<<
>>

1.1. Социокультурные и языковые источники происхождения и эволюции арго

Вся история арго неразрывно связана с историей деклассированных групп, противопоставленных законопослушному обществу. Асоциальные элементы, лишенные законных средств существования, превращаются в лиц, добывающих себе средства для пропитания различными нелегальными способами (воровство, бродяжничество).

Подобные маргиналы организовываются в большие группы «обязательно иерархические; относительно закрытые: закрытые для случайных людей и открытые для людей, которые по ряду критериев могут оказаться членами данной группы; обязательно референтные, группы, в которых влияние стереотипных установок доминирует над личностными. Г рупповая этика в ряде случаев связана с осознанием социального престижа собственной группы. Язык становится формой его поддержания» [Приёмышева 2009, с. 30-31].

Выделяют две основные причины возникновения тайного языка в социальной группе: 1) тип социальной группы (большая группа, условно организованная, относительно закрытая, референтная); 2) обусловленный структурой и референтностью особый групповой престиж, особая групповая этика, идеологически противопоставленная или обществу в целом, или другим группам, требующая специального поддержания через специальные средства выражения [Приёмышева 2009, с. 36].

Необходимость соответствия групповой этике, а также поддержания социального статуса, проявляющаяся, в том числе и на вербальном уровне, предполагает наличие и активное использование в речи маргиналов специализированного вокабуляра, в полной мере отражающего систему ценностей и мировоззрение. «Социально-психологическим фактором возникновения условного, тайного языка оказывается стремление референтной группы продемонстрировать наличие особой традиции группы, позволяющей усилить ее социальный (или сакрально «профессиональный») престиж» [Приёмышева 2009, с. 36].

Такие «условные языки» есть у всех народов. Во Франции - argot, в Г ермании - Rotwelsch или Gaunersprache, в Румынии - limba caraitilor, в России - феня или блатная музыка.

При этом дифференциальным свойством тайных языков становится принципиальная ориентация на передачу социально - символической информации [Приёмышева 2008]. Таким специальным «тайным языком» Великобритании в XVI веке становится английское арго, известное в литературе под общим именем cant. Английский кэнт начал фиксироваться в словарях, составленных уже в начале XVI века. Самые первые глоссарии представляли собой разнообразные «предупреждения» и «предостережения». Г. Бауманн фиксирует более десяти таких предостережений («Discovery», «The English Rogue», «Dictionary of Canting Crew», «A new Canting Dictionary» и др.) [Baumann 1902, с. 37-79].

Одним из первых словарей кэнта являлось «Caveat for Commen Cursetours» («Предостережение о распространенных ругательных оборотах 1567»), Т. Хармана состоящее из 3 частей: 1) перечисления прозвищ и кличек для профессиональных нищих, бродяг и воров; 2) списка кэнтизмов; 3) диалога на воровском арго с переводом на литературный язык. Также известно «Предостережение» английского писателя и драматурга Роберта Грина «Notable Discovery of Coosnage, now daily practiced by sundry lewd persons called Conie- cathers and Cross-biters» [Baumann 1902, XLI]. Данные словари являлись основными источниками арготических выражений для писателей и драматургов, начиная с У. Шекспира.

Зарождение и эволюция английского кэнта в XVI веке как социолекта, обслуживающего криминальную субкультуру «обусловлено определенными социальными причинами (экономическими и политическими) эпохи становления нации, причинами, которые создали в какой-то степени изолированные от легального общества различные социальные группы, подвергавшиеся гонениям, с враждебными доминантной культуре субкультурами» [Беляева, Хомяков 1985, с. 47]. В XVI веке в эпоху великих географических открытий Великобритания стала одной из величайших колониальных империй. С ростом завоеванных территорий наметился бурный рост экономики. Переход от феодализма к капитализму ознаменовал перераспределение социального состава общества.

При этом одни слои населения оказываются в рядах класса буржуазии, другие пополняют рабочий класс. Однако, кроме такого распределения, появляется еще особая социальная группа, которая по своей идеологии и материальной обеспеченности оказывается вне всякого класса. Ее членам свойственно иметь свое собственное видение окружающей действительности, моральные установки и систему ценностей, противоположные нормам общества. Для обособления от общества деклассированные группы также используют специальный тайный язык, непонятный для остальных.

