<<
>>

1.4. Арго в функциональном стиле

Современная лингвистика, обращаясь к изучению области

функционирования языка, также рассматривает языковые средства

выразительности в широком смысле этого слова: важным становится

исследование особых условий и целей их употребления в речи.

Подобные многочисленные явления входят в понятие стиль. Функциональные стили находятся в состоянии постоянной динамики, т.к. стиль «творится и выражается в речевой деятельности, в процессе употребления языка и запечатлевается в тексте» [СЭС 2006, с. 511].

Особенностью функционального стиля является размытость границ, способность переплетаться друг с другом, а также иметь сходные черты. При этом стиль не представляет собой монолитную структуру, в нем выделяют ядро и периферию. Поэтому при выделении того или иного стиля необходимо учитывать уникальные и определяющие характеристики, выделяющие его из ряда других стилей [СЭС 2006, с. 582]. Вопросы, касающиеся критериев выделения стилей, а также их количества являются дискуссионными вплоть до настоящего времени.

В зарубежной лингвистике в области изучения функционального стиля принято использовать понятие регистр (register). По мнению М. Халлидея регистр является подсистемой языка, которая используется в определенной ситуации общения и направлена на достижение конкретной коммуникативной цели. Регистр включает в себя слова и выражения, лексико-грамматические и фонетические характеристики, а также предполагает черты, непосредственно указывающие на участников коммуникации, т.е. к основополагающим особенностям регистра относят поле, тональность и модус: «register can be defined as a configuration of meanings that are typically associated with a particular situational configuration of field, mode, and tenor» [Halliday 1989, p. 38]. Таким образом, теория функциональных стилей, принятая в отечественной лингвистике, имеет ряд сходств с теорией, предложенной М.

Халлидеем, т.к. обе теории основаны на взаимосвязи между целью и задачами коммуникации и выбором адекватных средств языковой выразительности.

Для выделения языкового регистра необходимо выявить соответствие типа языка, используемого в конкретной ситуации, критерию формальности/неформальности. На основании данного параметра различают 5 регистров - от высокопарного до стилистически сниженного: frozen, formal, consultative, casual, intimate [Joos 1962]. Следует также отметить, что границы регистров сильно размыты в силу субъективности интерпретации оппозиции формальность-неформальность.

Дэвид Кристалл соотносит термин регистр с разновидностью языка, определяющейся согласно своему использованию в социальной ситуации, а также приводит различные примеры регистров: «In stylistics and sociolinguistics, the term refers to a variety of language defined according to its use in social situations, e.g. a register of scientific, religious, formal English» [Crystal 2008, p. 409].

В отечественной лингвистике общепринятой является трактовка функционального стиля, данная В.В. Виноградовым: «Стиль - это общественно осознанная и функционально обусловленная, внутренне объединенная совокупность приемов употребления, отбора и сочетания средств речевого общения в сфере того или иного общенародного, общенационального языка, соотносительная с другими такими же способами выражения, которые служат для иных целей, выполняют иные функции в речевой, общественной практике данного народа» [Виноградов 1955, c. 73].

Целесообразным представляется привести для сравнения другие примеры определения данного понятия, сформулированные отечественными лингвистами.

М.Н. Кожина дает следующее определение: «Функциональный стиль - это исторически сложившаяся, общественно осознанная речевая разновидность, обладающая специфическим характером, сложившимся в результате реализации особых принципов отбора и сочетания языковых средств..., соответствующая той или иной социально значимой сфере общения и деятельности» [СЭС 2006, с.

581].

Г.Я. Солганик понимает функциональный стиль как разновидность литературного языка, выполняющая определенную функцию в общении, обусловливающую стилистическую гибкость языка, многообразные возможности выражения, варьирования мысли. Также он выделяет следующие особенности функциональных стилей: 1) каждый функциональный стиль отражает определенную сторону общественной жизни, имеет особую сферу применения, свой круг тем; 2) каждый функциональный стиль характеризуется определенными условиями общения - официальными, неофициальными, непринужденными и т.д.; 3) каждый функциональный стиль имеет общую установку, главную задачу речи [Солганик 2009, с. 87].

