<<
>>

3.2.Основные функции арго в художественном тексте и речи

Художественные произведения, повествующие о представителях социального дна, не могли бы претендовать на реалистичность и правдоподобность без наличия в них арготической лексики, а герои не могли бы стать живыми и яркими, поэтому сами жанры художественной литературы, направленные на описание мира деклассированных элементов, диктуют употребление данного слоя лексики.
В этой связи целесообразным представляется привести классификацию англоязычных художественных текстов согласно употреблению в них арготической лексики и характера изображаемого:

1) Произведения, описывающие особенности жизни маргиналов и дающие представление о мире криминальной субкультуры в целом. В таких романах и рассказах помимо отображения специфических условий существования представителей социального дна, на передний план выходит отображение их идеологии и моральных ценностей. К данной категории в основном относятся детективы Д.Х.Чейза («An Ear to the Ground», «No Orchids for Miss Blandish» и др.) и цикл рассказов о сотруднике детективного агентства «Continental» Дэшила Хэммета.

2) Произведения, посвященные противостоянию преступников и правоохранительных органов. При столкновении правосудия с беззаконием у последнего нет никаких шансов перед честностью и неподкупностью полицейских. Категорию представляет цикл романов Э.Макбейна «The 87th Precinct».

3) Произведения, посвященные раскрытию преступлений частными детективами или сыщиками-любителями. Такие романы характеризуются психологизмом описания как самого преступления, так и процесса его раскрытия. Это, прежде всего, классические детективные романы А. Кристи о Мисс Марпл, рассказы А. Конан Дойла о Шерлоке Холмсе.

4) Произведения, рассказывающие о жизни преступников в местах заключения. Важным аспектом повествования становится не только описание внутреннего распорядка тюрем, но и взаимоотношений сокамерников.

Данную категорию представляют романы С. Кинга «Rita Hayworth and Shawshank Redemption», «The Green Mile», С. Лизера «Hard Landing».

Однако даже такое деление произведений, содержащих в художественном тексте арготизмы, весьма приблизительно и условно, т.к. множество литературных произведений, особенно современных, написано на стыке жанров. В данном случае критерием отнесения произведения к соответствующей категории было доминирование в тексте той или иной формы изображаемого.

Среди многообразия художественных произведений, в связи со спецификой изображаемого, можно отметить следующие жанры, в которых арго используется наиболее часто - это детектив и триллер. В настоящее время существует большое количество жанровых разновидностей детектива: криминальный, приключенческий, шпионский, полицейский,

антиинтеллектуальный, «черный детектив», детективные сюжеты, основанные на научно-фантастической идее и др.

Несмотря на то, что триллер связан с детективом, его все же можно считать самостоятельным жанром художественной литературы, отличающимися характерными чертами. Например, направленность триллера - вызывать у читателя такие эмоции как страх, волнение и напряжение.

В художественной литературе, представленной вышеупомянутыми жанрами, можно встретить большое количество случаев употребления арготической лексики. Цели и задачи авторского замысла обусловливают функции, выполняемые арготизмами в художественной литературе. Проблемы функционирования нестандартной лексики в художественной литературе рассматривались в работах Н.Н. Шарандиной (2000), С.П. Ячменёвой (2007), Т.М. Беляевой, В.А. Хомякова (1985), F. Sechrist (1913) и других лингвистов. В данной работе мы придерживаемся классификации функций арготизмов, разработанной С.П. Ячменёвой. Итак, ученый выделяет следующие шесть функции [Ячменёва 2007, с. 48-50].

1) Функция создания колорита изображаемой среды. В данном случае арготизмы играют роль культурно-бытовой детали в пространстве художественного текста. Они служат средством передачи подробностей быта, принципов и убеждений представителей криминальной субкультуры, т.к.

в арго «находит отражение все, что окружает представителя криминальной субкультуры: их повседневный «домашний» и «профессиональный» микромир» [Востриков 2010, с. 108].

