<<
>>

1.1. HEIMAT в специальных отечественных и зарубежных исследованиях

Цель данной главы - выявление содержательных компонентов HEIMAT и моделирование его структуры. Для достижения этой цели решаются следующие задачи: критический анализ специальной литературы, посвящённой концепту и понятию HEIMAT / РОДИНА; определение типа изучаемого концепта; рассмотрение этимологии и словарных дефиниций Heimat, Vaterland; построение общенемецкой и субэтнической таксономической модели HEIMAT.

Прежде всего определим тип концепта HEIMAT в рамках данного исследования. Отметим, что отнесение концепта к тому или иному типу является началом его описания, поскольку это позволяет ограничить объект исследования.

Как известно, учёные выделяют универсальные концепты, или общечеловеческие, и национальные концепты, или этнические - присущие только одному народу. З.И. Кирнозе к ограниченному набору концептов, свойственному всем народам, относит такие константы, как МИР, ЗЕМЛЯ, РЕЛИГИЯ, РОДИНА, СЕМЬЯ, ТРУД, РОЖДЕНИЕ, ЖИЗНЬ, СМЕРТЬ, МАТЕРИНСТВО, ОТЦОВСТВО и др. (Кирнозе 2005). Изучаемый нами концепт HEIMAT является универсальным концептом, обладающим национальной спецификой.

В современной лингвоконцептологической литературе получила широкое распространение типология концептов по признаку культурной маркированности отображаемых ими объектов. Речь идёт о культурном / лингвокультурном концепте. Такие концепты представляют собой яркие отличительные феномены определённой культуры, являются национальными конструктами. Также универсальные концепты, обладающие национальной спецификой, могут называться культурными. В данной работе мы считаем HEIMAT лингвокультурным концептом в связи с его безусловной этноспецифичностью в картине мира российских немцев Сибири.

Для обозначения базовых ценностей определённой лингвокультуры и выражения особенностей национальных менталитетов используются концепты, которые обозначаются исследователями как «культурные доминанты» (В .И.

Карасик), «константы культуры» (Ю.С. Степанов), «ключевые концепты культуры» (В .А. Маслова) и др.

Вопрос о критериях, способах выявления ключевых концептов недостаточно разработан в лингвистической науке. Польский лингвист Анна Вежбицкая считает, что определённой процедуры, которая позволяет логическим путём установить набор ключевых концептов культуры, не существует. Поэтому она предлагает при определении актуальности и значимости концепта в концептосфере разных культур учитывать «культурную разработанность», т.е. лексическую разработанность, представленность её в словаре какой-либо области (Вежбицкая 2001, 28-30). Так, информацию о том, каким сферам в языке отдаётся предпочтение, можно получить из идеографического словаря (см., например, (Бабенко 2007, 475), из анализа паремий, фольклора, а также рассмотрев выраженность концепта в традиционной символике. Кроме этого критерия установления ключевого концепта, существуют следующие критерии: наличие концепта во всех известных языках / культурах, связь его со смежными концептами, способность концепта передавать основополагающие представления о мире, его грамматическая репрезентативность, а также семантическая неразложимость (см. об этом: (Андреева 2012).

В связи с устным бытованием исследуемых нами «островных» говоров, не зафиксированных в лексикографических источниках, в данной работе, кроме вышеназванных критериев, используем дополнительные правила определения ключевого концепта в немецкой народной лингвокультуре: 1) актуализация лексем номинативного поля HEIMAT в устной речи; 2) присутствие репрезентантов концепта в личных и коллективных текстах фольклорного и религиозного содержания; 3) факты метаязыкового сознания; 4) возможность перевода обозначений концепта и его признаков на русский язык;

5) выраженность концепта не только в языке, но и в других видах культуры: материальной, социальной, духовной. Например, такие элементы материальной культуры, как привезённые с Поволжья украшения дома, посуда и иные предметы быта, свидетельствуют об актуальности концептов HAUS и HEIMAT в немецкой народной картине мира.

Такая социальная структура, как семья, несмотря на все перипетии судьбы российских немцев, осталась одной из главных в жизнедеятельности этой этнической группы. Частая вербализация лексемы Familie в устной речи свидетельствует о значимости концепта FAMILIE в исследуемой лингвокультуре. Совместные фотографии, библии, привезённые с Поволжья, - всё это дает основание признать актуальность концепта в сознании диалектоносителей. Семейные предания, сказки, песни актуализируют, наряду с вышеперечисленными концептами, также концепты DORF и ERDE.

