<<
>>

1.2.1. Полемика о личностно-ситуационной детерминации поведения

В ответ на книгу У Мишела «Личность и оценка» в научном сообществе, как уже говорилось, возникли бурные споры. У Мишел бросил вызов существующей психологии личности, что вызвало протест среди ученых, занимавшихся этой областью исследований.

С другой стороны, на сцену стали выходить социальные психологи, увидевшие в идеях У Мишела возможность продуктивного развития концепта «ситуация». И, как всегда бывает в случае спора и разногласий, психологический мир разделился, по мнению Б. Робертса, на три основных лагеря, которые он образно назвал подходами «Игнорировать его, и он исчезнет», «Гаубица» и «Алиса в стране чудес» (Roberts, 2009). Естественно, эти стороны встали в оппозицию по отношению друг к другу. Конечно, каждая из них внесла немалый вклад в дальнейшее развитие науки, да и сама ситуация противостояния и полемики дала немало энергии для активизации исследовательской работы.

Представители первого подхода, «Игнорировать его, и он исчезнет», по сути, просто поставили негласный запрет на использование вызывающего споры слова «черта», не изменяя в корне самого подхода к проблеме. Часть исследователей, примкнувших к этой позиции, перевели внимание на развитие личности, проявляющееся в других, связанных с чертами конструктах (например, самооценка, Я-концепция, цели, мотивация достижения и пр.). Другие исследователи, занявшие такую позицию по отношению к идеям, высказанным в «Личности и оценке», фактически продолжили заниматься изучением категорий, не отличимых от черт, но названных другими словами (например, репутация или ресурсы личности). Таким образом, данное крыло не оставляло своих надежд на то, что само направление - а именно, направление выявления и исследования базовых черт личности - было верным. Но продолжать начатое движение они решили путем сглаживания конфликта и частичной подстройки идей под наличествующую ситуацию в науке.

Второй подход, «Гаубица», как следует из предложенного Б. Робертсом названия, направлен на «победу в войне» между походом черт в психологии личности и социальной психологией. По мнению автора, этому крылу более всего отвечает пятифакторная теория личности (McCrae, Costa, 1999). Сторонники данной позиции направили усилия на проведение большого количества исследований, основной целью которых было привести еще и еще одно доказательство «неоспоримого» факта: черты полезны; описание личности, построенное на идее базовых черт, структурно организовано и устойчиво во времени, а потому у него есть превосходство перед прочими концептами, в том числе, и перед концептом «ситуация». Таким образом, в данном случае личностно-ситуационная полемика привела к тому, что на основе энергии сопротивления уже существовавшая концепция получила еще больший разворот, но не развитие, поскольку основной вопрос - вопрос о расширении взгляда на научно-психологическое исследование, по сути, даже не был услышан.

Третий подход, «Алиса в стране чудес», пожалуй, наиболее широко распространен в современной психологии. Его задачей Б. Робертс видит попытку «выдать всем приз» (как в «Алисе в стране чудес»), то есть отдать должное как свидетельствам об устойчивости некоторых проявлений личности, которые принято называть чертами, так и очевидной межситуационной изменчивости поведения человека.

По мнению автора, наиболее ярким примером проявления такого подхода, является многоуровневая теория личности МакАдамса, отводящая свое место в структуре личности как устойчивым, так и динамическим личностным особенностям (McAdams, 1994). Пожалуй, представителей данной позиции можно по праву считать теми, кто заложил основу для существующего на данный момент прогресса в области психологии личности. Это вовсе не означает, что все сделанное исследователями в данной области получило свое максимальное развитие, однако, это свидетельствует о том, что брошенный вызов был услышан, принят и использован в качестве основы для развития научной

мысли.

Помимо того, существует еще один подход, возникший, правда, в русле социальной психологии, а не психологии личности (как предыдущие три). Он связан с выбором категории «ситуация» в качестве центральной: он сосредоточен на описании и классификации ситуаций, а также определении роли ситуационных факторов в трактовке поведения людей (Гришина Н.В., 1997). В данном случае вызов, брошенный критикой У Мишела подходу черт, также был принят, но это породило другой взгляд на поиск ответов. К этому подходу относится целая плеяда талантливых ученых, видевших предметом своего исследования то, что ранее в науке зачастую просто упускалось из внимания - ситуации. Более подробно об этом речь пойдет ниже.

Несмотря на такое разнообразие реакций научного сообщества на предложенную У. Мишелом критику теорий личностных черт, несмотря на воинственный настрой по отношению к введению ситуаций в категориальный аппарат психологии, к настоящему моменту встретить в психологии точку зрения, отрицающую значимость учета ситуационных факторов в жизни человека, практически невозможно. Накопленные данные об огромной, а порой даже решающей роли ситуации для интерпретации и анализа поведения индивида не могут полностью игнорироваться ни одним исследователем. Больше того, здравый смысл и личный опыт говорят нам о том, что редуцировать сложное, мультидетерминированное поведение человека до обусловленности только особенностями самого индивида - значит уйти от изучения реальных проявлений человека в мире к абстрактным построениям, интересным, в лучшем случае, как интеллектуальная игра. Однако, несмотря на всю несомненность ситуационной обусловленности жизни человека, состояние изучения данного аспекта психологической реальности нельзя считать удовлетворительным (Гришина, 1997; Grishina, 2010).

