<<
>>

2.3. Способы словообразования и пополнения лексикона арго

Английская нестандартная лексика в отличие от стандартной, как и в других языках, помимо номинативной функции имеет еще прагматическую функцию, поскольку каждый просторечный дериват не только называет то или иное явление, тот или иной предмет действительности, но обязательно дает им свою оценку как бы со стороны.

Здесь происходит своеобразная конденсация трех компонентов смысловой структуры производного слова: «предметно- логического значения, экспрессивной коннотации и социального значения» [Хомяков 1986, с. 44]. Таким образом, арготический дериват способен называть как предмет или реалию, свойственную преступной субкультуре, так и давать им оценку и отражать социальную детерминированность.

Формирование нестандартных пластов лексики в целом происходит под влиянием тенденций языкового развития, характерных для германской основы [Беляева, Хомяков 1985, с. 73]. Поэтому источники пополнения арготического словаря в основном представляют собой лексику литературной нормы, с трансформированным значением (переносным) [Коноплева 2011, с. 56]. Необходимо отметить характерный для арго широкий спектр возможностей организации языковых элементов, способов их совместимости, группировки. В частности, в этом проявляются наиболее яркие характеристики языка, не так выделяющиеся в литературной норме. Однако нелитературное словообразование строится, в большинстве случаев, именно по моделям литературного стандарта.

Обогащение английского арготического лексикона происходит за счет использования разнообразных словообразовательных механизмов. Для английского языка наиболее продуктивными способами создания новых слов является аффиксация, словосложение, конверсия. Нестандартное комбинирование этих способов иногда приводит к нарушению литературного стандарта, что используется при создании арготизмов и употреблении таких способов как особого стилистического приема.

Таким образом, арготирующие реализуют потребность в выражении конкретных оттенков значения и образности посредством исключительно структурных приемов словообразования.

Среди способов английского арготического словообразования необходимо отметить такую модель как словосложение, которое является одной из основных словообразовательных моделей, по своим структурно-морфологическим параметрам опирающееся на основы литературной нормы. Наиболее часто такой вид словообразования строится по типу сложения субстантивных основ. Необходимо подчеркнуть, что словосложение являлось источником пополнения арготической лексики уже в XVIII веке. Подтверждение этому можно найти в словаре Фармера-Хенли «Slang and its Analogues. Past and Present». Так кэнтизм boglander (c. 1696. B.E., Diet. Cant. Crezu., s,v. BoG-LANDERs, Irishmen) [Farmer 1909, p. 307], образованный путем слияния двух отдельных слов-основ bog (болото) и land (страна) по стандартной модели выступает как экспрессивный термин, использующийся для обозначения жителя Ирландии, местность которой была широко известна своими торфяниками и болотами.

В структуре сложных слов, состоящих из основ 2 существительных, часто 1 или 2 компонент представлен однотипными элементами: big bag - heroin [Dalzell 2007, p. 52], big beast - an important, powerful person [Ibidem, p. 52], Big Ben - a prison siren that announces an escape or riot [Ibidem, p. 52], big bitch - the prison sentence given to habitual criminals [Ibidem, p. 52], big casino - а capital punishment, the death penalty [Ibidem, p. 52], big rush - cocaine [Ibidem, p. 54]; cold one - an empty wallet, purse or safe [Ibidem, p. 154], cold storage - solitary confinement [Ibidem, p. 154]; bitch money - earnings from prostitution and pimping [Ibidem, p. 59], black money - cash that is not accounted for in the financial records of a business [Ibidem, p. 62], dead money - in poker, money bet by a player who has withdrawn from a hand [Ibidem, p. 190].

Важное значение для арготического словообразования имеет аналогия.

