<<
>>

Образная система художественного произведения

Отдельные образы, наполняющие пространство художественного текста, складываются в единую систему, которая является следствием словесного отражения действительности. Связь образов и степень их взаимодействия играет ключевую роль при анализе как художественного содержания так и его формы.

Разработка образной системы придает целостность и органичность художественному тексту.

В различных художественных текстах система образов складывается неодинаково. Персонажи романов и рассказов вступают в сложные сюжетные и смысловые отношения. Наиболее часто такие отношения символизирует противопоставление одних образов другим. В связи со спецификой художественных произведений, основной темой которых является описание

преступного мира, главными противопоставляющимися образами являются «закон - преступность», «полицейский - правонарушитель».

Так, на основании принципа противопоставления построена система образов в детективе Майкла Коннели «The Black Ice». Главный герой романа, Гарри Босх, детектив полиции Лос-Анджелеса, ведет борьбу с мексиканской мафией, занимающейся распространением наркотиков. Главари преступной группировки, Зоринно и Мэрвин Дэнс, олицетворяют образ преступности как антисоциального явления в обществе, что выявляет, в частности, изобилие криминальной лексики в их узусе. Напротив, языковая личность детектива, основанная на использовании «правильной», нормированной лексики литературного языка, свидетельствует о полном соответствии его поведения социальным нормам.

В художественной литературе различные образы-символы являются признаком выразительности произведения в целом. Вышеприведенные примеры свидетельствуют о символичности образов персонажей. Художественным произведениям в жанре детектива присуща некоторая ситуативная выделенность или даже исключительность героев. Следует отметить, что наряду с традиционным главным действующим лицом - детективом, полицейским или сыщиком таким героем может быть непосредственно и сам преступник либо противопоставляющийся закону человек.

Такому герою отводится центральное место в повествовании, второстепенные персонажи в зависимости от отведенной им роли (антагонисты, помощники и т.д.) находятся рядом.

К числу значимых приемов, участвующих в создании литературнохудожественного образа относятся онимы. Функционирующие в пространстве художественного текста имена составляют онимическую подсистему, которая отражает реалии существующей действительности. Среди многочисленных составляющих онимической подсистемы текста (топонимы, библионимы, зоонимы и т.д.) интерес представляют в первую очередь имена собственные, антропонимы. Приоритетное положение антропонимов среди всех иных разновидностей собственных имен объясняется антропоцентричностью

художественного текста и, соответственно, антропоцентричностью земного мира вообще [Рогалев 2007, с. 12-13].

Также как и другие средства языка, имена собственные, использованные автором в контексте художественного произведения, представлены в «сложной и глубокой образной перспективе - перспективе художественного целого» [Виноградов 1972, с. 18-20]. «Имя персонажа - одно из средств, создающих художественный образ, оно может характеризовать социальную принадлежность персонажа, передавать национальный и местный колорит, а если действие происходит в прошлом, то воссоздавать исторический фон» [Капкова 2004, с. 75]. Для всестороннего анализа художественного произведения важным этапом становится рассмотрение употребляемых автором имен и фамилий героев.

В художественном произведении писатели, как правило, стараются избегать прямых характеристик своих героев из-за нарушения реалистичности повествования. Поэтому персонажи получают либо вымышленные имена, либо в случаях использования реально существующих онимов - семантически наполненные имена и фамилии. Главным аспектом в данном случае является степень образности и эмоциональной составляющей имени наряду с субъективными оценками автора. Отметим, что в рассматриваемых художественных произведениях встречаются два типа онимов: личные имена /фамилии и прозвища/клички.

Среди первой категории онимов необходимо выделить «говорящие» имена и фамилии. Писатели с особым вниманием относятся к подбору имен для главных действующих лиц, посредством которых выражается субъективное отношение автора непосредственно к персонажу или описываемой проблеме. Например, таковой является фамилия героя А. Кристи из цикла романов о сыщике Пуаро, капитана Hastings (Гастингса). Образованная от лексической основы существительного haste (спешка, неосмотрительность) она выражает именно эти качества капитана, которые и отличают его от своего друга. В романе Дж.Х. Чейза «Want to Stay Alive?» герой, вымогающий деньги путем шантажа у богатых горожан Парадайс-Сити, носит имя Poke (карман, кошелек).

