ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Метаязыковая функция языка и метаязыковая рефлексия

Рефлексия, по Джону Локку, это «особое оперирование субъекта с собственным сознанием, порождающее в результате идеи об этом сознании» (цит. по Лефевр 1990, 25). Мышление человека само по себе характеризуется рефлексивностью и не может быть осуществлено без нее.
Как отмечает Н.К. Рябцева, в норме, в реальной коммуникативной ситуации рефлексия носит обязательный, автоматизированный характер (Рябцева 2005, 385). Это непрерывно действующий, предусмотренный природой механизм самосохранения, заключающийся не только в осознании и оценке своих ощущений и намерений, своего места в мире внешнем - «свое», но и в осознании комплекса явлений и факторов, образующих более широкий контекст существования - «чужое». Процесс рефлексии характеризуется многомерностью, синкретичностью: говорящий осуществляет ретроспективное осмысление текущей коммуникативной ситуации и одновременно с этим прогнозирует и регулирует дальнейший процесс общения. Фокус рефлексии постоянно смещается с одного компонента ситуации на другой, в зависимости от его актуальности, условий общения и намерений его участников. Процесс рефлексии, преимущественно протекающий на подсознательном уровне, может быть осознан и подвергнут рациональному контролю со стороны его субъекта. Вот что пишет в связи с этим Г.И. Богин: «Рефлексия - универсальный признак собственно человеческого мыследействования, она течет непрерывно, она “размазана по всем тарелкам”, но по воле человека она останавливается (фиксируется) и объективируется, превращаясь в другие организованности (инобытия, ипостаси)» (Богин 1998, 63). Следует разграничивать употребление таких взаимосвязанных и близких по содержанию, но не тождественных по своей сути понятий как рефлексия и понимание, интерпретация и толкование, релевантных для настоящего исследования. Термин «интерпретация» (от. лат. interpretatio - истолкование, разъяснение) получает в лексикографических источниках следующее описание: 1) толкование, раскрытие смысла чего-нибудь (ТСРЯ Н.Д.
Ушакова, электронный ресурс), 2) истолкование, объяснение; в искусстве - творческое освоение художественных произведений, связанное с его избирательным прочтением (БЭС, электронный ресурс); 3) когнитивный процесс и одновременно результат в установлении смысла речевых и/или неречевых действий (КСКТ 1996, 31). В трактовке Н.П. Перфильевой, интерпретация это субъективная многоаспектная оценочная деятельность продуцента или реципиента речи по расшифровке коммуникативного замысла говорящего (Перфильева 2006, 13). По мысли В.З. Демьянкова, данный процесс подразумевает не только умение понять самому, но и умение объяснить и/или обосновать это понимание другим (Демьянков 2001, 309). По мнению В.А. Пищальниковой, любой акт интерпретации предполагает «рефлексию над пониманием» (Пищальникова 2001, 38). Понимание - это особый вид когнитивной деятельности, в которую включается реципиент при затрудненном восприятии смыслов. Результатом этой деятельности является «установление смысла некоторого объекта» (КСКТ 1996, 124). С этой точки зрения, понимание по своей сущности максимально сближается с понятием «интерпретация». Г.И. Богин выделяет следующие типы понимания, сопровождающие восприятие различного рода текстов (Богин 2002): 1) семантизирующее понимание - имеет место при нарушении восприятия смысла текста, когда среди знакомых слов встречается незнакомое (рефлексия над образами знаковых ситуаций); 2) когнитивное понимание - возникает при преодолении трудностей в освоении содержательности информации, стоящей за теми же единицами текста, которые подлежат семантизирующему пониманию (рефлексия над образами ситуаций объективной реальности); 3) распредмечивающее понимание - представляет собой понимание идеальных реальностей, прямая номинация которых отсутствует в тексте, но которые актуализированы средствами текста (рефлексия над образами объективной и субъективной реальности). Вместо декодирования знаков в этом случае осуществляется процесс распредмечивания выразительных средств языка, задействованных при создании текста.