Очевидно, что подобные социальные группы имели ряд социальнопсихологических стимулов, способствовавших возникновению кэнта. Главными среди них являются: 1) социальная защита-желание объединиться и

противопоставить себя легальному обществу; 2) необходимость что-то скрывать от посторонних; 3) стимул наименьшего речевого усилия - стремление к краткости выражений и упрощению лексико-фразеологической системы языка как проявление определенного типа языкового мышления; 4) желание придать речи эмоциональную окраску [Беляева, Хомяков 1985, с. 47].

По степени владения арго можно было определить принадлежность преступника к конкретному сообществу (ворам, грабителям, профессиональным попрошайкам, бродягам, карточным шулерам, заключенным, каторжникам, проституткам), а по индивидуальному лексикону - охарактеризовать социальную группу, представителем которой является данный преступник. «То, что человек говорит, характеризует его индивидуально, то, как, какими средствами, - позволяет характеризовать его социально и указать на причастность к группе. Важность символической коммуникации иногда затмевает личностный аспект социального взаимодействия» [Шибутани 1969, с. 133].

Необходимо отметить, что деклассированные элементы обладают диглоссией - использование арго делает их двуязычными. В криминальной среде носители арго прибегают к использованию «тайного» языка, а при коммуникации в обычных условиях употребляют национальный литературный язык.

Арго не обладает собственным грамматическим строем и отличается от литературного стандарта только лексическим составом, что значительно упрощает процесс овладения арготическим вокабуляром. Говорящему достаточно просто запомнить слова, относящиеся к описанию конкретных ситуаций.

Из-за неоднородности криминального общества специфика арго заключается в использовании специальных терминологий, заимствованных из различных словарей маргинальных групп, например: do the story - to capulate with (a woman) (prostitutes’ c.) [Partridge 2006, p. 5203]; armo - armed robbery (prison slang) [Dalzell 2007, p. 15]; actor - a liar, a bluffer (criminal usage) [Dalzell 2007, p. 3]; shake one’s toe-rag- to decamp (vagabonds’ and beggars’ c.) [Partridge 2006, p. 4690].

Наряду с неоднородностью деклассированного общества, в нем прослеживалась некоторая иерархия: «При этом верхний слой этой иерархии представлял из себя «интеллигенцию» воровской общины, которая внесла в арго «много идей и слов высокой европейской культуры» [Ларин 1931, c. 119]. Отсюда широкое использование разного рода семантических переосмыслений: многочисленные примеры метафорических и метонимических переносов зафиксированы уже в ранних словарях просторечия [Беляева, Хомяков 1985, c. 49].

С распространением английского языка в эпоху колонизации и миграции населения в пределах Британской империи, происходит и распространение кэнта в национальные варианты английского языка - британский, американский, канадский, австралийский, индийский новозеландский и южноафриканский: daddy - in prison, the most powerful or very strong inmate, or the prisoner who runs a racket (UK) [Dalzell 2007, p. 183]; choirboy - a novice criminal (US) [Ibidem, p. 138]; found-in - a person arrested for patronizing an illegal bar or gambling club (CAN) [Ibidem, p. 266]; mocker - ‘a coat’ (AUS) [Ibidem, p. 435]; dropstick - pickpocketing (West Indian) [Ibidem, p. 222]; teabags - to steal something (NZ) [Ibidem, p. 642]; goosie - in male homosexual relations, the passive or ‘female’role (SOUTHAFRICA) [Ibidem, p.

300].

По объективным социально-экономическим причинам иммигрантами в новые колонии Великобритании становились люди с низким социальным статусом. Руководствуясь желанием улучшить свое материальное положение, малообразованные слои населения (крестьяне, рабочие, маргиналы) решались на переезд. Низкий социальный статус подобных слоев населения нашёл отражение в языке, особенно в широком употреблении арго.

Научно-техническая революция начала XX века положила начало ускорению темпа жизни, росту городского населения за счет иммиграции и как следствие - увеличение преступности. Г лобализация английского языка привела к тому, что наряду с повышением его престижности в условиях демократизации, литературный вариант для многих неносителей языка становится доступным средством коммуникации.

Для обозначения новых социокультуных ситуаций появляются новые слова [Островская 2007, c. 2-3]. В связи с этим происходит эволюция различных преступных профессий - на смену старым, изжившим себя приходят совершенно новые: cribman - a professional safecracker [Dalzell 2007, p. 173]; cleaner - a hired killer; headhunter, a paid killer [Ibidem, p. 146]; finger man - a person who provides criminals with inside information to aid a robbery or other crime [Ibidem, p. 251]; burn artist - a cheat, a conman, especially in dealings with drugs [Ibidem, p. 105].