Множество арготизмов возникает по аналогии с общеупотребительными, однако их экспрессивность и новизна достигается за счет того, что создаваемое слово содержит те же корни, что и литературные слова, из которых оно составляется, но отличается от них теми словообразовательными средствами, которые использованы в новом слове. Характерной чертой в данном случае является опора на аналогию со 2 элементом композита. Данные элементы могут подвергаться частичной десемантизации и отражать обобщенное значение. Например, обобщающим значением для сложных слов с такими опорными компонентами как -joint, -school, -house, -shop является «локальность». Объектом наименования могут выступать различные общественные заведения от полицейских участков и непосредственных мест заключения, до публичных домов и баров: Irish clubhouse - a police stationhouse [Dalzell 2007, p. 356], malehouse - a homosexual brothel [Ibidem, p. 418], gladiator school - a violent prison [Ibidem, p. 291], tit joint - a bar or club featuring bare-breasted women servers [Ibidem, p. 655], muppetshop - a prison workshop [Ibidem, p. 477].

Сложные существительные, именующие род занятий человека, особенности черт характера и действий, встречаются в комбинациях со следующими компонентами: -man, -boy, -dealer, -seller, -bug, -monkey, -dog и др. При этом, некоторые из компонентов способны сочетаться одновременно не только с субстантивными, но и с адъективными и даже с глагольными основами: slicky boy - a thief or swindler [Dalzell 2007, p. 592], wide boy - man living by his wits, often a petty criminal [Ibidem, p. 700], go-go boy - an attractive, usually homosexual, young man who is a paid dancer at a nightclub or bar [Ibidem, p. 295]. Таким образом, основными моделями продолжают оставаться модели N+N, A+N.: screwsman, bitchkeeper, sharpshooter. Из этого следует, что в

словообразовании арго есть тенденция к выражению любой мысли в рамках одного слова, обладающего большими выразительными и экспрессивными возможностями, чем словосочетание

Суффиксация также является одним из наиболее продуктивных способов арготического словообразования, модели которой используются для создания новых существительных и прилагательных.

И хотя, как отмечает А.В. Хомяков, в американском ареале сформировался разряд стилистически отмеченных суффиксов, не свойственных британскому ареалу [Беляева, Хомяков1985, c. 95], данное явление имеет ограниченный характер. Поэтому при данном способе словообразования используется тот же набор суффиксов, что и в литературном стандарте.

При создании арготических существительных особую продуктивность проявляют такие суффиксы как -er, -y, -ie, -ey. Потенциальная структурная маркированность производных слов с перечисленными суффиксами создается вследствие их незакрепленности за некоторыми лексико-грамматическими разрядами основ: lifer - a prisoner sentenced to penal servitude for life [Dalzell 2007, p. 400] (life - жизнь), livener - any alcoholic drink that serves as a pick-me-up [Ibidem, p. 404] (liven - оживиться), gayer - a homosexual [Ibidem, p. 283] (gay - гей), gangy - a fellow member of a clique [Ibidem, p. 280] (gang-банда), coolie - a loner; a person who refuses to join a gang [Ibidem, p. 161] (cool - хладнокровный).

Что касается сугубо специфических суффиксов, участвующих в создании арготизмов, в американском варианте английского языка сформировалась целая система, не свойственных британскому варианту. К наиболее продуктивным относят следующие суффиксы: -aroo,-eroo,-roo,-oo [Коноплева 2012, с. 5]. Указанные суффиксы имеют испано-американское происхождение и соответствуют стандартному суффиксу -er. Они присоединяются к глагольным, субстантивным и адъективным основам, образуя слова личного значения: bonaroo - good, smart, sharp [Dalzell 2007, p. 79], dickeroo - a police officer [Ibidem, p. 197], conneroo - a confidence swindler [Ibidem, p. 159], nanoo - heroin [Ibidem, p. 451]. Данная тенденция, характерная для американского варианта английского языка объясняется особыми социальными условиями формирования американской нации, где важнейшим фактором является этническая неоднородность, распространяющаяся преимущественно на социальные низы.

Производство арготических единиц происходит также посредством транспозиции.

Наиболее продуктивным является прием конверсии, т.е. создание новой основы из уже существующей, без какой либо ее трансформации. Необходимо отметить, что т.к. производящая основа относятся к другому классу частей речи, чем производная, последняя будет характеризоваться новыми синтаксическими и морфологическими свойствами. Основными моделями конверсии являются V-N и A-V. Так, арготизм burn (n) обозначающий «tobacco; a cigarette» [Dalzell 2007, p. 105] был образован от глагола to burn «to smoke marijuana» [Dalzell 2007, p. 105], а глагол to dark «to spoil, especially by behaving aggressively» [Dalzell 2007, p. 187] от прилагательного dark «inferior, unpleasant, nasty» [Dalzell 2007, p. 187].

