<<
>>

Л.В. Тамилина ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ДЕТЕРМИНАНТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В СТРАНАХ С ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКОЙ


Изучение факторов и механизма роста экономики является центральной проблемой макроэкономической теории. Множество исследований сконцентрированы на поиске путей ускорения темпов экономического роста как для развитых, так и развивающихся стран.
Относительно немногие, однако, посвящены выявлению особенностей роста экономики в условиях перехода к новой экономической модели. Институциональное направление экономической теории представляет, в данном случае, наиболее приемлемые рамки теоретического анализа, способного объяснить общий механизм количественного изменения основных макроэкономических показателей и дать рекомендации для выработки эффективной экономической политики.
1. Институты как фактор экономического роста
Формирование теорий экономического роста произошло, главным образом, на протяжении 20 столетия, в рамках которого были разработаны как традиционные, так и альтернативные подходы к поиску его источников. В неоклассической теории ключевая роль принадлежит модели, которая определяет накопление физического и человеческого капитала наряду с повышением производительности труда, основными детерминантами роста экономики [11, с.308]. Традиционные модели ограничивались, тем не менее, констатацией факта существования этой зависимости, не уделяя достаточного внимания исследованию источников повышения производительности. В дальнейшем произошел переход от экзогенных к эндогенным моделям экономического роста, основная цель которых состояла в выявлении факторов роста производительности и измерению интенсивности их влияния на показатель роста экономики. В модели Солоу была введена новая переменная, отображающая накопление знаний, которые признавались основой научно-технического прогресса [3, с.28].
Усложнение социально-экономических отношений во второй половине 20-го столетия привело к появлению новой группы факто-
Тамилина Лариса Владимировна, магистр, лектор кафедры общей экономической теории Одесского государственного экономического университета, г. Одесса, Украина.
© Тамилина Л.В., 2005
309

ров, получивших название макроэкономических детерминантов, которые включали уровень инфляции, состояние государственного бюджета и платежного баланса, объем денежной эмиссии и т.д. [9, с. 185]. Влияние последних рассматривалось через их способность изменять объемы инвестиций в экономике и уровень производительности труда.
Переход социалистических республик к рыночной экономике обусловили появление новой волны исследований в отношении факторов, влияющих на темпы макроэкономических тенденций, которые подтвердили гипотезу относительно существования значительного положительного воздействия структурных широкомасштабных реформ на состояние экономики при наличии очевидной зависимости результатов от последовательности их реализации. Наряду с этим внимание также уделялось изучению характера влияния институтов на темпы роста экономики в условиях перехода к рынку [10, с.182]. Признавалось значимость бизнес среды (легкость входа в отрасль и выхода из нее, качество спецификации и защиты права собственности, эффективность законодательства по урегулированию контрактов и др.) в обеспечении стабильного экономического роста.
Институциональные факторы при этом учитывались при анализе роста экономик любого типа и уровня развития, и рассматривались, в большинстве случаев, как один из элементов общей совокупности факторов, предопределяющих рост. Линейный характер зависимости между всеми типами детерминантов роста является, однако, характерным в том случае, если экономика функционирует в рамках сложившейся институциональной структуры, для которой приемлем эволюционный путь развития. В случае переходной экономики, которая характеризуется коренной заменой всего набора институтов, формирующих остов экономической модели, эта зависимость имеет скорее вертикальный характер и принимает форму, представленную на рис.1.
Институциональные факторы следует, таким образом, считать исходными в механизме раскручивания экономического роста, предопределяющих интенсивность проявления традиционных детерминантов и, соответственно, темпы роста экономики. Логика этого утверждения исходит из предназначения институтов и их роли в регулировании социально-экономических процессов.

Рис.1. Структурно-логическая схема взаимосвязи детерминантов экономического роста в переходных экономиках
Рис.1. Структурно-логическая схема взаимосвязи детерминантов экономического роста в переходных экономиках


