<<
>>

Авторское право как основание для цензуры

Авторское право – второй по популярности аргумент сторонников интернет‑цензуры пос­ле детского порно. Законы о защите авторского права существуют как в странах Евросоюза, так и в США и Великобритании, однако на сегодняшний момент нельзя сказать, что они в какой‑либо мере эффективны.

В США показательной стала история вокруг принятия SOPA (Stop Online Piracy Act). Данный законопроект был внесен в 2011 году республиканцем Ламаром Смитом в целях расши­рения возможностей законодательных органов США в борьбе с нарушением авторских прав и онлайн‑торговлей контрафактными товарами. SOPA должен был наделить власти возмож­ностью блокировать доступ к сайтам и наказывать нарушителей авторских прав тюремным заключением сроком до 5 лет.

По мнению сторонников законопроекта, законопроект должен был защитить рынок интеллектуальной собственности (со всеми его доходами и предоставляемыми им рабочими местами), а также закрыть «дыры» в существующем законодательстве, особенно по отношению к иностранным компаниям. Противники инициативы утверждали, что она представляет угрозу для свободы слова, а также позволит правоохранительным органам блокировать доступ к сайту в связи с нарушением на одной веб‑странице.

18 января 2012 года многие известные сайты, такие как Википедия, Reddit и более 7000 других, организованно прекратили работу для привлечения внимания к проблеме SOPA[55]. Бо­лее 160 млн людей в тот день увидели тематический баннер Википедии. 19 января была совер­шена хакерская атака на многие государственные организации. На сайте Министерства юсти­ции появился логотип Megaupload – крупнейшего файлообменника, закрытого решением от 19 января за нарушение авторских прав, несмотря на обширную поддержку самих правооблада­телей в лице звезд шоу‑бизнеса[56].

Ответственность на себя взяла группировка Анонимус.

Масштабная акция протеста против SOPA включала в себя петиции, сбор подписей и даже митинг оппозиции в Нью‑Йорке. В итоге законопроект принят не был ввиду обширного общественного протеста. 12 апреля 2012 года один из идеологов SOPA Крис Додд констатировал провал SOPA в интервью телеканалу Bloomberg.

Немного о схеме работы SOPA:

Другой аналогичный документ, Закон о защите свободного обмена информацией (Cyber Intelligence Sharing and Protection Act, CISPA), подразумевает возможность разделения трафика между американским правительством и определенными технологиями и производственными компаниями.

Провозглашенная цель законопроекта – помочь правительству справляться с интернет‑уг­розами и повышать безопасность Сети по отношению к кибератакам. Проект активно критико­вался активистами борьбы за интернет‑прайваси, такими как Американский Союз Гражданских Свобод, Avaaz.org и др., за то, что содержит слишком небольшое число ограничений для сле­жения правительством и неизбежно будет использован для слежения в целом, а не в конкрет­ных случаях.

CISPA получил поддержку многих корпораций и Американской торговой палаты, кото­рые усмотрели в нем простое и эффективное средство отслеживания необходимой информации.

В глазах общественности данный законопроект стал продолжением истории вокруг экстремально непопулярной SOPA, чем и вызвал при первом рассмотрении массу нареканий и первоначально был отклонен.

Впоследствии кража интеллектуальной собственности была исключена из списка возмож­ных оснований для обмена информацией с правительством[57]. Законопроект был принят в Пала­те представителей 26 апреля 2012 года, но не был принят в Сенате[58].

Советники президента Обамы утверждают, что законопроекту не хватает конфиденциальности, гражданских свобод и гарантий их соблюдения, в связи с чем президенту советуют наложить на него вето.

В феврале 2013 года законопроект был вновь вынесен на рассмотрение и поддержан большинством республиканцев[59]. Однако 20 марта 34 организации направили президенту Обаме письмо с просьбой наложить вето на принимаемый закон[60]. Голосование в Сенате по нему не проводилось.

