<<
>>

11.2. Предпереводческий анализ текста

Предположим, что перед переводчиком текст оригинала и чистый лист бумаги или пустой экран компьютера. Долгое время — пока не придет окончательная зрелость — переводчика одолевает соблазн поступить «просто», т.

е. взять да и начать переводить текст с начала

57

Delisle J. L'analyse du discouis comme methode de traduction. — Ottawa, 1984.

См. краткое описание взглядов Басснетт-Макгайр в кн.: Комиссаров В. Н. Современное переводоведение. — М., 1999. — С. 57-58.

и подряд, время от времени заглядывая в словарь. Зачем тратить время на знакомство с текстом, — ведь времени и так в обрез!

Но с опытом понимаешь, что так ты потратишь времени значительно больше. Потому что после первой страницы ты вдруг спохватишься, заметив в тексте оценочные слова, которые ты сходу заменил нейтральными; на четвертой странице сообразишь, что язык текста вовсе не такой сухой и казенный, каким ты его делаешь, и что он близок к разговорной речи, да и термины нужно было передавать не в строго научном варианте, а в варианте околонаучного жаргона. И начнутся переделки. Переделывая, ты уже не сможешь всякий раз удерживать в памяти, как давно ты употребил то или иное слово, — начнутся повторы, стилистические шероховатости, рассогласование во временных формах... И твой перевод будет загнан в состояние глухого черновика. Вот и получается, что гораздо выгоднее (по времени и по результату) к переводу подготовиться.

А это значит, что текст нужно обязательно пробежать глазами; если это целая книга, то почитать и полистать в разных местах, а затем выбрать несколько фрагментов и сделать специальный подготовительный анализ, который мы назовем предпереводческим (выделение этого особого этапа встречается теперь во многих пособиях, но состав анализа предлагается различный). Задача анализа — выяснить, что за текст перед нами. Кроме того, хорошо бы узнать, чего требует от переводчика заказчик и чего ожидает реципиент от текста перевода.

Только после этого этапа возможен перевод, который почти не придется править. Таким образом, вместо экстенсивного пути проб и ошибок предлагается оптимальный интенсивный путь.

Однако вполне объяснимое человеческое самомнение порой заставляет переводчика упорствовать. Соображения примерно такие: ну что же, я совсем тупой, что ли, сам не соображу по ходу дела, что за текст? Ведь я прекрасно знаю язык, у меня богатый словарный запас, чувство стиля вообще выдающееся — переведу, как интуиция подскажет, по вдохновению!

И ведь действительно угадываешь иногда! И все говорят: это «твой» текст, ты его прямо нюхом чуешь. А другой раз не угадаешь — и тогда говорят: это не твое, не рожден ты переводить такие тексты. Жаль, если недостаточно опытные переводчики из-за собственного невежества верят в эту дилетантскую чушь. Нет, не бывает текстов, для которых ты не рожден (художественные пока оставим в стороне)! Бывают плохо подготовленные, неопытные переводчики. И надо- то всего немного — иметь трезвую голову на плечах.

Трезвая голова и немного наблюдений над жизнью подскажут вам, что любой профессионализм — столяра, инженера, преподавателя, художника и переводчика в том числе, — складывается из вдохновения и холодного расчета. Холодный расчет — это отточенные профессиональные навыки, доведенные до автоматизма, а вдохновение (или, точнее, творческая интуиция) — это фактически выросшее из професси-

ональных навыков умение их комбинировать, отбирать необходимое. Это то ощущение, когда единственно верное решение возникает как будто из ничего, без осмысления — • на самом же деле все давно осмыслено, и этап анализа можно уже пропустить. Путь к таким решениям у одних переводчиков короче, у других — длиннее, но без большой, полной внимания и сосредоточенности работы над текстом его не пройти. А если пройдешь, тогда любое слово будет подсказывать выбор остальных, и тогда действительно создастся впечатление, что перевод рождается по вдохновению.

Итак, попробуем пойти путем «холодного расчета» — сделать необходимый анализ текста, готовясь к переводу.

Обозначим основные аспекты анализа.