Подразделение функциональных стилей в современной лингвистике многообразно. Такие ученые, как В.В. Виноградов (1955), А.М. Пешковский (1930), Д.Э. Розенталь (1976), выделяют стили на основе функционального критерия, соотнося их с тремя основных функциями языка: общение, сообщение и воздействие. Человек варьирует речь в зависимости от того, где, с кем, о чем и зачем он говорит.

В соответствии с данным критерием в функционально-стилевой плоскости языковой системы выделяют пять основных функциональных стилей: научный, официально-деловой, художественный, газетно-публицистический, которые используются преимущественно в письменной форме речи и разговорный, применяющийся главным образом в устной форме речи [Солганик 2009, с. 87]. В свою очередь в разговорном стиле выделяют следующие подстили: обиходнобытовой, обиходно-деловой, эпистолярный (частная переписка) [Мартинович, http: //lit.lib.ru/rn/martinowich_g_a/04termslov.shtml ].

Каждый из функциональных стилей речи обладает своими характерными чертами, спецификой лексики и синтаксических структур, реализующимися в каждом виде данного стиля.

Для выделения функциональных стилей речи существуют следующие критерии:

• Сфера человеческой деятельности (наука, право, политика, искусство,

быт);

• Специфическая роль автора текста (учёный, гражданин, журналист, писатель, юрист, родитель и т.д.);

• Специфическая роль адресата текста (ученик, учреждение, читатель газет или журналов, взрослый, ребёнок и т.

д.);

• Цель стиля (обучение, установление правовых отношений, воздействие);

• Преимущественное использование определённого типа речи

(повествование, описание, рассуждение);

• Преимущественное использование той или иной формы речи (письменной, устной);

• Вид речи (монолог, диалог, полилог);

• Тип коммуникации (общественная или частная)

• Набор жанров (для научного стиля - реферат, учебник и т. п., для официально-делового - закон, справка и т. п.);

• Характерные для стиля черты [Понятие о стилях речи,

http://www.studsell.com/view/119897/60000].

Для просторечия и арго в функциональных стилях современного английского языка отводится различное место. Существует мнение, что данный пласт лексики не может образовывать самостоятельный функциональный стиль, т.к. стиль по своему определению обусловлен наличием выбора, а у использующего просторечие в коммуникации выбора нет, поскольку последний говорит так, как умеет (ср. Гальперин 1956). Однако другие ученые (Арнольд 2002) полагают, что «в действительности дело обстоит иначе: нередко люди с одними собеседниками пользуются просторечием, а литературно-разговорным стилем с другими» [Арнольд 2002, c. 325]. Таким образом, арго употребляется в речи не потому что говорящий не знает других форм литературного языка, а потому что данный пласт лексики употребляется в окружающем его обществе (криминальном). В другой обстановке используется литературная лексика. Основным аспектом функционального стиля представляется не столько выбор, сколько особенность сферы употребления. Таким образом, мы, вслед за И.В. Арнольд, не имеем основания отрицать существования арго как стиля.

Арго используется представителями криминальной субкультуры, среди людей, склонных к противоправному поведению. «Криминальная субкультура - это обработанная преступным миром под себя система человеческих ценностей, духовных, интеллектуальных, материальных, эстетических,

противопоставляемая общечеловеческим сокровищам и оценкам» [Старков 2010, с.

18]. Это культура ограниченной группы людей, закрытая и автономная, использующая свой собственный язык. Изначально сфера распространения арго была достаточна узка из-за специфичности данного пласта лексики. Арго распространено в тюрьмах, а также за их пределами среди работников правоохранительных органов, юристов и адвокатов, непосредственно связанных с криминальными элементами.

Деклассированные заинтересованы в обособленности своей социальной среды от остального мира. Недоступность информации для понимания непосвященными обусловливает цель использования данного стиля.

