<<
>>

Приложение №2 Краткое социолингвистическое и психолингвистическое описание немецкого субэтноса с. Александровское и с. Кожевниково Томской области

В Томскую область большая часть немцев прибыла из АССР Немцев Поволжья и была размещена главным образом в сельской местности. Известно, что немецкая этническая группа была вторая по численности после русских в Томской области (Баловнева 2011).

В период мобилизации немецких мужчин в возрасте 17-50 лет в трудармию с 1942 г. по 1944 г. количество переселенцев в регионе увеличилось. В Томской области трудармейцы в основном работали на лесозаготовках, а также в сфере рыбной промышленности. Согласно сведениям И.В. Нам (Нам 1998, 41), к концу войны по количеству российских немцев первое место занимал самый северный район Томской области - Александровский. В этом районе в 1945 г. данная этническая общность составляла 2584 человека, в 1950 г. - 1896 человек, в 1953 г. - 1510. В 90-е гг. XX в. более ста семей этнических немцев Александровского района эмигрировали в Германию. Согласно данным переписи населения 2010 г. на территории указанного района в настоящее время проживает 762 этнических немца, что составляет 9% всего населения Александровского района (русские - 80%, ханты и селькупы - 4,8% и др.) (Официальный сайт Александровского района 2012).

Если Александровский район был изначально самым массовым по заселению представителями немецкой национальности в Томской области, то Кожевниковский район стал таковым в период с 70-х до начала 90-х годов прошлого века, который обозначается отечественными историками как время оседлости немцев страны. Кроме того, в ходе перераспределения населения многие немцы переехали из северного Александровского района области в южный земледельческий Кожевниковский район. Так, по данным 1945 г. в

Кожевниковском районе Томской области насчитывалось 1218 немцев. Известно, что после выхода указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. немцы получили право воссоединения семей по месту жительства одного из их членов.

В связи с этим с 1948 г. по 1955 г. произошло перераспределение немецкого населения как на территории СССР в целом, так и внутри Томской области в частности. В результате этого в 1989 г. местом наибольшего средоточия сельского немецкого населения указанной области стал именно Кожевниковский район (21,6% всех немцев области). В период массового оттока российских немцев в Германию (1991-1996 гг.) 23% немецкого населения Кожевниковского района эмигрировали в ФРГ. Согласно данным переписи населения 2010 г. на территории этого района проживают 608 этнических немцев (310 женского и 298 мужского пола), что составляет 2,9% всего населения Кожевниковского района (20 809 человек).

По показаниям диалектоносителей, большинство жителей Александровского и Кожевниковского районов были депортированы из таких районов Поволжья, как Красноярский (Марксштадтский) кантон, Нижне- Караманский район (например, деревня Розенгейм (Подстепное), Марксштадтский кантон, Марксштадтский район (деревня Борегардт

(Боргард), Гейльбрун, Кошкинский район (Куйбышевская область (деревня Линдеталь (Линденау), Саратовская обл. (деревня Альтваренбург). Среди переселенцев есть и представители городов, а именно Саратова, Карлмарксштадта, Энгельса.

По социальному статусу информанты являются крестьянами, всю жизнь проработавшими в сельскохозяйственной сфере деятельности: животноводами, агрономами, полеводами и т.п. В настоящее время они пенсионеры. В большинстве своём этнические немцы исследуемой возрастной группы имеют начальное образование. Это объясняется тем, что в 20-е гг. на территории Поволжской республики существовали национальные школы, средством преподавания в которых был немецкий литературный язык (см. об этом: (Berend 1998, 13-16). В связи с этим у информантов старшей возрастной группы отмечается владение основами чтения и письма на немецком литературном языке. Подавляющая же часть наших информантов - это представители средней возрастной группы, которые успели закончить лишь 2-3 класса в немецких школах в Поволжье.

Многие из них посещали русские школы на территории Сибири, что носило, однако, нерегулярный характер, обусловленный тяжёлыми условиями жизни. Среднее образование имеют, как правило, более молодые респонденты.

Нельзя не отметить, что на языковую ситуацию изучаемой этнической общности оказывает влияние конфессиональная принадлежность. Обычно лютеране и католики являются носителями средне- или верхненемецких говоров, меннониты - нижненемецких вариантов немецкого языка. Анкетные данные респондентов с. Александровское и с. Кожевниково свидетельствуют о количественном преобладании лютеран, что объясняется историческими событиями: гонениями приверженцев лютеранского вероисповедания на

прародине и обещание Екатерины II свободы вероисповедания при приглашении немцев осваивать российские земли. В указанных сёлах представлены также католики.

