<<
>>

§ 6. Учения Кнаппа и Нусбаума. Критика этих доктрин

Нынешние номиналисты говорят не о цене денег, закрепленной законом, а о том, что денежная единица, определяющая счетное отношение денежных знаков и служащая единицей исчисления денежных сумм, не может быть определена как весовое количество металла, что она является «идеальной», лишенной вообще каких-нибудь физических и ценностных свойств и как таковая вообще не поддается определению232.
В своем последовательном развитии это понимание существа денежной единицы (вернее - это отрицание ее «существа») привело к государственной теории денег Кнаппа, которая вовсе отрицает за деньгами качество стоимости (Wert), признавая за ними лишь платежную силу (Geltung), присвоенную им законом. Кнапп в своей Staatliche Theorie des Geldes233 ставит вопрос о сущности денег, но его государственная теория денег в юридической литературе была использована для весьма серьезных выводов по теории денежных обязательств; поэтому мы остановимся подробнее на этой теории. «Государственная теория денег, - говорит Кнапп, - есть догматическое выражение ряда историко-правовых фактов, которые в течение ХК в. обнаружились в области денежного обращения важнейших культурных государств. В настоящее время платежный механизм всюду регулируется нормами административного права, которые и являются основным материалом для исследования». Ныне действующий порядок есть результат долгого исторического развития. Некогда платежи производились путем взвешивания металла - единица ценности в ту пору определялась с помощью единицы этого металла. Затем появляются монеты, которые содержат определенное количество металла. Чеканка монет становится государственной прерогативой. Теперь государство предписывает: долг в один фунт серебра будет уплачиваться не посредством взвешивания металла, а путем передачи монет - 240 пфеннигов. С этого момента каждая монета становится «хар- тальным» платежным средством (от слова «charta», означающего «документ» в противоположность материальным благам).
Далее государство уменьшает вес монеты; но, несмотря на это, монеты нужно только считать, а не взвешивать. Платежная сила (Geltung) каждого денежного знака ныне определяется првовым порядком и уже не зависит от того материала, из которого сделан денежный знак (поэтому возможны денежные знаки из бумаги). Денежная единица, выражающая платежную силу денег, стала номинальной (от nomen - название). Марка, крона, рубль не могут быть определены как известные весовые количества металла: все это исторически определившиеся понятия нашего правопорядка. Определение нынешней германской денежной единицы возможно лишь путем установления обратной связи ее с предшествовавшей денежной единицей (rekurrenter Anschluss): марка есть третья часть существовавшей до нее денежной единицы - талера. При выборе материала, из которого изготовляются денежные знаки, государство ничем не связано; если монеты понижаются в весе, то для внутригосударственного обращения это не представляется существенным: всякий житель данного государства находится в роли получающего и платящего, и кто должен принимать боле легкие монеты, тому разрешено и платить такими же монетами. Государственная теория денег является ошибочной в своих исходных положениях и выводах. Прежде всего неправильным является исходное положение: «Деньги - создание правопорядка». Это положение Кнапп выводит из того, что когда государство объявляет определенные предметы законным платежным средством и фактически расплачивается ими со своими контрагентами, то предметы эти становятся всеобщим средством обращения. Однако превращение законного платежного средства в знак стоимости проистекает из самого процесса обращения и это признается даже многими номиналистами - от епископа Беркли до Нусбаума включительно234. Будет ли вещь, объявленная государством в качестве законного платежного средства, принята оборотом в качестве знака стоимости, исполняющего функцию средства обращения, это в конечном счете зависит не от государства, а от оборота. Следовательно, деньги создаются не в порядке закона, не являются созданием правопорядка.
По Кнаппу, первичной и даже единственной функцией денежной единицы является то, что она определяет степень платежной силы денежных знаков; денежная единица, полагает он, выражая степень платежной силы денежных знаков, изготовленных из разных металлов, может быть лишь идеальной единицей; в отличие от других вещей, определенных родовыми признаками, денежные знаки определяются не какими-либо материальными качествами, не ценностным субстратом, а исключительно только отношением данного знака к определенной идеальной единице. «Концепция доллара на каждый данный момент также мало поддается определению, как, например, понятие синего цвета», - говорит Нусбаум235. Идеальный характер денежной единицы, по мнению номиналистов, явствует из того, что она определяет счетное соотношение денег, изготовленных из разного материала. Представление об идеальной денежной единице, лишенной материальных и ценностных свойств, не является новым: в этом отношении концепции Кнаппа и Нусбаума ничем не отличаются от теорий епископа Беркли (1685 - 1753 гг.) и Джемса Стюарта (1712 - 1780 гг.), которые подверглись уничтожающей критике Маркса236. Маркс указывает на то, что