<<
>>

Лексикографические трудности дефиниции арго

Язык как система обладает сложной внутренней структурой, состоящей из множества подсистем, неразрывно связанных между собой и наделенных различными свойствами (семантическими, функциональными, стилистическими, прагматическими и др.).

Среди многочисленных пластов лексики важное место занимают социальные диалекты, имеющие, в свою очередь, широко разветвленную систему. Арго как один из социальных диалектов, принадлежит к целостной языковой системе, обладает рядом своеобразных черт и особенностей, которые также связаны с закономерностями других элементов структуры языка. Важным аспектом, который, в первую очередь, следует принимать во внимание, является сложность дифференциации социолектов в связи с условностью и размытостью границ между ними (Скребнев 1975, с. 34, 101; см. также: Ярцева 1969, с. 254; Березин, Головин 1979, с. 59).

Социолингвистические исследования, посвященные изучению социальной обусловленности зарождения и эволюции языка подтверждают факт неоднородности языка. Одной из главных причин такой неоднородности является социальная стратификация, присущая любому обществу. Наличие в обществе различных социальных групп приводит к социальному расслоению, которое отражается и в языке. В англоязычных странах социальная стратификация является достаточно подвижной - границы между различными социальными группами негерметичны и проницаемы, а благодаря вертикальной мобильности возможен переход из одного социального класса в другой. При этом некоторые речевые особенности также способны перемещаться вместе с носителем языка вверх или вниз по социальной лестнице. Таким образом, можно утверждать, что почти для всех языковых слоев характерно явление диффузии, т.к. социолекты функционируют в пределах целостного языкового пространства и представляют собой различные пересечения множества языковых подсистем, различающихся как качественно, так и количественно.

По мнению Б.А. Ларина для социолектов характерной чертой является «теснейшая взаимная обусловленность двух или нескольких языковых систем, находящихся в распоряжении каждой социальной группы (соответственно индивида) в силу того, что она (или индивид) сопринадлежит одновременно нескольким различным по охвату коллективам» [Ларин 1977, с. 175]. В данном случае необходимо сделать акцент на мысли об одновременном существовании нескольких языковых систем, как о способности индивида владеть несколькими формами языка, т.к. он принадлежит различным социальным и речевым коллективам. Выбор в пользу того или иного социолекта будет сделан в зависимости от конкретной ситуации общения.

Среди основных особенностей, определяющих специфику социолектов как систем, Л.И. Баранникова выделяет открытость, т.е. наличие общих звеньев у целого ряда диалектных систем. Также, вследствие открытости, проявляется тенденция к большой проницаемости относительно языковой системы. Она прослеживается на всех, без исключения, уровнях диалектной системы, особенно ярко проявляясь в области лексики. Проницаемость заключается в способности элементов одной из систем попадать в поле функционирования другой [Баранникова 1968, с. 175-178]. Для современной языковой ситуации в англоговорящих странах, характерна размытость границ между такими социальными диалектами как сленг, жаргон и арго, лексика которых в последнее время утрачивает свою социальную маркированность и постепенно переходит из одного социолекта в другой.

Несмотря на нечеткость границ между социолектами, существуют критерии, на основании которых можно условно определить рамки, в которых они функционирует. По мнению Н.Б. Вахтина, для выделения социальных диалектов существует 2 параметра: социальные границы и социальное расстояние (дистанция) [Вахтин 2004, с. 50]. Социальные границы препятствуют распространению каких-либо изменений в языке (появлению неологизмов, изменению лексического значения слова, разнообразным фонетическим и грамматическим трансформациям) вследствие наличия барьеров между социальными классами.

Вместе с тем, языковые инновации, появляющиеся, например, в высших классах общества, способны достигать низших только через достаточно продолжительное время, если вообще способны. Сходная ситуация наблюдается при возникновении новообразований «внизу», которые редко могут достигать верха. Одним из таких исключений является «бывший» кэнтизм interloper, зафиксированный Дж. К. Хоттеном в своем словаре «A Dictionary of Modem Slang, Cant, and Vulgar Words». В настоящее время, потерявший социальную маркированность и принадлежащий к литературной норме, он, таким образом, прошел путь снизу вверх.

Лексика социолектов весьма подвижна и быстро обновляется. В тоже время она находится в прямой зависимости от места, времени и среды функционирования. Основные проблемы фиксации данной лексики связаны, прежде всего, с необходимостью сбора информации в условиях непосредственного пребывания той или иной социальной группы, причем разной степени открытости. Сложной представляется задача лингвиста, направленная на наблюдение за речью заключенных в тюрьме. Споры вызывает вопрос о признании лексикографическими источниками арготической лексики материалов различных СМИ, художественную литературу, а также материалов, созданных самими носителями арго, т.к. не всегда с достаточной степенью уверенности можно отграничить редко употребляющийся арготизм от авторского окказионализма. Таким образом, все перечисленные факторы, вместе с нечеткостью и неопределенностью границ между социолектами, лишь подчеркивают дискуссионность их статуса в лингвистике. Данное

обстоятельство негативно влияет на имеющиеся в словарях стилистические пометы.

«Словарная помета - это лексикографическое средство указания на особенности разъясняемой словарной единицы, одно из средств выполнения словарем его нормализаторской роли. Пометы, как и все прочие средства, используемые словарями, должны адекватно отражать особенности

словоупотребления» [Емельянова 2009, c. 50]. В нашем случае, среди многообразия словарных помет (грамматические, стилистические, социолингвистические, этнокультурные, дериватологические и др.) интерес представляют именно стилистические.