Европейской попыткой осуществить акт законодательного регулирования интернет‑контента стал The Anti‑Counterfeiting Trade Agreement (ACTA) – Торговое соглашение по борьбе с контрафакцией. Это – вынесенное на рассмотрение многостороннее торговое соглашение, с многолетней уже историей, согласно которому будет установлено строгое наблюдение за соблюдением авторского права в интернете и на рынке информации и информационных технологий и товаров, основанных на информационных технологиях. Это соглашение обсуждается правительствами США, Японии, Швейцарии, Австралии, Новой Зеландии, Южной Кореи, Канады, Мексики и Европейской комиссией. Если оно будет принято, то будет создано международное объединение, направленное против нарушений авторских прав и представляющее собой сложную иерархическую систему контроля за соблюдением авторского права в развитых странах. Предложенный договор позволит работникам таможни досматривать ноутбуки, цифровые плееры и сотовые телефоны на предмет хранения в них файлов, связанных с нарушением закона об авторском праве. Также предполагается введение новых требований к интернет‑провайдерам, включающих в себя частичное разглашение информации, связанной с деятельностью пользователя, и использование инструментов сетевой безопасности[61].

22 февраля 2012 года Европейская комиссия попросила Европейский суд оценить, не нарушает ли соглашение ACTA фундаментальных прав и свобод человека, в результате чего произошла задержка процесса ратификации законопроекта в странах ЕС. До этого, 11 февраля 2012 года, акции протеста против ACTA прошли более чем в 200 городах Европы.

После этого «во многих странах Европы отложили ратификацию договора в ответ на протесты общественности»[62].

29 мая Голландская Палата Представителей призвала правительство Нидерландов не подписывать АСТА и не предоставлять его для ратификации. А также не голосовать в поддержку подобных договоров в будущем[63].

20 декабря 2012 Европейская комиссия сняла с рассмотрения ACTA со ссылкой на Суд Евросоюза (ЕС). Здесь процесс на уровне ЕС закончился.

В то же время, однако, вопрос об инструментах интернет‑цензуры не снят с повестки дня и продолжает обсуждаться на протяжении всего 2012 года и вне контекста АСТА: так, например, в сообщении Европарламента говорится о важности «наличия правил мониторинга» для отслеживания интернет‑цензуры в странах‑автократиях, и даже содержится просьба выработать комплекс таких мер к 2013 году[64].

Также в январе 2012 года Еврокомиссия предложила ввести требования к провайдерам блокировать контент и к платежным системам – запрещать денежные переводы по требованию правообладателей. Было объявлено об изменении официальной стратегии Евросоюза по интернету и электронной коммерции. Предлагается изменить Директивы еврокомиссии E‑commerce и IPRED. The Intellectual Property Rights Enforcement Directive (IPRED) – Директива о защите прав интеллектуальной собственности – инициатива Европейского союза об увеличении штрафов и уголовной ответственности за преступления в области авторского права в рамках ЕС. IPRED направлена на координацию законодательства стран‑участниц Евросоюза в сфере защиты авторского права. Помимо всего прочего, Директива включает положения, предписывающие интернет‑провайдерам раскрывать данные о потенциальных правонарушителях, пользующимися их услугами. Дополнение к Директиве (IPRED 2), вышедшее в 2005 году, предписывало рассматривать в качестве уголовного преступления любое преднамеренное нарушение прав собственности, что вызвало бурную критику.

В декабре 2010 года Еврокомиссия начала консультации, направленные на пересмотр IPRED. E‑commerce directive – Директива, принятая Комиссией Евросоюза в 2000 году и направленная на согласование правил онлайн‑бизнеса по всей Европе. Директива определяет форму и порядок совершения онлайн‑сделок, а также меры ответственности участников электронного бизнеса. Под защитой Директивы оказался широкий спектр онлайн‑услуг по рекламе, продаже, передаче и хранению контента и т. д. Однако есть ряд исключительных случаев, когда защита посредника не действует. Сюда относятся, в первую очередь, случаи нарушения авторского права, а также других законов в области азартных игр, налогообложения и т. д. До сих пор эти Директивы защищали открытый интернет и особенно неприкосновенность провайдеров.

Новая версия имеет кардинальные изменения, которые направлены против этой неприкосновенности. А именно, комиссия хочет ввести общеевропейскую схему предупреждений и воздействий. Она базируется на других подобных схемах (например, американский закон DMCA[65]), но с важным различием. В предлагаемой схеме вместо слова «закрытие» использовано «воздействие», которое может означать требование хостинг‑провайдера удалить контент или блокирование контента интернет‑провайдером по запросу. Данная санкция неоднократно применялась по отношению к крупнейшему нарушителю прав копирайта – сайту Thepiratebay.