Под институтами традиционно понимается совокупность созданных людьми формальных и неформальных правил, которые устанавливают рамки взаимодействия экономических субъектов [7, с.14]. Их основная функция состоит в определении набора альтернатив, имеющихся в экономике в каждый конкретный момент времени, организации взаимоотношений между субъектами экономики и определении уровня трансакционных и трансформационных издержек. Механизм взаимосвязи экономического роста и институтов исходит из того, что темпы роста экономики определяются, главным образом, интенсивностью накопления физического и человеческого капитала, а также ростом производительности труда, который, в свою очередь, обусловлен развитием технологий и повышением эффективности производства вследствие интеграции национальной экономики в международное разделение труда. Развитие технологий происходит тем интенсивней, чем более конкурентоспособными являются условия, в которых функционируют экономические субъекты, и чем эффективнее мотивы к осуществлению инновационной и научно-исследовательской деятельности. Интенсивность протекания всех вышеперечисленных явлений будет зависеть от стимулов, действующих в данной экономике, которые, в свою очередь, являются порождением сложившихся в рамках данного общества институтов. Экономический рост зависит, таким образом, от традиционных факторов, кото
рые выступают производной от действующих институтов, лежащих в основе экономической модели страны. Акцент, однако, делается, прежде всего, на формальных правилах, создающих в своей совокупности сложную нормативную структуру, которая и будет определять потенциальный набор возможных стратегий поведения экономических субъектов, а, соответственно, и потенциал развития национальной экономики в целом.
Проверка адекватности данной гипотезы проводится с помощью анализа панельных данных, предусматривающего: во-первых, определение основных показателей, характеризующих степень развития институтов в стране, и, во-вторых, измерения с помощью метода наименьших квадратов тесноты связи между этими институциональными факторами и темпами экономического роста для вошедших в выборку стран. Анализ производится на основе рассчитанных Freedom House институциональных индексов (за период с 1998 - гг.), величина которых колеблется в пределах от 1 до 7 (1 - высокая степень развития института, 7 - низкая степень развития института). В выборку вошли 26 стран с переходной экономикой. В основу базовой модели принят функционал типа f (a, x):
log (output) = р0 + Pi polities + p2 society + p3 legislate + p4 private + p5 macro + u
Переменная POLITIES характеризует состояние политической сферы, уровень демократизации и транспарентности законодательного механизма. Фактор SOCIETY оценивает результаты трансформативных изменений в социальной структуре общества, в которой теоретически преимущественное доминирование должно принадлежать среднему классу, выступающему остовом здоровой рыночной экономики. Следующая переменная модели LEGISLATE отражает состояние нормативно-правовой базы страны, которая рассматривается с позиции развития законодательства, его стабильности и эффективности в регулировании различных сфер деятельности. Четкость спецификации права собственности и степень его защиты определяется независимой переменной PRIVATE, которая принимает во внимание урегулированность отношений собственности, прежде всего, в вопросах владения землей, свободы вступления нерезидентов в правовые отношения собственности, эффективности криминального законодательства в отношении защиты прав собственности. В качестве количественного измерителя уровня развития этого института при
нимается индекс приватизации, который способен охарактеризовать в полной мере состояние спецификации и защиты правовых отношений собственности. Переменная MACRO оценивает эффективность экономической политики правительства.
Анализ массива данных для 26 стран не привел к ожидаемым результатам: из всех переменных, только POLITIES и LEGISLATE оказались статистически значимыми, показатель R-sq не превышал 49. Было при этом замечено, что корреляция между темпами экономического роста и включенными в модель независимыми переменными присуща, главным образом, для стран с относительно развитой экономикой. В связи с этим, на следующем этапе анализу подлежали лишь данные по странам, не входившим в состав СССР, сосредотачивая, тем самым, внимание на экономиках, которые характеризовались относительно лучшим состоянием. Показатели модели при этом значительно улучшались: R-sq возрос до 0,9107, а статистически незначимой оказалась лишь переменная POLITIES (см. приложение 1)1.
log (output) = 3,7279 + 0,4549polities + 2,2770 society[72] - 5,7071 legislate[73] - 2,8118private** + 0,7264 macro*
Полученные результаты дают возможность сделать следующие выводы: Хотя использованная модель оказалась не идеальной, она все же иллюстрирует существенную зависимость темпов экономического роста от качества институциональной основы, созданной странами в процессе перехода к рыночной экономике. Особая роль в данном случае принадлежит законодательству и праву собственности. В соответствии с коэффициентами модели, улучшение индекса качества законодательства на один пункт способно ускорить темпы экономического роста на 5,7 п.п., а при условии улучшении индекса спецификации и защиты права собственности имеет место ускорение роста экономики на 2,8 п.п. Даже если допускать завышение степени взаимосвязи между показателями роста и институциональными индексами, их влияния остается значительным. Результаты анализа еще априорно указывали, что вошедшие в выборку 26 стран с переходной экономикой можно условно разделить на 2 группы. Первая объединяет те из них, для которых
