<<
>>

2.2.2.2. Метаязыковой комментарий, представляющий комплексную, объективную информацию о значении языкового знака

Предполагая отсутствие референции в сознании читателя (под референцией в лингвистике принято понимать отнесенность включенных в речь имен к объектам действительности (ЛЭС, электронный ресурс)) или осознавая возможность ее варьирования, то есть неодинакового представления о предмете разговора у общающихся (Putnam 1996), автор англоязычного художественного текста может объективировать свои метаязыковые знания в виде МК, который в этом случае наполняется сведениями о семантике слов, в том числе и комплексной информацией о значениях потенциально незнакомых читателю единиц.
Репрезентируя значение лексемы как «целостное образование, относительно завешенное и обладающее упорядоченной, соответствующей логике организацией» (Ростова 2009, 182), автор осуществляет ее семантизацию, толкование. В результате, им с той или иной полнотой формулируется, так называемое, объективное значение - разделяемый языковым сообществом инвариант знания, стоящий за знаком и делающий его средством познания и коммуникации. Метаязыковые комментарии, несущие комплексную, объективную информацию о значении лексических единиц, представлены в англоязычном художественном дискурсе в виде нескольких разновидностей: 1) МК, сопровождающий иностранные и диалектные слова и представляющий собой перевод-объяснение. Целью такого МК является заполнение лакуны - фрагмента текста, воспринимаемого реципиентом как нечто незнакомое, непонятное, странное (Сорокин, Марковина 1988, 77). Процесс раскрытия смысла подобных фрагментов может характеризоваться различной глубиной, зависящей от характера элиминируемой лакуны, типа текста, задач автора и прогнозируемых им когнитивных состояний адресата. В первую очередь, это может быть простой перевод сохраняемого в тексте иноязычного слова: (54) “Lang syne?” he said with a look of wonder. “What does that mean?” I asked my parents. “The old days, ” my father said. “Days long past, ” my mother said.
(Sebold A. The Lovely Bones) Краткий вариант перевода, адаптирующий иностранное слово внутри англоязычного текста, может иметь целью не только пополнение информационного фона читателя, но и трансляцию важных для понимания произведения идей. Так, перевод, раскрывающий этимологию псевдонима Виды Винтер из романа Д. Сеттерфилд «Тринадцатая сказка» - Vide in French means empty. The void. Nothingness (Vide во французском языке означает «пустой». Пустота. Ничто) - не только отражает окружающий писательницу ореол тайны (попытки журналистов узнать что-либо о ее прошлом всегда заканчивались неудачей), но и задолго до развязки романа предвосхищает раскрытие невероятной истории ее детства: будучи одной из трех сестер-близняшек, потерявших родителей, она долгие годы жила без имени, скрываясь от слуг, которые не подозревали о ее существовании: (55) Vida. From vita, Latin, meaning life. Though I can’t help thinking: French, too. Fide in French means empty. The void. Nothingness. (Setterfield D. The Thirteenth Tale) Другой разновидностью метаязыковых высказываний, призванных сократить культурологическую дистанцию между текстом и читателем, являются более или менее подробные комментарии, в которых автором интерпретируется культурно-отмеченная лексика, выполняющая функцию отражения национального своеобразия определенного культурного пространства. Роль подобных метаязыковых контекстов в обеспечении понимания художественного текста достаточно велика. Например, при отсутствии комментария, читателю романа Дж. Голсуорси «Сдается в наем» сложно понять, что такое «гасгача» колоколов и как именно она звучит: (56) Toward half-past six each evening came a ‘gasgacha’ of bells - a cascade of tumbling chimes, mounting from the city below and falling back chime on chime. (Galsworthy J. To Let) МК, осуществляющий толкование лингвокультуроведческого характера, не всегда обеспечивает значительную глубину погружения в скрытую за языковым знаком когнитивную структуру. Часто в подобных случаях, он несет лишь поверхностную информацию о специфическом элементе определенной культуры, вследствие чего в сознании реципиента формируется довольно нечеткая референция.