Особое место в нестандартном словообразовании занимают аббревиатуры, которые достаточно распространены в арго. Такой словообразовательный прием, как аббревиация, является продуктивным приемом и для литературного стандарта, однако для арго функциональная нагрузка, присущая данному типу лексики является обратной. «Аббревиатуры стандарта носят официальноделовой, научный или канцелярский характер, аббревиатуры в субстандарте экспрессивны своей краткостью, а иногда и неожиданностью, поскольку сокращениям подвергаются бытовые, а не официально-деловые, топонимические или терминологические слова» [Беляева, Хомяков 1985, c. 79].

Аббревиатуры в английском арго могут быть представлены такими типами как: 1) апокопа (усечение конца слова): agg - trouble; problems (aggravation) [Dalzell 2007, p. 5], misdee - a misdemeanour or minor crime [Ibidem, p. 443]; 2) аферезис (усечение начала слова): kong - cheap and potent alcoholic drink. An abbreviation of KING KONG [Ibidem, p. 388]; 3) синкопа (усечение середины слова): lubed - drunk. An abbreviated form of LUBRICATED [Ibidem, p. 411]; 4) буквенное усечение слова: M & M - a 9 mm pistol [Ibidem, p. 414], G - a gram. Used mainly in a drug context [Ibidem, p. 278]; 5) буквенное усечение словосочетания: PQ - solitary confinement in prison. Abbreviated ‘peace and quiet’[Ibidem, p.

513], RJR - inexpensive cigarette tobacco given free to prisoners. An abbreviation of R.J. Reynolds, a major tobacco company [Ibidem, p. 542].

В меньшей степени, чем предыдущие типы словообразования, в создании новых слов играет редупликация. «Редупликация - полное или частичное повторение корня, основы или целого слова как способ образования слов, описательных форм, фразеологических единиц» [Розенталь 1976, c. 288].

Редупликативы используются для обозначения большей степени действия, качества предмета или явления, т.е. как усилители. «В силу своей экспрессивности, которая возникает в результате взаимодействия формальных, содержательных и звуковых (точнее фоносемантических) признаков» [Беляева, Хомяков 1985, с. 114], слова, образованные по данному типу, и пополняют словарь арго.

В английском арготическом лексиконе редуплицированное слово, как правило, состоит из компонентов. Посредством редупликатов с полным повтором основы слова образуются как существительные, так и прилагательные: fool-fool - a simple-minded fool [Dalzell 2007, p. 264], nick nick - used of catching or arresting, or the act of being caught [Ibidem, p. 456], nut-nut - a crazy person [Ibidem, p. 466]. Реже встречаются слова с чередованием коренных гласных dilly-dally - to dawdle [Ibidem, p. 200] и чередованием согласных в начале слова wheeler-dealer - a scheming, contriving deal-maker with many connections [Ibidem, p. 695].

Арготическое словообразование не ограничивается использованием сугубо структурных приемов. Большое количество лексических единиц образуется не только путем морфологических трансформаций, но также при помощи изменений смысловой структуры слова (при сохранении его материальной целостности), которые возникают в результате разнообразных переосмыслений и переносов. В случае, если арготизм представляет собой словосочетание, он выступает как устойчивая самостоятельная единица, т.е. фразеологизм. В литературном языке таким арготическим выражениям обычно соответствуют свободные словосочетания, не входящие во фразеологический фонд языка. Таким образом, данный способ (лексико-семантический) также способен служить средством пополнения словарного состава арготического словаря.