анализ подтвердил априорные ожидания наличия положительной корреляции между уровнем развития институциональной основы и темпами экономического роста. Вторая группа включает те страны, для которых эта взаимосвязь имеет обратный характер. Существует, таким образом, U-образная зависимость, свидетельствующая о возможности относительно быстрого роста экономики даже в условиях низкого уровня развития институтов. По мере их улучшения происходит замедление темпов роста до момента достижения институциональными факторами определенного уровня зрелости, после которого они становятся позитивным детерминантом экономического роста. Объяснением этого явления является тот факт, что в условиях неэффективной институциональной основы существует множество возможностей манипулирования правовым механизмом с целью достижения собственных интересов, осуществления деятельности, направленной на поиск ренты (rent-seeking activity), которые в своей совокупности способны увеличить общий объем ВВП.
3. Результаты регрессии указывают на необходимость пересмотра характера взаимосвязи экономического роста и политической сферы. Формальные институты не являются порождением природы и не возникают сами по себе, если рассматривается переход от одной формы организации общественного хозяйства к совершенно новой. В таких условиях происходит сознательное разрушение институтов «старой модели» и их замена новыми, которые не зарождаются самостоятельно, а являются результатом сознательных и целенаправленных усилий политической сферы. Проведенный анализ свидетельствует о существенном влиянии качества законодательства на экономический рост. Их созданием занимаются политики, а, следовательно целесообразно предполагать, что от уровня совершенства политической сферы и будет зависеть качество институциональной основы экономики. Статистическим доказательством этого утверждения является наличие корреляции более 96 % между независимыми переменными модели POLITIES и LEGISLATE, из чего вытекает зависимость качества действующего в стране законодательства более чем на 96 % от качества ее политической сферы. Этот результат имеет существенное прикладное значение, вследствие чего необходимо более детальное изучение этого явления. Политическая сфера и процесс формирования институциональной основы экономики
В основе исследования взаимосвязи политической среды и ин
ститутов лежит механизм формирования и изменения институциональной структуры экономики. Речь идет прежде всего о формальных институтах, поскольку им принадлежит первостепенная роль в управлении поведением экономических субъектов. Формирование, развитие и изменение институтов представляет собой сложный процесс, который, как правило, изучается с позиции эволюционного подхода. Норт (North), например, указывает, что видоизменение закрепившихся в обществе институтов или появление их новых форм является результатом реакции индивидов на изменение их предпочтений или относительных цен в экономике [7, с. 105]. Маттеус (Matthews) предлагает принимать за исходную точку механизма институциональных трансформаций изменения в экономической среде, которые улавливаются и используются в своих интересах экономическими агентами [4, с.109]. Познански (Poznanski), обобщая теорию институциональных изменений, утверждает, что формирование эффективных институтов происходит на микроуровне организациями всех типов в результате их функционирования [8, с.15]. В целом, процесс создания и изменения институтов в контексте эволюционного подхода имеет следующий характер (см. рис. 2): экономические субъекты в процессе осуществления своей деятельности приобретают новые знания и навыки, изменяют свое отношение к действующим институтами, и, как результат, вводят новые формы взаимодействия друг с другом, более совершенные подходы и правила организации их деятельности. Эти изменения, происходящие на неформальном уровне, улавливаются политической сферой, и в случае признания их эффективными, подлежат юридическому оформлению. Роль политической сферы состоит при условии эволюционного пути развития рыночных институтов в придании сложившимся на уровне организаций правилам юридической силы.
Истории, тем не менее, известны случаи, когда государство выступало инициатором формирования рыночных институтов, отрицая, тем самым, эволюционный подход к институциональному развитию. В неблагоприятных для страны условиях государство берет на себя функцию непосредственного создания и отбора наиболее эффективных институтов с целью повышения общеэкономической эффективности. Ярким примером выступает в данном случае процесс индустриализации во Франции и Г ермании, уровень развития которых значительно отставал от Англии. С целью форсирования индустриального развития страны государство вводило институты, поддержи
вающие развитие универсальных банков. Расцвет банковской системы позволил ускорить процесс накопления капитала и расцвет предпринимательской деятельности.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ НА МАКРОУРОВНЕ
к i к i к