Авторы прибегают к использованию арго для наиболее точного и правдоподобного воссоздания какой-либо конкретной ситуации, имеющей место в реальной жизни. Это могут быть арготизмы, представленные такими тематическими группами как «Предметы быта», «Одежда», «Деньги», «Наименование преступлений и особенности их организации» и т.п. Например, главный герой романа С. Лизера «Hard Lаnding» Дэн Шеферд, находясь в тюрьме, при помощи взятки получает «престижную» работу уборщика. Своему сокамернику он сообщает о сумме, которую он за это заплатил: «How much?» - «A monkey» [Leather, http://readbookfree.com/Stephen_Leather/Hard_Landing.html]. Арготизм monkey обозначает понятие «five hundred US dollars» [Dalzell 2007, p. 437]. Автор, употребляя данный арготизм, демонстрирует своеобразие языка преступников, заключающееся в том, что для различных понятий, выраженных литературными средствами языка, существует соответствующий арготический

эквивалент. Также ярко передает колорит мест заключения арготизм Cat A, который обозначает «the categorisation of most secure prisons, thus the category for highly dangerous prisoners or those considered most likely to escape» [Dalzell 2007, p. 122]. Тюрьма строгого режима, где все преступники - профессионалы, не является безопасным местом: «It’s Cat A, but we’re on the remand wing, and remand time is always easier than hard time» [Leather,

http://readbookfree.com/Stephen_Leather/Hard_Landing.html]. Т аким образом, отдельные арготизмы, употребленные в художественной речи, являются своеобразными штрихами, завершающими описание картины мира заключенных. Все это наряду с другими стилистическими приемами позволяет в подробностях представить читателю обстановку и атмосферу, царящую в местах лишения свободы.

2) Функция речевой характеристики героя. Арго становится средством коммуникации для литературных персонажей, т.к.

для определенных социальных слов является неотъемлемой составляющей лексикона. Для автора важно воспроизводить естественную и непринужденную речь героев, которая не может считаться живой и выразительной без наличия в ней характерных для данной категории людей слов. Таким образом, арготизмы служат своеобразным социальным маркером и средством типизации не только конкретно взятого члена криминальной субкультуры, но и отражения особенностей данной социальной среды в целом.

Отметим тот факт, что большинство элементов арго попадают в художественную литературу преобразованными согласно авторскому замыслу. «Писателем управляют незримые, но определенные закономерности превращения устного факта в письменный. Очень показательно, что эти закономерности обнаруживают достаточно общий характер, и их варьирование в зависимости от индивидуальности художника касается в основном не возможностей вовлечения в письменный текст новых фактов, но скорее предпочтительного вовлечения тех или иных фактов из уже отстоявшегося набора допустимых» [Лаптева 2003, c. 65].

Изображение жизни преступников, будней полиции невозможно без диалогов персонажей, в которых автор использует арготизмы. Точность стилизации здесь играет важную роль. Отсутствие лексики, лежащей за пределами литературного стандарта, приводит к тому, что речь героев теряет свою естественность и непринужденность. Дж. Х. Чейз в романе «No Orchids for Miss Blandish» использует выразительность арготизмов для стилизации речи преступников. В следующем отрывке из диалога грабителей речь идет о провале их операции и необходимости избавиться от опасного свидетеля: «This is a murder rap now. We’ll all burn. If they catch us...» - «We’ll have to knock her off. She knows much» [Chase,

http://www.jchase.ru/englishbooks/No_Orchids_for_Miss_Blandish.pdf]. В данном случае выражения We’ll all burn, которое означает «to be killed» [Dalzell 2007, p. 105] и knock off - to kill [Dalzell 2007, p. 387] указывают на принадлежность героев к криминальной среде, отражая их образ мышления.