По мнению Н.М. Шанского «лексико-семантический способ словообразования заключается ... в том, что разные значения одного и того же слова превращаются в разные слова, осознающиеся как этимологически не самостоятельные и независимые, или в том, что за существующим в языке словом закрепляется значение, которое с ранее ему свойственным как производное и основное не связано» [Шанский 1968, c. 256]. В основе лексикосемантического переосмыслении лежит какой-либо специфический признак предмета, по которому и производится перенос значения. Метафорические переносы осуществляются на сходствах между предметами или явлениями. Для арготического словообразования характерны метафорические переносы, основанные на сходстве по форме: cueball - a bald person [Dalzell 2007, p. 178], ice - diamonds [Ibidem, p. 351], dust - a powdered narcotic, especially cocaine or heroin [Ibidem, p. 227]; цвету: white cloud - crack cocaine [Ibidem, p. 697], green buds - marijuana. From the colour of the plant [Ibidem, p. 305]; функции: weed tea - a narcotic drink made by the infusion of marijuana leaves [Ibidem, p. 690], firewater - strong alcohol [Ibidem, p. 252].

Некоторые значения метафор являются достаточно прозрачными, например, в результате переносов, основанных на сходстве по цвету у арготизма blue развивается значение «methylated spirits as an alcoholic drink. From the colour of the fluid» [Dalzell 2007, p. 70], а метонимические переносы добавляют такие оттенки значения как «a police officer» [Dalzell 2007, p. 70] (из-за синего цвета мундира). Однако метонимические переосмысления на этом не заканчиваются, т.к. в словарях английской нестандартной лексики можно также встретить разнообразные комбинации с компонентом blue, имеющие обобщенное значение «офицер»: blue job, blue cap, blue meanies.

Индивидуальное словотворчество играет важнейшую роль в создании новых арготических лексем. Разнообразные новообразования и переосмысления происходят вначале на индивидуальном уровне, а в последствии переходят на более высокие уровни языка. Этим и объясняется наличие в художественной литературе и публицистике так называемых «скрытых переносов», связанных с оригинальными образными ассоциациями авторов. Например, в произведении Стивена Лизера «Hard Landing» можно найти следующий арготизм: «If the cops are outside it’s thank you and good night» [Leather,

http://readbookfree.com/Stephen_Leather/Hard_Landing.html] (Если снаружи копы, то вечеринке конец). Данное словосочетание не зарегистрировано в словарях английской нестандартной лексики, что указывает на авторское окказиональное происхождение данного арготизма.

На лексико-фразеологическом уровне для арго характерны следующие особенности: 1) тенденция к замещению лексических единиц (ЛЕ)

нормированного языка собственными «тюремными» эквивалентами; 2) возникновение, как следствие, избыточной лексической синонимии [Looser 2001, http://www.victoria. ac.nz/lals/research/nzdc/documents/nzwords%20no3.pdf].

Создание двух или более лексем для наименования одного и того же предмета или явления может быть оправдано только в тех случаях, когда неологизмы будут иметь какие-либо отличия от уже имеющихся в языке, например, арготизм heist обозначает понятие «theft» [Dalzell 2007, p. 189], а такие синонимы как touch the dog’s arse «car theft» [Ibidem, p. 661], till tapping «theft from a cash register when the cashier is distracted» [Ibidem, p. 652] или jump- up «theft from lorries» [Ibidem, p. 375] уточняют и конкретизируют особенности данного понятия.

Стремление поиска наиболее точной лексемы, отражающей весь диапазон чувств и эмоций говорящего и приводит к выходу за рамки стандартной лексики. В результате процессов, постоянно протекающих в языке, по мере употребления многие лексемы семантически стираются, устаревают, предоставляя место новым. Поэтому особенностью арготической лексико-семантической структуры является «подвижная» синонимия, притягивающая к центрам синонимической аттракции многочисленные ряды синонимов [Беляева, Хомяков 1985, c. 80]. «Синонимические соответствия наблюдаются у ЛЕ, обладающих наибольшей социальной значимостью в «антисоциуме», обозначающих различные виды преступлений и наказаний, всевозможные названия работников правоохранительных органов и пенитенциарных учреждений, пребывание в камере одиночного заключения, растление малолетних, осведомление администрации, гомосексуализм, распространение наркотиков на территории исправительного учреждения» [Коровушкин 2012, c. 56].