Данный пример демонстрирует индивидуально-авторскую ассоциацию с деятельностью, которой занимается персонаж (набивает карманы деньгами) с его именем. В другом романе Дж.Х. Чейза «An Ear to the Ground» герой, ведущий праздный образ жизни, занимаясь только распиванием пива и сбором сплетен, носит имя Al Barney (ср. barney - гулянка, попойка). «Говорящей» оказывается и фамилия главного героя романа С. Лизера «Hard Landing» - Shepherd (to shepherd - держать под наблюдением, следить), который занимается выслеживанием опасного преступника.

Существуют также имена с «зашифрованным смыслом», находящиеся в омонимических отношениях с арготизмами. Так, Ч. Диккенс в романе «Oliver Twist» одному из персонажей, занимающимся взломом и кражами, дает имя Toby Crackit. Данное имя образовано из двух арготизмов: toby - to rob [Partridge 2006, p. 5528] и crack - to break open, burgle [Partridge 2006, p. 1196].

Более многочисленной по составу является вторая категория встречающихся в художественной литературе онимов - прозвищ и кличек. «Прозвище рассматривается как дополнительное имя, которое человек получает от окружающих в соответствии с его характерной чертой или какой-либо аналогией» [Капкова 2011, c. 177]. Однако в данном случае речь идет о именно о «криминальных» именах. М.А.

Грачёв понимает под криминальной кличкой «неофициальное название человека, данное представителями криминальной (околокриминальной) среды, выполняющее специфические функции (конспиративную, опознавательную, экспрессивную и проч.)» [Грачёв, http://www.sfpgu.ru/Russkiy_yazyk_i_problemy_filologicheskogo_obrazovaniya/prob lemi/Grachev_M.A.pdf]. Сходное определение дается и в словаре Longman: «a name other that ones usual or officially recognized name, especially used by a criminal» [Longman 1992, p. 26].

Криминальная кличка, являясь частью преступной субкультуры, позволяет выявить философию и идеологию, а также отношение профессионального преступника к себе и к окружающему его обществу. Кличка, как особое имя, идентифицирует преступника, являясь его приметой. Несмотря на это,

маргиналы используют ее, при этом данная черта характерна для известных правонарушителей [Грачёв,

http://www.sfpgu.ru/Russkiy_yazyk_i_problemy_filologicheskogo_obrazovaniya/prob lemi/Grachev_M.A.pdf]. Так, каждый член крупной криминальной группировки Firm из лондонского East-End имеет свою собственную кличку, заменяющую ему настоящее имя и фамилию. Прозвище они получили благодаря своим физическим данным (Bulldog, Boxer), психологическим особенностям личности (Dodgy), внешности (Pretty Boy, Mr.Bullion, Goldtooth) или специфике преступной деятельности (Breaker). Постепенно клички этих и других криминальных элементов входят не только в историю полицейских регистрационных бумаг, но и в многочисленные документальные книги, рассказывающие о преступном мире, и в произведения детективной литературы.

Кличка в отличие от обычного имени дается человеку не при рождении, а гораздо позже, как бы «в награду» за какие-либо совершенные действия и поступки. Кличка способна не только заменять фамилию и имя героя произведения, но и фиксировать его статус в обществе. Изменение имени приводит также и к изменению репутации, поэтому наделенный кличкой персонаж предстает как бы в новом свете, становится другим человеком.

Таким образом, криминальная кличка как оним является неотъемлемым атрибутом преступной среды.

Функции, изначально выполняемые кличками в преступной среде, в полной мере находят отражение и в произведениях художественной литературы. Так, одной из основных является функция наименования, называния. Кличка, как заменитель имени, является своеобразным знаком-выделителем, передающим разнообразные оттенки значений. В рамках номинативной функции необходимо отметить две противоположные тенденции. Одной из них является персонализация, как средство наделения героев благозвучными именами, чаще с положительной коннотацией: Shuffling Ben, Buck, Slim. Герои, носящие подобные клички, удачливые и успешные в криминальной среде люди, получившие свои имена как отражение особенностей свойств их личности.

Часто встречается и противоположная тенденция - деперсонализация, которая реализуется путем наделения персонажей неблагозвучными, унизительными кличками с отрицательной коннотацией: Dis-and-Dat-Kid, Ass, Hamster. Наделение человека именем животного умаляет его значение в обществе, указывает на низкий статус. В данных примерах можно проследить отражение «аксиологической лестницы» в сознании представителей англоязычной лингвокультуры, где человек занимает ее вершину, а животные нижние ступени. Таким образом, указанные клички передают характер, привычки и низкий интеллектуальный уровень героев.