Сбор внешних сведений о тексте. Некоторые из них очевидны, и их просто учитывают на будущее. Это: автор текста, время создания и публикации текста, то, из какого глобального текста взят ваш текст (предположим, информационная заметка из газеты «Геральд трибюн»; энциклопедическая статья из 2-го тома энциклопедии Майера; научная статья из журнала «Кардиология»). Все эти внешние сведения сразу много скажут нам о том, что можно и чего нельзя будет допускать в переводе. Например, если текст прошлого века, пусть он и не художественный, при переводе необходима архаизация, т. е. предпочтение устаревающим словам и синтаксическим структурам. Если указан автор текста, то в определенных случаях (тексты публицистический, мемуарный, научно-популярный и др.) можно ожидать черт индивидуального авторского стиля, которые войдут в инвариант при переводе. Глобальный текст и место в нем нашего текста подскажет, с каким типом текста мы имеем дело.

К сбору внешних данных мы отнесем и учет пожеланий заказчика перевода. Это важно в тех случаях, когда заказчику необходим не просто перевод, но еще и попутная обработка текста: выборочный перевод, смена стилевого регистра, адаптация и пр. Во всех остальных случаях, когда от переводчика требуется эквивалентный («точный») перевод, он ориентируется на тип текста оригинала.

Определение источника и реципиента. Важнейший и неочевидный момент — определить, кем текст порожден и для кого предназначен. Здесь можно легко попасть впросак, неверно определить источник и реципиента, а значит — взять неверные ориентиры в переводе. Так, деловое письмо имеет, казалось бы, конкретного автора, его подпись стоит в конце письма, но написано оно от имени фирмы и в ее интересах, следовательно, настоящий источник — фирма. Энциклопедическая статья также может иметь автора, и он указан, но фактический источник текста — редколлегия энциклопедии, а в составе сведений, входящих в статью, отражено, более того, мнение и трактовка, общепринятые и как бы утвержденные всем опытом человечества (возьмите любую энциклопедическую статью, к примеру, об Эйнштейне, о паровом двигателе, о барокко и т.

и.).

Несколько проще определить реципиента, т. е. того, кому текст предназначен. Это может быть указано в аннотации к глобальному тексту или во вступительном разделе (в предисловии, если это целая книга, в редакционном обращении, если это журнал). В сложных случаях это выясняется лишь при дальнейшем анализе. А зачем нам непременно нужно это выяснить? Дело в том, что от этого зависят разнообразные языковые черты, которые непременно нужно передать в переводе. Если текст предназначен детям, в нем необходимо сохранить простой синтаксис, доступный детям подбор слов, яркую, доступную образность. Если это текст, который написан для всего взрослого населения страны (инструкция к бытовому прибору, энциклопедическая статья), то в нем могут встречаться самые разные синтаксические структуры, но обязательно отсутствуют узкоспециальные и диалектальные слова.

ЕГеобыкновенно важно и верное представление об источнике. Елав- ное, что дает это представление: понимание того, что автор очень часто — понятие формальное, и то, что он указан, не означает обязательно наличия черт его индивидуального стиля в тексте. ЕГапример, автор информационной заметки в ежедневной газете часто указывается, но его имя приводится, чтобы закрепить за определенным лицом ответственность за информацию.

Состав информации и ее плотность. ЕГеожиданно важным оказывается тип информации, заложенной в тексте. Мы уже знаем, что вид информации является определяющим для типа текста и имеет свои средства языкового оформления. Удобнее всего при анализе «проверить» текст, который мы собираемся переводить, на наличие всех четырех типов информации.

ЕГачнем с когнитивной. Есть ли в нашем деловом письме когнитивная информация, т. е. объективные сведения о внешнем мире? Безусловно есть. Это имя автора письма, название фирмы, наименования товаров, обозначение сроков их поставки, условий поставки. Все эти сведения оформляются в тексте особым образом. В первую очередь для них характерна терминологичность, т.

е. большое количество языковых знаков, имеющих статус термина и признаки термина: однозначность, нейтральная окраска, независимость от контекста. Вот и ключ к переводу! Значит, переводить все это нужно однозначными соответствиями — эквивалентами, которые есть в словаре. Вторая важная черта: когнитивная информация оформляется в тексте средствами письменной литературной нормы, точнее, ее нейтрального варианта (деловой язык, научный стиль — в конкретных случаях письменная норма получает разные названия, но черты ее остаются стабильными). Обнаружив эту черту в оригинале, мы постараемся отразить ее в переводе, т. е. будем соблюдать нейтральную письменную литературную норму языка перевода.

Если наше деловое письмо содержит распоряжения, предписания для адресата, то очевидно, что в нем есть оперативная инфор-

мация, выражаемая известными нам средствами: формами глагола в повелительном наклонении, глагольными конструкциями с семантикой необходимости или возможности, модальными словами. Выявив ее при анализе, мы затем передадим ее адекватными средствами.