lt;с
п
Рч
о




ПОЛИТИЧЕСКАЯ СФЕРА
к V ^ к
Механизм обратной связи
к к

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ НА МИКРОУРОВНЕ

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АГЕНТЫ (ОРГАНИЗАЦИИ)




Для стран с переходной экономикой роль государства еще более существенна, нежели в описанных выше случаях. Последнее обусловлено специфичностью условий, в рамках которых происходил переход к рыночной модели экономики. Элементы институциональной структуры рыночного типа отсутствовали в странах социалистического блока. Эффективность их зарождения и развития в эволюционном контексте отрицалась, поскольку требовало длительных временных рамок и могло привести к значительным экономическим и социальным потерям. Функцию дизайна и отбора институтов взяло на себя государство, вследствие чего эволюционный механизм зарождения и развития институтов был изначально нарушен. Традиционная схема формирования институциональной основы экономики была деформирована и приняла искусственный характер, поскольку процесс создания институтов инициировался не организациями, а осуществлялся на уровне политической сферы и фактически сводился к копированию институтов развитых рыночных экономик на специфическую социально-экономическую среду бывших социалистических стран. Таким образом, роль государства в условиях радикального изменения экономической модели состоит не в придании эффективным правилам, сформированным организациями, юридиче

ской силы, а в непосредственном конструировании или создании этих правил с их последующей легализацией. Как результат, государство дает начальный толчок к возникновению и развитию институциональной основы, которая впоследствии будет подчиняться эволюционному закону конкурентного отбора наиболее эффективных институтов.
Роль государства, однако, не должна ограничиваться исключительно этим. Процесс введения институтов имеет в таких условиях революционный характер, так как в относительно непродолжительный период времени изменению подлежит вся институциональная структура экономики, а процесс реформирования институтов инициируется с макроуровня. Вследствие этого происходит усложнение процесса институциональных изменений в результате появления проблем следующего характера: совместимость нововведенных формальных институтов с унаследованной от предыдущей системы структурой экономики, неформальными ограничениями, а также механизмом защиты институтов. Уровень оптимизации новой институциональной основы будет в переходных условиях зависеть от качества выбранной стратегии реформирования, которая, в свою очередь, будет определяться качеством политической сферы.
Представленные ниже графики иллюстрируют значительную тесноту связи между уровнем развития политической сферы и качеством формальных институтов (законодательства - рис. 3 и права собственности - рис. 4)[74] для стран любого типа экономической модели.
Рис. 3. Зависимость индекса законодательства от политической
Рис. 3. Зависимость индекса законодательства от политической
сферы






политической сферы


Если графический анализ охватывает исключительно данные для стран с переходной экономикой, уровень корреляции возрастает с 50 до 92 % для законодательства, и с 59 до 75 % для права собственности (см. рис. 5 и рис. 6)1.

сферы для стран с переходной экономикой


Рис. 6. Зависимость индекса права собственности от политической сферы для стран с переходной экономикой
Рис. 6. Зависимость индекса права собственности от политической сферы для стран с переходной экономикой





Последнее подтверждает предположение относительно того, что результаты переходного процесса в значительной степени зависят от эффективности политической сферы.
Как показывает практика постсоветских стран, роль политической сферы была сведена в лучшем случае к созданию и введению в действие базовых институтов, присущих рыночной экономики. Не был осознан однако тот факт, что наряду с этим необходимо определить направления нового пути экономического роста страны, поскольку маловероятно, что такой эндогенный механизм роста возникнет и проявится самостоятельно, непосредственно после введения в действие нового институционального остова рыночной модели [12, с. 180]. Выбранный государством путь развития национальной экономики должен быть поддержан и форсирован экономическими субъектами посредством дизайна соответствующего мотивационного механизма, находящего свое выражение в действующих формальных институтах.
Роль государства, таким образом, не ограничивается вопросами дизайна и запуска рыночной институциональной основы, а предполагает создание институтов, реализующих мотивационный механизм, посредством которого станет возможным осуществление индустриальной политики в рамках национальной экономики.
З.Анализ уровня развития институциональной основы в Украине
Для Украины повышение темпов экономического роста происходило на фоне ухудшения основных институциональных показателей. Позитивные изменения ВВП с 2000 года объяснялись, главным образом, улучшением состояния платежного баланса, сдерживанием инфляции, урегулированием фискального механизма и ужесточением платежной дисциплины, что было достигнуто, по нашему мнению, за счет усиления контролирующей функции государства [5, с.35-36], [1, с. 160-161]. Этот тип взаимосвязи экономического роста с динамикой институциональных индексов, во-первых, свидетельствует о недостаточном развитии институтов в Украине, и во-вторых, указывает на наличие значительного потенциала ускорения роста экономики при условии их усовершенствования.
Украина по качеству институциональных показателей занимает средние позиции среди постсоциалистических стран (см. табл. 1).