Вариативность нестандартной синонимии в отличие от литературного стандарта проявляется в наличии большого количества полных синонимов, т.е. семантически недифференцированных наименований одних и тех же понятий. Часто данные арготизмы имеют идентичную экспрессивную окраску: shooty, breakdown, gauge, sawed-off, smoke pole (shotgun). При этом арго способно отражать антропоцентрическое мировосприятие преступной субкультуры. Доказательством этого служат наиболее длинные синонимические ряды, отражающие иерархию криминального мира, например, ряд с доминантой «a thief»: booster, rip-off artist, walk-in, heister, five finger, screwsman, hot boy, lock- worker, slicky boy, hotel barber и «an informer»: stool pigeon, wrong’un, tube, tail, supergrass, finger louse, songbird.

Также, несмотря на явление избыточности при производстве синонимов, для арго на лексико-семантическом уровне характерна противоположная тенденция языковой экономии. Однако обе данные тенденции служат проявлением закономерностей, характерных для языка в целом и определяющих его развитие. Поэтому, являясь «средством уменьшения семантических помех, избыточность отвечает требованию точности передаваемой и полученной информации, т.е. соответствует принципу языковой экономии» [Занина 2008, с. 171].

Среди арготизмов можно обнаружить слова и словосочетания, обозначающие специфические реалии, характерные для криминальной субкультуры, которые вызывают трудности при передаче литературными средствами языка, т.к. часто требуют описательных приемов для пояснения понятия. В словарях такие единицы имеют длинные описательные определения, большого объема по сравнению с объясняемым словом или словосочетанием. Например: walkaway - a type of theft in which the thief walks away with a suitcase in a public place, leaving behind his suitcase as an alibi if apprehended [Dalzell 2007, p. 685], duster - a metal device worn above the knuckles so that, when punching, it both protects the fist and lends brutal force to the blow [Ibidem, p. 227]. Оба арготизма выражают понятия, характерные для преступного мира и отсутствующие в словаре нормированного языка, поэтому они служат эмоционально - окрашенными единицами, обогащающими лексический фонд арго.

Обычно подобные арготизмы, обладая высокой экспрессией, сжато и точно выражают какую-либо эмоционально-окрашенную информацию, которую, пользуюсь средствами литературного языка, можно выразить лишь длинным описанием, т.е. демонстрируют способность производного слова выступать в качестве семантического эквивалента синтаксическому целому [Кубрякова 1979, с. 49]. Например: «The moment she set eyes on him, he was a dead duck,» [Chase 2008, p. 77]. В данном примере арготизм dead duck означает «a person or thing with no possibility of success» [Dalzell 2007, p. 189]. В.Д. Девкин справедливо отмечает, что «человек не может сознательно разбазаривать свою драгоценную энергию и обращаться неэкономно с языковыми ресурсами» [Девкин 1965, c. 78]. Поэтому арготическое словообразование стремиться к уменьшению числа знаков, увеличивая тем самым языковую экономию.

Таким образом, лексико-семантическая структура арго находится в прямой зависимости от мироощущения самих представителей данной субкультуры. Анализ наполнения арготического лексикона с точки зрения предметов и явлений, являющихся социально значимыми, позволяет сделать вывод о том, что арготирующие стремятся дать им свою собственную, оригинальную оценку. При этом, любые пути создания новых слов для обозначения каких-либо специфических реалий, характерных только для криминальной субкультуры, служат, преимущественно, способом выражения индивидуального отношения к ним.

<< | >>
Источник: СТАТУС АРГО В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ. 2014

Еще по теме 2.3. Способы словообразования и пополнения лексикона арго:

  1. «ЯЗЫКОВАЯ ИГРА» В МЕДИАТЕКСТАХ С.В. Крюкова Белгородский государственный университет
  2. Комментарий 1.1.
  3. 1.9 Традиционные способы терминообразования
  4. "          Средство первое     ПРОГУЛКИ В ОРФОГРАФИЧЕСКОМ САДУ
  5. Формирование лексикона
  6. § 2. Осознание словесного состава и грамматического строя речи
  7. Глава 10 Проверьте себя
  8. Производные топонимы
  9. СТИЛИ ЯЗЫКА
  10. ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