Однако вся беспомощность системных мер решения проблемы показательна в примере Франции, где с 2009 года существовал закон «Трех ударов» (Hadopi) – карающий нелегальный «file‑sharing». Судьба данного закона печальна и показательна. Согласно тому, как Hadopi был задуман и подан изначально, он уверенно занимал нишу серьезного события, став в финале, на сегодняшний момент, посмешищем. Суть закона в том, что персоне, которая нелегально делится контентом (причем под действие закона попадают именно «uploaders» (те, кто загрузил контент), а не «downloaders» (те, кто его скачал)) сначала высылается предупредительный имейл, извещающий о нелегальности его действий и возможной ответственности.

Затем, в случае если он пойман на данном действии вторично, – физическое письмо аналогичного содержания, и, наконец, в третий раз блокируется доступ в интернет. Согласно первоначальной «задумке» система должна была автоматически «карать» после третьего предупреждения, чем и навести наконец порядок в области интернет‑пиратства и защитить творцов культурного наследия и будущих национальных сокровищ. Обширная и дорогая рекламная кампания апеллировала к образу светлого будущего и судьбе нерожденных гениев[66].

На пути к идиллии рекламных роликов, активно распространявшихся в стране, встали «права человека», против которых такая суровая мера как будто выступает.

На этом основании закон первоначально был отклонен в апреле 2009‑го[67] и принят лишь после доработок[68], в частности касающихся того, что никакой приговор, касающийся прав человека (к которым относится и интернет – см. выше), не может быть вынесен автоматически и решение должно приниматься живым человеком с учетом особенностей индивидуального случая. Лишение права на доступ в интернет также было признано излишне жесткой мерой, и финальная версия закона ограничилась штрафом максимумом в 1500 евро. На практике же действие закона и вовсе выглядело смешно, поскольку для абсолютного большинства пользователей, получивших «первое письмо», оно стало лишь поводом использовать VPN (это закрытая сеть, часто используемая для получения IP‑адреса другой страны) или другие способы не быть пойманным. Несмотря на то что «все так делают», и это всем понятно на уровне повседневности, правительством публично оглашалось мнение, что «Франции удалось победить интернет‑пиратство», на основании того, что не было официально зарегистрированных законом случаев, что немедленно вызвало вспышку сарказма на интернет‑форумах[69]. В целом закон был многократно осмеян и не воспринимается всерьез: за все годы после принятия проект стоимостью более чем в 12 млн евро наказал всего одного человека на смехотворную сумму в 150 евро[70]. В 2013 году закон был отменен.

Более того, закон оказался замешан в унизительной истории о том, что в логотипе использован ворованный шрифт (сверх того, что в стране был в достаточной степени осмеян факт того, что логотип напоминает клоуна)[71]. Финальным аккордом стало проведенное не так давно исследование, согласно которому после введения данного закона интернет‑пиратство не только не прекратилось, но, напротив, выросло и стало более вариативным[72]. Для страны Hadopi стал знаком того, насколько неповоротливо и несовершенно законодательство в отношении интернет‑процессов на данном этапе, и того, что новые ситуации требуют новых решений.

<< | >>
Источник: Анна Федорова, Кристина Потупчик. Власть над Сетью. Как государство действует в Интернете. 2014

Еще по теме Авторское право как основание для цензуры:

  1. ПРАВОВЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ РАБОТЫ ЖУРНАЛИСТА
  2. 12. «Оттепель» в духовной жизни. Творческая интеллигенция и власть
  3. 8.15. Герменевтический анализ культурного контекста процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на медиаобразовательных занятиях в студенческой аудитории
  4. Жирков Г. В. Журналистика эмиграции: истоки и проблемы (Предисловие)
  5. «МИР БОЖИЙ»
  6. «НОВОЕ СЛОВО» И «НАЧАЛО»
  7. «ЖУРНАЛ ДЛЯ ВСЕХ»
  8. 3 Штаты редакционных коллективов и авторский актив  газет
  9. Руссо и русская культура XVIII — начала XIX века
  10. 1963 К эволюции построения характеров в романе «Евгений Онегин»