Таблица 1
Уровень институциональных индексов в странах с переходной
экономикой

Название групп

Среднее значение индексов за 2002 год

яа
к
с
е
и
к Й ир ле о
С

Социальный капитал

Законодательст
во

Право собственности

Макро
экономическая
политика

1. Украина

4,50

3,75

4,75

4,25

4,25

2. Страны, входившие в состав СССР

4,77

4,28

4,73

4,10

4,30

3. Страны с переходной экономикой, не входившие в состав СССР

2,57

2,48

3,16

2,93

3,30

4. Средний показатель по (2+3)

3,99

3,66

4,23

3,75

4,03


Оценить качество и адекватность действующих в Украине формальных институтов очень сложно. Сравнительная характеристика украинских законов с действующими в экономически развитых странах лишено логики, поскольку законодательство каждой страны настолько специфично, что имеет место значительная дивергенция его форм также среди стран Западной Европы. Объективным является в таком случае подход, ориентированный на оценивание результативности тех сфер деятельности, которые это законодательство призвано регулировать. Поскольку остовом рыночной экономики выступает частная собственность, конкуренция и развитая рыночная инфраструктура, эффективность нормативной базы, регламентирующей их деятельность, можно оценить посредством анализа состояния частного сектора, инвестиционного климата, рынка капиталов и качества бизнес среды.
Частному сектору принадлежит существенная роль в экономике Украины: около 70 % ВВП создается частными производителями [6, с.412]. Условия их функционирования, тем не менее, характеризуются ограниченными возможностями, прежде всего, с точки зрения источников формирования капитала, необходимого для осуществления

их деятельности. В 2002 году объем кредитов, полученных частным сектором, к ВВП не превышал 13 %, тогда как в высокоразвитых странах этот показатель равнялся 137,4 %. Качество инвестиционного климата оценивается индексом риска, значение которого для украинской экономики составляло в 2002 году 67,5 (82,5 для развитых экономик), что свидетельствует о нестабильности, неустойчивости и непрозрачности экономики Украины, а, соответственно, и формальных правил, в рамках которых происходит ее функционирование. Уровень капитализации экономики Украины составлял в 2002 году 4 % к ВВП (103,9 % - для высокоразвитых экономик), что подтверждает предположение о низкой степени развития рынка капиталов и несовершенстве законодательства, на основе которого происходит его функционирование. Оценка бизнес среды производится в контексте легкости, с которой можно начать свой бизнес, адекватности нормативных актов, призванных регулировать контракты, сложности и продолжительности процедуры банкротства.
Для открытия частной фирмы в Украине, согласно законодательству, необходимо 42 календарных дня (Германия - 45, Финляндия - 36, Дания - 3), при условии, что регистрационный взнос, отнесенный к величине ВВП на душу населения, составляет 22 % (Германия - 6, Финляндия - 11, Франция -3 ). Процедура придания юридической силы соглашениям требует согласно законодательству 20 актов взаимодействия между сторонами соглашения и государственными службами (Германия - 14, Франция - 21, Финляндия - 19). Себестоимость составления соглашений, рассчитанная как процент к ВВП на душу населения, равняется в среднем 11 % (Г ермания - 6, Франция - 4, Дания - 4). Процедура банкротства занимает, в соответствии с украинским законодательством, 1085 календарных дней (Германия - 430, Франция - 624, Финляндия - 330), а расходы, связанные с ликвидацией фирмы-банкрота составляют в среднем 18 % от ВВП на душу населения (Германия - 8, Финляндия - 1, Дания - 8).
Очевидным является прогресс в приближении правовой базы Украины к общепринятым западным стандартам. За последнее время были приняты или радикально реформированы криминальный, налоговый, хозяйственный и др. кодексы, предназначенные регулировать вход и выход фирмы с рынка, защиту права собственности, регулирование контрактов. На данный момент проблема заключается в создании эффективного механизма запуска в действие и применение правовых норм, осуществление контроля за их соблюдением и защи-