Для многих лексикографов - создателей англоязычных словарей сниженной лексики характерна непоследовательность в использовании стилистических помет, а иногда и их отсутствие.

Часто в таких словарях авторы используют помету cant для обозначения языка деклассированных элементов (например, словари Дж.К. Хоттена «A Dictionary of Modem Slang, Cant, and Vulgar Words» и Э. Партриджа «Dictionary of Slang and Unconventional English»). Иногда помета получает следующее уточнение: Beggers' Cant, Gipsy Cant, Thieves' Cant и Prison Cant для конкретизации сферы употребления данного типа лексики. Вместе с тем, в других изданиях («A Dictionary of Historical Slang»), вводится помета underworld для обозначения языка преступного мира, т.е. более широкого круга лексики по сравнению с предыдущими работами.

В современных словарях, посвященных обзору нелитературной лексики, наблюдаются существенные разногласия, связанные с выделением стилистических помет и их иерархии. Данная тенденция связана с различными подходами к классификации стилистических атрибутов, а также с достаточно быстрыми изменениями в области стилистических норм.

Сопоставительный анализ современных словарей, отражающих сниженную лексику английского языка, позволяет констатировать наличие большого количества помет для обозначения языка криминального мира. Так, в словаре сленга Р. Спирса «NTC’s Dictionary of American Slang and Colloquial Expressions», помимо пометы underworld, сопровождающей «criminal speech and law enforcement», можно найти и такие: police, streets, drugs. Таким образом, характерной чертой этого словаря является деление арготической лексики на частные сферы употребления. Дифференциация стилистических помет связана, главным образом, с достаточно большим объемом данного типа лексики, а также наличием специфических слов и выражений, присущих той или иной социальной подгруппе.

Сходная ситуация имеет место в одном из наиболее обширных словарей английского сленга и нелитературного языка под редакцией Т. Далзелла («The Concise New Partridge Dictionary of Slang and Unconventional English»). Здесь наблюдается еще более конкретное деление арготической лексики по сферам ее использования: prison, criminal, jail.

Что касается наличия пометы cant, встречающейся в более ранних изданиях достаточно часто, в данном словаре она не имеет регулярного характера и используется редко. Наряду с тем, словарь содержит большое количество слов вообще не имеющих помет, что существенно затрудняет отнесение слова к тому или иному социолекту.

Кроме того, можно отметить расхождение помет в словарях применительно к одному и тому же слову, даже при наличии сходного толкования: например, в словарях Р. Спирса (2000) и Т. Далзелла (2007) встречается арготизм piece (a gun). В первом источнике данное слово имеет помету Underworld, во втором Conventional English from C16 until the late C19, then dormant, then slang. В данном случае наблюдается несовпадение авторских интерпретаций в области функционирования самого слова, т.к. составители, вероятно, наполняют неодинаковым содержанием сами пометы.

Различные подходы и индивидуальные предпочтения лексикографов затрудняют объективное определение стилистических и социолингвистических характеристик арготической лексики, представленных в словарях английского языка. По мнению Т.З. Черданцевой «личность лексикографа, его языковая интуиция делает каждый словарь неповторимым» [Черданцева 2007, c. 109]. Тем не менее, при наличии некоторой субъективности, в целом словари способны отражать функциональную составляющую слова и указывать на сферу его употребления.

В связи с вышеперечисленными особенностями английского арго, целесообразным представляется выделение параметров, на основании которых возможно отнесение того или иного слова к данному социолекту. В нашем случае, мы опираемся на классификацию Т. Лукмана, который выделяет следующие критерии для языков, используемых в конкретной социальной группе: 1) обусловленность определенным стилем жизни; 2) закрепленность за определенными сферами общения; 3) выработка специфических показателей соответствующего речевого стиля - особой коннотативной насыщенности применительно к словам, выражающим ценности данного сообщества, особых переосмыслений слов, особых правил речевого этикета и др.

[Luckmann 1975, p. 34-39].

Применительно к носителям арго тенденция к противоправному образу жизни является ведущей. Группы людей, непосредственно связанные с преступной деятельностью, а также ассоциируемые с антисоциальным поведением, объединенные по признаку противопоставления законопослушному обществу, мы считаем носителями данного социолекта. Сюда относятся различные виды преступников - воры, мошенники, грабители, убийцы, проститутки и сутенеры, наркоманы и наркоторговцы и др. Отдельно стоит отметить не относящиеся к криминальной субкультуре группы, однако активно с ней контактирующие. Это, прежде всего, правоохранительные органы и адвокатура.

Как упоминалось выше, лексика таких обширных социальных групп находит отражение в словарях английского языка, характерной особенностью которых является отсутствие единого подхода к ее классификации и снабжению стилистическими пометами. Пометы, которые характеризуют сферу употребления слова как связанную с преступной деятельностью, мы считаем относящимися к арготической лексике (prison slang, prison argot, prison jargon, police jargon, street jargon, drugs jargon, criminal slang, criminal usage, underworld и др.). В случае отсутствия у слова пометы в словаре важным аспектом является рассмотрение слова в контексте и конкретной ситуации. Также основанием для отнесения слова к арготизму служит его эпатирующая экспрессивность, которая присуща данному типу лексики в гораздо большей степени, чем другим.

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме Лексикографические трудности дефиниции арго:

  1. 1.1. Место арго в английской языковой системе
  2. Лексикографические трудности дефиниции арго