<<
>>

2.1. Способы речевой организации метаязыковых комментариев

В данной главе рассматриваются способы речевой организации, содержательно-смысловые и функционально-прагматические характеристики метаязыкового комментария (далее - МК) в англоязычном художественном дискурсе.
Осуществление любого вербального коммуникативного акта (в том числе коммуникации между автором англоязычного художественного текста и его читателем) предполагает обращение коммуникантов к коду - языку, владение которым является главным условием, определяющим эффективность речевого взаимодействия. Вербальная интерпретация, пояснение и оценка данного кода имеет место при метаязыковом комментировании - введении в текст метатекстовых высказываний (метаязыковых комментариев), референтом которых выступают различные особенности текста (языка) и его единиц. В генетическом плане такие метатексты являются вторичными, находящимися в отношениях обусловленности относительно компонентов исходного текста (Вежбицка 1978; Ким 2009; Коробейникова 2006; Перфильева 2006; Турунен 1999 и др.). Граница между метатекстом (МК) и собственно текстом не всегда видится четкой. МК может быть как частью того или иного текста (в этом случае он представляет собой «прием расщепления линейной организации любого общения» (Карасик 2010, 48), а его объем может варьироваться от одного слова, до обладающего различной протяженностью «текста внутри текста»), так и самостоятельным развернутым дискурсивным образованием. Такой подход позволяет выделить внутритекстовые/иннективные (метатекстовые структуры «встроены» в базовый текст) и затекстовые/сепаративные метатексты (метавысказывание композиционно отделено от базового текста и оформлено в виде комментария, предисловия, примечаний и т.д.). Для проанализированных нами англоязычных художественных источников характерно наличие иннективных, обладающих различной структурно-синтаксической организацией, метаязыковых комментариев, выражающих рефлексию автора или персонажа по поводу разнообразных аспектов функционирования задействованных в тексте языковых средств.
Формальным сигналом к определению МК служит, прежде всего, наличие в анализируемом отрезке метаоператора. В роли метаоператоров в англоязычном художественном дискурсе, чаще всего, выступают глаголы, существительные и устойчивые выражения тематической группы языка, например: word, name, term, phrase, expression, slang, to call, to mean и другие: (13) He felt reasonably safe, even though to the local underworld and the police he was known as a ‘face’, underworld slang for a criminal or villain. (Forsyth F. The Fourth Protocol) (14) She had, pardon the expression, driven him to drink. (King S. The Shining) Для достижения полноты описания особенностей вербализованной метаязыковой рефлексии в художественном дискурсе мы также прибегаем к анализу, помимо собственно метаязыковых комментариев, пограничных с ними текстовых образований - характеризующих текстов, в которых формулирование значения слов заменяется описанием предметов или явлений, обозначаемых этими словами. Подобные тексты не содержат специальных языковых признаков - метаоператоров. Например: (15) I recognized her by her veil for all the women in the street wore the gar§af - a sort of black scarf tightly binding the forehead and hair and with another piece of material, peghe, covering the lower part of their faces. (Orga I. The Portrait of a Turkish Family) Широкую представленность в англоязычной художественной прозе метаязыкового материала подобного плана, мы можем объяснить, вслед за Л.В. Барсук, тем, что сознание обычных носителей языка (кем чаще всего и являются осуществляющие метаязыковую рефлексию персонажи художественных произведений), в большей мере ориентировано на описываемый объект или класс объектов, а не на такое теоретически сложное явление, как значение (Барсук 1999). Что касается способов структурно-синтаксической организации метаязыковых включений в англоязычном художественном дискурсе, нами были выделены их следующие типы: 1) МК, выступающий в виде компонента предложения. Как показывает анализ эмпирического материала, МК такого типа может выступать в качестве компонента предложения, находящегося в одной смысловой и синтаксической плоскости с основным составом высказывания и обнаруживающего грамматическую зависимость от его членов.