Очевидно, что совершать преступление без какого-либо оружия невозможно. Большой популярностью в криминальной среде до настоящего времени пользуются как довоенные виды оружия, так и современные устройства. В криминальном арго существуют многочисленные номинации для их обозначения: ventilator - a machine gun [Dalzell 2007, p. 680]; typewriter - a machine gun [Ibidem, p. 674]; trey eight - a 38 calibre handgun [Ibidem, p. 665]; forty five - automatic Colt Pistol, 45 caliber [Urban Dictionary, http://www.urbandictionary.com]; tech - a nine-millimetre handgun [Dalzell 2007, p. 643].

Практически в каждой стране для хранителей правопорядка придумывают прозвища (в США - cop, в Англии - bobby, в Австралии - ]аск).Однако после Второй мировой войны американский вариант стал вытеснять все остальные.

Разнообразные наименований полицейских в подавляющем большинстве носят иронический характер, но в специальной (асоциальной) субкультуре среди них наиболее часто встречаются зоосемантические лексемы, именующие различных животных: grasshopper, pig, bacon, bull, frog, raw lobster, worm.

Свои названия получили и меры наказания преступников: weekend - any short term of imprisonment [Dalzell 2007, p. 690]; two stretch - a two-year sentence of imprisonment [Ibidem, p. 674]; squeeze - a light sentence of imprisonment [Ibidem, p. 614]; shit and a shave - a short sentence of imprisonment [Ibidem, p. 574]; pontoon - a period of twenty-one months’ imprisonment; also twenty-one years in prison [Ibidem, p. 507].

Введение в качестве высшей меры наказания казни на электрическом стуле в США в начале XX века также нашло свое отражение в арго: Old Sparky, Old Smokey, Yellow mama, Gruesome Gertie. Некоторые номинации для обозначения смертной казни используются и в настоящее время: big casino - capital punishment, the death penalty [Dalzell 2007, p. 52]; smog, pill party - execution in the gas chamber [Ibidem, p. 497]; sizzle seat - capital punishment by electrocution [Ibidem, p. 585].

Одними из наиболее ярких особенностей арго являются «значительные различия между языками заключенных разных тюрем, поэтому знание той или иной разновидности тюремного языка играет роль некоего пароля, которая, хоть и кажется несовместимой с конспиративной функцией, не противоречит ей» [Платонова 2011, c. 58]. Например, название мест заключения имеет свое собственное обозначение: Big Q - the San Quentin State Prison, California [Dalzell 2007, p. 54]; cabbage patch - Kingston prison in Portsmouth [Ibidem, p. 112]; garbage dump - the California State Prison at San Quentin [Ibidem, p. 281].

Цель создания специальной кодированной лексики, понятной только членам определенной группы, достигается в области «тайного языка» различными средствами. Такими средствами являются языковые источники пополнения арго, которые можно разделить на две категории: внешние (заимствования из других языков) и внутренние (словообразовательные процессы) [Коровушкин 2012, с. 57].

Среди внешних источников пополнения арго наиболее важную роль играют иноязычные заимствования. В.А. Хомяков считает, что многие кэнтизмы появились в английском языке задолго до XVI века, это в первую очередь заимствования из кельтских языков, французского языка, из средневековой латыни [Беляева, Хомяков 1985, с. 50].

Для английского арго характерны заимствования преимущественно из цыганского языка. Во многих арготизмах можно проследить корни санскрита, что связано с тем, что язык преступников активно вобрал в себя слова из цыганского языка. Активное заимствование цыганизмов арготирующими происходит вследствие продолжительных контактов с цыганскими общинами, которые по роду деятельности и образу жизни ничем не отличались от местных бродяг, воров и подобного рода деклассированных.

В XVI веке «организованные в гильдии бродячие нищие, воры и цыгане начали использовать язык, совершенно незнакомый легальному обществу» [Беляева, Хомяков 1985, с. 49]. Упоминания о первых цыганизмах встречаются в словаре Дж.К. Хоттена «Dictionary of modem Slang, Cant and Vulgar words». Среди ранних цыганизмов он приводит следующие: bamboozle, bosh, daddy, gibberish,pal, slang [Hotten 1960, p. 10-11].

Среди специфических способов образования новых слов выделяют использование рифмы (Rhyming slang). Тенденция к рифмованию была заимствована из таких британских диалектов как ирландский и кокни. Особенность рифмованного сленга заключалась в фривольности и комичности. Рифмованный сленг как атрибут речи и своеобразный тайный код ирландцев и кокни проникает в преступный мир и входит в обиход [Нырко 2008,

http://www.pglu.ru/lib/publications/University_Reading/2008/VI/uch_2008_VI_00027

.pdf].