Отталкиваясь от типологии М.В. Пименовой, которая дифференцирует универсальные категории культуры (ПРОСТРАНСТВО, ВРЕМЯ, ДВИЖЕНИЕ, ИЗМЕНЕНИЕ и др.); социально-культурные категории (СПРАВЕДЛИВОСТЬ, СВОБОДА, ТРУД, БОГАТСТВО и др.); категории национальной культуры, а также этические, мифологические категории (Пименова 2004), охарактеризуем HEIMAT прежде всего как концепт, относящийся к социально-культурным категориям.

По мнению Е.М. Игнатовой, РОДИНА - реляционный концепт, поскольку его обязательным параметром является отношение (родина всегда чья-то). «Тем самым этот концепт становится не только «сгустком культуры» в сознании человека, но и конкретным штрихом к социальному портрету человека и общества» (Игнатова 2008, 5).

Согласно типологии концептов Ю.С. Степанова выбранная нами единица анализа - это концепт круговорота общения, являющийся культурно-значимым в своей целостности, во всём составе признаков (Степанов 2006).

Не следует забывать о том, что HEIMAT / РОДИНА тесно связан с пространственно-территориальной составляющей, поскольку ‘родину’

определяет прежде всего некое место (Кожанов 2006).

По тематическому принципу выделяются эмоциональные, темпоральные, этические, семиотические, образовательные, оценочные, идеологические концепты и некоторые др.

Согласимся с мнением о том, что в концепте HEIMAT обязательно наличие идеологического компонента (Игнатова 2008). Спецификой идеологических концептов является высокая степень их прагматического потенциала, доминирование ценностной составляющей над понятийной и образной.

Кроме того, такие концепты призваны служить символом - паролем приверженности определённой идеологии (Филиппова 2007, 6). Формируются же такие концепты в сфере официальной идеологии с целью внедрения в массовое сознание. Заметим, что в речи российских немцев идеологическую коннотацию в большей мере имеет лексема Vaterland.

По когнитивным основаниям HEIMAT не обладает фиксированным содержанием и структурой. Такие концепты называются «калейдоскопическими», т.е. характеризующимися неустойчивостью

концептуальных признаков, отсутствием постоянных ассоциатов (Бабушкин 1996, 43-67).

Исходя из определения Ю.С. Степанова, которое подчёркивает в концепте как в идее наличие абстрактных, конкретно-ассоциативных и эмоционально­оценочных признаков (Степанов 1997, 412), по степени конкретности и абстрактности содержания выделяются соответственно конкретные и абстрактные концепты. На наш взгляд, HEIMAT является в большей мере абстрактным концептом, поскольку сложно описать его сущность. В свою очередь выявленные нами в ходе исследования его субконцепты относятся в большей степени к конкретным концептам, которые относительно легко вычленяются и сохраняют эмпирический характер.

В.И. Карасик считает, что в содержательном плане концепты можно разделить на параметрические и непараметрические ментальные образования. Далее среди непараметрических он различает регулятивные и нерегулятивные концепты (Карасик 2009, 29-30). По нашему мнению, HEIMAT как синкретичное ментальное образование принадлежит к непараметрическим концептам нерегулятивного типа.

Отметим, что полная типологизация HEIMAT как предмета нашего исследования возможна лишь при а) всестороннем изучении его в народно­разговорном дискурсе исчезающей формы немецкого языка, б) сравнении и обобщении полученных результатов исследования ‘родины’ в разных лингвокультурах.

В лингвистике и смежных с ней областях уже имеется опыт описания концепта или понятия ‘родина’. Работы, посвящённые изучению этого концепта, начали появляться с конца 90-х гг.

XX в. Это связано с

актуализацией проблемы национальной идентичности и интересом учёных к отражению и выражению этого феномена в языке.

