороннем обязательстве не освобождает кредитора от лежащей на нем обязанности (по предоставлению имущества, уплате денег и т.п.). Иное толкование означало бы предоставление кредитору вопреки требованиям закона (ст. 310 ГК) права на односторонний отказ от исполнения обязательства.

Для прекращения двустороннего обязательства необходимо, чтобы состоялось т.н. "взаимное" прощение долга, т.е. чтобы каждая из участвующих в обязательстве сторон освободила другую сторону от обязанности исполнения того, что она имеет право требовать в силу обязательства. Взаимное прощение долга не означает взаимообусловленности действий кредитора и должника и не меняет одностороннего характера сделки по прощению долга. 4.

Установленное комментируемой статьей ограничение прощения долга конкретизирует применительно к данному институту общее условие о пределах осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 10 ГК). Примером действий, подпадающих под такое ограничение, является прощение долга кредитором (являющимся, в свою очередь, должником по другим обязательствам), в отношении которого возбуждено дело о признании банкротом, поскольку такие действия ведут к уменьшению имущества кредитора, что нарушает права других лиц (его кредиторов) на получение удовлетворения из этого имущества. Положениям комментируемой статьи корреспондируют правила п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве, ограничивающие распоряжение имуществом лица, в отношении которого возбуждено дело о признании банкротом. 5.

Комментируемая статья, в отличие от правил о зачете (ст. 411 ГК) и новации (п. 2 ст. 414 ГК), не содержит запрета прощения долга в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов. Указанные оговорки в отношении зачета и новации не связаны с какими-либо особенностями этих способов прекращения обязательств, а диктуются целевым характером и установленным в законе порядком осуществления обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью (§ 2 гл.

59 ГК), и алиментных обязательств (гл. 17 Семейного кодекса), прекращение которых способом, отличным от исполнения, может лишить кредитора возможности получать соответствующие платежи и алименты. С этой точки зрения недопустимость прекращения названных обязательств прощением долга не нуждается в специальной оговорке.

В то же время прощение долга вполне допустимо в алиментных отношениях, основанных на соглашении сторон, т. к. в п. 1 ст. 101 Семейного кодекса содержится прямое указание о применении к указанному соглашению правил ГК о прекращении обязательств. 6.

Не могут рассматриваться в качестве прощения долга принятие кредитором лишь части долга, непредъявление кредитором в течение срока исковой давности требования об исполнении обязательства, а также иные действия, оставляющие сомнение в реальности намерения кредитора простить долг должнику. Прощение долга должно быть явно выражено и может быть совершено как путем объявления кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой- либо части. 7.

Исполнение, предоставленное должником кредитору после прощения долга, следует рассматривать как неосновательное обогащение на стороне кредитора. Кредитор в данном случае в силу правил гл. 60 ГК обязан возвратить должнику неосновательно полученное исполнение в натуре (ст. 1104 ГК) либо возместить ему действительную стоимость такого исполнения (ст. 1105 ГК). Кредитор, получивший от должника исполнение вопреки состоявшемуся прощению долга, освобождается от обязанности вернуть должнику соответствующее имущество, если докажет, что должник знал о прощении долга либо предоставил имущество в целях благотворительности (п. 4 ст. 1109 ГК).

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

Комментарий к статье 416

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, составляющих содержание обязательственного отношения.

В зависимости от причин, влекущих наступление указанных обстоятельств, различают невозможность физическую и юридическую. Комментируемая статья посвящена физической невозможности, т.е. невозможности исполнить обязательство в натуре в силу обстоятельств фактического характера.

Физическая невозможность исполнения наступает, в частности, в результате гибели индивидуально-определенной вещи, составляющей предмет обязательства, воздействия стихийных явлений природы, исключающих доступ к месту исполнения обязательства, болезни артиста, препятствующей его выходу на сцену. Физическая невозможность имеет место также в случае совпадения в одном лице должника и кредитора (ст. 413 ГК), смерти должника или кредитора (ст. 418 ГК), ликвидации юридического лица, являвшегося должником или кредитором (ст. 419 ГК). В судебно-арбитражной практике последних лет широкое распространение получили такие обстоятельства, влекущие наступление физической невозможности исполнения, как невыделение из бюджета денежных средств, за счет которых должно было вестись строительство по договору подряда (Постановление Президиума ВАС РФ от 06.05.97 N 5597/97 - Вестник ВАС РФ, 1997, N 8, с. 32), а также невыделение из бюджета денежных средств учреждению, которое по статусу не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и, следовательно, лишено иных источников дохода (Постановление Президиума ВАС РФ от 21.10.97 N 4051/97).

