ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

1.3.1. Дискурс и его составляющие. Художественный и герменевтический дискурс - точки соприкосновения

Попытка исследования проблемы метаязыкового комментария через призму художественного произведения позволяет, с одной стороны, отнести ее к сфере лингвистики текста. С другой стороны, не следует забывать, что первостепенным при изучении фактов эксплицитной рефлексии над языком (в том числе и в художественном тексте) является их анализ в соотнесенности с участниками коммуникации - отправителем (автором) и получателем речевого сообщения (читателем), что выводит нас в область дискурса.
Принимая во внимание положение о генетическом единстве текста и дискурса, мы, тем не менее, считаем разграничение данных понятий необходимым в контексте нашего исследования. Определяя понятие «дискурс» (от франц. discours - речь), следует отметить, что оно является достаточно расплывчатым и с трудом поддающимся дефиниции, что однако не мешает ему быть одним из наиболее часто используемых понятий в лингвистической литературе. В широком смысле под дискурсом понимают комплексное коммуникативное событие, протекающее между продуцентом и реципиентом речи в определенном временном, пространственном и прочем контексте. Оно может быть устным или письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. В узком смысле под дискурсом понимается завершенный или продолжающийся, вербальный, монологический или диалогический «продукт» коммуникации - текст или разговор, интерпретируемый реципиентом (Van Dijk 1998). Согласно Ю.Н. Караулову и В.В. Петрову, дискурс это сложное коммуникативное явление, включающее, кроме собственно текста (речи), еще и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели говорящего и адресата и др.), необходимые для понимания данного текста (Караулов, Петров 1989, 8). Схожим образом описывает понятие дискурса и Н.Д. Арутюнова, в определении которой он представляет собой связный текст, взятый в событийном аспекте, в совокупности с экстралингвистическими (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.) факторами (ЛЭС, электронный ресурс).
Это прагматически обусловленная речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей - речь, «погруженная в жизнь». Таким образом, одной своей стороной дискурс обращен к прагматической ситуации, знание которой необходимо для его интерпретации, а другой стороной - к участникам коммуникации и соблюдаемым ими этнографическим, психологическим и социокультурным правилам и стратегиям порождения и понимания речи, определяющим выбор языковых средств для достижения нужной цели, соотношение в речи общего и конкретного, нового и известного, субъективного и общепринятого, эксплицитного и имплицитного (ЛЭС, электронный ресурс). Эта обращенность определяет такое свойство дискурса как интеракциональность, которая проявляется во взаимном учете информационного, когнитивного и эмоционального статусов участников коммуникации. В отношении речевого общения интеракциональность находит отражение в таком корректировании информационной структуры высказывания, которое приводит его в соответствие не только с коммуникативной интенцией адресанта, но предполагаемыми ожиданиями адресата (Dickinson, Givon 2000, 163). В англоязычном художественном дискурсе примером такого корректирования может выступать метаязыковой комментарий, введенный в речевое сообщение автором и обеспечивающий его адекватную интерпретацию реципиентом: (9) She said we should be perfectly free to guide the community in all ‘worldly matters’ - her phrase. (King S. The Stand) Понятие «дискурс» может касаться не только конкретных коммуникативных событий, но и типов вербальной продукции, того или иного речевого жанра. При таком понимании дискурс связывают с активностью в языке, которая соответствует специфической языковой сфере и характеризуется особой лексикой, синтаксисом и прагматикой. В соответствии с этим подходом, дискурс - это «язык в языке», являющий себя в актуальных коммуникативных актах, речи и текстах (например, «новостной дискурс», «политический дискурс», «научный дискурс»).
Художественный дискурс в этом плане выступает специфической разновидностью дискурса, поскольку в нем по воле автора могут сочетаться языковые черты множества различных сфер функционирования языка. Художественный дискурс - область пересечения авторского замысла и восприятия текста читателем в процессе их совместной деятельности - может рассматриваться как процесс когнитивно-коммуникативного взаимодействия, формирующего общий фонд знаний и представлений о мире, системе его норм и оценок, стратегиях и тактиках речевого поведения, типичных способах его языковой реализации (Гершанова 2010, 164). Художественный текст в этом случае выступает в качестве вербальной формы такого взаимодействия, реализующей диалог сознаний, предполагающей сотворчество автора и читателя и их взаимопонимание. С целью обеспечения полноты и правильности интерпретации читателем вербальной составляющей художественного дискурса - художественного текста - необходимо рассматривать его с позиций прагматического подхода, то есть с обязательным учетом условий его порождения, при котором на первый план выдвигается фигура автора. В концепции образа автора, разработанной В.В. Виноградовым, создатель текста рассматривается как «концентрированное воплощение сути произведения, объединяющее всю систему речевых структур персонажей в их соотношении с повествователем-рассказчиком или рассказчиками и через них являющееся идейно-эстетическим средоточием, фокусом целого» (Виноградов 1971, 118). Выступая в процессе написания текста в качестве субъекта определенных ментальных состояний, культуры и поведения, автор оказывается отправной точкой его «отсчета», главным фактором, предопределяющим все его свойства. Его вовлеченность в процесс создания художественной реальности предполагает ее осмысление на основе определенного к ней отношения. В тексте это проявляется в том или ином структурировании описываемых ситуаций под углом зрения создателя текста, в том числе в привнесении аргументации, комментировании событий, метаязыковом разъяснении использованных языковых средств, их интеллектуальной и эмоциональной интерпретации.
Вышесказанное определяет значимость рассмотрения в процессе интерпретации художественного текста всех конституирующих факторов, влияющих на процесс порождения речи, так или иначе связанных с продуцирующим ее субъектом - автором. К ним относится и такое комплексное речемыслительное явление как коммуникативное намерение - «предпочтения, оценки, эмоции говорящего по отношению к действительности и адресату» (Формановская 2001, 19), представляющее собой важнейшую и неотъемлемую ментальную характеристику речи, являющееся отражением субъекта, придающее его речевому поведению осмысленность и мотивированность. В норме, всякая речь осмысленна, и потому всегда характеризуется наличием коммуникативного намерения. Оно возникает на первом этапе процесса речетворчества - этапе ориентировки, предваряющем исполнение и контроль речевого акта и предполагающем интеллектуальную активность по осмыслению ситуации общения, предмета коммуникации, прагматических потребностей продуцента и реципиента. Способы воплощения коммуникативного намерения говорящего зависят от режима использования языка: первичного (устного, прямого, диалогического), отражающего актуальное взаимодействие коммуниканта с действительностью и адресатом, и вторичного (письменного, опосредованного, монологического), вербализующего «долговременное» отношение говорящего к миру и потенциальному реципиенту. В режиме прямого, устного общения речевое взаимодействие, как правило, протекает быстро, не давая говорящему возможности в полной мере осознавать текущие речемыслительные процессы. Он пользуется языком автоматически, минуя фазу сознательной рефлексии. В письменном, разновременном режиме общение является опосредованным, непрямым. В условиях данного режима продуцент отдален от собеседника во времени и/или пространстве и не может являться «дискретным» и явно выделенным участником коммуникативной ситуации. Его присутствие синкретично и не всегда очевидно для адресата. Коммуникативное намерение в этом случае реализуется говорящим сознательно, аналитически.
Выбор языковых средств для вербальной репрезентации его замысла также осуществляется предельно осознанно, с привлечением знаний, хранящихся в его метаязыковом сознании. В процессе организации художественного дискурса, такое осознанное речевое поведение проявляется в том числе во введении в текст метаязыкового комментария, поясняющего в метаязыковом аспекте речь автора или персонажей и способствующего реализации коммуникативной программы создателя художественного произведения: (10) “I?” he said bitterly. “Help? I am the impediment - the just cause and impediment - isn’t that the jargon?' > ” (Galsworthy J. To Let) Комментарий, как вторичное текстовое образование, выполняющее функции толкования и критической оценки информации, является одним из жанров герменевтического дискурса - особого дискурсивного измерения, обобщающего все способы интерпретации действительности (Карасик 2010), представляющего собой продукт деятельности такого самостоятельного культурного феномена как герменевтическое сознание (Коробейникова 2006). Суть герменевтического дискурса заключается в разъяснении непонятных фрагментов текста, толковании неочевидных, дополнительных смыслов, в подтверждении и уточнении информации, в выражении отношения к комментируемому предмету или явлению. Разновидностью герменевтического дискурса является метаязыковой дискурс, единицей которого выступает метаязыковой комментарий. Последний, в рамках настоящего исследования, может рассматриваться как место встречи и взаимопроникновения художественного и герменевтического (метаязыкового дискурса): являясь средством выражения важных смысловых составляющих художественного произведения, необходимых для понимания его образной системы, метаязыковой комментарий в то же время выступает продуктом герменевтической, метаязыковой деятельности автора по осмыслению и интерпретации задействованных при создании данного произведения средств языка. Это результат сознательной и целенаправленной организации художественного дискурса, продукт осознанного речевого поведения, при котором автор руководствуется мотивом, собственным коммуникативным намерением и принимает во внимание речевую и коммуникативную компетенцию адресата.
<< | >>
Источник: КРАВЦОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ. 2014

