<<
>>

§ 7. Золотая оговорка в праве США

Обесценение «greenbacks» (бумажных денег) в эпоху гражданской войны 1861 - 1865 гг., господство строго номиналистического принципа в американской судебной практике и биметаллизма в законодательстве США в течение почти всего XIX в.
и, наконец, пропаганда сторонников «дешевого доллара» в начале XX в. - вся совокупность этих явлений привела к необычайному распространению в США золотой оговорки, которая здесь обычно принимала следующую формулировку: «Платеж в золотых долларах нынешнего (т. е. на момент заключения договора) стандарта веса и пробы». В отличие от рассмотренной нами практики английских судов, отвергнувшей действие Gold coin clause как противоречащей принципу номинальной платежной силы фунта стерлингов, выраженного в монете и в бумажных деньгах, Верховный суд США в ряде решений (по делам Bronson v. Rodes, 1868; Butler v. Horwitz, 1868) признал, что оговорка о платеже золотыми монетами в принципе не отличается от договора, направленного на поставку определенного весового количества золота в слитках, а потому является действительной391. При этом судебная практика шла так далеко, что даже допускала исполнение в натуре (specific performance) по договорам, снабженным этой оговоркой392. Признание золотой оговорки всех видов после этого в США утвердилось, как казалось, «окончательно». Высказывалось мнение, что признание золотой оговорки вполне в духе американской психологии, которая в договорной гарантийной клаузуле усматривает одно из проявлений принципа «Help yourself»393. Правильнее будет сказать, что золотая оговорка в США получила особое распространение ввиду отсутствия там в течение долгого времени системы эмиссионного центрального банка и ввиду стремления вследствие этого «деловых кругов» взять в свои руки стабилизацию «ценностного содержания» денежных долгов. Но и после укрепления денежного обращения золотая оговорка сохранила в США самое широкое распространение.
Накануне мероприятий Франклина Рузвельта в области денежного обращения (1933 г.) общая сумма обязательств, снабженных этой оговоркой, составляла (по заявлению председателя Верховного суда США, высказанному в решении по делу Norman v. The Baltimore and Ohio Railroad, 1935 г.394 до 75 миллиардов долларов. Можно без преувеличения сказать, что и в других обязательствах долгосрочного характера золотая оговорка, как правило, всегда была налицо. Акт Конгресса (Join Resolution) 5 июня 1933 г. об аннулировании и запрещении на будущее время золотых оговорок был одним из целой серии мероприятий, предпринятых Франклином Рузвельтом в период 1933 - 1934 гг., в которых делались попытки выйти из затруднений, созданных длительным экономическим кризисом395. 6 марта 1933 г. президент, констатируя наличие значительных и неоправданных требований к банкам на выплату золота и серебра, в целях тезаврирования, объявил закрытие банков до 9 марта 1933 г. Актом того же дня Конгресс предоставил президенту право «исследовать, регулировать и запрещать, всякого рода сделки в иностранной валюте, трансферт кредитов или платежей, производимых банками. экспорт, хранение, плавление, клеймение золотых и серебряных монет и слитков». Акт этот предоставил также секретарю казначейства право требовать от всех лиц в США сдачу казначейству золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов, им принадлежащих, с уплатой соответственного эквивалента. Рядом последующих исполнительных распоряжений президента и секретаря казначейства все эти полномочия были осуществлены и золото, по существу, стало res extra commercium. Двумя актами 1933 и 1934 гг. президенту было предоставлено право произвести девальвацию доллара на уровне не ниже 50% его первоначального золотого содержания, а затем по второму из названных актов - на уровне не ниже 60% этого содержания. Основываясь на этих актах, Рузвельт 31 января 1934 г. зафиксировал золотое содержание доллара на уровне 59,06% прежнего золотого паритета. В условиях полного запрета сделок с золотом и изъятия его из обращения и был принят Акт 5 июня 1933 г.
