<<
>>

§ 8. Золотая оговорка в германском гражданском уложении

Вопрос о золотой оговорке в германском праве осложняется построениями априорного характера, нашедшими свое отражение в Г.Г.У.401 Германская доктрина402 проводит различие между обязательствами, направленными на поставку известного рода денежных знаков (монет) как вещей, определенных родовыми признаками (Munzsortenschuld или Geldgattungsschuld), и обязательствами, направленными на уплату денег как таковых.
B последнем случае налицо денежные обязательства в собственном смысле слова (Geldschuld), которые в свою очередь делятся на простые денежные обязательства, имеющие своим содержанием уплату денег в определенной сумме денежных единиц (Geldsummenschuld), и «квалифицированные» денежные обязательства, по которым предусмотрен платеж определенным видом денежных знаков, входящих в состав данной денежной системы (Geldsortenschuld); одним из видов последних является долг с оговоркой платежа золотыми монетами (Golmunzklausel). Различие между Munzsortenschuld (debito monetario) и Geldsortenschuld (debito pecuniario), воспринятое и итальянской доктриной403, в том, что в первом случае речь идет о поставке данных денежных знаков как вещей, определенных родовыми признаками, и если денежных знаков данного рода не окажется в обращении, то наступает объективная невозможность исполнения, освобождающая должника на общих основаниях, установленных для обязательств, имеющих своим предметом genus404; во втором же случае оговорка об уплате определенного вида денег носит характер простого, «дополнительного» договорного условия о способе исполнения, не изменяющего природы обязательства как обязательства денежного, по которому не может быть невозможности исполнения; поэтому если предусмотренный модус платежа стал «объективно невозможным» (вследствие исчезновения или изъятия из обращения данного рода монет), то обязательства надо исполнить так, как если бы названной оговорки вовсе не было.
На этой именно концепции базируется § 245 Г.Г.У.: «Если денежное обязательство подлежит оплате в монете определенного рода (in einer bestimmten Munzsorte), каковая в момент платежа не находится более в обращении, то платеж должен быть совершен так, как если бы данный род монеты не был определен». Данный случай, следовательно, мыслится как изъятие из общего правила405, устанавливающего, что объективная невозможность исполнения всегда освобождает должника (impossibilium nulla obligatio). Такое разрешение вопроса, формулированное в § 245 Г.Г.У., некоторые юристы (Enneccerus) считают вытекающим из существа денежного обязательства и настолько несомненным, что если бы даже в Г.Г.У. не было нынешнего § 245, то практика все равно должна была бы применить тот же принцип. И только Нус- бауму406 удалось вскрыть необоснованность положения, формулированного в § 245, несоответствие его потребностям оборота. Нусбаум отметил407 (и это подтверждается тем, что сказано в «Motive zum BGB»), что составители Г.Г.У. в § 245 имели в виду предусмотреть гипотетический случай замены одних видов денежных знаков другими в условиях ус - тойчивой марки - случай, едва ли имеющий сколько-нибудь практическое значение; они вовсе не предусматривали случая выпадения монет из обращения в условиях падения покупательной силы и курса германской марки. Вследствие своего слабого знакомства с экономическими вопросами составители Г.Г.У. не учли, что обещание платить определенным видом денег в современных условиях может иметь значение лишь как оговорка гарантийного характера, направленная на то, чтобы по возможности стабилизировать ценностное содержание долга. В результате получилось, что оговорка о платеже, например, золотыми монетами в случае исчезновения этих монет из обращения, просто зачеркивается, и должник согласно § 245 присуждается к уплате по номиналу, тогда как следовало бы - в соответствии с целью золотой оговорки - в этом случае обеспечить кредитору уплату стоимости этих монет. С критикой Нусбаума нельзя не согласиться, но она является недостаточной.
В своей теории денежного обязательства Нусбаум сохраняет категорию Geldsortenschuld и отсюда рассматривает Goldmunzklausel и Goldwertklausel как совершенно различные и самостоятельные виды денежных обязательств (он даже трактует о них в различных главах408). На самом деле из гарантийного характера золотой оговорки вытекает, что всякая такая оговорка в условиях, когда золото выпадает из обращения, может иметь действие лишь как Goldwertklausel и что применение в этих условиях § 245 Г.Г.У. означает «аннулирование золотой оговорки». История золотой оговорки в Германии в период 1914 - 1924 гг. показывает, что § 245 Г.Г.У. остался мертвой буквой и вовсе не получил какого-либо применения. Так, в начале первой мировой войны, когда Германия перешла к бумажно-денежному обращению и германское правительство сочло необходимым аннулировать золотую оговорку - это было сделано в порядке специального закона (от 28 сентября 1914 г.). Когда же вследствие катастрофического падения марки (1923 - 1924 гг.) последняя не могла уже более служить единицей исчисления платежей, то прибегают к внедрению в оборот «золотой марки» в качестве счетной единицы также при полном игнорировании § 245 Г.Г.У.: начиная с закона 23 июня 1923 г. об ипотечных займах, издается ряд актов, которые имеют целью ввести практику исчисления платежей в золотых марках с платежом в бумажных марках по курсу на золото; золотая марка (moneta imaginaria) служила также единицей счета при составлении балансов, установлении сумм акционерных капиталов, исчислении платежей в казну и др. В зависимости от способов определения курса на бумажные марки и от целей, для которых применялись эти счетные единицы, различали: Feingoldmark равную 409/2790 кг золота (эта счетная единица потреблялась для исчисления ипотечных долгов); Dollargoldmark, равную 10/24 доллара США (употреблялась в сфере краткосрочного кредита) и Steuergoldmark (налоговая золотая марка). Порядок установления курса и сфера применения этих счетных единиц регулировались административными актами1. Но и после введения новой денежной единицы - рейхсмарки (1924 г.) Dollargoldmark еще долго была в ходу как единица исчисления денежных платежей в контрактах, так как германские торговые круги не верили в устойчивость своей новой валюты и денежной системы: еще в 1934 - 1935 гг. встречаются судебные споры, в которых идет речь о Dollargoldmark410 несмотря на то, что гитлеровские заправилы стремились изгнать золотую оговорку из гражданского оборота.
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004

Еще по теме § 8. Золотая оговорка в германском гражданском уложении:

  1. § 8. Золотая оговорка в германском гражданском уложении