Исследованию концепта HEIMAT / РОДИНА посвящён ряд работ и в отечественной, и в зарубежной (немецкой) гуманитарной науке, в которых данное образование рассматривается в разных видах дискурса: художественном (Колабинова 2010, Greverus 1987; Kluge 1989; Kunert 1988; Solms 1990; Waffender 2010), поэтическом (Бабулевич 2004; Габдуллина 2004; Мукосеева 2009), идеологическом (Игнатова 2008), педагогическом (Гимаев 2010; Есмурзаева 2010; Cebulj, Flury 2012; Fenn 2008), историческом (Kossert 2008), в массмедийном (концепт РОССИЯ) (Абрамова 2012) и др. (Свицова 2005;

Bienek 1985; Greverus 1988; Heimat im Wort ... 1992; Heimat - Sehnsucht nach Identitat ... 1980; Jablkowska 2001; Muller 2009; Schumann 2003; Zwischen Heimat und Zuhause ... 2001).

Следует назвать исследования таких учёных, как А. Вежбицкая (Wierzbicka 1995), И. Сандомирская (Сандомирская 1999; 2001), В.Н. Телия (Телия 1997; 1999; 2001), Е. Бартминьский (Bartminski 1998), С.М. Толстая (Tolstaja 1993), показавших значимость концепта РОДИНА в мировидении человека, используя различные приёмы исследования. В сопоставительном аспекте концепт РОДИНА изучали А. Вежбицкая, И. Сандомирская, В.Н. Телия, Е. Бартминьский.

Лингвокультурологическое описание концепта РОДИНА началось в 1993 г. в связи с выходом в свет сборника «Понятие родины в современных европейских языках», в котором авторы (Е. Бартминьский, С.М. Толстая, М. Абрамович, М. Лесюва, Р. Левицкий, Е. Жмудский, А. Звержиньский и др.) рассматривают этот концепт на материале разных видов дискурса (Poj^cie ojczyzny we wspolczesnych j^ezykach eoropejskich ... 1993).

К середине 90-х гг. термин PATRIA стал использоваться как родовой для различных языков.

С.Р. Габдуллина, выявляя концептуальные признаки (смысловые планы) на материале русского языка, различает «Родина 1» (личностная, малая родина) и «Родина 2» (коллективная, большая родина) (Габдуллина 2004).

Авторы используют различный инструментарий, выделяя те или иные содержательные и структурные компоненты РОДИНЫ. Так, для выявления когнитивных признаков концепта РОССИЯ Е.С. Абрамова использует коллокации, контекстуальные синонимы, метафорические номинации и свободные сочетания на основе публикаций журнала «Родина» (Абрамова 2012).

С.Н. Бабулевич, анализируя поэтические тексты С. Есенина, в структуре концепта РОДИНА выделяет составные элементы (компоненты) «природа», «человек», «Бог» (Бабулевич 2004).

Я. А. Гимаев посвящает своё исследование изучению способов репрезентации и закономерностей функционирования концепта РОДИНА в русском языковом сознании на материале текстов школьных учебников по литературе, а также на основе результатов психолингвистического эксперимента, проведённого среди школьников (Гимаев 2010).

А.А. Свицова, рассматривая концепт ‘родина’ в русской и английской культурах, применяет кросс-культурный метод концептуального анализа, позволяющий определить как специфические, так и универсальные черты национальных концептосфер (Свицова 2005).

На основе словарных данных Е.С. Мукосеева определяет компоненты лексических значений, выстраивает ассоциативное поле родина и patrie соответственно в русской и французской культурах. Ее исследование выполнено на материале русских и французских песен первой половины XX в. в диахроническом аспекте (Мукосеева 2009).

В центре внимания другого автора - динамический аспект. Д.А. Кожанов исследует концепт HOMELAND в американской национальной картине мира на разных этапах исторического развития американской нации (Кожанов 2006).

В свою очередь Т.И. Колабинова сравнивает состав и архитектонику этноконцептов РОДИНА, PATRIA и NATIVELAND в русской,

латиноамериканской и американской лингвокультурах на материале разговорной речи и художественной литературы (Колабинова 2010).

Е.Н. Игнатова проводит лингвокультурологический анализ концепта ‘родина’ в рамках идеологического дискурса немецкой политической пропаганды начала XX в. на базе двух лексем Vaterland и Heimat, являющихся, по мнению автора, лексическим ядром данного концепта (Игнатова 2008).