Еще по теме 1.3.1. Дискурс и его составляющие. Художественный и герменевтический дискурс - точки соприкосновения:

  1. АФ — это философия, последовательно устраняющая из аргументации метафоры и произвольные аналогии.
  2. 2. Человек и его общественный мир
  3. АЛЕКСАНДР ГЕРЦЕН И ЕГО ФИЛОСОФСКИЕ ИСКАНИЯ
  4. Глава IIО ДВИЖЕНИИ И ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИИ
  5. Глава VIО ЧЕЛОВЕКЕ, О ЕГО ДЕЛЕНИИ НА ФИЗИЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА И ЧЕЛОВЕКА ДУХОВНОГО, О ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИИ
  6. О ЧЕЛОВЕКЕ, О ЕГО СМЕРТНОСТИ И БЕССМЕРТИИ '
  7. Направленность воспитания на овладение личностью общественным опытом как его глубинная сущностная характеристика
  8. §12. Живое вещество – научная составляющая феномена жизни (Владимир Вернадский)
  9. К ВОПРОСУ О МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ФУНКЦИИ ФИЛОСОФИИ ОБРАЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ЕГО ИНФОРМАТИЗАЦИИ М.Н. Шматков
  10. Специфика страховского понимания рационализма и его типология
  11. Персонификация элементов человека и его жизни
  12. § 5. Восприятие ребенком художественных произведений
  13. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  14. Сообщество богов и его иерархия