Преступники легко понимают друг друга, т.к. арго для них является информативным и одновременно секретным способом передачи сообщений

3) Функция авторской оценки. В большинстве детективных

произведений персонажи, связанные с преступным миром, имеют отрицательную авторскую оценку, т.к. задачей данного жанра художественной литературы является демонстрация неотвратимости наказания преступности и торжество закона. Например, из всех типов коннотаций эмоционального компонента арго Дж. Х. Чейз в романе «No Orchids for Miss Blandish» чаще всего выбирает презрительный, реже иронический. Поступки и противозаконные действия героев всегда оцениваются автором отрицательно. Для выражения мировоззрения автора, отношения к преступности в целом в данном романе появляется преданный своей работе полицейский Бреннан. Общаясь с преступниками, он говорит на их же языке (арго), чтобы подчеркнуть свое негативное отношение: «All you rats say the same thing--I'm still here» [Chase, http://www.jchase.ru/englishbooks/No_Orchids_for_Miss_Blandish.pdf]. Арготизм

rat (a person who informs on or otherwise betrays compatriots [Dalzell 2007, p. 530]

показывает недвусмысленную позицию автора: любая противозаконная

деятельность является аморальной и заслуживает наказания.

Если в классических произведениях детективного жанра негативной авторской оценке подвергаются представители преступных группировок, то для современной художественной литературы характерна другая тенденция. В настоящее время довольно сложно разделить героев детективов и триллеров на положительных и отрицательных. В связи с этим авторской оценке все чаще подвергаются сами хранители правопорядка, которые выступают пособниками преступников. Так, герой триллера Стивена Кинга «Rita Hayworth and Shawshank Redemption» Рэд, от лица которого ведется повествование, неоднократно упоминает о различных махинациях, в которых замешаны охранники и администрация тюрьмы: «The names at the top change, but the rackets never do» [King, http://ebookbrowsee.net/shawshank-redemption-doc-d17508218].

Употребленный в речи заключенного арготизм racket - a criminal enterprise; a swindle or a means of deception [Dalzell 2007, p. 526] прямо указывает на то, что автор с презрением относится к такой категории блюстителей правопорядка.

4) Функция воссоздания примет определенной эпохи, определенного времени. Английский язык, как и любой другой, эволюционирует, и это характерно для его многочисленных подсистем. С течением времени возникают новые понятия, которые находят отражение в языке посредством расширения его выразительных средств. В арго, как и в литературном языке, протекают процессы устаревания одних и появления новых единиц. Если рассматривать эволюцию арго в диахроническом аспекте, то можно увидеть, как одни лексемы, сменяя другие, выходили из употребления, а другие, не меняя формы, добавляли к основному значению разнообразные оттенки, оставаясь в активном лексиконе маргиналов. Данная тенденция находит отражение в художественной литературе. Так, в пьесе У. Шекспира «Measure for Measure», написанной около 1603 года встречается арготизм punk: «My lord, she may be a punk; for many of them are neither maid, nor widow, nor wife» [Shakespeare, http://www.shakespeare- literature.com/Measure_for_Measure/17.html]. Punk обозначат понятие - a prostitute; a strumpet [Webster's Revised Unabridged Dictionary 1913, http://machaut.uchicago.edu/?resource=Webster%27s&word=punk&use 1913=on&use 1828=on]. Причем, словарь Вебстера, откуда взята расшифровка лексемы, ссылается на употреблении данной лексемы именно У.Шекспиром. Однако с течением времени в результате семантического переосмысления данный арготизм получил новые значения. Так, в XX веке он употребляется уже в значении «малолетний хулиган, шпана» (punk - a petty (male) hoodlum, a (male) juvenile delinquent [Spears 2000, p. 326]): «We warned that little punk good» [King, http://www.knigger.org/king/novels/the_green_mile/lang/en/]. Подобные примеры свидетельствуют о том, арго может являться индикатором социального положения героя, и одновременно служить приметой того или иного исторического периода.

На примерах арготической лексики мы можем проследить историю развития криминальных профессий, мер наказания, названия сроков заключения и т.д. Наибольшее количество примеров встречается в тематической группе «Оружие». Авторы криминальных романов первой половины XX века в своих произведениях использовали такие арготизмы как a 32, four five, gat, rod, black gun для обозначения различных видов мелкокалиберного автоматического оружия. Во второй половине XX в. и начале XXI в., благодаря техническому прогрессу, были выпущены новые виды и калибры огнестрельного оружия, поэтому и литературные персонажи теперь в своем арсенале имеют shotty, blue pill, fifty, machine, Hecklers.