Арго как функциональный стиль можно представить в виде ядра, в котором находится так называемая «специализированная лексика», т.е. слова и выражения, употребляемые для описания конкретных ситуаций и явлений, характерных для криминального мира. На периферии находятся различные пласты лексики от литературной до разговорной: это и нейтральная лексика, и просторечные лексемы, и заимствования из различных территориальных и социальных диалектов. Для арготизмов, принадлежащих ядру, характерна полисемия. Так, М.А. Грачёв отмечает, что значение арготизма может варьироваться в зависимости от ситуации общения, собеседников. Поэтому, когда преступники разговаривают в пределах своей субкультуры, слова часто имеют нейтральное значение, тогда как при разговоре с законопослушными уголовники «стараются показать свое превосходство, утверждая, что и слова у них особые, необыкновенные» [Грачёв 1997, с. 127].

Арготический стиль реализуется в форме неофициальной, неподготовленной диалогической речи на различные темы, связанные с жизнью и деятельностью в криминальной среде. Одной из его важнейших характеристик является опора на параметры внеязыковой действительности, т.е. учет факторов, в которых происходит коммуникация и под влиянием которых осуществляется отбор тех или иных языковых средств.

Как и разговорному стилю, только в еще большей степени, арго присуща эмоциональность и экспрессивность. Для говорящего характерны оценки субъективного характера, так как он выступает как частное лицо и выражает субъективное мнение и отношение какому-либо явлению.

Таким образом, проявляется реакция преступника на отчуждение от законопослушного общества, а также его стремление к самовыражению и самоутверждению. Реже арго может использоваться в письменном варианте при переписке между заключенными.

Необходимо отметить тот факт, что экспрессивность представляет один из основных аспектов развития языка, т.к. служит средством создания новых способов более точного выражения различных эмоциональных состояний и чувств говорящего. При этом вместе с другими категориями экспрессивность способствует продуктивному осуществлению интенций говорящего, также как и самовыражению посредством речи. Рассматривая арго в функциональном плане (как средство хранения и передачи информации, присущей криминальной субкультуре, и реализации потенциала языка), многие ученые считают экспрессивность одной из его важнейших характеристик (Хомяков 1974; Ячменёва 2007; Химик 2000). М.А. Грачёв, в частности, считает, что одним из параметров принадлежности слова к арго является «ярко выраженная эмоционально-экспрессивная окраска» [Грачёв 2003, с.17].

Арго позволяет одновременно выразить отношение арготирующего к литературной норме и законопослушному обществу, что проявляется в экспрессивности и гипервыразительности. Часто арготическая экспрессивность «существует не ради самой себя, а для того, чтобы отразить и закрепить в лексике и коллективные эмоциональные реакции, и стоящую за ними систему моральных и социальных ценностей, противопоставляемую системе ценностей всего остального общества» [Садиков 1979, с. 72]. Арго не является единственной лексической системой способной отражать определенную систему ценностей какой либо общественной группы, данная функция присуща также жаргону и сленгу. Однако уникальность арго заключается в том, что его «система словесных значений - сигнификатов с заключенными в них ассоциациями и эмоционально-оценочными характеристиками, противостоит самым общим, общечеловеческим, ценностям, отраженным в лексике любого современного общенародного языка, подобно тому, как преступный мир противостоит всему «гражданскому обществу» с его институтами и моралью» [там же, с. 73].

Классическое представление о понятии экспрессивности охватывает «совокупность всех признаков единицы языка или речи, которые обеспечивают ее способность выступать в коммуникативном акте в качестве средства субъективного выражения отношения автора к содержанию или адресату сообщения» [Арутюнова 1990, с. 591]. Явление экспрессивности характерно для единиц всех уровней языка. Для арго, прежде всего, свойственна экспрессивность на лексическом уровне, реже встречаются случаи фонетической, фразеологической и текстуальной экспрессивности.