Д. Франклин отмечает выход рифмованного сленга за пределы Лондона, а также за пределы британского варианта английского языка: «No other form of slang has traveled so far both socially and geographically as Rh.S.has» [Franklyn 1953, p. 17]. В дальнейшем рифмованные выражения попадают вместе с английским кэнтом и в Австралию и США: Shania Twain - a pain. Rhyming slang, formed from the name of the popular Canadian singer [Dalzell 2007, p. 570]; nursery rhyme - time served in prison. Rhyming slang [Dalzell 2007, p. 465].

Одним из распространенных стилистических приемов, характерных для арго, является аллюзия, которая понимается как «использование слова или высказывания, смысл которого может быть понят при условии знания определенного факта или события из области истории, культуры, литературы, искусства и др.» [Кузнецов 1991, c. 69]. Например: to blue - to arrest someone. Allusion to the BOYS IN BLUE (the police) [Dalzell 2007, p. 70], Wendy house - in prison, a time when prisoners are permitted to associate with each other. From a child’s Wendy house, thus an allusion to playtime and the possibility for discreet association [Dalzell 2007, p. 692].

В арго также встречаются метафорические переносы, представляющие метафоры, основанные на сходстве по форме, цвету, выполняемым функциям, свойствам и т. д.): brain damage, brown crystal, white powder (героин). Часто встречаются также примеры эвфемизации и конверсии как виды семантической деривации без переноса наименования: away - in prison [Dalzell 2007, p. 21]; hospital l - а jail [Ibidem, p. 344]; burn - tobacco, a cigarette [Ibidem, p. 105]; do - a dose of drugs [Ibidem, p. 205].

Анализ словообразовательных процессов позволяет сделать вывод о том, что в пополнении лексикона арго принимают участие процессы, связанные с языковыми изменениями в целом, однако наиболее часто бывают задействованы аффиксация, словосложение, образования с внешней и внутренней рифмой и различные сокращения.

В арго, как и в любом социолекте, находят отражение все реалии окружающей действительности. Анализ лексико-тематических групп позволяет определить ключевые понятия для арготирующих. В лексиконе тюремного социолекта можно выделить семь наиболее значимых, в том числе и в социальном плане, лексико-тематических групп [Looser 2001]:

1) places and procedures (pad - a prison cell [Dalzell 2007, p. 479], garbage - any food [Ibidem, p. 280], carbolic dip - the bath or shower with carbolic dip given to prisoners when they arrive at a prison [Ibidem, p. 118]); 2) figures of authority (boom squad - the group of prison guards who are used to quell disturbances [Ibidem, p. 81], badge bandit - a police officer [Ibidem, p. 26], wig picker - a prison psychiatrist [Ibidem, p. 700]); 3) crimes and sentences (trip - a prison sentence [Ibidem, p. 666], wolf - a prison sentence of 15 years [Ibidem, p. 704], black bag job - a burglary, especially one committed by law enforcement or intelligence agents [Ibidem, p. 61]); 4) inmate types and their relationships (new meat - an inexperienced prison inmate [Ibidem, p. 455], baron - a powerful criminal whose influence is built on illegal trading [Ibidem, p. 35], systems kicker - in prison, a rebellious inmate [Ibidem, p. 636]); 5) business activities (sweep the leaves - to drive at the back of a group of trucks travelling together, watching for police from the rear [Ibidem, p. 634], house - to carry contraband, such as a weapon or drugs [Ibidem, p. 346]); 6) gang-related terms (bonehead - a skinhead [Ibidem, p. 78], wilding - violent youth gang activity directed towards random victims [Ibidem, p. 701]); 7) drug terminology (white boy - heroin [Ibidem, p. 697], crystal ship - a syringe [Ibidem, p. 177], California sunshine - LSD [Ibidem, p. 114]).

Томер Эйнат отмечает подвижность лексической системы арго, постоянное появление новых ЛЕ, а также приобретение существующими ЛЕ новых, дополнительных значений. Представителей данной социальной группы отличает непрерывное стремление к описанию драматичности своего положения, что не может не иметь своего отражения в языке, характерное использование метафорических средств с целью привлечения внимания слушателя, смягчения тягот тюремной жизни в какой-то степени, поддержания функции конспиративной коммуникации и самоидентификации в тюремном социуме [Einat 2000, p. 319].