Н.Ю. Казакова исследует такие общечеловеческие ценности, как РОДИНА / ДОМ / СЕМЬЯ - HEIMAT / HAUS / FAMILIE, выявляя инвариантное и национально-специфичное в их содержании в русском и немецком языковом сознании (Казакова 2013). В качестве материала исследования учёный использует дефиниции из философских, социологических, психологических, лингвистических, идеографических, толковых, энциклопедических словарей на русском и немецком языках, а также монографические описания вышеупомянутых ценностей. Также названный автор приводит результаты ассоциативного и психосемантического экспериментов, материально презентирующих общественное обыденное (профанное) сознание исследуемых ценностей носителями русской и немецкой культур.

В зарубежной немецкой литературе изучению концепта ‘родина’ также посвящен ряд работ.

Немецкий лингвист Андреа Бастиан в монографии «Der Heimat-Begriff...» (Bastian 1995) рассматривает семантику концепта HEIMAT в различных функционально-целевых сферах коммуникации: в сфере повседневного

общения, в правовой, политической, естественнонаучной, религиозной сферах, а также в художественной литературе. Указанное исследование выполнено в диахронном плане. Для выявления содержательного наполнения

концептосферы HEIMAT автор анализирует ответы на вопрос «Что значит родина?». Субъективные определения концепта позволяют выявить весь комплекс HEIMAT и сократить его до основных смысловых категорий. Далее обнаруженные в ходе анализа семантические составляющие ‘Territorium’ и ‘Gemeinschaft’ приведены посредством толкования к родовым понятиям «пространственной» и «социальной» смысловых категорий. В дополнение привлечена эмоциональная категория «Heimatgefuhl» / «любовь к родине».

А. Бастиан приходит к выводу, что обособленное развитие сфер деятельности не означает существование абсолютно разных Heimat-Begriffe, так как наличие постоянных содержательных понятийных признаков пространственной и

социальной категорий, которые встречаются во всех сферах, свидетельствует скорее о существовании единого Heimat-Begriff, содержательный спектр которого широк и конкретные границы концептуального поля которого сложно установить. Не существует общеупотребительного значения HEIMAT, но в пределах каждой функционально-целевой коммуникативной сферы и в пределах установленного периода времени можно в достаточной мере зафиксировать Heimat-Begriff посредством набора определенных сем (Bastian 1995).

А. Бастиан анализирует употребление концепта HEIMAT в различных функциональных сферах коммуникации и выявляет эволюцию его значения. При этом автор использует метод реконструкции концептуального поля (des Begriffsfeldes), применяя гуманитарные и социо-гуманитарные

интерпретационные методы. Интерпретационный метод, по мнению автора, может объединять синхронные и диахронные интерпретации концепта: концепт реконструируется в своём применении и значении посредством интерпретации целых текстов или частей текста. Такой процесс интерпретации подразумевает обратный перевод, который ведёт от исследования прошлых значений к установлению актуальных. Таким образом синхронное исследование прошлых значений дополняется диахроническим. Исторический критический анализ текста, используемый названным автором, охватывает этимологический анализ, анализ значения текста, анализ словоупотребления. Новым по отношению к традиционному историко-критическому методу является методически осознанное исследование взаимного сочетания и воздействия языка и социально-политической действительности. Историко-критический

исследовательский приём служит в работе А. Бастиан для освещения взаимовлияния развития общества и развития концепта в синхронных функциональных сферах коммуникации. Наряду с этими гуманитарными и социо-историческими аспектами исследования учёный использует

семасиологический анализ концепта и ономасиологический анализ, который отмечает все маркировки заданного значения. Так, исходя из значений HEIMAT, исследователь охватывает такие наименования, как, например, ‘daheim’, ‘zu Hause sein’, ‘Vaterland’ (Bastian 1995, 13-14).

Немецкий учёный Моника Фенн наглядно проследила эволюцию концептуализации HEIMAT в разные периоды XX-XXI вв. Анализ изменения значения HEIMAT проведён ею на основе учебных планов в историческом и экономическом контекстах их возникновения, других административных документов школьного обучения, а также предписаний к педагогическому образованию. В её исследовании выделяются следующие периоды: 1) с 1945-го до конца 1950-х гг., что обусловлено традициями в образовании, программой народного образования и прежнему обучению краеведению в соответствии с учебной программой от 1926 г. 2) с начала 1960-х гг. до 1970-х гг. 3) с 1970-х гг. по настоящее время (Fenn 2008).

