<<
>>

2.4. Использование денотатов, коннотатов, эмотивов, экспрессивов, интенсивов в арго

Слово, представляя собой один из важнейших составляющих элементов организации языка, имеет принципиальное свойство - является двусторонней единицей, в которой объединяется форма и значение [Кузнецова 1989].

Другими словами особенность данной единицы языка заключается в единстве всего комплекса материальных средств языка, использующегося для выражений разнообразных значений (план выражения), а также в аспектах, соотносящихся со структурой и качественными признаками означаемого (план содержания). Для плана выражения свойственна постоянная дифференциация и изменение означающих. Противоположная тенденция характерна для плана содержания, где протекают процессы интеграции означаемых в одно новое значение. Необходимо отметить, что существенно рассмотрение формы и значения слова не по отдельности, а именно в их соотношении и взаимосвязи.

При изучении семантики слова требуется учитывать не только ономасиологический подход, т.е. соотношения номинации с реальной действительностью [Кубрякова 2002, с. 45-46], но и рассматривать такие параметры языка как творческий характер и постоянное развитие, а также способность лексического содержания сужаться и расширяться от частного к общему и наоборот. Классическое определение понятия «лексическое значение» дает В.В. Виноградов: «предметно-вещественное содержание, оформленное по законам грамматики данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря этого языка» [Виноградов 1977, с. 167]. Таким образом, значение слова трактуется как отражение информации о явлениях окружающей действительности.

В структуре лексического значения выделяются элементы, которые в совокупности образуют систему взаимосвязанных компонентов, подчиненных определенной иерархии. Среди компонентов лексического значения выделяют денотативный и коннотативный (Попова, Стернин 1984; Телия 1996). З.Д. Попова и И.А. Стернин считают, что «в значении слова выделяется предметнологическая часть, которая соответствует понятию, и дополнительная, коннотативная часть, отражающая вообще субъективные моменты человеческого восприятия данного понятия и его наименования» [Попова, Стернин 1984, с.

27]. Таким образом, денотативный компонент отличается абстрагированием от различных дополнительных оттенков, передавая называемое понятие, а коннотативный, напротив, отражает дополнительные эмоциональные оттенки значения.

В связи с присущими арготизмам экспрессивностью и эмотивностью, о которых ранее уже упоминалось, становится ясно, что количество денотатов не так велико среди данного слоя лексики, т.к. одной из главных целей ее употребления является выражение своей оценки по отношению к какому-либо предмету или явлению. Среди арготизмов денотатов можно выделить антропонимы, которые способны описывать и называть человека или предмет, сохраняя форму имени собственного. В данной категории арготизмов встречаются имена, получившие известность и являющимися значимыми для англоязычной лингвокультуры. Особенность таких арготизмов-антропонимов заключается в том, что они передают уникальные характеристики своих денотатов: Ben Franklin - a $100 note [Dalzell 2007, p. 48], Jesse James - in craps, a nine rolled with a four and a five. Jesse James was shot with a 45 calibre handgun [Ibidem, p. 366], Tom Sawyer - a lawyer. Rhyming slang, formed from Mark Twain’s eponymous hero [Ibidem, p. 657].

Иногда имена известных персонажей художественных произведений, благодаря своим чертам характера или поведению, могут становиться нарицательными. Так произошло с одним из героев романа «Oliver Twist», написанного Чарльзом Диккенсом в 1837 году: старый еврей Fagin являлся лидером преступной шайки малолетних воров. Данное имя было заимствовано и попало в арготический словарь для обозначения «a leader of thieves» [Dalzell 2007, p. 241].

Важно отметить, что для денотатов, обозначающих по своему определению какое-либо понятие, характерна некоторая размытость и неопределенность, которая исчезает в контексте. Такая особенность денотатов реализуется, в основном, в художественной литературе: «This the shooter?» - «I didn’t shoot anyone» said Macdonald. «Strictly speaking, that’s true» said Kelly.

- «He’s a blagger rather than a shooter» [Leather, http://readbookfree.com/Stephen_Leather/Hard_Landing.html]. В данном эпизоде речь идет об одном из членов банды, который организовывал взлом и проникновение в хранилище оружия. На допросе в полицейском участке служители правопорядка уточняют его принадлежность к преступлению, называя его сначала shooter, а затем blagger. В словарях понятие blagger имеет 2 значения: «a robber who will use violence as necessary» и «a persuasive criminal, a confidence trickster» [Dalzell 2007, p. 63]. В контексте становится понятно, что для данного арготизма подходит именно первое значение, т.к. речь идет о взломе, а контекст, подсказывая значение арготизма, нейтрализует неопределенность его значения.