Теперь посмотрим, представлена ли в деловом письме эмоциональная информация, т. е. имеются ли в тексте, если можно так выразиться, новые сведения для наших чувств. Да, и они есть. Это слова приветствия и прощания, высказанные в письме мнения и оценки. Правда, эмоциональная информация в деловом письме несколько стерта, ограничена рамками делового этикета. Так что в подлиннике не встретятся эмоционально окрашенные средства просторечия, которые допустимы в личном письме. Именно поэтому вам не встретится словосочетание «я страшно рад», а встретится «я искренне, необычайно рад» или «мне приятно было узнать»; не встретится «пока», а встретится «всего доброго».

Итак, мы можем сделать важный для перевода вывод: эмоциональная информация будет передаваться с помощью эмоционально окрашенной лексики и эмоционального синтаксиса, но средства передачи ограничены рамками делового этикета.

И, наконец, есть ли в деловом письме эстетическая информация! Дает ли нам этот текст ощущение прекрасного? Есть ли в нем для этого специальные средства — метафоры, рифма, игра слов, ритмичный синтаксический период, причудливые эпитеты?

Нет, признаков проявления эстетической информации мы не находим.

Итак, анализ информационного состава делового письма прямо подвел нас к выводам о том, как его нужно переводить.

Практический опыт перевода показывает, что переводчику часто попадаются тексты, в которых разные виды информации смешаны. Такова реклама, в которой в причудливом сочетании выступают все четыре вида: когнитивная информация (название фирмы, название продукта, его параметры, цена), оперативная (прямые призывы приобрести товар или косвенные — приглашение обрести новые ценности жизни), эмоциональная (гиперболизированная положительная оценка качеств продукта, черты близости к устной разговорной речи) и эстетическая (игра слов, рифма, фразеология, повторы).

Но тем не менее среди разнообразия текстов, которые человек разработал для удобства коммуникации, явно намечаются такие, которые специализированы на одном определенном виде информации. Так, научный текст специализируется на передаче когнитивной информации, текст бытового общения — на эмоциональной информации, художественный текст — на эстетической. Стратегию перевода именно таких текстов переводчику легче всего выбрать. Однако совершенно «чистыми» они все же не бывают. Даже самый строгий научный текст может содержать небольшую долю эмоциональной информации. Но для нас важно в принципе осознать, что от вида

информации зависит выбор языковых средств при переводе — и на первом этапе того комплекса действий, который мы назвали переводческой стратегией, необходимо определить этот вид (или виды).

В анализе информационного состава текста существует параметр, который оказывается важным для перевода, — это плотность информации (компрессивность). Рассматривая разные тексты, мы обнаруживаем, что в некоторых из них, например в энциклопедическом, используется много сокращений, пропущены второстепенные компоненты синтаксической структуры и т. и. Это сигнал того, что в оригинале есть средства повышения линейной плотности информации, и в переводе их необходимо сохранить, найдя аналогичные средства. Отметим, что повышение плотности информации свойственно только когнитивному виду информации, хотя средства ее повышения (например, сокращения) могут встречаться и в художественном тексте и будут там выразителем эстетической информации.

Коммуникативное задание. Определив информационный состав текста, несложно сделать следующий шаг: сформулировать коммуникативное задание текста. Оно может звучать по-разному: сообщить важные новые сведения; убедить в своей правоте; наладить контакт.

Часто коммуникативное задание комплексно: сообщить новые сведения и убедить в необходимости купить, одновременно доставить удовольствие тем, как текст сделан (реклама). Такая формулировка помогает переводчику определить главное при переводе, т. е. доминанты перевода.

Речевой жанр. Все описанные аспекты предпереводческого анализа еще не дают полного представления о том, как оформлен текст. Окончательное представление мы получим, если определим, к какому речевому жанру он относится. Человек разработал устойчивые типовые формы текстов, которые имеют свою историю, свои традиции. Подчеркнем, что эти типовые формы, за редким исключением, интернациональны, они не привязаны к определенному языку, так что этот аспект анализа, как и предыдущие, может проводиться на материале любого исходного языка и «работает» для другого, переводящего. Скажем, речевой жанр интервью или научного доклада вполне одинаково строится как во французском и немецком, так и в русском языке. Речевыми жанрами занимается функциональная стилистика, и мы не будем вторгаться в столь важную для целей перевода, сопредельную с ним, но все-таки чужую епархию. С функциональной стилистикой и речевыми жанрами переводчику необходимо познакомиться отдельно.