Элементами явления экспрессивности являются, с одной стороны, психологические механизмы, лежащие в основе выражения эмоций и чувств и условия восприятия с другой, поэтому в данном случае контекст и особенности ситуации общения играют ведущую роль. Именно параметры ситуации общения в большей степени, нежели выразительный потенциал, присущий той или иной единице соответствующего языкового уровня, влияют на возникновение экспрессивности. Также к дополнительным средствами усиления экспрессивности можно отнести несоответствие целей говорящего и слушающего, что ярко проявляется в ситуации смешения различных стилей речи.

Основное назначение экспрессивности заключается в передаче индивидуального субъективного отношения к сказанному. В связи с этим, целью говорящего является создание образности и выразительности при сообщении о своих чувствах. Данная интенция реализуется посредством отклонения от языковой нормы и противопоставления ей, для того чтобы эмоционально заряженное высказывание в полной мере отражало настроение и состояние говорящего.

Таким образом, отступление от речевого стандарта позволяет необходимой информации (эмоциональной) выходить на передний план, при этом часто экспрессивность достигается путем эффекта обманутого ожидания. Эффект обманутого ожидания как специфику эмоциональной реакции на услышанный или прочитанный текст можно определить как явление непредсказуемости и неожиданности. Этим приемом часто пользуются авторы при создании публицистических и художественных произведений, а также стихотворных текстов. Так, в текстах песен американского рэп-исполнителя 2Pac, данный прием является одним из наиболее продуктивных при создании особой экспрессивности текста: «It's just me by my lonely so I married my nina» [2Pac, http: //megalyrics. ru/lyric/2pac-tupac- shakur/cradle-to-the-grave. htm]. Арготизм n ina, обозначающий «Gun. Specifially a nine mm» [Urban dictionary, http://www.urbandictionary.com/] используется в сочетании с причастием married, что нарушает логичность высказывания, т.к. можно быть женатым на женщине, а не на каком-либо предмете, в данном случае речь идет об оружии. Подобное «неожиданное» сочетание арготизма с общеупотребительной лексикой создает «сопротивление восприятию, и преодоление этого сопротивления требует усилия со стороны читателя, а потому сильнее на него воздействует» [Арнольд 2002, c. 56]. Все это способствует активизации интерпретационных и ассоциативных процессов в сознании человека. Таким образом, появление барьера и преодоление его слушателем или читателем и создает данный стилистический эффект.

Категория экспрессивности пересекается с рядом других сложных лингвистических категорий. В первую очередь, экспрессивность неразрывно связана с эмоциональностью и эмотивностью, которые выполняют функции выражения эмоций и передачи различного рода эмоциональной информации. Однако первая из вышеназванных категорий относится к психологии (Шингаров 1971; Кунин 1986; Маслова 1990), а вторая категория представляет уже языковой уровень (Кунин 1986; Шаховский 1983, 1987), т.е. используется для

«лингвистического выражения эмоций» [Шаховский 1983, с. 9].

Соотношение эмотивности и экспрессивности представляется достаточно тесным. В этой связи точным является замечание Е.М. Галкиной-Федорук: «выражение эмоций в языке всегда экспрессивно, но экспрессия в языке не всегда эмоциональна» [Галкина-Федорук 1959, с. 121]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что категория экспрессивности является шире категории эмотивности, но та, в свою очередь, более богата в содержательном плане. Поэтому эмотивность, как проявление эмоциональности в языке, представляется достаточно разносторонней в своих проявлениях, а экспрессивность заключается в усилении выразительности.

Многие современные лингвисты (Шаховский 1987; Ионова 1998; Пиотровская 1994; Филимонова 2001) считают, что речевые средства выражения эмоций, употребляемые субъектом речи, служат индикаторами его эмоционального состояния. Однако спектр эмоций, выражаемый посредством арготической лексики нельзя назвать широким: «Эмоции, выражаемые арго, не отличаются разнообразием, господствуют положительные и отрицательные эмоции в нерасчленённых эмоциональных переживаниях. В целом доминирует отрицательная эмоциональная оценка» [Цыбулевская 2005, с. 7].

