<<
>>

Теоретическая география = мета география?

Часть географов полагает, что теоретическая география — это полный аналог метагеографии. Так ли это? Возможно, хотя не принципиально. Вначале под метагеографией понималась «та часть географическихрассуждений, которая затрагивала принципы, лежащие за пределами непосредственных ощущений реальности, включая такие понятия, как сущность, причина сходство» (24, с.
9). Среди отечественных авторов первыми (1968 г.) предложили использовать термин «метагеография» Вениамин Гохман, Борис Гуревич и Юлиан Саушкин для обозначения отрасли знания, занимающейся определением места географии в системе наук, а Уно Мересте предложил ассоциировать метагеографию с трактовкой теории, структуры и методов географии. Эти творческие инициативы не нашли должной поддержки среди коллег, которые, скорее, разделили мнение Ивана Твердохлебова и Дмитрия Николаенко о «расплывчатости» предмета метагеографии, поскольку в обиходе оказались одновременно четыре точки зрения: 1) метагеография — наука о географическом знании, изучающая только теорию географии; 2) метагеография — наука о географии, которая изучается с целью рациональной организации и управления; 3) метагеография — особый подход, а не самостоятельная наука; 4) метагеография не имеет собственного предмета. В современной логической терминологии сочетание «мета» употребляется, в частности, для обозначения таких систем, которые служат, в свою очередь, для исследования других систем. В географии первым к нему обратился, по всей вероятности, Торстен Хегерстранд (Лундский университет), использовав выражение «метакартография». В философском словаре М. М. Розенталя и др. (на который, кстати, ссылается Родоман), предметом исследования метатеории определена некоторая «другая теория», система ее положений и правил, границы, способы доказательств и т. д. Причем в качестве примера наиболее развитых метанаук Родоманом приводятся метаматематика, металогика, мата- лингвистика, но, конечно, не «метафизика», поскольку аристотелевские сочинения «Metaphysika» звучат сегодня «суровым приговором» частице «мета», присовокупляемой конкретно к физической науке (которая гораздо в большей мере, чем география, заслуживает этой приставки).
С учетом хотя бы этого обстоятельства (т. е. из чувства «сострадания» к физике — «fear play»), может быть, следовало бы полностью отказаться от термина «метагеография», найдя ему достойный аналог. (Кстати, видный советский эколог Николай Реймерс метаэкологией называл философско-экологическую дисциплину, хотя это был тот редкий случай, когда мнение этого талантливого автора не отличалось убедительностью. С точки зрения Буровского, «гораздо справедливее и логичнее говорить не о “метаэкологии”, а о “философской экологии . Ведь “метаэкология” крайне философизирована, и не очень ясно, что для нее более органично — быть методологической структурой науки или, собственно, философским дискурсом» [2, с. 257].) Для ответа на вопрос: каков же статус теоретической географии по отношению к самой географической науке, логично обратиться к статусному положению именно теоретической физики, возникшей до «бунге-родомановской» метагеографии. Согласно широко распространенной точке зрения, теоретическая физика — скорее способ познания природы, чем научная дисциплина, с помощью которого изучаются не свойства самой природы, а свойства предлагаемых математических моделей «самих по себе», без привязки к конкретным природным явлениям. Идеологи теоретической физики не ставят задачи выявления «системы общефизических закономерностей» и «теоретического осмысления всей физики», они прямо подчеркивают, что продуктом теоретической физики являются физические теории, и более ничего. В этой связи «выпячивание» этакого автономизированного статуса теоретической географии, ее признание в качестве безусловного подтверждения существования единой географии (6) объективно работают против географической науки. Против, потому что в ее нынешнем виде теоретическая география — это далеко еще не теория единой географии (так же как и теоретическая физика — не теория единой физики), сущность которой сводилась бы к изучению единых, общих географических закономерностей, действующих и в природе, и в обществе.
Конечно, проведение прямых аналогий между теоретической географией, с одной стороны, и теоретической физикой или теоретической биологией, с другой — неуместно. Но вовсе не потому, что «теоретическая физика, как и теоретическая биология отражают лишь одну из форм движения материи, а теоретическая география — несколько форм движения, а также переходы между ними» (8, с. 11). (Абсолютизация «научно-отраслевых» форм движения — одна из идиологем партийноклассовой науки, вошедшая в научный обиход благодаря классификации наук, предложенной в свое время Фридрихом Энгельсом.) Неуместность аналогий обусловлена, прежде всего, крайне диверсифицированным естественно-гуманитарным характером географической науки, призванной исследовать характер взаимодействия и использования разнокачественных закономерностей, специфически действующих в природных и общественных геосистемах. Тем не менее, нельзя допускать такой ситуации, чтобы толкования теоретической географии и других теоретических дисциплин различались совсем уж диаметрально, происходили в разных «системах координат», чтобы полностью исчез общий знаменатель систематизации. Самое общее сравнение положения дел в теоретической физике и теоретической географии позволяет сделать еще одно умозаключение методологического характера. Продуктом любой теоретической дисциплины является теория. Общая структура физической теории обычно содержит, во-первых, некие аксиомы, определяющие математическую модель; во-вторых, аксиомы, связывающие воедино математический аппарат и исследуемые физические объекты; в-третьих, вполне «осязаемые следствия математических аксиом и соответствующие эквиваленты в реальном мире, которые оправдывают данную теорию. Но если теоретическая физика работает именно с математическими моделями, то трудно представить, чтобы они могли составлять основу теорий в области культурной или поведенческой географии.
<< | >>
Источник: Гладкий Ю. Н.. Гуманитарная география: научная экспликация. 2010

Еще по теме Теоретическая география = мета география?:

  1. Идеологический груз прошлого.
  2. Глава 14 ИДЕИ ИКОНЦЕПТЫ-«ПРИОРИТЕТЫ»