Не все характерные черты речевого жанра, которые выявлены предпереводческим анализом, нужно обязательно осознавать и учитывать переводчику. Например, он вряд ли изменит при переводе абзацную структуру текста, заменит монолог диалогом или повествование от третьего лица на повествование от первого лица. Но все они в совокупности составляют систему речевого жанра, и, чтобы

выбрать в ней те, на которые следует обратить активное внимание (повторы, эмоционально окрашенную лексику и т. и.), необходимо знать систему в целом.

Переводческий анализ в устном переводе. Несмотря на то что устный перевод выполняется в обстановке дефицита времени, переводчик и здесь руководствуется определенной стратегией и для ее выявления неизбежно проводит некий анализ. Ведь еще до начала собственно перевода, перед этапом непосредственного восприятия текста, он получает начальные сведения о тексте. Опираясь на эти начальные сведения, получаемые от заказчика, переводчик определяет степень сложности, особенности текста, тематику терминов, приемы, которые придется применять. Это и есть анализ устного текста. Он делается до работы и продолжается в процессе перевода. Анализ устного текста не требует особого времени, его навыку опытного переводчика доведен до автоматизма.

Анализ текста в устном переводе напоминает по своей схеме анализ текста в письменном переводе, только, пожалуй, он лишен того объема разнообразия доминирующих черт, а сам перевод допускает меньшую степень сохранения инварианта, поскольку делается в обстановке дефицита времени.

Так или иначе, должны быть четко ясны и источник, и реципиент. Источник сообщает информацию и выражает мнение от имени той группы людей, которую он представляет. Информационное сообщение по радио делается от имени информационного агентства и может одновременно соответствовать или противоречить позиции правительства; официальная речь произносится от имени общественной организации, коллектива профессионалов и т. п.; интервью может давать директор банка, спортсмен, политический деятель и т. и. Верное определение источника позволит прогнозировать те языковые средства, которые ожидаемы в тексте, в первую очередь — для определения тематической сферы лексики.

В жанре интервью характеристика источника осложнена тем, что он чаще всего выступает в нем не только как представитель группы, но и как личность. Это проявляется и в особых языковых средствах (отступление от литературной нормы, привлечение неожиданных пластов лексики, повышенная аллюзивность текста — скрытые цитаты и т. и.) — и переводчику необходимо знать, что такие особые средства в переводе могут встретиться.

Устный текст более узко, чем письменный, ориентирован на реципиента — на того, кто его слушает. Если аудитория состоит из специалистов (скажем, в области водоочистных сооружений), то в тексте можно ожидать особенностей, рассчитанных на высокий уровень профессиональной компетентности. Ведь если при восприятии письменного текста научной статьи на эту тему мы можем пополнять свои недостающие профессиональные знания с помощью справочников и словарей, то при устном восприятии мы должны иметь эти знания

наготове, в активном запасе. С другой стороны, мимика и описи ель ное наличие эмоциональной информации в устном тексте облегча ют восприятие содержания.

Итак, переводчику приходится заранее предположительно опреде лить специфику реципиента, для которого он транслирует перевод.

Далее, важно четкое представление о коммуникативном задании данного текста. Это третий этап анализа в устном переводе. В соответствии с текстовыми жанрами переводчик может встретиться со следующими типичными случаями: у информационного сообщения — задание передачи когнитивной информации, поданной под углом зрения источника; у официальной речи — функция и информирующая, и оперативная, поскольку эмоциональные средства служат привлечению сторонников; у интервью к названным функциям добавляется еще и рекламная.

Затем, после уточнения источника, реципиента, коммуникативного задания, на четвертом этапе анализа, следует определить конкретные языковые средства, с которыми переводчику придется работать при переводе текста данного жанра. Получив ясное представление о специфике текста на первых трех этапах, сделать это уже несложно, но, учитывая дефицит времени, в обстановке которого устному переводчику придется, бегло просмотрев материалы будущего перевода или узнав о теме, выполнить анализ, надо отметить, что качество его перевода во многом зависит от того, насколько прочно закреплен навык выполнения такого анализа. Повторяем, что набор ведущих, доминирующих языковых средств всегда достаточно стабилен.

Отметим основные. Для всех жанров текстов доминантой перевода является фон устного варианта литературной нормы языка. В устном информационном сообщении — простой синтаксис, ограниченное количество сложноподчиненных структур, обилие личных и географических имен, количественной цифровой информации, отсутствие узкоспециальной терминологии, стертая эмоциональность, выражаемая преимущественно порядком слов, оценочными эпитетами.