Рассматривая особенности структуры лексического значения, мы также отмечаем важность коннотации. «Коннотация - тип лексической информации, сопутствующей значению слова; компонент (компоненты) смысла слова: эмоциональный, оценочный, ассоциативный, стилистический» [Горбаневский 2006, c. 49]. Не являясь обязательным компонентом значения для слов, принадлежащих литературному стандарту, для арготизмов в большинстве случаев представляется определяющим, а не дополняющим основное значение слова.

Лексические значения арготизмов, таким образом, осложняются наличием разнообразных эмоционально-оценочных оттенков и для говорящего становится важной именно внутренняя форма слова и выражения (ассоциативно-образный мотив, организующий (оформляющий) содержание в языке) [Рамишвили 1984, c. 19]: «именно внутренняя форма является тем звеном, которое соединяет ценностную ориентацию говорящего субъекта с объективной действительностью» [Телия 1986, c. 13]. Так, именуя кого-либо на арго rabbit, говорящий ассоциирует с данным животным такие характеристики как трусость, желание убежать при малейшей опасности. Соотнося все вышесказанное с тюремными реалиями, возникает переосмысленное значение, дополненное отрицательной коннотацией, основанной на восприятии: a prisoner who is known for attempting to escape prison [Dalzell 2007, p.

536].

Оценочные коннотаты, выражая позитивную или негативную реакцию на какое либо событие, признают его правильным или неправильным, т.е. передают одобрение или неодобрение носителя арго: big time - the high level of success [Dalzell 2007, p. 55] (одобрение), small time - something insignificant [Dalzell 2007, p. 595] (неодобрение). Положительные коннотации, присущие словам и выражениям, обозначающие специфические реалии преступного мира, часто образуются при помощи уменьшительно-ласкательных суффиксов ie/y, например: daddy, running buddy, puppy, burnie, ciggie, connie. Таким образом, на уровне оценочных коннотатов прослеживается зависимость между важностью предмета или явления для мира маргинальной субкультуры и степенью положительной или отрицательной его оценки. Важно обратить внимание на тот факт, что категории денотации и коннотации не противопоставляются друг другу - они неразрывно связаны между собой: коннотации могут наслаиваться на денотат, проникать в него и со временем стать частью денотативного компонента [Герасименко 2001, с. 18].

Коннотаты арго отражают чувства и эмоции, присущие не только непосредственно говорящему, но и так называемые социальные эмоции, характерные для всей криминальной субкультуры. Эмоциональные коннотации устанавливающие значение, связанное с чувствами, в английском арго передаются посредством эмотивов, т.е. таких единиц словаря арго в значении которых заключаются сведения о чувствах и их проявлениях. Такие единицы чаще представлены отрицательными оттенками значений, основанными на негативных эмоциях: презрение, пренебрежение: twat bubble - contemptible person. Offensive and insulting [Dalzell 2007, p. 671], осуждение: Bay Street barber - a greedy investment broker who skimslarge amounts off every transaction as a management fee [Ibidem, p. 39], оскорбление: prat - used as a general insult with no particular meaning beyond the derogatory tone; a fool [Ibidem, p. 513] ирония, сарказм: international milk thief - a petty thief.

An example of police humour; heavily ironic [Ibidem, p. 355], gangbang - social gathering. A humorously ironic use of the orgiastic sense [Ibidem, p. 280].

Однако выделение какого-либо одного, основного оттенка значения представляет достаточно сложную задачу, т.к. зачастую коннотат содержит целый набор компонентов отражающих отношение говорящего к ситуации общения. Поэтому мы соглашаемся с В.В. Химиком, который утверждает, что «дополнительные коннотативные наращения насмешки, иронии, циничной бравады самым тесным образом связаны со всеми модусами экспрессивности криминальной метафоры: снижением и вульгарностью, усилением и

аффектацией, и поэтому вычленение отдельных коннотаций носит условный характер, можно говорить лишь о преобладании какого-то семантического компонента в сложной семантико-прагматической структуре криминонима» [Химик 2000, с. 121].