5) Функция экономии языковых средств. Стремление к языковой экономии, заложенное в арго, отражается в точности и краткости понятий, используемых представителями преступного мира в процессе обозначения окружающих предметов и явлений. Данная черта особенно часто прослеживается в художественных произведениях, т.к. для них важна информативность, достигающаяся лаконичностью средств выразительности.

Так, в произведении Стивена Лизера «Tango One», где речь идет о внедрении полицейских в окружение наркобарона, старший офицер полиции и вербовщик объясняет правила работы полицейских под прикрытием одному из будущих осведомителей: «No court is going to convict if one of the investigating officers turns out to have smoked a joint or snorted a line» [Leather, http://read24.ru/pdf/stephen-leather-tango-one.html]. Употребляя арготизм snorted, обозначающий «to ingest drugs by nasal inhalation» [Dalzell 2007, p. 600], автор старается представить читателю максимум информации при минимуме лексических средств.

Иногда для внесения разнообразия в художественную речь арготизмы употребляются наравне с общеупотребительной лексикой. Например, для выражения to lie low - to behave in a manner that ought not to attract attention [Dalzell 2007, p. 400] в романе «Tango One» существует стилистически нейтрально соответствие to hide out.

Отказ от описательного метода при характеристике реалий криминального мира свидетельствует об убежденности автора в том, что данное слово или выражение знакомо и понятно читателю. В случаях многократного обращения к одному и тому же понятию во избежание повторов, писатели используют арготическую лексику, являющуюся более информативной при раскрытии особенностей жизни маргиналов в сравнении с литературным стандартом.

6) Функция создания комического эффекта. Чаще подобные ситуации возникают в диалогах персонажей, где комизм заключается в том, что арготизмы прослеживаются в речи персонажей, не имеющих отношения к преступному миру. Такие ситуации основываются на диссонансе между социальным происхождением арготизмов и социальной сущностью экстралингвистической ситуации, «в результате которой возникает стилистический слом, характерный для бурлескной литературы, когда просторечные элементы в тексте совершенно не соответствуют теме высказывания и экстралингвистической ситуации» [Беляева, Хомяков 1985, c. 57]. Вследствие сочетания несочетаемого (стилистически несовместимых комбинаций) и создается комический образ героя.

Например, в произведении П.Г. Вудхауза «The Girl in Blue» богатая аристократка Бернадетта Клейберн приезжает в усадьбу на отдых. Она ищет хозяина и обращается к одному пожилому джентльмену следующим образом: «Are you the fellow who owns this Mellingham Hall joint?» [Wodehouse 1971, p. 36]. Арготизм joint является опорным компонентом в сложных словах и словосочетаниях для выражения значения локальности, в данном случае употребляется в значении «any disreputable establishment» [Dalzell 2007, p. 372]. Употребление данного слова дамой из высшего общества указывает на несоответствие между социальным положением героини и ее манерой говорить, что и создает комический эффект. Важным фактором здесь становится знание читателем слов и выражений арго, т.к. при отсутствии данного факта предполагаемый комический эффект не может быть достигнут.

Необходимо отметить тот факт, что С.П. Ячменёва (2007) не выделяет среди основных функций арго экспрессивную, которую мы считаем особенно важной для художественной литературы конца XX начала XXI века. Авторы в последние десятилетия стремится как можно точнее отражать социальную и политическую обстановку в мире, включать в канву художественных произведений арготизмы, превосходящие по образности и точности элементы литературного языка. Таким образом, арго является средством обогащения текста своей экспрессивностью.

Экспрессивная функция арго предназначена для выражения субъективных сторон восприятия действительности, т.е. эмоциональных состояний, чувств, суждений и представлений человека об окружающем мире. Важным аспектом также является выражение говорящим своего отношения к действительности.