В качестве иллюстрации приведем пример, в котором МК “a mild word”, является частью предложения (прямым дополнением), грамматически связанной с другими компонентами высказывания: (16) “D ’you mean to say we can’t use a mild word like ‘execration, ’ when we know they ought to be shot?”(Galsworthy J. Swan Song) К метаязыковым комментариям, образующим часть высказывания, также могут быть отнесены интерпретирующие суждения, входящие в состав сложного предложения в виде простых предложений: а) простых предложений в составе сложносочиненных: (17) My first client is Laurel, who is here because she’s been invited on a corporate weekend, dress ‘casual’, and her idea of casual is a pair of track pants and a Hanes T-shirt. (Kinsella S. Shopaholic Ties the Knot) б) придаточных предложений различных типов, например, определительного: (18) She had the big red-and-yellow gelatine capsules that were known as ‘yellowjackets ’ on the West Coast. (King S. The Stand) Мы также располагаем выборкой, которая позволяет заключить, что метаязыковые комментарии в англоязычном художественном дискурсе чаще всего участвуют в построении осложненных высказываний, выполняя функцию факультативного компонента - парантезы - расширяющей элементарную модель предложения и создающей «ярусность коммуникативных планов высказывания» (Новоселецкая 1983, 93). Являясь элементами «внутренно чуждыми приютившему их предложению» (Пешковский 2001, 404), метаязыковые комментарии, выступающие в качестве парантезы, изолируются от основного состава предложения с помощью пунктуационных средств (скобок, запятых, тире): (19) In fact, for the first hour following the Concorde’s takeoff (or perhaps liftoff would be a better way to put it) from Heathrow, he has been coping with a mild case of claustrophobia. (King S. It) (20) She was not a flirt, not even a coquette - words dear to the heart of his generation, which loved to define things by a good, broad, inadequate word - but she was dangerous. (Galsworthy J. The Man of Property) Структурно парантеза представляет собой синтаксический элемент, образованный по моделям простых или распространенных предложений (или вследствие их трансформационной свертки) (Калинина 2006), что определяет различную синтаксическую сложность метаязыковых комментариев вставочного характера, и тот факт, что они могут варьировать свой объем от одного слова или словосочетания (21) до достаточно протяженных, полносоставных предложений (22).
Например: (21) My mother would come to the school unveiled and several of the older boys said she was a ‘tango’ (tart) and I became involved in many fights. (Orga I. The Portrait of a Turkish Family) (22) “ What I mean to say is (Kevin was rapidly learning that this was Pop Merrill’s favorite phrase; he used it the way some of the kids in school used ‘you know, ’ as intensifies modifier, qualifier, and most of all as a convenient thoughtgathering pause) they tricked it up some < >. (King S. The Sun Dog) Исследователями выделяются два типа парантезы: вставные и вводные конструкции. Согласно одной из точек зрения, они могут квалифицироваться как однопорядковые в плане синтаксического статуса, поскольку характеризуются идентичностью а) позиционного вхождения в базовое предложение, б) типа грамматической связи (синтаксическое включение), в) формального маркирования в письменной речи, г) интонационного оформления в устном высказывании (Гвоздев 1973). Согласно другой точке зрения, синтаксическая идентичность вставных и вводных компонентов предложения сопровождается их функциональными различиями, заключающимися в создании различных типов «коммуникативного сдвига» (Кобрина 1974, 6-7): вставные структуры формируют полипропозициональность высказывания, дополняя содержание базовой пропозициональной конструкции, но не изменяя его (Поликарпова 2011, 80), в то время как вводные элементы модифицируют характер высказывания в плане выражения отношения говорящего к данному высказыванию или его компонентам (Ахманова 2004, 72). Анализ практического материала показывает, что МК, являющийся результатом синтаксического расширения элементарного предложения, может актуализироваться в англоязычном художественном дискурсе как в виде вставной конструкции, комментирующей, разъясняющей отдельные элементы высказывания (23), так и в виде вводного компонента, обеспечивающего оценочную модификацию этих элементов (24): (23) Stugley Grenier had what Thoroughgood called a ‘clutch-pistol’ (meaning a sun in a shoulder-holster) and he was grabbing for it with no success whatsoever.
(King S. It) (24) However, Bill was - there was no other word for it - cool. (Rowling J.K. Harry Potter and the Goblet of Fire) В обоих случаях общее функциональное назначение МК заключается во введении дополнительных сведений, расширяющих информационную структуру высказывания. В первом фрагменте, говорящим производится попутное толкование объективного значения слова clutch-pistol, углубляющее представления адресата о его референте (a gun in a shoulder- holster) и способствующее предотвращению возможного непонимания со стороны реципиента. Во втором примере, говорящим осуществляется модальная оценка семантических характеристик слова cool, которое, согласно его мнению (there was no other word for it), выступает наиболее точным способом номинации описываемого референта. МК, выполняющий функцию вставной конструкции уточняющего плана, обладает семантической самостоятельностью и не является структурно обязательным компонентом предложения: (25) It was illegal for the guards (who were called ‘counsellors’ here at Juniper Hill) to carry billyclubs < >. (King S. It) Вставной компонент “who were called ‘counsellors’ here at Juniper Hill” в данном примере несет информацию детализирующего характера (о дополнительном способе номинации референта слова guards), и его элиминация не влияет на понимание сути высказывания. При элиминации МК, выполняющего функцию вводного компонента (коммуникативно и семантически неполноценного (Глушакова 1985, 158)), значение включающего предложения также остается прежним, однако, вследствие смещения смысловых акцентов, происходит изменение иллокутивной силы высказывания: (26) My friends covered for me and I was okay, but Wilson’s friends - if that’s what he called them - couldn’t be bothered. (King S. It) МК в приведенном фрагменте не только содержит рефлексию над словом friends и его денотатом, в плане их соотношения с описываемым референтом, но и отражает характер осмысления ситуации: выражает ироничное отношение продуцента к данному акту номинации.