Интересным видится также противопоставление «Identitat als «Heimat auf Zeit» / «Идентичность как «Родина на время» (перевод К.В. Кулаковской), являющееся знаковым в названии книги, посвященной вопросам этико­религиозного образования. Это название «подчеркивает осознание, что понятия родина и идентичность родственны друг другу по двум критериям. С одной стороны, оба описывают цель человеческого стремления, с другой стороны, ими никогда нельзя владеть в полной мере, но всегда лишь фрагментарно. Подобно тому, как поиск родины является центральным желанием человека, потребность постмодернистского субъекта заключается, очевидно, в создании идентичности в смысле минимума когерентности и непрерывности. При этом идентичность обнаруживается в качестве индивидуальной проектной мощности, которую всегда нужно понимать как открытый (свободный) процесс» (Cebulj, Flury 2012, 7-8).

Й. Флари в работе «Konfessionen und Religionen als Heimat - heute noch?» / «Вероисповедования и религии как родина - и сегодня?» (Cebulj, Flury 2012, 121-135; перевод К.В. Кулаковской) отмечает, что антонимичным понятием лексемы Heimat (или Vaterland) в религиозных песнопениях является не die Fremde / чужбина, а das Elend / беда, нужда; устар. чужбина. Также автор свидетельствует о том, что с середины XX в. «индивид становится творцом своей собственной религиозной родины, религиозной идентичности, не в смысле богоборческого действа, в котором он восстаёт против Создателя, а исходя из чистой необходимости, так как заготовленные ранее прочные модели поведения более не находятся в распоряжении, чтобы перенять их» (Cebulj, Flury 2012, 126; перевод К.В. Кулаковской).

Как отмечает автор книги «Fremde Heimat. Deutsche in Russland. Von der Ansiedlung bis zur Ruckwanderung» / «Чужая родина. Немцы в России. От переселения до возвращения» (перевод К.В. Кулаковской), на протяжении всей истории переселения немцев в Россию чувство национальной идентичности немецкого субэтноса никогда не было подорвано настолько глубоко, как в период с 1941 г. по 1955 г. (Schumann 2003, 186). Р. Шуманн прослеживает также отношение «российской немецкой национальности» / «des russischen Deutschtums» к религии, начиная с XVIII в., т.е. с момента первого переселения немцев в Россию, и заканчивая XX в. Автора интересует вопрос: какую роль играет религия в самоидентификации немецкого этноса в России? Так, выход постановления ЦК КПСС от 10 ноября 1954 г., в котором содержалось указание не допускать оскорбления религиозных чувств верующих и служителей культа, дал возможность также и немцам, конечно, в самой скромной форме, проявить религиозные взгляды и посредством этого пробудить национальное чувство идентичности (Schumann 2003, 187).

Работа Герты Мюллер, лауреата Нобелевской премии по литературе 2009 г., «Heimat ist das was gesprochen wird» / «Родина - это и биография» посвящена рассмотрению роли языка в противостоянии диктаторскому режиму как нравственный и эстетический вызов. Автор подчёркивает

непосредственную связь родины с тем, как складывается биография человека. Представление о том, какой мы можем видеть родину, по мнению Г. Мюллер, формируют все события нашей жизни (Muller 2009). Схожая идея прослеживается и в книге A. Коссерта «Kalte Heimat» / «Холодная родина», посвящённой истории немецких изгнанников после 1945 г., которые рассматриваются в качестве жертв политического режима (Kossert 2008).

Родина - это иллюзия? Вызов? Бремя? Она хороша и прекрасна или имеет горький привкус? - такими вопросами задается издатель сборника трудов «Heimat» К. Ваффендер (Waffender 2010). Так, автор статьи «Heimat» Они Тиме приходит к выводу, что человек должен быть сам себе родным домом - тогда он смог бы во всём мире чувствовать себя сопричастным к родине. О. Тиме высказывает предположение, что родина возникает там, где встречаются внутренний и внешний дом (Waffender 2010, 34-35).