Описанные типы понимания тесно взаимосвязаны и находятся в отношении иерархии: от семантизирующего понимания переходят к когнитивному, которое в свою очередь ведет к распредмечивающему, и наоборот, распредмечивающее понимание невозможно без когнитивного, а получение когнитивного результата затруднительно при отсутствии положительного результата семантизации единиц текста. Хотя на любой из текстов может быть обращен практически любой тип понимания, в большинстве своем тексты предполагают один из трех, преобладающий тип понимания. Например, художественные тексты, в большей степени, ориентированы на чувственное усмотрение смыслов, и потому являются текстами для распредмечивающего понимания (однако в них также могут содержаться единицы, нуждающиеся в семантизации). Предметом понимания в таких текстах становятся не значения, а обладающие чрезвычайной сложностью и многогранностью смыслы, представляющие собой реальности сознания автора (Богин 2002). В некоторых случаях рассмотрение процессов рефлексии, понимания и интерпретации может быть связано с термином «толкование», который трактуется в лексикографических источниках следующим образом: это 1) объяснение, трактовка чего-нибудь или текст, содержащий такое объяснение (ТСРЯ под ред. Т.Ф. Ефремовой, электронный ресурс); 2) то или иное объяснение, разъяснение чего-нибудь, понимание чего-нибудь с какой-либо точки зрения (ТСРЯ Н.Д. Ушакова, электронный ресурс). Из приведенных дефиниций следует, что процесс толкования, как и процесс интерпретации, предполагает индивидуальное освоение объекта, причем подразумевается множественность и вариативность результатов такого освоения, продуктом которого непременно является понимание, понимание «по-своему». Отсюда, термины «толкование» и «интерпретация» в определенных случаях могут рассматриваться в качестве синонимов, понятие же рефлексии по сравнению с ними - более широкое и емкое. Это процесс размышления, самоанализа, внутренней сосредоточенности, в результате которого возникает (или не возникает) понимание, осуществляется интерпретация, формируется точка зрения на что-либо.
Одной из разновидностей рефлективного, интерпретационного процесса выступает рефлексия над языком или метаязыковая рефлексия. Язык есть не только важнейшее средство рефлексии, но и самый что ни на есть ее естественный объект. Как окружающие материальные предметы образуют для человека внешний мир, так и язык, являясь основой и важнейшим средством формирования сознания и всех ментальных процессов человека, образует мир внутренний. Поэтому наряду с осмыслением действительности, внешних ситуаций и межличностного взаимодействия человек сознательно или автоматически, вербально или внутренне рефлексирует над языком - феноменом, который в силу своей саморефлексирующей природы и породил человека рефлексирующего. Рефлексия, осуществляемая над языком, это рефлексия на языке (будь то внутренняя речь или речь звучащая), что придает ей статус надъязыкового или метаязыкового явления. Возможность осуществления рефлексии на языке, когда код осуществляет референцию к коду (Jakobson 1971), обусловлена присущей любому языку метаязыковой (или металингвистической) функцией - способностью описывать самого себя - одной из базовых функций языка, выделенной Р. Якобсоном (Якобсон 1975, электронный ресурс) наряду с коммуникативной, когнитивной, эмоциональной, экспрессивной, фатической и другими функциями. Метаязыковая функция занимает особое место среди основных функций языка, поскольку она единственная неотделима от него, так как ориентирована на языковой код и его функционирование. Язык, в свою очередь, единственный из всех знаковых систем обладает способностью к рефлексии или интерпретантности (термин Э. Бенвениста). Р. Якобсон указывал на высокую онтологическую значимость метаязыковой функции: «Активная роль метаязыковой функции ... остается в силе на всю нашу жизнь, сохраняя за всей нашей речевой деятельностью неустанные колебания между бессознательностью и сознанием» (Якобсон 1978, 163-164). Важную роль метаязыковой функции также отмечал В.Б. Кашкин, который рассматривал ее не столько как функцию языка, сколько как компонент деятельности его носителя (Кашкин 2002, 4).
Как отмечалось выше, диапазон осуществления метаязыковой функции очень широк: от «молчаливой рефлексии» (Голев 2009, 12) (повседневной, латентной, спонтанной метаязыковой деятельности рядовых носителей языка) до теоретической рефлексии профессиональных лингвистов, проявляющей и позволяющей осознать сам факт возможности рефлексии над языком, не только научной и внутринаучной, но и обыденной метаязыковой рефлексии. Ранее подчеркивалось, что фиксация внимания носителей языка, не являющихся профессиональными лингвистами, на языковых и речевых фактах, их осмысление и оценка - то есть обыденная метаязыковая рефлексия, является важнейшим проявлением онтологической и гносеологической функций языка и одной из важных функций сознания, в той или иной степени свойственной каждому носителю языка и реализующейся как в форме простейших оценок своей и чужой речи в плане ее правильности/неправильности, так и в виде сложных, концептуальных рассуждений о языке и его устройстве (Гаспаров 1996, 17). Термин метаязыковая (языковая) рефлексия имеет двойственное определение в лингвистике и может пониматься как рефлексия над языком и рефлексия над речью. В интерпретации, предложенной Т.В. Шмелевой, объединены оба этих подхода: метаязыковая рефлексия - это тип языкового поведения, предполагающий а) рациональное использование языка, анализ и оценку его различных фактов, соотношение своих оценок с другими, нормой, узусом; б) осмысленное отношение ко всему, что связано с языком и его использованием (Шмелева 1999, 108-109). Метаязыковая рефлексия может присутствовать как в деятельности говорящего по производству речи, так и в рецептивной деятельности адресата по восприятию чужих речевых произведений (Ким 2009). Однако традиционно субъектом метаязыковой деятельности или homo reflectens называется именно говорящий (Вепрева 2005; Ростова 2000, 2008). Под метаязыковой рефлексией при этом понимается актуализация в вербальной форме рационального отношения к языковым средствам, используемым в собственной речи.