о запрещении золотой оговорки. Акт этот, как видно из его наименования, имел целью «обеспечить одинаковую ценность монет и других денежных знаков в США». В вводной части акта подчеркивается, что золотая оговорка всех видов «создает затруднения для Конгресса в регулировании ценности денег США и несовместима с объявленной политикой Конгресса - навсегда обеспечить равенство всякого доллара США в монете и в бумажных знаках как в отношении покупательной силы, так и в отношении его платежной силы». Исходя из этого, Конгресс аннулирует все включенные в уже существующие обязательства золотые оговорки, а на будущее время объявляет противными публичному порядку всякие договорные условия, «имеющие целью предоставить кредитору право требовать платежа в золоте или в специальном виде монет или денежных знаков, или в сумме денег США, исчисленной по цене золота или по цене определенного вида монет». «Всякое обязательство, до сего времени заключенное, или которое будет заключено в будущем, независимо от того, содержится ли в нем подобное условие или нет, - должно быть погашено платежом доллар за доллар в любой монете или денежных знаках, которые в момент платежа являются законным платежным средством (legal tender) по публичным и частным долгам». Аннулируются также золотые оговорки в публичных займах. Таким образом, закон от 5 июня 1933 г. аннулирует все виды золотых оговорок: они становятся на будущее время недействительными. Расчеты происходят по номиналу так, как если бы в данной сделке не было вовсе золотой оговорки. Судебная практика США признала, что акт об аннулировании золотой оговорки не противоречит конституции, и засим в порядке распространительного толкования значительно расширила область применения этого акта. Объединенным решением от 18 февраля 1935 г. по ряду дел - Norman v. The Baltimore and Ohio Railroad Co и др.396 - Верховный суд США признал, что названный акт вытекает из «права Конгресса регулировать ценность денежных знаков США». Речь шла об облигациях, выпущенных в период 1903 - 1930 гг.
и снабженных золотой оговоркой по обычной в США форме (платеж золотыми монетами США нынешнего, т. е. на момент выпуска облигаций, стандарта веса и пробы). Истец - держатель облигаций оспаривал конституционность акта от 5 июня 1933 г., ссылаясь главным образом на пятую поправку к конституции США, запрещающую изъятие частной собственности без справедливого возмещения. Верховный суд США подробно анализирует решения о золотой оговорке эпохи гражданской войны 1861 - 1865 гг., которые признавали действительными условия о платеже золотыми монетами. Суд указывает на то, что подобные условия в ту пору, когда существовали две денежные единицы и когда золото даже при наличии бумажных денег фактически не выходило из обращения, имели существенно иное значение, нежели в настоящее время, когда платеж золотыми монетами вследствие изъятия золота из обращения наталкивается на юридическую и фактическую невозможность исполнения. Золотые оговорки, о которых идет речь, в рассматриваемых делах направлены по существу не на то, чтобы обеспечить кредитору получение определенного вида монет или определенного весового количества золота, а на то, чтобы предоставить кредитору гарантию от невыгодных для него последствий обесценения золота. Золотой доллар здесь имеет значение определенной единицы исчисления платежей. Таким образом, формуле, которая при буквальном ее толковании выражает обязательство уплатить золотые монеты in specie, в порядке интерпретации придается значение Gold value clause. Далее, суд переходит к вопросу конституционности акта от 5 июня 1933 г. При обсуждении этого вопроса Верховный суд США исходит из того, что, Конгресс, безусловно, имеет право регулировать денежное обращение страны независимо от того, причиняют ли соответственные мероприятия ущерб частной собственности или нет. Верховный суд США подчеркивает, что из права Конгресса регулировать денежное обращение вытекает ряд возможных ограничений в отношении права собственности на золото и серебро - ограничений, которые вызываются общими интересами и которые коренятся в роли этих металлов как законного платежного средства и орудия обращения. Ограничения эти вытекают из того факта, что «закон придает монете ценность, которая вовсе не связана с внутренней ее ценностью».