Концепт HEIMAT рассматривается исследователями в тесной взаимосвязи с понятиями Nation и Identitat.

В работе Иоанны Яблковской на материале текстов Мартина Вальзера освещаются особенности парадигмы «родина - нация», при этом отмечается, что в трудах названного автора осуществляется попытка связать личный исторический опыт с коллективным и соединить «малую» индивидуальную родину с «большой» - нацией, что не является, однако, новым обращением к опыту коллективной идентичности, так как взаимоотражение ‘Nation’ и ‘Region’ существует в немецком сознании уже с XVIII-XIX в. (Jablkowska 2001, 9-10).

Следует отметить, что в качестве важнейшей политической тенденции в Европе в настоящее время может быть обозначен отказ от идентификации с абстрактными государственными структурами и институтами и возвращение к идентификации с исторически связанными регионами (Jablkowska 2001, 17). С 70-х-80-х гг. прошлого столетия понятие ‘родина’ включает множество индивидуальных коннотаций: «‘Heimat’ als Wort und Begriff in besonderen deutschen Traditionen verankert, ist ein vieldeutiger Relationsbegriff, eine gedankliche Leerform, die desto mehr Gefuhle und auch ideologische Vorstellungen

an sich zieht, je geringer ihr objektiver Sachverhalt ist» / «‘Родина’ как слово и понятие, укоренившееся в особых немецких традициях, является многозначным релятивным понятием, абстрактной незаполненной формой, которая привлекает к себе тем больше чувств и идеологических представлений, чем ограниченнее является её содержание» (Jablkowska 2001, 18; перевод К.В. Кулаковской). Теперь это понятие имеет ярко выраженную тенденцию, которая нацелена на идеальное пространство или место совершенного исполнения, и оно превращается в свою противоположность, в понятие утопии. Прозаичное же значение родины как среды происхождения определяется ностальгически, причем зачастую индивидуальная ностальгия, направленная на собственное детство, тесно связана с культурной ностальгией. Труды Вальзера отражают трансформацию концепта HEIMAT в XX в. Так, по его мнению, к 1900 г. основным эстетическим принципом в литературе, посвящённой теме родины, служил концепт ‘маленького мира’, микрокосма, который должен символично отражать целый мир. Политические и эстетические опыты XX в. сделали этот концепт устаревшим, вышедшим из употребления. На место символичного возвышения провинции в универсалию приходит её абстракция в прототип, её аллегорическое отчуждение или её документальное обобщение. В связи с этим понятие Heimat часто дополняется или заменяется понятием Region (Jablkowska 2001, 18-19). Заметим, что регионализм в Германии объясняется

существованием на территории современной Германии множества суверенных земель с особым законодательством, религией и диалектами, т.е. длительным периодом территориальной раздробленности.

Также названный автор отмечает, что во многих определениях родины в качестве основной сути указывается первичная социализация и, таким образом, первичный опыт детства и юношества представляется в качестве социального ядра HEIMAT. Схожее мнение высказывает Андреа Бастиан, которая трактует HEIMAT как детство и воспоминания, язык, людей, место, а также и владение, и отечество (Vaterland) (Bastian 1995, 136-196, 275-306).

В этой связи интересным представляется исследование В.С. Курске, посвящённое проблематике множественной этнической идентичности российских немцев. Автор приходит к выводу, что один и тот же человек может определять себя по диалекту - как «шваб», по происхождению - как «поволжский немец», по месту настоящего жительства - как «сибирский немец» или «сибиряк», по вероисповеданию - как «лютеранин», по гражданству - как «россиянин» и т.д. Все эти элементы могут при этом интерпретироваться в этнической ипостаси. В зависимости от ситуации выбора актуализируется та или иная «частичная идентичность» (Курске 2011).

И.М. Греверус в книге «Auf der Suche nach Heimat» / «В поиске родины» подчёркивает, что понятие Heimat может иметь разную коннотацию, его содержательная открытость может охватывать значения, начиная с родительского дома, места рождения, заканчивая отечеством и, наконец, небесной родиной, т.е. всё, что внушает «пространственное удовлетворение» / «territoriale Befriedigung». При этом основной тенденцией восприятия родины, которая прослеживается во всех высказываниях о ней - философских, литературных, педагогических и политических - является видение родины как мира, в котором царит порядок. HEIMAT - это священный мир, и поэтому она противопоставляется всему бедоносному (UNHEILE). Эта оппозиция возникает вследствие неудовлетворенности настоящим и ориентирует на лучшую, усовершенствованную организацию жизненного пространства в качестве HEIMAT (Greverus 1988, 64).