В интервью отклонения от литературной нормы бывают значительны, меньше цифровой информации, встречаются иногда специальные термины и экзотизмы, которые, правда, тут же, как правило, поясняются. Средств эмоциональности значительно больше, чем в информационном сообщении. К уже названным добавляются фразеологизмы, цитаты (в том числе скрытые), крылатые слова. Сложные синтаксические структуры не встречаются. Вопросы и ответы часто составляют единое смысловое, а иногда — и синтаксическое целое, и переводчику приходится держать в памяти содержание и структуру предшествующей реплики. В текстах этого типа важную роль может играть индивидуальный стиль оратора.

В официальной речи к доминирующим языковым чертам относятся: достаточно строгое соблюдение литературной нормы; традиционные формулы зачина, концовки и контактные формулы; обилие

фразеологизмов, цитат, крылатых выражений (часто на латыни); риторические приемы, накладывающие свой отпечаток на синтаксис текста: риторические вопросы и восклицания, сложно построенный риторический период с лексическими и синтаксическими повторами, синтаксический контраст: чередование риторического периода с короткими оценочными предложениями; использование таких фигур стиля, как метафоры, сравнения, эпитеты, чередование временных планов, включая имитированное прошедшее, приближающее события прошлого к реципиенту, выраженнное с помощью исторического презенса.

Своя специфика языковых средств характерна и для переговоров и дискуссий. Это, как правило, синтаксически несложные высказывания, порождаемые спонтанно: в зависимости от темы в них может встречаться узкоспециальная терминология. Главное же, к чему должен быть готов переводчик при переводе такого рода текстов, — это внезапно возникающее обилие эмоциональных средств, вплоть до табуированной лексики, если в ходе дискуссии разгорается конфликт.

Декларация или манифест — текстовый жанр, где эмоциональная окраска держится в рамках литературной нормы, с отклонениями в сторону высокого стиля, с использованием архаичной лексики и оборотов речи высокого стиля. Характерна юридическая терминология, поскольку тексты этого типа имеют официальный юридический статус. Манифест имеет обычно строгую композиционную структуру, отдельные части текста имеют подзаголовки и оформлены наподобие статей закона.

На заключительном этапе анализа должны быть сделаны выводы о том, какие из названных признаков входят в инвариант и какими средствами они могут передаваться в переводе: личные и географические имена, термины, названия фирм и организаций — с помощью однозначных соответствий, фразеологизмы — по мере возможности на том же уровне семантической связанности или с помощью замены нарицательным семантическим эквивалентом, высокий стиль — системно и т. п.

Современный уровень профессиональной корректности переводчика требует и в устном переводе учитывать индивидуальность автора текста. В обстановке дефицита времени это — чрезвычайно сложная задача. Хорошо, если переводчик работает с известным оратором, специфика стиля которого общеизвестна, или если у него есть возможность изучить стиль своего клиента заранее. На обиходном уровне любимые обороты речи, характер образности, дефекты речи у популярных ораторов известны всему населению. Переводчику же необходимо не просто их опознавать, но и уяснить себе ведущие характеристики этих стилей. Однако гораздо сложнее, если индивидуальность речи оратора обнаруживается лишь в ходе перевода. Тогда даже навык анализа не обеспечит передачи всех черт, и в переводе они окажутся ослабленными.

<< | >>
Источник: Алексеева И. С.. Введение в перевод введение: Учеб, пособие для студ. фи- лол. и лингв, фак. высш. учеб, заведений.. 2004

Еще по теме 11.2. Предпереводческий анализ текста:

  1. 6.3. Особенности компьютерного контент-анализа СМИ
  2. Логико-смысловой анализ текста § 227. Языковые средства передачи логико-смысловых отношений
  3. Оценка логических качеств текста
  4. Устранение недостатков фоники при стилистической правке текста
  5. Глава 19 ОТ «ФОРМАЛЬНОЙ ШКОЛЫ» К СТРУКТУРНОМУ АНАЛИЗУ ТЕКСТА
  6. Структурно-семиотигеский анализ текста. Ю.М. Лотман.
  7. Письменный перевод
  8. Транслатология текста (Теория перевода, ориентированная на текст)
  9. 10.2. База классификации
  10. 11.2. Предпереводческий анализ текста
  11. Методика анализа текста
  12. Методики анализа дискурса
  13. Текст в рекламе
  14. Аспекты взаимодействия текста и изображения
  15. Семиотический анализ иронии