Эмотивами могут выступать все части речи, однако наиболее ярко эмоциональный потенциал арготизмов раскрывается в междометиях, которые «служат для нерасчлененного выражения эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность» [Арутюнова 1990, с. 290]. Междометия используются для эмоциональных восклицаний, причем их особенность заключается в передаче эмоциональной составляющей именно в обобщенном виде, что приводит к неоднозначной трактовке их принадлежности к той или иной конкретной эмоции. Например, такие междометия как balls, fiddlesticks!, bone you!, b ch! сопровождаются в словарях пометой all-purpose expletive/insult. Следовательно только ситуация общения и контекст будут варьировать значения данных междометий.

Часто словосочетания, выполняющие междометную функцию, возникают на базе полнозначных самостоятельных слов: holy smoke!, son of a gun, good gravy, ckin arse’oles. Такие эмотивы практически полностью лишаются денотативного значения вследствие актуализации эмоционального компонента. При этом отсутствие у междометий денотативного значения, т.к. данная категория лексики по своей сущности не именует предмет и его качества, а только выражает эмоции, еще в большей степени способствует передаче межличностных отношений говорящих.

Помимо оценочного и эмотивного компонентов существует также и экспрессивный компонент коннотации. Данный компонент отражает образность, а также символичность мышления арготирующих. Арготизмом с экспрессивным компонентом коннотации или экспрессивом мы вслед за Н.А. Лукьяновой считаем «слово (лексему или ЛСВ), языковая значимость которого обусловлена экспрессивной функцией языка» [Лукьянова 1986, с. 43]. Экспрессивы, целью использования которых является выражение субъективного отношения говорящего к предмету или явлению действительности часто представлены разнообразными аллюзиями, метафорами, метонимиями и другими фигурами речи. Вся субъективность отношения говорящего заключается в первую очередь в том, что оно может передавать, а может и не передавать его какие-либо объективные свойства. Данную тенденцию можно проследить на материале разнообразных прозвищ преступников. Так, один из героев произведения Стивена Кинга «The Green Mile» имеет прозвище Billy the Kid (Малыш Билли), хотя свою известность он приобрел за свое неконтролируемое поведение и вспыльчивый характер. Таким образом, данное прозвище не отражает главные черты присущие герою (злость, раздражительность), что и подтверждает субъективность выбора данного имени.

Иногда для актуализации каких либо качественных или количественных параметров экспрессивности, для выделения и акцентирования определенного отношения говорящего к происходящему используются так называемые слова- усилители. Такие лексемы связаны с категорией интенсивности, которая входит в структуру лексического значения слова в качестве одного из основных компонентов. Интенсивы - «единицы, являющиеся более сильным и дифференцированным выражением признаков, степени их развития, объема характеризуемых предметов, чем другие члены грамматических парадигм, лексико-семантических и фразеосемантических групп» [Бородкина 2007, с. 13]. Интенсивы могут быть представлены как отдельным словом - для усиления опорного - bloody, hellish, dead так и суффиксами-усилителями ass/-assed,- bastard,-boss.

Таким образом, установленные параметры английского арго позволяют заключить, что семантическая структура данного слоя лексики отличается широким спектром разнообразных коннотативных оттенков значения (от оценочных до усилительных). В целом коннотативные значения преобладают над денотативными вследствие потребности арготирующих в выражении своего субъективного отношения к реалиям действительности.

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме 2.4. Использование денотатов, коннотатов, эмотивов, экспрессивов, интенсивов в арго:

  1. 7.3.6 Пути улучшения использования и охраны земельных ресурсов
  2. 9.1.Особенности использования собственного капитала
  3. 9.2. Особенности использования заемного капитала
  4. § 3. Принципы использования фон с материалов
  5. МАНИПУЛЯТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СРАВНЕНИЙ В РЕКЛАМЕ
  6. Техника как специфически инженерный способ использования сил и энергий природы.
  7. 15. Учет процентов по заемным средствам, использованным для строительства и приобретения перепродаваемых помещений
  8. Особенности использования проблемного обучения на уроке
  9. § 2.1.7. МЕТОДИКА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ОБУЧЕНИИ ХИМИЧЕСКИХ ЗАДАЧ РОЛЬ ЗАДАЧ В ОБУЧЕНИИ ХИМИИ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ
  10. ПОРЯДОК РАССЕКРЕЧИВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АРХИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ
  11. Различается ли порядок использования архивной информации государственной и негосударственной части Архивного фонда?
  12. Использование чисел
  13. 3.3. Народнохозяйственное значение рационального использования всей добытой горной массы природного камня
  14. § 4. Планирование фондоотдачи и анализ использования основных производственных фондов
  15. Политика в области использования рабочей силы