Автор книги «Zwischen Heimat und Zuhause» / «Между родиной и домом», рассматривающий вопрос бегства и изгнания немцев, подчёркивает, что в центре всех работ, посвящённых проблематике HEIMAT в сознании вынужденных переселенцев, стоят проблемы индивидуальной и коллективной идентичности, а также вопросы: в какой форме продолжает действовать старая родина, какое влияние имело насильственное искоренение («выкорчёвывание») на дальнейшие действия и поведение переселенцев, какие особенности, образы и менталитеты они принесли с собой в места нового поселения (Zwischen Heimat und Zuhause 2001).

Райнер Шульце пишет, что понятия einheimisch / местный, отечественный и fremd / чужой не являются противоположными друг к другу и они не обозначают неизменяемые состояния. Более того, эти понятия не исключают друг друга и являются относительными: можно чувствовать себя чужим, будучи местным, также можно себя чувствовать местным, будучи по сути чужим (Zwischen Heimat und Zuhause 2001, 288). Интересным представляется тот факт, что более половины опрошенных немцев, которые в своё время вынуждены были покинуть свою родину, отвечая на вопрос «где их родина?», свидетельствуют: «ihre Heimat sei der Ort bzw. die Gegend ihrer Geburt und fruhen Kindheit» / «их родина - это населённый пункт или местность их рождения и раннего детства» (Zwischen Heimat und Zuhause 2001, 291; перевод

К.В. Кулаковской). Учёный подводит итог: большинство опрошенных

называют своей родиной / Heimat место своего рождения, детства и юности, настоящее же место жительство, где они живут уже более 50-ти лет, - своим домом («ihr Zuhause») (Zwischen Heimat und Zuhause 2001, 292). Кроме того, названный автор указывает, что в словаре Duden у лексемы Heimat имеется форма множественного числа Heimaten с поправкой «ungebrauchlich», т.е. неупотребительное, что свидетельствует о широком распространении мнения о том, что существует только одна родина. Однако Р. Шульце считает, что после потери родины возможно приобретение её в другом месте в том случае, если HEIMAT понимать не только как нечто статичное и имеющее отношение к прошлому, как недосягаемое пространство ранних лет жизни, но более прагматично: как место защищённости, близости, место, где человек чувствует себя хорошо. Также автор указывает, что близкие друг другу понятия Heimat и Identitat противопоставлены таким понятиям, как Entwurzelung / искоренение и Entfremdung / отчуждение. HEIMAT как эмоциональное жизненное пространство и интегративная жизненная возможность, способствующая самоидентификации, определяется и тем, что каждый человек чувствует там сопричастность индивидуального опыта и воспоминаний в пространственном и временном континууме (Zwischen Heimat und Zuhause 2001, 294-295).

Вопросу соотношения понятий Heimat и Identitat посвящена работа Германна Баузингера «Heimat und Identitat». Автор отмечает, что в случае обозначения родины как «Ort tiefsten Vertrauens» / «места глубочайшего доверия», как «Welt des intakten BewuBtseins» / «мира безупречного сознания (восприятия)» (перевод К.В. Кулаковской) родина является не только основой идентичности, но и в определённой степени её сущностью. Однако Г. Баузингер признает различие этих понятий: родина нацелена на

пространственное отношение, она не чётко ограничивается, хотя и локализируется в пространстве. Идентичность, напротив, является вопросом внутренней структуры (Heimat - Sehnsucht nach Identitat 1980, 13).

Heimat, бесспорно, очень эмоциональное и аффективно заряженное понятие. Heimat - это то, о чём с трудом можно говорить нейтрально (Heimat - Sehnsucht nach Identitat 1980, 37). Потребность обрести покой и вновь сконцентрироваться на человеке или определённых делах также подразумевается под понятием Heimat. В связи с этим Heimat становится в каком-то смысле мятежным, бунтарским понятием / концептом, так как посредством его мы бунтуем, восстаём против нашей собственной истории, против нашего образа жизни. Всё это происходит внутри каждого из нас, и поэтому ‘Heimat’ приобретает частное, экзистенциональное значение (Heimat - Sehnsucht nach Identitat 1980, 71).