Далее представляется необходимым отметить, что наряду с уже перечисленными категориями, экспрессивность также пересекается с оценочностью. «Категория оценки - сущностная характеристика языковых единиц, которая является средством выражения положительного или отрицательного отношения автора к содержанию речи. Эмоциональная оценка предполагает непосредственную реакцию на объект» [Колесниченко 2008, с. 13]. Так как деклассированные противопоставляют себя законопослушному обществу, положительную оценку традиционно получают предметы и явления, связанные с криминальным миром. Часто преступники позиционируют свою деятельность как нечестную, но «забавную» (funny business - dishonest enterprises, criminal activities [Dalzell 2007, p. 276]), а себя как мастеров и профессионалов в своей области (beat artist - a swindler [Ibidem, p. 42]; con artist - a skilled confidence swindler [Ibidem, p. 158]; pavement artist - a criminal specializing in street fraud [Ibidem, p. 485]; jump-up artist - a criminal who steals from the back of goods-vehicles [Ibidem, p. 375]).

Для мировоззрения данной социальной группы характерно деление общества на «своих» и «чужих». Поэтому отрицательной оценкой наделяются арготизмы, представляющие оппозиционную категорию «чужих»: cucumber - in gambling, an ignorant victim of a cheat. A play on ‘green’, the color of the cucumber and a slang term for ‘inexperienced’[Dalzell 2007, p. 171]; easy meat - someone who can be seduced; something that is easy to achieve [Ibidem, p. 230].

Основной тенденцией, характерной для носителей арго является выражение негативного отношения к не-членам криминального сообщества, а также преувеличенная подчеркнутость собственной значимости и

исключительности. Следствием реализации коммуникативных целей субъектом речи является особая экспрессивность, эмотивность и оценочность,

возникающие благодаря разрушению старых и созданию новых синтагматических отношений, что приводит к появлению особой образности, выразительности и неожиданности, наряду с закрытостью от не владеющих арго.

Итак, арготический стиль реализуется преимущественно в устной форме. Высказывания в рамках данног вида речи отражают условия и задачи определенной области человеческой деятельности не только содержанием, но и отбором средств, композицией. М.М. Бахтин считает, что каждая из сфер использования языка вырабатывает свои разновидности высказываний, которые называются «речевыми жанрами» [Бахтин 1996, с. 159]. В пределах арготического стиля можно выделить функционирование достаточно ограниченного количества жанров. Это связано со специфичностью сферы употребления данного стиля. В арго мы выделяем следующие речевые жанры: беседа, рассказ, спор, «выяснение отношений», угроза.

Следует также обратить внимание на замечание Л.П. Крысина, который говорит о том, что «активизировался жанр речевой инвективы, использующий многообразные образные средства негативной оценки поведения и личности адресата - от экспрессивных слов и оборотов, находящихся в пределах литературного словоупотребления, до грубо просторечной и обсценной лексики» [Крысин 1996, с. 385-386].

В языковом отношении арго как функциональный стиль имеет ряд отличий от других стилей в плане экспрессивности и образности, т.к. эмоциональный и выразительный потенциал будут изменяться от стиля к стилю. Подобные характеристики отсутствуют в научном или официально-деловом стилях. «Однако элементы образности, эмоциональности возможны в некоторых жанрах дипломатии, в полемических научных сочинениях» [Солганик 2009, с. 88].

В устной форме официально-делового стиля иногда можно встретить просторечную и даже арготическую лексику. Известен пример доклада премьер- министра Владимира Путина, который в 1999 году резко высказался по поводу террористических актов, прошедших в Москве: «Вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим, в конце концов» [Путин - Мочить в сортире!! 1999, http://www.youtube.com/watch?v=KqBu0UK8bAg]. Арготическое выражение «мочить в сортире» (наказать по заслугам) попало в официальноделовую речь руководителя правительства, которая не допускает отклонения от определенных рамок и правил. Таким образом, Путин хотел подчеркнуть свою эмоциональную и небезразличную позицию по отношению к ситуации и обозначить уже тогда адресность своей аудитории - наименее культурной и образованной части российского общества.