Для рассматриваемого типа лексики присущи «две противоположные тенденции: 1) тенденция к постепенному рассекречиванию кэнтизмов и их усвоению разговорной речью (переходу их в интержаргон, в городские полудиалекты, в лексическое экспрессивное просторечие в качестве сленгизмов); 2) тенденция к дальнейшему обособлению и дифференциации различных локально закрепленных арготических лексических систем. Кэнтизмы могут терять свою секретность и постепенно переходить в разряд литературной лексики или в сленг, обретая новое значение» [Фитттук 2010, с. 11].

Проследить переход кэнтизма в разряд общеупотребительной лексики можно на примере лексемы pal (партнер, друг). Особенность данной лексемы заключается в том, что в одних источниках она может функционировать в качестве арготизма (кэнтизма), в других, более поздних - уже как сленгизм. В качестве кэнтизма цыганского происхождения она зафиксирована в словаре Дж.К. Хоттена «Dictionary of Canting Words» (1860). Поэтому в произведении Ч. Диккенса «Oliver Twist», опубликованном в 1838 pal является социальным маркером принадлежности говорящего к сообществу воров: «Who's the t'other one?» - «A new pal,» replied Jack Dawkins, pulling Oliver forward» [Dickens, http://www.planetebook.com/ebooks/Oliver-Twist.pdf].

Дж. К. Хоттен в словаре «Dictionary of Canting Words» отмечает, что такие общеизвестные литературные слова как incongruous, insipid, intriguing, indecorum, forestall, equip, hush, grapple до XVIII принадлежали кэнту [Hotten 1960, p. 27]. Рассекречивание и высокая частота употребления в разговорной речи способствовала их проникновению в литературный язык. Следует принять во внимание тот факт, что лексема pal потеряла социальную обусловленность и превратилась в сленгизм непосредственно перед началом Первой мировой войны, и следовательно в произведении П.Г. Вудхауса «Right Ho, Jeeves», написанном в 1934 году, вышеназванный элемент уже не представляет собой кэнтизм: «It absolutely beats me why you don't believe it» I said. «You know we've

been pals for years» [Wodehause,

http://www.jacanaent.com/Library/Books/eBooks/Right%20Ho,%20Jeeves%20by%20 P.G.%20Wodehouse.html]. Он вошел в разговорно-обиходную речь, сохранив стилистическую сниженность, и в словарях уже имеет помету slang (ср. Webster's Revised Unabridged Dictionary).

Наблюдения последних лет показывают, что очень часто арготические единицы, зарегистрированные в словарях, употребляются в публичных выступлениях политических деятелей, в прессе, телепередачах и кинофильмах, а также в произведениях художественной литературы.

Политической элитой все чаще становятся люди из низших слоев общества. Именно их речевое поведение во многом способствует проникновению арго в литературный язык. Т.А. Островская считает, что в связи с демократизацией общества стало непрестижно говорить на правильном английском, в некоторых случаях переход на литературный язык расценивается как попытка дистанцироваться от собеседника. При этом в данное время в англоязычных странах наблюдается ситуация, когда ненормативные структуры переходят в статусно более высокую сферу употребления, заменяя собой норму, причем захватывают такие области употребления, которые прежде были оплотами нормы - радио, телевидение [Островская 2007, c. 2, 3].

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме 1.1. Социокультурные и языковые источники происхождения и эволюции арго:

  1. Силы витализма
  2. Самосознание и мораль: гипотезы эволюционного становления
  3. ПРОИСХОЖДЕНИЕ БУРЯТСКИХ ОНГОНОВ С ИЗОБРАЖЕНИЯМИ ЖЕНЩИН
  4. исследования особенностей психики большинства народов России. 2.1. Истоки проявления интереса к этнической психологии и особенности ее зарождения в России
  5. 3.1. Использование языковых паттернов
  6. Определение, происхождение и эволюция политических партий
  7. Источники информации и показатели
  8. Философские аспекты биологических проблем: происхождение жизни, эволюция, эмбриогенез, молекулярные основы жизни
  9. Происхождение человека
  10. Глава 3 ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЯЗЫКА
  11. Фрэнсис Крик и загадка происхождения ДНК
  12. Происхождение и эволюция планетарных туманностей
  13. II Глава. Разработка модели и педагогических условий формирования иноязычной коммуникативной компетенции курсантов вузов МЧС России на основе социокультурного подхода.Специфика социокультурного подхода
  14. Введение
  15. 1.1. Социокультурные и языковые источники происхождения и эволюции арго
  16. Выводы по главе 1
  17. Заключение