Например, в МК, поясняющем традиционное турецкое обращение к женщине hanim efendi (уважаемая госпожа), не уточняется, по отношению к людям какого возраста и семейного положения оно применимо: (57) The woman automatically called her ‘hanim efendi’ - a title, in old Turkey, used only for the better classes. (Orga I. The Portrait of a Turkish Family) В случае если передать стоящую за культурно-обусловленной лексикой национально-специфическую информацию в полном объеме невозможно или нецелесообразно, автор может выбрать другой способ элиминирования лакуны - ее компенсацию: он не разъясняет реалию, а называет ее ближайший аналог в культуре реципиента. Например, при описании одного из видов турецкой обуви писателем дается описание его приблизительного соответствия в европейской культуре: (58) We wore takunyas on our feet, a sort of wooden sabot. (Orga I. The Portrait of a Turkish Family) МК, представляющий собой перевод-объяснение иноязычного слова, помимо объективной информации также может содержать следы индивидуально-личностного опыта продуцента. Это хорошо согласуется с мнением о том, что за каждым речевым событием стоит языковая личность, а люди, как правило, не склонны сообщать «холодные» факты об окружающем мире. Они предпочитают комментировать то, о чем они говорят, представлять предмет своей речи в определенном свете (Nolke 1989, 45): (59) Feride was called in to superintend the making of kadin-gobegi, heavy, syrupy dough-nuts which when properly made are light as air and heaven to eat. (Orga I. The Portrait of a Turkish Family) Таким образом, англоязычный художественный текст, выступающий в качестве инструмента межкультурной коммуникации и воздействующий на когнитивное сознание читателя, сам неизбежно подвергается воздействию со стороны его культуры: во избежание встречи языковой личности адресата с незнакомой национально-специфической лексикой, автор наполняет его метаязыковыми комментариями, раскрывающими значение иноязычных слов, тем самым помогая читателю реконструировать элементы чужой культуры.
2) МК, осуществляющий толкование вымышленной языковой единицы. Помимо реального мира, предметом описания в англоязычном художественном дискурсе могут выступать и «возможные миры», являющиеся плодом фантазии автора, местом, где обитают фантастические существа, используются магические предметы, происходят невозможные в реальности события, требующие, как и любой фрагмент объективной действительности, именования. Факты реально несуществующих языков и знания о них, конструируемые воображением автора с целью реализации его художественного замысла, образуют «ирреальную лингвистику» (Шумарина 2011). Относящиеся к ней названия артефактов, топонимы и антропонимы закономерно нуждаются в толковании и пояснении. Контексты же, вводящие и разъясняющие данные языковые единицы, также могут расцениваться как случаи метаязыкового комментирования. К фактам «ирреальной лингвистики», нуждающимся в МК, можно отнести фантастическую лексику вымышленных языков, которая: а) эквивалентна словам реально существующих языков (60), б) безэквивалентна и обозначает специфические для воображаемого мира реалии (слова- фантомы (Норман 1994б)) (61): (60) There were Tree-Women and Well-Women (Dryads and Naiadas as they used to be called in our world) who had stringed instruments; it was they who had made the music. (Lewis C.S. The Lion, the Witch and the Wardrobe) (61) Everybody present knew that ‘Mudblood’ was a very offensive term for a witch or wizard of Muggle parentage. (Rowling J.K. Harry Potter and the Goblet of Fire) Еще одну группу слов, относящихся к «ирреальной лингвистике», образует лексика, обозначающая предметы и явления обыденной действительности, которые не имеют наименований в реально существующих языках. Подобные, «авторские новообразования» (Шумарина 2011, 202), как правило, обладают особыми экспрессивными свойствами: (62) “I mean, what IS an un-birthday present?” “A present given when it isn ’t your birthday, of course. ” (Carroll L. Through the Looking-glass) (63) So, though there was still some store of weapons in the Shire, these were < > gathered into the museum at Michel Delving.
The Mathom-house it was called; for anything that Hobbits had no immediate use for, but were unwilling to throw away, they called a mathom. (Tolkien J.R.R. The Lord of the Rings) Необычный статус, в аспекте комментирования фактов «ирреальной лингвистики», приобретают слова, являющиеся единицами реально существующего языка (в нашем случае - английского), однако в тексте преподносимые в качестве незнакомого, требующего дефиниции языкового знака, обозначающего чуждую для конструируемого фантастического мира реалию. МК, раскрывающий значение подобных единиц, заставляет читателя по-новому взглянуть на привычные для него слова, увидев их через призму альтернативной реальности. Например: (64) While Muggles have been told that Black is carrying a gun (a kind of metal wand that Muggles use to kill each other), the magical community lives in fear of a massacre < >. (Rowling J.K. Harry Potter and the Prisoner ofAzkaban) Заметим, что интерпретация слова gun в приведенном примере, хотя и отражает специфическое восприятие предмета волшебниками - a kind of metal wand (нечто вроде металлической волшебной палочки), все же содержит довольно точное описание его реальных функциональных характеристик - that Muggles use to kill each other. Однако в рамках англоязычного художественного дискурса может осуществляться и такая интерпретация семантических свойств единиц языка, которая заведомо не совпадает с реальными научными или обыденными лингвистическими знаниями. В качестве примера приведем отрывок из сказки Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес», в котором содержится достаточно оригинальное толкование слова suppressed (от глагола suppress - подавлять, сдерживать), основанное на узуальном значении, принятом исключительно в описываемом языковом сообществе, где to suppress буквально означает «посадить кого- либо в мешок и сесть сверху»: (65) Here one of the guinea-pigs cheered, and was immediately suppressed by the officers of the court (As that is rather a hard word, I will just explain to you how it was done.