«Другие функциональные стили более благосклонны к эмоциональности и образности. Для художественной речи это одна из главных языковых особенностей. Художественная речь образна по своей природе, сущности» [Солганик 2009, с. 88]. В художественной речи арго применяется в качестве средства стилистической характеристики, преимущественно в речи персонажей, а также в речи автора. «В современной литературе арготизмы используются писателями и переводчиками для отражения реалистической речевой характеристики образа и просторечно-жаргонной стихии языка» [БЭС 1970, с. 121-122].

Иной характер имеет образность в публицистике. Однако и здесь это одно из важных слагаемых стиля. Публицистика также избегает штампов, но вполне терпима к речевым стандартам, особенно если они выразительны, эмоциональны. Тематическая неограниченность публицистического стиля определяет необычайную широту и разнообразие его лексики [Солганик 2009, с. 88, 102]. Часто в статьях, касающихся вопросов преступности, авторами используются арготизмы. Например, в интернет- версии американского издания FoxNews данный прием не редкость: «We are shocked at this morning's disturbing news that Mr. Tiller was gunned down» [Fox news 2009,

http://www.foxnews.com/story/0,2933,523581,00.html]. Арготизм gunned down, образованный при помощи конверсии от существительного gun и обозначающий «to shoot someone with a firearm» [Urban dictionary, http://www.urbandictionary.com] используется здесь не только в целях привлечения внимания читателя, но и в целях языковой экономии, так как в литературном языке данный способ убийства нельзя выразить одним словом и пришлось бы использовать для этого описательный метод.

Наиболее предрасположена к эмоциональности и образности разговорная речь - неподготовленная, неофициальная, свободная, раскованная, диалогическая [Солганик 2009, c. 91]. Именно здесь наблюдается использование большого количества арготической лексики. Обладая высокой

экспрессивностью, арготизмы заимствуются из словаря криминальной субкультуры и переходят в разговорную речь. Данный пласт лексики в настоящее время можно встретить в средствах массовой информации. Высокая частота употребления того или иного арготического выражения обусловливает его постепенный переход из арго в разговорную речь, а впоследствии и в общелитературную лексику.

Функциональные стили представляют собой открытые системы, между которыми происходит взаимодействие, их границы являются подвижными. Арго взаимодействует практически со всеми функциональными стилями языка. Обладая особой экспрессивностью, арготизмы переходят в другие функциональные стили, иногда меняя при этом частично или полностью свое лексическое значение.

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме 1.4. Арго в функциональном стиле:

  1. ОБ ОСНОВНЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА СМИ М.Ю. Казак Белгородский государственный университет
  2. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ СЛОВОПРОИЗВОДСТВА В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТЫ Н.А. Бекетова Белгородский государственный университет
  3. ВНУТРЕННЯЯ ФОРМА ФРАЗЕОЛОГИЗМА В СТИЛИСТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ О.А. Воронкова Старооскольский филиал Белгородского государственного университета
  4. ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ПРЕССЫ (НА ПРИМЕРЕ ЖАНРА ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА) Н.В. Буренина, Е.Е. Погодина Мордовский государственный университет
  5. ЖУРНАЛИСТ В РЕКЛАМНОМ БИЗНЕСЕ
  6. 1.1 Термин - единица языкового и специального знания
  7. МОНОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА 33.
  8. Повествование как функционально-смысловой тип речи
  9. Применение правки-обработки при редактировании текстов, принадлежащих к разным функциональным стилям
  10. Стиль деятельности
  11. СТИЛИ ЯЗЫКА
  12. Функциональные стили речи
  13. Коммуникативные переменные, типы дискурса, сферы общения
  14. 1.4. Арго в функциональном стиле
  15. Выводы по главе 1
  16. Эволюция употребления арго в произведениях англоязычных авторов XX-XXI веков