представление об идеальной денежной единице основано на смешении, «с одной стороны, меры стоимостей с масштабом цен, а с другой стороны, золота и серебра в качестве меры стоимости и в качестве средства обращения. Из того, что в акте обращения благородные металлы могут быть замещены знаками, Беркли заключает, что эти знаки в свою очередь не представляют ничего , т. е. представляют только абстрактное понятие стоимости». Когда же Стюарт утверждает, что «деньги - только идеальный масштаб с равными делениями», то он «ограничивается только проявлением денег в обращении в качестве масштаба цен и счетных денег ... не понимая превращения меры стоимостей в масштаб цен». Таким образом, вопреки Кнаппу, если пользоваться его терминологией, надо сказать, что переход от пензаторных платежей (при которых деньги взвешивались) к платежам путем счета денежных знаков по их отношению к денежной единице вовсе не означал, что денежные знаки стали хартальным платежным средством и что денежная единица утратила свои материальные свойства.
Наоборот, хотя «денежные названия весовых частей металла исторически отделялись от их общих весовых названий»237, но денежная единица в результате этого не перестала быть определенным весовым количеством золота; иначе она не могла бы быть единицей измерения стоимости. Только из марксовой теории денег становится понятным, каким образом знаки стоимости, изготовленные из разного материала, могут получить и фактически получают одинаковое наименование, отражающее отсутствие между ними качественных и наличие одних количественных различий. Это оказывается возможным именно благодаря тому, что все знаки стоимости служат представителями различных идеальных количеств одного и того же металла - золота. Попытка номиналистов объяснить номинальный характер денежного обязательства «идеальным» характером денежной единицы, в которой исчислена сумма обязательства, оказывается, таким образом, полностью несостоятельной. Вопреки Кнаппу и другим номиналистам1 вопрос о влиянии на денежные обязательства изменений в покупательной силе денег не разрешается тем, что государство при переходе от одной денежной единицы к другой устанавливает между ними соотношение, которое Кнапп называет обратною связью. Эта обратная связь имеет, конечно, большое значение при перечислении денежных сумм, выраженных в старой денежной единице, на новую денежную единицу, но она сама по себе не может считаться выражением принципа номинализма. Прежде всего необходимо отметить, что соотношение старой и новой денежных единиц обычно устанавливается государством не авторитарно, а применительно к действительному фактическому положению вещей. История большинства денежных реформ показывает, что установлению названной обратной связи между старой и новой денежными единицами обычно предшествует период параллельного обращения денежных знаков, выраженных в соответствующих денежных единицах. В течение этого периода времени принимаются меры к стабилизации фактического курсового соотношения, которое затем закрепляется законодателем. По этому курсу совершаются не только расчеты по денежным обязательствам, но и выкуп старых, изымаемых из обращения, денежных знаков.
Таким образом, обратная связь лишь закрепляет фактическое отношение старой и новой денежных единиц на момент демонетаризации денег, выраженных в старой денежной единице, и замены их новыми деньгами. Отсюда ясно, что отношение «обратной связи» само по себе не отвечает и не может ответить на вопрос о содержании денежных обязательств, выраженных в старой денежной единице, в условиях, когда установлению обратной связи предшествовало изменение покупательной силы денег. Например, если в 1913 г. совершен был договор, по которому должник обязан в 1925 г. уплатить 10 000 марок, то установленная по закону обратная связь между маркой и рейхсмаркой (один биллион марок равен одной рейхсмарке) сама по себе не является основанием для того, чтобы должник в 1925 г. мог возразить, что он по этому долгу обязан уплатить лишь 10 000 биллионных долей рейхсмарки, т. е. ничего. Для того, чтобы должник мог сделать этот вывод, он сперва должен доказать, что марка, как она существовала в 1924 г. на момент изъятия ее из обращения, по своей платежной силе равнялась марке 1913 г., т. е. что платежная сила марки, невзирая на ее катастрофическое обесценение, еще до реформы 1924 г. (т. е. до установления названной обратной связи) определялась по номиналу: а это заключение, очевидно, не может быть выведено из обратной связи, установленной между маркой и рейхсмаркой. Таким образом, номиналистический принцип расчета по денежным обязательствам не стоит ни в какой связи с тем, что Кнапп называет «обратною связью»238. Государственная теория денег в целом вопреки утверждению Кнаппа не есть «догматическое выражение ряда историко-правовых фактов, которые в ХК в. обнаружились в денежном обращении важнейших государств». Теория эта, напротив того, противоречит этим фактам и исходит из чисто априорных положений. Учение Кнаппа не может также служить базою для разрешения вопросов о содержании денежных обязательств. < ...>
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004

Еще по теме § 6. Учения Кнаппа и Нусбаума. Критика этих доктрин:

  1. § 6. Учения Кнаппа и Нусбаума. Критика этих доктрин