Свойство монет как законного платежного средства определяется законом независимо от ценности содержащегося в них металла. Право чеканить монету включает в себя также право запрещать ее порчу, плавление, вывоз золота и серебра, словом, включает права, направленные на ограничение права собственности на золото и серебро. Изложенная здесь доктрина является не чем иным, как модернизацией тех учений «о праве собственности государя397» на находящиеся в обращении монеты, которые получили четкую догматическую разработку у французских юристов XVII и XVIII вв. Из сказанного Верховный суд выводит, что Конгресс, безусловно, имеет право вносить изменения в существующие договоры и аннулировать условия договоров, которые противоречат его политике в области денежного обращения, хотя бы такие акты Конгресса и являлись вмешательством в уже возникшие по договорам имущественные права, и что, поэтому, если золотая оговорка, о которой идет речь, препятствует Конгрессу в регулировании денежного обращения и в установлении единства денежной системы, то она не может сохранить силу. Верховный суд в данном решении не ограничился юридической стороной дела, но дал экономический анализ действия золотой оговорки в условиях девальвации доллара для того, чтобы показать, что Конгресс, принимая акт 5 июня 1933 г., действовал целесообразно. Золотая оговорка, рассматриваемая как обязательство уплатить определенное количество золота или определенное количество золотых монет, явно, как говорит суд, противоречила бы политике Конгресса в области денежного обращения, так как действие ее увеличило бы спрос на золото, поощрило бы его тезаврацию и стимулировало бы вывоз золота за границу. Сохранение в силе золотой оговорки, в которой золотая монета служит лишь единицей исчисления платежей, также противоречило бы политике денежного обращения. Приказом президента от 31 января 1934 г. золотое содержание доллара было снижено. Девальвация доллара поставила экономику на новый базис. «Штаты и города будут взимать налоги из расчета нового доллара.
Железнодорожные и иные тарифы также основаны на новой денежной единице. Общеизвестно, что штаты, города, железные дороги и другие предприятия выпускали облигации, по общему правилу содержащие золотую оговорку. Не требуется острого экономического анализа или глубоких экономических исследований для того, чтобы понять ту ступень потрясения национальной экономики, которая была бы создана подобным различием в условиях, при которых названные организации в качестве должников по золотой оговорке платили бы 1,69 доллара в новой валюте, а получали бы налоги, доходы и прочие поступления на базе 1 доллара в той же валюте». Суд заключает, что вся сумма мероприятий Конгресса в области денежного обращения, проведенная в 1933 - 1934 гг., является конституционной и что акт об аннулировании золотой оговорки, будучи одним из элементов этой политики, также является актом, не противоречащим конституции. В тот же день Верховный суд США вынес второе решение, по делу Perry против Соединенных Штатов Америки, в котором жалобщик ссы лался на неконституционность аннулирования золотой оговорки и требовал возмещения убытков, которые он якобы потерпел вследствие того, что по облигации займа США, выпущенному в 1917 г. и снабженному золотой оговоркой, правительство США предложило ему платеж в девальвированных долларах по номиналу398. Верховный суд признал, что применение акта 5 июня 1933 г. к собственным долгам правительства США противоречит конституции, ибо Конгресс не может использовать свое право по регулированию денежного обращения для того, чтобы аннулировать обязательства, принятые на себя правительством США в силу предоставленного ему права совершать займы за счет кредита США. Однако, говорит суд, отсюда еще не вытекает право жалобщика на возмещение ему убытков. Истец исчислил свои убытки, приняв за основу разницу между весовым содержанием доллара до девальвации 1933 г. и после этой девальвации. Однако нет основания утверждать, что девальвация доллара причинила ущерб истцу. Положение существенно отличается от того, которое имело место в эпоху Legal Tender Acts 1862 - 1864 гг. Тогда золотые монеты остались в обращении. Ныне, до девальвации 1934 г., золотые монеты были изъяты из обращения, был запрещен их вывоз и ограничены сделки по переводу за границу. Поэтому