той. Подтверждением этого факта является существующий в Украине теневой сектор, который по оценкам Мирового банка составляет 60-70 % ВВП, свидетельствуя о том, что себестоимость функционирования предприятий под защитой государства значительно превышает ее величину в случае ведения своего бизнеса под нелегальным прикрытием, и, соответственно, указывает на ограниченную эффективность легального механизма.
Западные эксперты подчеркивают, что применение законодательства в Украине является наиболее эффективным только в отношении криминальных нарушений. В остальных же случаях реализация юридических решений имеет ограниченный характер, главным образом, вследствие отсутствия традиций и отработанного механизма юридического регулирования деятельности и соблюдения экономическими субъектами правовых норм.
Недостатки законодательной базы обусловлены, с одной стороны, его неадекватностью [6, с.410], большим количеством нормативно-правовых документов, их несогласованностью и повышенным давлением со стороны контролирующих органов. Так, например, в сфере налогообложения существует более 500 нормативных актов, предназначенных регулировать взаимоотношения между государством и налогоплательщиками. С другой стороны, реформирование содержания нормативно-правовых документов не всегда производилось надлежащим образом. Большое количество попыток по их усовершенствованию имели своей целью приближение украинских стандартов к западным, но в действительности часто сводились к систематизации существующих законов и инструкций в единый кодекс, не внося существенных изменений в их содержание. Примером в данном случае является налоговый кодекс, который объединил в себе ранее действующие нормативные документы, практически не изменяя порядок налогообложения и характер действия законодательного механизма в сфере налогов. Еще одним примером является процесс изменения криминального законодательства. Реформа 2001 года, в результате которой был введен в действие криминальный кодекс, сводилась лишь к поверхностной корректировки текста советского кодекса 60-х годов, оставляя неизменным механизм принятия и реализации правовых решений.
Проблема качества нормативно-правовой базы непосредственно связана с низкой эффективностью функционирования законодательных и исполнительных органов, характерными чертами которых яв- 322

ляется чрезмерная централизация и непрозрачность процесса принятия ими решений. Западные эксперты постоянно указывают, в связи с этим, на ограниченную роль парламента как эффективного законодательного института, на его относительное влияние в определении тенденций экономической политики и характера нормативной базы [6, с.408]. Наряду с этим происходит дальнейший рост бюрократии и усиление контроля со стороны государственных органов в регулировании экономической и социальной сфер. Не смотря на все попытки реформировать систему государственного управления, количество государственных служащих в Украине увеличилось с 176 800 в 1996 году до 300 000 в 2001 году [6, с.409]. До недавнего времени более 100 местных и государственных органов обладали правом производить инспектирование предприятий, около 60 организаций имели право блокировать банковские счета экономических субъектов, приостанавливать действие лицензий [6, с.411].
Проведенный анализ, таким образом, указывает на необходимость усовершенствования законодательства и механизма его реализации с тем, чтобы стало возможным достижение переходными экономиками уровня макроэкономических показателей развитых стран.
Заключение
Специфичность переходного процесса обусловлена революционным характером институциональных изменений, вследствие чего закрепляется вертикальная зависимость между детерминантами эко-
ТЛ                                          *_/              w
номического роста. В условиях перехода к новой экономической модели, интенсивность проявления традиционных факторов роста предопределяется качеством нововведенных институтов и совершенством их мотивационного механизма. Качество последнего, в свою очередь, зависит от уровня развития политической сферы, которая занимается формированием институциональной основы новой экономической модели.
Постсоветскими странами проделан значительный путь по изменению институциональной основы их экономик. Они неизбежно отличаются в достигнутых результатах, но все же содержат в своем большинстве элементы рыночного типа хозяйствования. Основные преобразования были реализованы, и на данный момент идет дискуссия относительно того, могут ли отдельные страны СНГ относиться к категории «переходных экономик», поскольку переход как таковой уже проделан. Автор, однако, отстаивает мнение, что переходный процесс не должен ограничиваться реализацией ключевых измене
ний в экономической модели страны, а распространяться на период, в продолжение которого происходит достижение высокого уровня жизни населения. С целью реализации последнего необходимо усовершенствовать каждый нововведенный институт, приспособить новую экономическую систему к специфическим национальным условиям, в результате чего станет возможным использование потенциала экономического роста, которыми переходные экономики, как правило, обладают.
Литература Шскунова О.В., Рядно О.А. Визначення факторiв еко- номiчного зростання в УкраМ // Conference "Factors of economic growth in Ukraine and neighboring countries", 2004. - pp.160-165. Brada J. A critic of the evolutionary approach to the economic transition from communism to capitalism in K.Z. Poznanski (ed), The evolutionary transition to capitalism. - Westview Press, 1995. - pp.187 - 212. Endogenous innovation in the theory of growth // The Journal of Economic Prospective. - Vol.8. - №1 (Winter, 1994). - pp.23-44. Matthews R.C.O. Darwinism and economic change in D.A. Collard, N.H. Dismsdale, C.L. Gilbert, D.R. Helm, M.F.G. Scott and A.K. Sen (eds), Economic theory and Hicksian themes, Oxford Clarendon Press, 1984. - pp.91-117. Movchan V., Giucci R. Economic Growth in Ukraine: do reforms matter?. Conference "Factors of economic growth in Ukraine and neighboring countries", 2004, зp.35-41. Nation in Transition 2002, http://www.freedomhouse.org /research/nitransit/2002/index.htm North D. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. - Cambridge university press, 1994. - 152 p. Poznanski K. Institutional perspectives on postcommunist recession in Eastern Europe in K.Z. Poznanski (ed), The evolutionary transition to capitalism. - Westview Press, 1995. - pp.3-30. Sachs J.D., Warner A.M. Fundamental sources of long-run
growth // The American Economic Review. - Vol.87. - №2 (May, 1997). pp.184 -              188 Sala-I-Marti X. I just ran two million regressions // The American Economic Review. - Vol.87. - №2, (May, 1997). - pp. 178-183. Solow R.M. Growth theory and after // The American