Арго служит способом выражения отношения героя к сложившейся ситуации. Арготическая лексика передает ценностное отношение персонажа к окружающему миру, другим героям, самому себе. Следовательно, данный пласт лексики является показателем ценностной ориентации определенной социальной группы. В подтверждение приведем пример из романа Дениса Лихейна «Mystic

River». Один из героев романа, отбыв срок в тюрьме, возвращается к жизни на свободе. Однако его жизнь нельзя назвать полноценной: его жена, не выдержав потрясения, умирает, в последствии он теряет и дочь. Осознавая свою вину и испытывая боль, Джим признается другу, что не умеет плакать. Герой обращается к арготизмам как средству снятия напряжения: «But I took a pinch and my wife died and that fucked my daughter up» [Lehane 2001, p. 107]. Таким образом, арготизм pinch - an arrest [Dalzell 2007, p. 497] позволяет представить читателю внутреннее состояние Джима.

Арго способно также передавать иерархические отношения в криминальной среде, т.к. в зависимости от занимаемого положения, преступник выполняет определенную работу. Например, Джонни, герой романа Д. Х. Чейза «An Ear to the Ground», забирая себе большую долю награбленного, указывает своим подельникам на их место в криминальной иерархии:« ...what you three don’t seem realize is that you are in big time, but you are small timers» [Chase 2008, p. 171]. Пренебрежительно отзываясь о своих подельниках, он таким образом унижает их, подчеркивая свое высокое социальное положение. Поэтому арготическое выражение small timer - an insignificant person [Dalzell 2007, p. 595] можно считать индикатором социального статуса героя.

Представленную в романах и рассказах англоязычных писателей арготическую лексику можно отнести к следующим категориям: номинации со «скрытой» экспрессией и пейоративные номинации. «Скрытой» экспрессией, «заключённой в вещественном значении слова» [Химик 2000, c. 131], обладают арготические единицы, обозначающие традиционные криминальные специальности и отражающие иерархию в преступной среде: fence (скупщик краденого), stoolie (доносчик), jail bird (рецидивист), thug (профессиональный убийца). Среди пейоративных номинаций превалируют зоосемантические лексемы, отсылающие к названиям животных с общим значением «подлец»: rat, bull, monkey, ass, pig.

Обращает на себя внимание тот факт, что представленные функции, выполняемые арготизмами в художественном тексте, часто переплетаются друг

с другом. Один и тот же арготизм способен выполнять одновременно несколько функций, например, выполнять экспрессивную функцию и одновременно служить средством создания комического эффекта. Так, в детективе А. Кристи «The ABC Murders» капитан Гастингс в беседе с Эркюлем Пуаро выдвигает предположение о личности преступника: «Perhaps some convivial idiot who had had one over the eight» [Christie, http://libes.ru/287049.read?page=49].

Употребленное в речи героя арготическое выражение one over the eight (drunk [Dalzell 2007, p. 473]) вследствие стилистического диссонанса из-за несоответствия социального статуса, воспитания капитана, а также ситуации общения приводит к созданию комического эффекта. С другой стороны использование столь экспрессивного выражения говорит о переполняющих героя эмоциях, поэтому оно выполняет также и экспрессивную функцию. Таким образом, данный факт свидетельствует о полифункциональности арготических единиц в пространстве художественного текста.

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме 3.2.Основные функции арго в художественном тексте и речи:

  1. Изобразительное искусство XX века. Основные направления
  2. I. Проблема языка в свете типологии культуры. Бобров и Макаров как участники языковой полемики
  3. 4. 2.4. Интервью: специфика и разновидности жанра
  4. Арго. Жаргон. Молодежный сленг
  5. СТИЛИ ЯЗЫКА
  6. КУЛЬТУРА И ЕЕ ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ
  7. Приложение б 3000 НАИБОЛЕЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ И СЛОВОСОЧЕТАНИЙИЗ ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ(англо-русский вариант)
  8. Перевод в XX в.
  9. Транслатологическая характеристика отдельных типов текста
  10. 11.2. Предпереводческий анализ текста
  11. §1. Типология нижегородской периодической печати на рубеже XX-XXI вв.
  12. Введение
  13. 1.1. Роль арго в художественном тексте и речи
  14. Выводы по главе 1
  15. 2.1. Сферы функционирования арго
  16. 3.2.Основные функции арго в художественном тексте и речи