истец, утверждая, что он потерпел убытки, не может исходить из того, что он мог бы использовать золотые монеты для целей экспорта или приобретения иностранной валюты. Надо исходить лишь из положения внутри страны в момент заключения договоров. Во внутренних сделках оценка золотых монет может быть произведена лишь исходя из того, что они являются законным платежным средством и орудием обращения по номиналу. Надо принять во внимание также, что девальвация не изменила покупательной силы доллара. Поэтому уплата истцу какой-либо суммы сверх номинальной означала бы неосновательное обогащение. (Это последнее утверждение было правильным лишь на момент решения; позже оно не отвечало бы действительному положению вещей.) В ответ на это решение Конгресс, в порядке акта 27 августа 1935 г., объявил, что все облигации правительства США, снабженные золотыми оговорками, оплачиваются по номиналу до 1 июля 1936 г. с тем, что после этого срока приостанавливается начисление процентов399. Изложенные решения Верховного суда США показывают, что суд не останавливается перед вторжением в сферу частной собственности, когда это вызывается интересами крупного капитала. Аннулирование золотой оговорки не признается противоречащим конституции, ведь оно означало снижение задолженности монополистических организаций, выпустивших золотые займы. (Но несколькими месяцами позднее, 27 февраля 1935 г., Верховный суд США признал, что акты Франклина Рузвельта, направленные на некоторое облегчение задолженности фермеров банкам, являются недопустимым нарушением принципа частной собственности.) Последующая американская судебная практика значительно расширила сферу применения акта от 5 июня 1933 г. 19 ноября 1935 г. апелляционный суд штата Нью-Йорк рассмотрел дело по иску Южно-Американской компании к Финляндскому обществу, выпустившему в 1924 г. свои облигации в США с платежом в Нью-Йорке в золотых долларах (золотая оговорка в обычной форме). Суд признал, что истец обязан принять платеж в девальвированных долларах по номиналу400. Суд подчеркивает, что облигация подчинена действию американского права, но что это не является основным моментом, в силу которого платеж подчинен акту 5 июля 1933 г.; долги иностранцев в США подчинены закону от 5 июня 1933 г. на общих основаниях, иначе бы получился дуализм в денежном обращении (появилась бы особая денежная единица для расчетов с иностранцами), что явно противоречило бы целям названного закона, направленного на сохранение единства денежного обращения США. Цель эта относится к области публичного подряда. Стороны в договоре не могут избежать действия такого принудительного закона. По этому делу Верховный суд США 8 января 1936 г. отказал в разрешении на обжалование (не дал writ of certiorari), вследствие чего решение это имеет значение судебного прецедента. Из данного решения видно, что суд считает закон от 5 июня 1933 г. применимым ко всем обязательствам, выраженным в долларах, независимо от того, подчинено ли данное обязательство американскому праву или нет, и независимо от того, кто является кредитором или должником по обязательству (американский гражданин или иностранец).
<< | >>
Источник: Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. 2004

Еще по теме § 7. Золотая оговорка в праве США:

  1. Статья 1192. Применение императивных норм
  2. 2.2. Основные подходы к историческому прогнозированию: исторические сравнения и аналогии
  3. ГЛАВА 1 ГОЛ 1786-й. Соседство лвух империй. Курилы. Сахалин. Пекин. Корея
  4. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  5. Глава 7 Коллапс социального доверия
  6. Вступительная статья
  7. Стабильность или путь в неизвестное?
  8. Россия
  9. НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ, ВОСТРЕБОВАННОЕ ВРЕМЕНЕМ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. § 4. Право США
  12. § 16. Германская ревалоризация и теория Савиньи (и его последователей) о содержании денежного обязательства
  13. § 4. Золотая оговорка. Понятие и виды
  14. § 6. Золотая оговорка в английском праве
  15. § 7. Золотая оговорка в праве США
  16. § 8. Золотая оговорка в германском гражданском уложении
  17. § 9. Коллизионные вопросы
  18. § 1. Эволюция концепции законного платежного средства
  19. ОСОБЕННОСТИ И ПАРАДОКСЫ СОВЕТСКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