Economic Review. - Vol.78. - №3 (June, 1988). - pp.307-317. Van Brabant J. Governance, evolution, and the transformation of Eastern Europe in K.Z. Poznanski (ed), The evolutionary transition to capitalism. - Westview Press, 1995. - pp.157-182.
Приложение 1
Таблица результатов регрессии


Coefficient

St. Error

Polities

.6027058

.6027058

Society

2.277064

.9482822

Legislate

-5.707155

1.206864

Private

-2.811855

.8302559

Macro

.7264957

.3374877

Const

3.727961

.9035224

R-sq: between = 0.9107



<< | >>
Источник: Нуреев Р.М. Постсоветский институционализм. 2005

Еще по теме Л.В. Тамилина ИССЛЕДОВАНИЕ РОЛИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ДЕТЕРМИНАНТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В СТРАНАХ С ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКОЙ:

  1. С.И. Архиереев ИЗДЕРЖКИ ЭКСПЛУАТАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ТРАНСАКЦИОННЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ
  2. В чем сущность институциональной экономикиТ Джеффри Ходжсон
  3. Р. Ф. Пустовийт ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЫ В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
  4. 2. Источники региональной экономической информации и вопросы их упорядочения. Методы ретроспективного анализа развития экономики региона. Исследование воспроизводственных процессов в Грузинской ССР
  5. РАЗДЕЛ 5. Локальные естественные монополии в переходной экономике России (на примере "Водоканалов")
  6. НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ И ДЕТЕРМИНАНТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
  7. Глава 20 Высокие темпы роста ЯПОНСКОЙ ЭКОНОМИКИ. Превращение Японии В ОДИН ИЗ ОСНОВНЫХ центров империалистического соперничества (1957—1973)
  8. Г.П. Литвинцева КРИЗИС ИНВЕСТИЦИЙ КАК РЕЗУЛЬТАТ НЕСООТВЕТСТВИЯ СТРУКТУРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЭКОНОМИКИ ЕЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМУ УСТРОЙСТВУ
  9. НАЧАЛО ПЕРЕСТРОЙКИ И АКЦЕНТИРОВАНИЕ РОЛИ БАНКОВ В ЭКОНОМИКЕ ГОСУДАРСТВА
  10. Ускорение экономического роста и его противоречивый характер
  11. 1. Политико-экономические и социокультурные детерминанты развития образования на Севере и Юге
  12. Глава 2 Задача: победа над бедностью и поддержка экономического роста