<<
>>

Идейная платформа Всеволода Анучина.

«Пик» страстей вокруг методологической возможности-невозможности единой географии в СССР приходится на начало 60-х годов, совпавший с защитой докторской диссертации Всеволодом Анучиным.
В защите (длившейся 3 дня!) на стороне Анучина приняли участие видные философы, оппозицию возглавили физико-географы, категорически отрицавшие факт действия естественных законов в обществе, на чем, собственно, по мнению Анучина, базировался отрыв общества от природы и возводилась стена между естественными и общественными отраслями географии. (Последний все-таки получил докторскую степень и немедленно покинул МГУ, как «заплесневелый оплот идейно-большевистской ортодоксии», уже в качестве «великомученика», «почетного святого». В дальнейшем работал заместителем председателя СОПС при Госплане СССР, профессором Высшей школы профдвижения.) Вкратце, опуская многие детали, научная позиция Анучина сводилась к следующему. 1. Общим объектом, изучаемым всеми географическими науками, является ландшафтная оболочка Земли — как наиболее широкое комплексное понятие современной географии. Кроме элементов естественной среды (литосферы, воздушных масс, вод, почвенного покрова и биоценозов), ландшафтная оболочка включает элементы общественного характера, «прежде всего население с результатами его взаимодействия с остальной природой» (1, с. 115). Различению подлежат понятия «ландшафтная оболочка» и «географическая среда», хотя оно не так уж и существенно (в своей монографии Анучин условно ставит знак равенства между этими понятиями). Если первое ассоциируется со всей поверхностью Земли, то географическая среда представляет ту ее часть, где происходит непосредственное взаимодействие между человеческим обществом и остальной природой. (Здесь Анучин отталкивается от постулата Юрия Ефремова: «...Приповерхностный мир Земли, являющийся географической средой для человеческого общества, насыщен не только человеческими организмами как таковыми; он изменен и дополнен продуктами их труда, их изделиями и сооружениями.
Размеры этих дополнений становятся колоссальными и в ряде случаев приобретают планетарное значение» [9, с. 525].) 2. Географическая среда включает в свой состав три группы элементов: а) неорганическую, б) органическую и в) общественную, развивающиеся соответственно по физико-химическим законам, биологическим и общественным законам. При этом «законы, определяющие развитие неорганического комплекса элементов географической среды, продолжают действовать как в группе органических, так и в группе общественных элементов. Законы, определяющие развитие органической группы элементов, сохраняют свое действие и в человеческом обществе (в группе общественных элементов). Это принципиальное важное обстоятельство, объединяющее все элементы географической среды между собой, является важнейшим основанием для постоянно существующих связей между всеми предметами и явлениями материального мира» (1, с. 159). В данном случае Анучин делает важное пояснение, связанное с тем, что обратного действия законы не имеют: «Общественные законы не действуют в биологической среде, так же как и в неорганическом комплексе географической среды. Биологические законы в свою очередь не действуют в неорганическом комплексе» (там же). 3. Взгляд, согласно которому человеческое общество рассматривается в качестве лишь внешнего фактора, воздействующего на природу, неверен. «Такой взгляд односторонен, — считает Анучин, — а поэтому и неправилен: он позволяет видеть лишь одну сторону взаимодействия между обществом и природой. Человек — часть природы и не может выйти за ее пределы. Он не только произошел из животного мира, но, выделившись из него, остался и навсегда останется связанным с ним неразрывными узами. Качественные отличия человеческого общества поэтому нельзя рассматривать как какие-то особые “надприродные” свойства. Используя имеющиеся на Земле материальные ресурсы, человеческое общество и само является часть этих материальных ресурсов» (1, с. 117,118). Здесь автор уместно ссылается на известную мысль Маркса: «Веществу природы он сам (то есть человек.
— Ю. Г.) противостоит как сила природы» (14, с. 184). Человеческое общество является не только одной из сторон взаимодействия в системе «природа — общество», но и результатом такого взаимодействия. Поэтому география вправе изучать взаимодействие общества с остальной природой как внутренние законы развития географической среды (оставляя изучение внутренних законов, определяющих развитие общества, другим наукам). 4. В реестре существующих отраслей научного знания могут существовать (и в действительности существуют) так называемые «переходные» науки, являющиеся одновременно и естественными, и общественными. «К таким наукам, в частности, относится география, изучающая географическую среду, формирующуюся и развивающуюся не только под воздействием сил и законов природы, но и сознательных, целенаправленных воздействий со стороны человеческого общества» (1, с. 123, 124). 5. Познание географической среды предполагает преодоление «разорванности» методов исследования, отказ от дуализма в любой его форме, поскольку «география может развиваться только на основе материалистического монизма» (там же, с. 124). В соответствии с последним, познание целостной картины мира в географически работах идет «вразрез» с так называемым философским дуализмом, довольствующимся двумя картинами мира. Географическая наука исходит из невозможности «стерильно» разграничить естественные и общественные элементы географической среды. 6. Широко проявляющийся в географии процесс дифференциации является аналитической стороной единого процесса ее развития. Что же касается другой — синтетической, то она ассоциируется с процессами взаимопроникновения между географическими науками, с поиском общих закономерностей развития элементов географической среды и т. д. Между тем, накопленный эмпирический материал в географической науке недостаточно обобщается «из-за отсутствия развернутой теоретической концепции комплексной географии как целостной науки» (там же). 7. Хорологический подход является методологической основой всех географических наук.
Однако не следует смешивать методологическую основу (метод!) географии с изучаемым ею предметом. (Последнее, кстати, часто наблюдается и в истории, где предметом, случается, называют развитие во времени. На самом деле методологическая основа истории — принцип развития во времени, который никак не может быть предметом изучения.) Перечень узловых методологических положений, сформулированных Анучиным для отстаивания единства географии, можно продолжить. Однако и приведенные свидетельствуют о достаточно четкой авторской позиции, о ясном понимании им сути, задач и целей географической науки. Один из наиболее «светлых умов» в отечественной географической науке осознавал, что дифференциацию географии не остановить, поскольку никто не в состоянии объять необъятное. Вместе с тем ученый предостерегал от опасности «разбрестись по отдельным, узкоцеховым чуланам и коконам», призывал к необходимости одновременного изучения и сопоставления природных и общественных процессов, об исследовании географической среды как целостного объекта.
<< | >>
Источник: Гладкий Ю. Н.. Гуманитарная география: научная экспликация. 2010

Еще по теме Идейная платформа Всеволода Анучина.:

  1. Идейная платформа Всеволода Анучина.