They had a large canvas bag, which tied up at the mouth with strings: into this they slipped the guinea-pig head first, and then sat upon it). (Carroll L. Alice's Adventures in Wonderland) На наш взгляд, использование автором МК, реализующего столь нестандартный подход к интерпретации семантики языковых знаков, несомненно, способствует созданию юмористического эффекта, повышает экспрессивный потенциал текста и свидетельствует об особом лингвокреативном мышлении его автора. Анализ содержания исследуемых метаязыковых контекстов также показал, что комментарий к лексическим единицам, моделируемым воображением автора, может быть как самым общим, не дающим четкого представления о специфических элементах вымышленной реальности, так и довольно развернутым, обеспечивающим их подробное описание. Например, МК в следующем фрагменте дает читателю весьма краткие сведения о волшебных «порталах»: (66) For those who don't want to Apparate, or can’t, we use Portkeys. They ’re objects that are used to transport wizards from one spot to another at a prearranged time. (Rowling J.K. Harry Potter and the Goblet of Fire) В предложении отсутствует информация о том, какие именно предметы могут использоваться в качестве порталов, как осуществляется процесс перемещения и т.д. В результате, денотативное пространство слова portkey оказывается достаточно расплывчатым. Более детальное толкование вымышленной лексики, в соответствии с принципом иконичности, когда «количество значения» напрямую зависит от «количества формы» (Коробейникова 2006, 6), осуществляется в рамках развернутых комментариев, включающих описание внешнего вида, сферы функционирования, значимости того или иного элемента фантастической действительности для ее обитателей (характеризующий комментарий, в терминологии Н.Н. Коробейниковой). За счет такой глубокой семантизации в сознании читателя формируются устойчивые ментальные структуры, обеспечивающие более широкий «доступ» в новую для него семиотическую сферу. Например, для полного «погружения» читателя в мир магии, Дж. Роулинг не только описывает принципы волшебной игры «квиддич» (played up in the air on broomsticks and there’s four balls) и указывает, в качестве опорной для реципиента реалии, ее ближайший аналог в обычном мире - soccer, но и определяет место данной игры в системе ценностей волшебников - everyone follows Quidditch: (67) “So what is Quidditch?” “It’s our sport. Wizard sport. It’s like - like soccer in the Muggle world - everyone follows Quidditch - played up in the air on broomsticks and there’s four balls - sorta hard ter explain the rules. ” (Rowling J.K. Harry Potter and the Sorcerer’s Stone) Таким образом, на основании вышеизложенного можно утверждать, что метаязыковые комментарии в англоязычном художественном дискурсе, используемые для создания и толкования новой языковой действительности, носят креативный характер и способствуют решению конкретных эстетических задач. 3) МК, объясняющий лексическое значение слова, принадлежащего языку произведения. В первую очередь, здесь могут быть выделены случаи упрощенного толкования объективного значения слов при помощи контекстуальнообусловленных синонимов и перифраза. Синонимические единицы при этом часто даются непосредственно в потоке речи, в качестве уточнения, пояснения: (68) This was his plan of amends - of atonement - for inheriting their father’s estate < >. (Austen J. Pride and Prejudice) Более сложным в структурно-содержательном отношении является развернутый МК, в рамках которого формулируется объективное значение слова, сопоставимое с понятием, представленным в лексикографических источниках. В качестве примера приведем метаязыковое описание словосочетания cabin fever, обнаруживающее сходство с его словарной дефиницией: (69) “I suspect that what happened came as a result of too much cheap whiskey, < > and a curious condition which the old-timers call cabin fever. < > “It’s a slang term for the claustrophobic reaction that can occur when people are shut in together over long periods of time. ” (King S. The Shining) (cabin fever - a state in which you feel bad-tempered, because you have not been outside for a long time (LDCE)) Подобные комментарии чаще всего встречаются при использовании языковых средств терминологического характера и другой сложной для понимания лексики, например, стилистически маркированных слов и выражений: (70) “Oh! I want to know; what’s the meaning of that expression? ” “ Got his goat?’ Oh, raised his dander, if you know what that means, it was before my time. ” (Galsworthy J. The White Monkey) Помимо указанных видов лексики, МК описываемой разновидности также может сопровождать слова, обозначающие разнообразные артефакты - материальные предметы, образующие ближайший к человеку мир, практически преобразованный и вовлеченный в его жизнедеятельность (Ростова 2009, 190). Часто подобный комментарий не содержит детальной информации о предмете, а лишь относит его к соответствующей категории объектов, то есть выполняет функцию категоризации. Так, с помощью краткого категоризующего комментария It’s a kind of crown намечается контур и формируется ядро когнитивной структуры diadem: (71) “Sorry, but what is a diadem?” asked Ron. “It’s a kind of crown, ” said Terry Boot. (Rowling J.K. Harry Potter and the Deathly Hallows) Характеризующий МК, который не только категоризует объект, но и вводит дополнительную информацию о нем, формирует более прочные ментальные структуры в сознании реципиента. Зачастую в нем содержатся сведения о свойствах, функциях, связях данного объекта с практической деятельностью человека: (72) “Daddy says pictures like this were really popular for about twenty years before the Civil War, ” Mike said. “They called them 'foolcards, ’ and people used to send them to each other. They were like some of the jokes in Mad, I guess. ” (King S. It) Помимо метаязыковых комментариев, способствующих выравниванию фоновых знаний автора и читателя, в англоязычном художественном дискурсе регулярно встречаются толкования слов и выражений, служащие важным изобразительным средством. В отличие от словарного описания или внешнего комментария (см. об этом (Коробейникова 2006)) МК подобного рода может включать субъектно-ориентированные смыслы. Так, в следующем отрывке дается не только объективная расшифровка слова amputee, но и его эмоционально-рациональная интерпретация, связанная с определенным временным отрезком: (73) And she remembered a word, a strange word it had seemed at the time, that meant people who had lost parts of themselves. Amputees. (Setterfield D. The Thirteenth Tale) Данный фрагмент представляет собой, так называемый, метатекстсуждение (Ким 2009, 249), состоящий из двух частей: семантизирующей и комментирующей. Семантизирующая часть - people who had lost parts of themselves, ставит своей целью истолкование слова amputee и соотносится с его словарной дефиницией (someone who has had an arm or a leg amputated (LDCE)), в то время как комментирующая часть - a strange word it had seemed at the time, содержит личностную оценку комментируемой языковой единицы и выражает субъективную модальность. Такие пограничные случаи метаязыкового комментирования, балансирующие между объективностью и субъективностью подачи языкового материала, обеспечивают многоканальность, нелинейность трансляции смысла соответствующих фрагментов художественного текста. Обобщая сказанное, необходимо констатировать высокую значимость в англоязычном художественном дискурсе метаязыковых комментариев, комплексно репрезентирующих объективное значение языковых единиц. Благодаря такому способу семантизации, автор предотвращает ситуации непонимания потенциально незнакомой лексики, формируя в концептуальной системе читателя отсутствующие структуры знания или достраивая их несформированные компоненты. Степень устойчивости таких структур зависит от характера и содержания МК: от того, несет ли он общую или детализированную информацию о референте, ограничивается «бесстрастными» фактами или допускает проникновение в пространство комментария личностностно-ориентированных смыслов. И в том, и в другом случае, помимо герменевтической функции, обеспечивающей понимание отдельных элементов текста и в целом характерной для подобных МК в других типах дискурса, метаязыковые контексты описанной разновидности могут способствовать решению специфических художественных задач, таких как конструирование фантастической действительности (в том числе и языковой), усиление образности и экспрессивности повествования, создание юмористического эффекта и др.
<< | >>
Источник: КРАВЦОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ. 2014

Еще по теме 2.2.2.2. Метаязыковой комментарий, представляющий комплексную, объективную информацию о значении языкового знака:

  1. КРАВЦОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ, 2014
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ГЛАВА 1. СУЩНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ
  4. 1.2. Метаязыковой комментарий как средство вербализации метаязыковой рефлексии в англоязычном художественном дискурсе
  5. 1.2.2. Метаязыковой комментарий и его базовые характеристики
  6. Различные аспекты функционирования метаязыкового комментария в англоязычном художественном дискурсе
  7. 1.3.2. Метаязыковой комментарий в англоязычном художественном дискурсе как проявление естественной метаязыковой рефлексии
  8. 1.3.3. Метаязыковой комментарий в англоязычном художественном дискурсе как эстетически значимый элемент нарратива
  9. ГЛАВА 2. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И РОЛЬ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ
  10. 2.1. Способы речевой организации метаязыковых комментариев
  11. 2.2. Содержательно-смысловые и функционально-прагматические характеристики метаязыковых комментариев
  12. Метаязыковой комментарий, направленный на акцентуацию фоно-графической оболочки языкового знака
  13. 2.2.1. Метаязыковой комментарий, связанный с уточнением семантики языкового знака
  14. 2.2.2.1. Метаязыковой комментарий, эксплицирующий метаязыковой поиск
  15. 2.2.2.2. Метаязыковой комментарий, представляющий комплексную, объективную информацию о значении языкового знака
  16. 2.2.2.3. Метаязыковой комментарий, содержащий объективные сведения об отдельных аспектах значения слова