Следует подчеркнуть, что до начала перестройки религиозные общины являлись единственными формами самоорганизации российских немцев на территории Сибири. На основании собранных данных можно говорить о более высоком уровне владения диалектом именно членами религиозных общин. Это связано с тем, что молитвы читаются прихожанами с соблюдением диалектной фонетики. Коммуникация членов общины между собой происходит также с помощью родной формы немецкого языка.

Большинство российских немцев после депортации в Сибирь продолжали говорить в домашних условиях на родном диалекте, а в официальной ситуации и при общении с русскоязычным населением на государственном языке, т.е. на русском языке, которым им приходилось овладевать в процессе трудовой

деятельности, а детям, как правило, в процессе учебной деятельности в школе.

Постепенно русский язык стал доминирующим в коммуникативной деятельности немцев, что обусловлено социокультурными условиями языкового контакта и предвзятым отношением к немецкому языку в целом со стороны русскоязычного населения.

В речи информантов наблюдаются факты интерференции, характеризующейся на уровне лексики несовпадениями означающего и означаемого, а также знаков в разных языках.

Также различаются ассоциативные поля лексики, не совпадает лексическая сочетаемость и др. Следствием интерференции являются искажения грамматических значений чужого языка, неверный выбор синтаксических структур, порядка слов (Гарбовский 2004, 316-319).

В качестве причин искажений в первом языке (диалектной форме немецкого языка) являются: невысокий социальный статус немецкого говора; его непристижность; недостаточная степень аккультурации языка, неприменимость его в общественно-политической, деловой и образовательно­культурных сферах; дефицит использования диалектной формы немецкого языка как в национальном, так и в интернациональном масштабах и т.д.

На протяжении 2008-2012 гг. с целью воссоздания концепта HEIMAT нами проведён психолингвистический эксперимент двух типов: свободный и направленный. В эксперименте приняли участие российские немцы Кожевниковского и Александровского районов Томской области.

Объектом наблюдения были информанты - российские немцы, представители старческого и пожилого возраста, в настоящее время проживающие в районных центрах - в с. Кожевниково и с. Александровское.

Также нами использовались частично экспериментальные данные, полученные в ходе экспедиций в с. Кожевниково студентов и преподавателей под руководством З.М. Богословской в 2000-2001 гг., а также материал, собранный в этой же местности О.А. Александровым в 2006 г.

Участники психолингвистического эксперимента с. Александровское (4 - представители мужского пола, 9 - представители женского пола)

Таблица 22.
мужчины женщины
Штумпф Андрей Георгиевич 1926 г.р. Мауль Эмилия Фридриховна 1923 г.р.
Симон Альберт Генрихович 1927 г.р. Пырчина Эрна Александровна 1926 г.р.
Горст Александр Александрович 1929 г.р. Горст (Эллер) Эмилия Федоровна 1930 г.р.
Крамер Андрей Андреевич 1937 г.р. Жданова (Штумпф) Мария Михайловна 1934 г.р.
Иост Элла Петровна 1936 г.р.
Штумпф Нина Андреевна 1936 г.р.
Дамм Мария Егоровна 1936 г.р.
Геллерт Ирма Филипповна 1938 г.р.
Колесникова Фрида Ивановна 1939 г.р.

Таблица 23.

Участники психолингвистического эксперимента с. Кожевниково (4 - представители мужского пола, 15 - представители женского пола)

мужчины женщины
Вагнер Иоганес Карлович, 1924 г.р. Герд Амалия Готридовна, 1923 г.р.
Антони Владимир Генрихович, 1936 г.р. Штоппель Анна Давыдовна, 1923 г.р.
Риферт Густав Иоганесович, 1938 г.р. Штоппель Ганна Готлибовна, 1923 г.р.

Штоппель Андреас Андрасович, 1949 г.р. Корнеева Марта Егоровна, 1927 г.р.
Верховых Эмма Андреевна, 1931 г.р.
Макеева Анна Генриховна, 1931 г.р.
Михеева Лидия Ивановна, 1931 г.р.
Михайлова Анна Яковлевна, 1932 г.р.
Приданникова Анна Григорьевна, 1936 г.р.
Рыль Ида Фёдоровна, 1936 г.р.
Брейнингер Мина Карловна, 1938 г.р.
Шеффер Эмма Фёдоровна, 1938 г.р.
Пронина Софья Яковлевна, 1939 г.р.
Вебер Елизавета Давыдовна, 1941 г.р.
Штоппель Анна Александровна, 1942 г.р.
Всего в эксперименте приняли участие 32 информанта, из них 24 женщины и 8 мужчин.