Это позволяет расценивать парантезу в описываемом случае как элемент изобразительного синтаксиса, стилистический прием, целью которого является создание определенного эффекта, выражение дополнительных смыслов, важных для понимания текста. Следует отметить, что граница между метаязыковыми комментариями в функции вставного и вводного компонента часто оказывается нечеткой, поскольку «вставочные конструкции могут выполнять не только функцию добавочного сообщения, но и функции модально-оценочные, в этом случае сближаясь с вводными конструкциями» (Валгина 2000). Так, в следующем примере МК “in plain English”, помимо введения дополнительных сведений о принадлежности комментируемых речевых средств к разговорному регистру, также косвенно выражает их модальную интерпретацию говорящим, ощущающим стилистическую отмеченность фразы и при помощи МК подготавливающим собеседника к ее восприятию: (27) So, in plain English, are we friends now? (Meyer S. Twilight) В англоязычном художественном дискурсе выделяются три возможных позиции для включения МК в структуру предложения: инициальная, интермедиальная и финальная. По мнению Л.Г. Хатиашвили, компонент включения, относящийся не ко всему предложению, а лишь к одной его части (каким часто и является МК), может находиться только в двух позициях: интерпозиции и постпозиции, но не в препозиции, так как он должен следовать за тем словом, к которому относится (Хатиашвили, электронный ресурс). Однако нами были обнаружены единичные случаи употребления МК в начальной позиции: (28) In the more cultivated American tongue, she was ‘through ’ at last < >. (Galsworthy J. The Man of Property) Инициальное положение МК в данном предложении может объясняться одной из специфических функций МК - функцией «амортизатора», предупреждающего ситуации речевого напряжения в процессе коммуникации. Метаязыковые включения в интермедиальной позиции - элементарные (однословные) или развернутые (поликомпонентные) парантетические конструкции, нарушающие структуру матричного предложения - распространены в англоязычном художественном дискурсе достаточно широко. Например: (29) Fragments of that idea - it would be far too generous to call it a plan - shot through Owen’s mind like the brightly fragmented tail of a comet. (King S. Dreamcatcher) В подобных случаях, позиционные характеристики МК - его вставочный характер и пунктуационная изолированность - наилучшим образом репрезентируют формирование вторичного семантикосинтаксического яруса (it would be far too generous to call it a plan), смысловой «надстройки» (осмысление речевого выбора), являющейся продуктом мышления продуцента на метауровне. МК в конечной позиции также представляет собой достаточно частое явление в исследуемом материале. Такой комментарий всегда несет нагрузку интенсификации, поскольку содержащаяся в нем информация находится в положении ремы: (30) If Soames had faith it was what he called ‘English common sense’ - or the power to have things if not one way then another. (Galsworthy J. To Let) Таким образом, анализ примеров показывает, что МК, организованный в виде вставной или вводной конструкции, характеризующейся различными структурными, содержательными и позиционными свойствами, может рассматриваться в рамках англоязычного художественного дискурса как пример обособления части предложения с целью ее выделения на фоне других элементов высказывания, как универсальный компрессированный способ выражения дополнительной информации и экспликации личностных смыслов и, наконец, как средство актуализации многоканальности мыслительной деятельности в линейной организации речи. 2) МК, представляющий собой самостоятельное предложение или цепь последовательных предложений. Среди развернутых метаязыковых комментариев, структурно соответствующих отдельному предложению или логически организованной совокупности предложений, могут быть выделены несколько разновидностей, начиная с эллиптических и односоставных построений (31), заканчивая метаязыковыми контекстами, представляющими собой распространенные, двусоставные предложения (32) или сложные, текстообразующие метаязыковые включения (33): (31) “Jem, ” I asked, “what’s a mixed child?” - “Half white, half colored. ” (Lee H. To Kill a Mocking Bird) (32) “Thanks for going out with me, Jess, ” I said as I opened my door. “That was ... fun. ” I hoped that fun was the appropriate word. (Meyer S. Newmoon) (33) There was a word he had learned at the movies as a kid. That word was INCOMMUNICADO. It