Номинативная функция также используется в художественном тексте для отражения статуса личности в криминальной иерархии. При этом даже в пределах одного произведения можно обнаружить стратификационное деление героев от самых низших слоев вплоть до вершины иерархии: Listener, Sister, Neiman-Marcus, Angel, Big Flora, Ma.

Клички также способны выражать разнообразные эмоциональные состояния, чувства, суждения и представления человека об окружающем мире, т.е. выполняют экспрессивную функцию. Важными компонентами данной функции являются оценочность, образность и интенсивность. Для многих писателей свойственно именование «от противного», являющееся распространенным способом кодирования информации о носителе имени [Кудинова 2011, с.

81].

Авторы часто прибегают к принципу противоположности для ироничного подчеркивания психического или физического состояния персонажа. Например, в произведении С. Кинга «The Green Mile» молодого преступника высокого роста и крепкого телосложения зовут Billy The Kid, а один из персонажей книги Дж. Х. Чейза «The Big Knockover» за свою худобу получает кличку Fat Boy.

Необходимо также отметить, что криминальные клички способны обозначать особенности поведения Bull, Wild Bill, Whisper; физические особенности и в частности внешность: Deaf man, Dreadlocks, Stickman, Needles; национальную принадлежность персонажа: Jew, Paddy The Mex, Huan, The Finn,

Nick the Greek; служить трансформированным именем: Papadoodle -

производное от Papadopoulos.

Некоторые авторы считают необходимым давать краткие пояснения криминальных кличек свои героев. Прибегая к такому описательному методу, они тем самым помогают читателю понять, благодаря каким своим качествам или вследствие каких действий герой получил свое прозвище, когда смысл клички не ясен из контекста произведения.

Например, Стивен Кинг в романе «The Green Mile» дает следующий комментарий клички своего персонажа: «... silent Indian named Normaden (like all Indians in The Shank, he was called Chief)» [King,

http://www.knigger.org/king/novels/the_green_mile/lang/en/]. В данном примере автор указывает на то, что криминальная кличка была дана герою как отражение его национальной принадлежности. Есть также писатели, которые используют криминальную кличку только как маркер принадлежности героя к преступному сообществу. Так, в произведении «No Orchids for Miss Blandish», Дж. Х. Чейз не дает пояснений клички персонажа: «If Slim's coming in on this, I'm keeping out» [Chase, http://www.jchase.ru/englishbooks/No_Orchids_for_Miss_Blandish.pdf]. В этом случае предполагается, что смысл клички понятен читателю без каких либо пояснений.

Следует отметить, что онимы в художественных произведениях заключают в себе не только авторские ассоциации, которые «являются одним из путей наполнения собственного имени в художественном тексте смысловой нагрузкой» [Рогалев 2007: 19], но и обширную экстралингвистическую

информацию.

В мире героев художественного произведения онимы способствуют отражению авторской идеи, а также соответствуют жанру, сюжету, описываемой эпохе. Поэтому с уверенностью можно утверждать о том, что онимы участвуют в создании и поддержании «иллюзии реальности вымышленного мира повествования» [Васильева 2005, c. 138].

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме Образная система художественного произведения:

  1. ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ КАК ДИНАМИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ И.М. Слемнёва
  2. Особенности литературного редактирования художественных произведений
  3. 3. 1. Журналистское произведение: тема, замысел, идея
  4. 2.1. КОМПАРАТИВИСТИКА КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ МЕТОД ИЗУЧЕНИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  5. 3.2.1. ИЗУЧЕНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ОСНОВЕ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЕ
  6. Художественное слово — средство овладения наследством человеческой мысли и языка
  7. 2.1 Основные тенденции развития социальных стереотипов в оценке личности с нарушенным зрением (на материале прозаических произведений)
  8. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАРОДНЫХ ПРОМЫСЛОВ В ИНТЕРЬЕРЕ ДОМА
  9. 2.2. Разработка концепции развития этнокультурной системы образования на примере Калмыкии
  10. 4.1. Формирование системы этнокультурного образования
  11. 1.1. Роль арго в художественном тексте и речи
  12. Эволюция употребления арго в произведениях англоязычных авторов XX-XXI веков