Близким по содержанию при таком подходе является термин «речевая рефлексия», определяемый Н.П. Перфильевой, как рефлексия говорящего над собственным речевым поведением и ее вербальная или невербальная репрезентация (Перфильева 2006, 3). В понимании метаязыковой рефлексии мы следуем за И.Т. Вепревой, согласно которой, рефлексия над языком представляет собой особый речемыслительный механизм, вербализующийся при помощи метаязыковых комментариев, или рефлексивов, под которыми понимаются законченные или относительно законченные метаязыковые высказывания, содержащие комментарии к какому-либо слову или выражению (Вепрева 2003, 25). Таким образом, в данной работе термин «метаязыковая рефлексия» используется для обозначения двух взаимосвязанных явлений: 1) операций метаязыкового сознания автора англоязычного художественного текста, заключающихся в интерпретации, описании или оценке единиц языка и речи, оформленных в виде метаязыкового суждения; 2) непосредственно вербального оформления подобных суждений в виде метаязыковых комментариев. Метаязыковая рефлексия рассматривается нами в качестве метакогнитивного процесса. Метакогниция - принадлежащая высокоорганизованному сознанию когнитивная функция мониторинга когнитивных процессов (восприятие, конструирование и обработка информации об окружающем мире) и контроля их результатов («когниция о когниции») (Smith 2003, 318); метакогнитивный процесс - процесс обработки, контроля и хранения уже имеющихся знаний (Чернышева 2010, 288). Информация о лексической или любой другой единице языка, являясь элементом метаязыкового сознания индивида, входящего, в свою очередь, в сознание языковое и, наконец, когнитивное сознание человека, представляет собой фрагмент когнитивного опыта - языкового, речевого и коммуникативного, и потому может выступать объектом метакогнитивных процессов и подвергаться метарепрезентации. Так, согласно классификации Д. Уилсона, к объектам, которые могут быть метарепрезентированы относятся, в том числе, абстрактные сущности (Wilson 2000), такие как тип предложения, тип высказывания, имя собственное, слово, понятие, пропозиция, то есть сущности, принадлежащие уровню языковой системы. Их метарепрезентирование предполагает осуществление референции не к предмету или явлению объективного мира, находящемуся за пределами языкового пространства, а к единице языка. Способом объективации этого процесса выступает метаязыковой комментарий - вербальный продукт метаязыковой рефлексии - который в этом случае может рассматриваться в качестве речевого феномена, связанного с вторичной репрезентацией результатов когнитивно-коммуникативной деятельности. В заключение данного параграфа, хочется подчеркнуть, что роль обыденной метаязыковой рефлексии сложно переоценить, поскольку она позволяет носителю языка получать, развивать и актуализировать знания о речевом общении и его компонентах, выводить правила межсубъектного взаимодействия и задавать его стиль. Она выполняет формирующую, упорядочивающую, развивающую функцию, способствующую укреплению социальных институтов общества и его культурному развитию. О вербализации метаязыковой рефлексии, условиях и факторах, определяющих ее объективацию в качестве дискурсивного компонента (метаязыкового комментария), речь пойдет в следующем параграфе.
<< | >>
Источник: КРАВЦОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ. 2014

Еще по теме Метаязыковая функция языка и метаязыковая рефлексия:

  1. § 1. Общая характеристика общения Общение как форма взаимодействия
  2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО: ОТ ЗДРАВОГО СМЫСЛА ЧЕРЕЗ ДИАЛЕКТИКУ К ФИЛОСОФИИ В.И. Чуешов
  3. ВАРИАЦИЯ ШЕСТАЯ (QUASI-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ) Генезис н парадоксы схолатической культуры.
  4. ВАРИАЦИЯ ВОСЬМАЯ (quasi-фонологическая) СЛАДКОЕ БЕЗМОЛВИЕ МИРА ИЛИ АРХЕ-ЗАБВЕНИЕ
  5. type="1"> Метакоммуникация как инструмент организации дискурса
  6. Терминологическое отступление. Металингвистика - метадискурс - метапрагматика
  7. Метапрагматические маркеры иронии
  8. Литература
  9. 1.1.1. Сущность, структура и функции метаязыкового сознания
  10. Метаязыковая функция языка и метаязыковая рефлексия
  11. 1.2.1. Факторы, влияющие на процесс вербализации метаязыковой рефлексии
  12. 1.2.2. Метаязыковой комментарий и его базовые характеристики
  13. 1.3.2. Метаязыковой комментарий в англоязычном художественном дискурсе как проявление естественной метаязыковой рефлексии
  14. Метаязыковой комментарий, направленный на акцентуацию фоно-графической оболочки языкового знака
  15. 2.2.2.1. Метаязыковой комментарий, эксплицирующий метаязыковой поиск