was a word that had always had fantastic, Lovecraftian overtones to Nick, a fearful word that echoed and clanged in the brain, a word that inscribed all the nuances of fear that live only outside the sane universe and inside the human soul. (King S. The Stand) Следует также отметить, что факты рациональной метаязыковой рефлексии продуцента речи в англоязычном художественном дискурсе могут быть рассредоточены по тексту в пронизывающей основную канву повествования манере, размывающей границы МК. В подобных случаях, наряду с другими текстовыми единицами такой комментарий составляет развернутое дискурсивное образование, демонстрирующее свободную форму речевой реализации метаязыкового комментирования и разнообразие в плане его синтаксического воплощения. Например: (34) “Malfoy called her ‘Mudblood,’ Hagrid “He did, ” she said. “But I don’t know what it means. I could tell it was really rude, of course - ” “It’s about the most insulting thing he could think of,” gasped Ron, coming back up. “Mudblood’s a really foul name for someone who is Muggle-born - you know, non-magic parents. (Rowling J.K. Harry Potter and the Chamber of Secrets) Подобный способ презентации фактов вербализованной метаязыковой рефлексии возможен в первую очередь в диалоге/полилоге, архитектонической форме организации речи характерной именно для художественной литературы. Итак, корпус рассмотренных выше примеров, на наш взгляд, позволяет сделать вывод о том, что способы речевого оформления метаязыковых комментариев в англоязычном художественном дискурсе отличаются большой свободой и разнообразием. Метаязыковые суждения, варьирующиеся от однословного замечания до развернутого метатекста, могут присутствовать в тексте: 1) в виде компонента предложения, а) характеризующегося наличием тесной грамматической связи с остальными компонентами высказывания; б) представляющего собой простое предложение в составе сложного; с) являющегося вставной или вводной парантетической конструкцией, разрушающей синтаксическую однолинейность высказывания и создающей его коммуникативную разноплановость; 2) в виде синтаксически самостоятельного предложения или последовательности предложений, линейно или дисперсно вплетенных в языковую ткань художественного произведения и образующих достаточно протяженные текстовые фрагменты. Такое разнообразие способов речевой организации метаязыковых комментариев в англоязычном художественном дискурсе дополняется широкой вариативностью их содержания и функционально-прагматических характеристик.
<< | >>
Источник: КРАВЦОВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ. 2014

Еще по теме 2.1. Способы речевой организации метаязыковых комментариев:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ГЛАВА 1. СУЩНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ
  3. 1.2. Метаязыковой комментарий как средство вербализации метаязыковой рефлексии в англоязычном художественном дискурсе
  4. 1.2.2. Метаязыковой комментарий и его базовые характеристики
  5. Различные аспекты функционирования метаязыкового комментария в англоязычном художественном дискурсе
  6. 1.3.2. Метаязыковой комментарий в англоязычном художественном дискурсе как проявление естественной метаязыковой рефлексии
  7. 1.3.3. Метаязыковой комментарий в англоязычном художественном дискурсе как эстетически значимый элемент нарратива
  8. ГЛАВА 2. СОДЕРЖАТЕЛЬНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И РОЛЬ МЕТАЯЗЫКОВОГО КОММЕНТАРИЯ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ
  9. 2.1. Способы речевой организации метаязыковых комментариев
  10. 2.2. Содержательно-смысловые и функционально-прагматические характеристики метаязыковых комментариев
  11. Метаязыковой комментарий, направленный на акцентуацию фоно-графической оболочки языкового знака
  12. 2.2.2.2. Метаязыковой комментарий, представляющий комплексную, объективную информацию о значении языкового знака
  13. 2.2.2.3. Метаязыковой комментарий, содержащий объективные сведения об отдельных аспектах значения слова
  14. 2.2.2.4. Метаязыковой комментарий, содержащий субъективную информацию о значении языкового знака
  15. 2.2.3. Метаязыковой комментарий, эксплицирующий прагматический потенциал языкового знака
  16. 2.3.4. Роль метаязыкового комментария в интерпретации речевого поведения персонажа
  17. 2.3. Метаязыковой комментарий как элемент идиостиля писателя
  18. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2:
  19. 3.1. Речевая организация полиметафорических текстов