Следует отметить, что результативность полевой работы во многом определяется правильным методическим обеспечением. Современная немецкая лингвоостровная диалектология использует 3 основных метода сбора материала, часто в комбинации друг с другом: метод непосредственного наблюдения, метод прямого опроса (устного анкетирования), метод косвенного (письменного) опроса (Дятлова 2009, 50; Niebaum, Macha 2006, 14-16). Принимая во внимание использование в диалектологии прямого и непрямого способов сбора материала, отметим, что для изучения языкового «острова» лучше использовать прямой метод, заключающийся в целенаправленном опросе информантов и записи их речи. При прямом методе записи существуют стандартные ситуации опроса: целенаправленное интервью и свободная беседа. Первая применяется для выявления основных черт диалекта без учёта

контекстуальных и ситуативных данных. Интервьюер подготавливает список вопросов, которые потом задаёт по порядку информантам, фиксируя их ответы. В свою очередь свободная беседа подразумевает наличие или искусственное создание экстралингвистических условий, при которых речь информантов может носить естественный характер. При этом возможны следующие варианты: 1) информант рассказывает историю или случай из жизни,

интервьюер является преимущественно пассивным слушателем, лишь время от времени давая стимулы для беседы; 2) информант общается со своими знакомыми или членами семьи в форме естественной или спровоцированной беседы; 3) информант беседует с интервьюером (Loffler 2003, 47-49).

В предпринятых нами экспедициях реализовались все названные способы, с преобладанием интервьюирования, сопровождаемого записью диалектного текста с помощью дигитальной аудио- и видеотехники и его последующей транскрипцией.

Цель свободного ассоциативного эксперимента - выявление типов ассоциатов, которые возникают в сознании носителей диалектной формы немецкого языка при анализе существительных-стимулов Heimat / родина, Haus / дом, Familie / семья, Muttersprache / родной язык, Dorf / деревня, Erde / земля. По мнению Н.А. Красавского, ассоциации являются «скрытыми» признаками концепта (Красавский 2001, 20).

Эксперимент, предпринятый нами, состоял из следующих этапов:

1) подготовки эксперимента (поиска информантов); 2) опроса информантов и фиксации ассоциаций; 3) обработки и интерпретации полученных данных.

На слово-стимул Heimat получены 72 ответа, 3 из которых - фольклорные тексты; на другие слова получены такие результаты: Haus - 53, Familie - 55, Muttersprache - 37, Dorf - 40, Erde - 26 ответных реакций.

В ходе эксперимента обнаружены парадигматические и синтагматические отношения репрезентантов концепта, позволяющих более чётко представить содержание HEIMAT, его этноспецифичность.

Задача другого эксперимента - направленного - выявление вариантов лексической сочетаемости слов Heimat / родина, Haus / дом, Familie / семья, Muttersprache / язык, Dorf / деревня, Erde / земля с другими словами / словоформами с целью дальнейшего проведения дистрибутивного анализа и дифференциации ядерных и периферийных черт концепта HEIMAT, его актуальных / неактуальных признаков.

Направленный психолингвистический эксперимент, проведённый нами, состоял также из трёх этапов: 1) подготовки эксперимента (составление вопросника, поиска информантов); 2) опроса информантов и фиксации ответов;

3) обработки и интерпретации полученных данных.

Информантам было задано 22 вопроса на немецком и русском литературных языках. В ответах содержится следующее количество сочетаний: с лексемами Heimat, Heim, Ham в значении ‘родина’ - 18 сочетаний, с лексемами Haus, Ham в значении ‘дом’ - 26 сочетаний, с лексемой Familie - 13 сочетаний, с лексемой Muttersprache - 9 сочетаний, с лексемой Dorf - 10 сочетаний, с лексемой Erde - 8 сочетаний.

Заметим, что анализ лексической сочетаемости слова-имени концепта позволяет выявлять дополнительные концептуальные признаки. Также в ходе эксперимента устанавливаются комбинированные первичные и вторичные (ассоциативные) образы.

<< | >>
Источник: Кулаковская Ксения Валериевна. Концепт HEIMAT в диалектной картине мира российских немцев Томской области. 2013

Еще по теме Приложение №2 Краткое социолингвистическое и психолингвистическое описание немецкого субэтноса с. Александровское и с. Кожевниково Томской области:

  1. Введение
  2. Приложение №2 Краткое социолингвистическое и психолингвистическое описание немецкого субэтноса с. Александровское и с. Кожевниково Томской области