Невозможность исполнения наступает в случае изъятия следственными органами товара, являющегося предметом обязательства, в качестве вещественного доказательства (Постановление Президиума ВАС РФ от 31.08.99 N 2254/99 - Вестник ВАС РФ, 1999, N 12, с. 26). Снятие с производства товара определенной марки (модели, артикула) влечет в силу невозможности исполнения прекращение обязанности продавца (изготовителя) заменить по требованию потребителя товар с недостатками на аналогичный товар надлежащего качества (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ N 7). 2.

В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую в момент установления обязательства, и последующую - наступившую в период действия обязательства.

Комментируемая статья посвящена последующей невозможности исполнения, т.к. первоначальная физическая невозможность вообще не допускает возникновения обязательства. 3.

В п. 1 комментируемой статьи, в отличие от других статей гл. 26 Кодекса, имеется в виду прекращение обязательства в широком смысле, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства в натуре не влечет возникновения между сторонами нового обязательства по возмещению причиненных убытков, уплате неустойки и т.п. Такое прекращение обязательства, означающее, по существу, освобождение от ответственности за его нарушение, имеет место, когда невозможность вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Условия, при которых стороны несут ответственность за неисполнение обязательства и, соответственно, при которых обязательство не прекращается в значении п. 1 комментируемой статьи, перечислены в ст. 401 (см. коммент. к ней). Кроме того, в силу п. 1 ст. 405 ГК должник, просрочивший исполнение, несет ответственность и за случайно наступившую в период просрочки невозможность исполнения.

В то же время следует иметь в виду, что в узком смысле обязательство прекращается любой последующей физической невозможностью исполнения независимо от того, по чьей вине наступили соответствующие обстоятельства. Так, обязательство по доставке индивидуально-определенной вещи прекращается, хотя бы пожар, в результате которого она погибла, возник по вине обязанного лица. 4.

В силу п. 3 ст. 401 ГК не влекут прекращения (в значении п. 1 комментируемой статьи) обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, такие обстоятельства, как нарушение обязанностей контрагентами должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, а также отсутствие у должника необходимых денежных средств. 5.

В п. 2 комментируемой статьи имеется в виду прекращение обязательства в узком смысле, т. к. обязанность возврата имущества, за передачу которого вследствие невозможности исполнения не последовало встречного удовлетворения (неосновательное обогащение), не зависит от применения к сторонам мер ответственности за нарушение обязательства (гл. 60 ГК). По общему правилу соответствующая обязанность лежит на каждой из сторон независимо от того, по чьей вине наступили обстоятельства, повлекшие неосновательное обогащение (п. 2 ст. 1102 ГК). В п. 2 комментируемой статьи содержится исключение из общего правила, в силу которого кредитор имеет право требовать от должника возвращения исполненного им по обязательству только в случае, когда невозможность исполнения вызвана обстоятельством, не связанным с виновными действиями кредитора.

<< | >>
Источник: О.Н.Садиков. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. Постатейный. 3-е издание, исправленное, переработанное и дополненное. КОНТРАКТ, ИНФРА-М.. 2005

Еще по теме Статья 415. Прощение долга 1.:

  1. Статья 9. Осуществление гражданских прав
  2. Статья 326. Солидарные требования
  3. § 2. Перевод долга Статья 391. Условие и форма перевода долга
  4. Статья 414. Прекращение обязательства новацией
  5. Статья 415. Прощение долга 1.
  6. АЛФАВИТНО-ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  7. Лекция 11. Бессмертие и самоубийство: презрение к телу
  8. Прекращение обязательств
  9. От кухни до гостиной
  10. (6) Прекращение обязательств
  11. УКАЗАТЕЛЬ
  12. Triumviri Reipublicae Constituendae
  13. Очерк пятый КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
  14. Исторические традиции и их влияние на политическую систему
  15. Глава восьмая Покровительство Флавиев и еврейский патриотизм
  16. Глава четвёртая ЧАСТНЫЕ ВОЛЬНООТПУЩЕННИКИ