В свою очередь Иринг Фетшер в работе «Heimatliebe - Brauch und Missbrauch eines Begriffs» / «Любовь к родине - применение и злоупотребление понятием» (перевод К.В. Кулаковской) подчёркивает, что Германия является национальным государством, которое включает в себя многие Heimaten, Heimatlander, воспринимающиеся как отдельные регионы / федеральные земли / города / деревни (Heimat im Wort ... 1992, 19). Это ещё раз подтверждает немецкую традицию узкого понимания HEIMAT - родная деревня, родное место.

Потребность в родине в узком, локально ограниченном смысле, а также в сохранении идентичности многогранно выражается в настоящее время как противодействие государственной власти и её политике в области культуры, промышленности, транспорта и связи. Эти тенденции имеют место быть и в Германии, и в Великобритании, Испании, Франции (Heimat im Wort 1992, 27).

Как показывают труды 1980-1990-х гг., посвящённые проблеме HEIMAT, родина остаётся предметом страстного отдаления и осторожной идентификации, средством поиска себя или поводом к самозабвению и «отстранению от мучительного Я» / «Entfernung vom peinlichen Ich» (Цит. по: Heimat im Wort ... 1992, 14; перевод К.В. Кулаковской) (см. об этом: Bienek 1985; Kunert 1988; Kluge 1989; Solms 1990).

Принимая во внимание результаты всех вышеупомянутых исследований, соглашаемся с утверждением, что HEIMAT является «изменчивым как хамелеон образованием» / «ein chamaleonhaftes Gebilde» (перевод

К.В. Кулаковской), поэтому обращение с ним требует гибкости и способности к трансформации (Heimat im Wort ... 1992, 14).

<< | >>
Источник: Кулаковская Ксения Валериевна. Концепт HEIMAT в диалектной картине мира российских немцев Томской области. 2013

Еще по теме 1.1. HEIMAT в специальных отечественных и зарубежных исследованиях:

  1. ДИППОМНЫЕ РАБОТЫ
  2. Приложение 3. Программа учебного спецкурса «Развитие критического мышления аудитории в процессе медиаобразования» автор программы - д.п.н., профессор А.В.Федоров Пояснительная записка
  3. § 2. Характерные черты и особенности общего - судейского по своей юридической природе и содержанию права
  4. ГЛАВА 3. ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК СИСТЕМЫ ПОДДЕРЖКИ ЛИЦ С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ (ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ)
  5. Качество процессов анализа и интеллектуальные и творческие способности дошкольников Т. А. Ратанова (Москва)
  6. Профессиональная самореализация специалиста: концептуальный подход Е. В. Федосенко (Санкт-Петербург)
  7. § 3.2. Специальное программное обеспечение сетевых исследований
  8. ПРИЧИНЫ ДЕТСКОЙ БЕЗДОМНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  9. Принцип доверия субъекту: аргументы за и против
  10. ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ УЧАЩИХСЯ В ПРОЦЕССЕ ФАКУЛЬТАТИВНЫХ ЗАНЯТИЙ ПО КУРСУ «ИЗ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО И ЗАРУБЕЖНОГО ВОЕННОГО ИСКУССТВА»
  11. § 2. Оценка ущерба от экологически опаснойхозяйственной деятельности
  12. Обзор современных отечественных и зарубежных исследований по проблемам тестирования в образовании
  13. ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ САМОЭФФЕКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ И СИТУАТИВНОГО МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  14. Содержательная характеристика направленности личности и еѐ типов в отечественной и зарубежной научной литературе
  15. Введение
  16. 1.1. HEIMAT в специальных отечественных и зарубежных исследованиях
  17. 1.1. Основные теоретические подходы к феномену экономической социализации в отечественной и зарубежной литературе
  18. ГЛАВА I. НЕСОБСТВЕННО-ПРЯМАЯ РЕЧЬ КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ.
  19. 1.1. Современные подходы к пониманию «регионализма» и «регионалистского дискурса» в зарубежных и отечественных источниках