Возрастание внимания исследователей к проблеме психологии ситуаций привело к тому, что в 1979 году в Стокгольме прошла первая конференция по интеракционистской психологии под названием «Ситуация в психологической

теории и исследовании», результатом которой было издание в 1981 году сборника под названием «По направлению к психологии ситуаций: интеракционистская перспектива», содержащего материалы докладов с этой конференции. Основной движущей силой на этом съезде был ситуационный подход, начавший развиваться как раз в то время - в 80е годы 20 века, с исследований психологов М. Аргайла, Д. Магнуссона, А. Фюрнхама, Дж. Грахама и др. В его основе лежат два главных, определяющих принципа: принцип ситуационизма (признание значимости

контекстуальных влияний на поведение человека) и принцип субъективной интерпретации ситуации (преимущество описания ситуаций с позиций субъективных представлений ее участников перед внешним наблюдением). По результатам конференции была обозначена необходимость тщательной разработки области «дифференциальной психологии ситуаций», подобной дифференциальной психологии личности, задачей которой была бы подробная, детальная разработка концепта «ситуация». К настоящему моменту в психологии накоплен некоторый массив данных о характеристиках и видах ситуаций, особенностях их восприятия людьми и пр., однако единый подход к научному рассмотрению ситуаций так и не был выработан.

Несмотря на то, что с момента выхода книги У. Мишела возникло немалое количество исследований, учитывающих влияние ситуации (или иначе, среды) (Funder, 2006), личностно-ситуационная полемика не утихает и по сей день.

К этому факту ученые относятся по-разному: некоторые психологи считают, что путь к разрешению найден, и дальнейший спор не имеет смысла (Schultheiss, 2009); другие утверждают, что полемика изначально возникла по недоразумению - либо из-за неверно поставленного вопроса (Johnson, 2009), либо из-за ошибочной расстановки акцентов при его разрешении (Mayer, 2009); наконец, есть мнение, что вся личностно-ситуационная полемика - это не более чем идеологическая игра ученых, не имеющая отношения к реальным исследовательским вопросам (Hogan, 2009). Тем не менее, есть и такие, кто воспринимают данную проблему как реальную и видят в поиске путей к ее

разрешению ценность не только для психологии личности, но и для всей психологии в целом (Buss, 2009).

В качестве подтверждения последнего утверждения Ричард Лукас и Брент Доннеллан остроумно замечают, что если бы полемика действительно была разрешена или существовала лишь по недоразумению, ее упоминание в кругах заинтересованных ученых не вызывало бы такого негативного эмоционального эффекта, как это происходит сейчас (Lucas, Donnellan, 2009).

По их мнению, личностно-ситуационные дебаты возникли не случайно, а были закономерным продолжением развития психологии личности на тот момент. Однако разница позиций по отношению к онтологическому статусу самой проблемы, по их мнению, возникает не в связи с действительным сомнением научного сообщества в адекватности критических идей, высказанных У. Мишелом в «Личности и оценке». Они утверждают, что реакцию на эту книгу породили две основные дискуссии, которые ученые часто путают: первая - дискуссия между социальной психологией и психологией личности, и вторая - дискуссия внутри самой психологии личности.

Первая из них, на взгляд авторов, и правда не нуждается в подробном обсуждении. Действительно, среди работ личностных психологов сложно найти хоть какой-то текст, в котором бы влияние ситуации на поведение полностью отрицалось. Многие исследователи, создатели знаменитых теорий черт личности, например, Олпорт и Кетелл, в своих работах и прежде отмечали значимость влияния среды на личность и поведение человека (Griffo, Colvin, 2009), а характеристикам личности они лишь отдавали приоритет. Конечно, существуют и сторонники радикального ситуационистского взгляда на поведение человека, которые склонны в принципе отрицать влияние личностных характеристик на поведение субъекта (или еще жестче - отрицать факт существования базовых личностных характеристик). Однако это кажется неоправданным, поскольку значимость личности, как и значимость ситуаций не только является очевидной, но и неоднократно подтверждалась в научных работах. К слову сказать, сам У. Мишел в «Личности и оценке» не поддерживал такой радикально ситуационистский взгляд на поведение человека. Тем не менее, он ставил вопрос о методологическом подходе, позволяющем в исследованиях действительно охватывать как личностные, так и ситуационные переменные. Потому вопрос споров между социальной психологией и психологией личности на сегодняшний день и правда не нуждается в дальнейшем оспаривании ни с одной из сторон. Ученые признают значимость исследований друг друга и ищут ходы, позволяющие интегрировать влияние черт и ситуаций в исследованиях, посвященных анализу человеческого поведения.

В чем же, по мнению Р. Лукаса и Б. Доннеллана, реально заключается и по сей день неутихающая полемика? Они видят ключ в столкновении внутри самой психологии личности двух подходов: теории базовых черт и теории социально­когнитивных единиц анализа. Они пишут: «... «Личность и оценку» можно прочитать как длительную медитацию о необходимости более мелких социально­когнитивных единиц анализа» (Lucas, Donnellan, 2009). Таким образом, основное предложение У. Мишела, актуальное до настоящего момента, по мнению авторов статьи, состоит в необходимости перехода от грубых, крупных единиц анализа к более узким, позволяющим более точно прогнозировать и оценивать поведение человека. Именно этот спор, по их мнению, на данный момент в науке не разрешен.

Тем не менее, наличие разнообразных интерпретаций понятия «ситуация», связываемых с различными научными школами или подходами, закономерно приводит к тому, что мы, как правило, склонны считать, социальных психологов уделяющими внимание только факторам ситуации, в то время как личностным психологам мы приписываем однозначное утверждение личности как причины любого поведения. Это интуитивно понятное предположение о наличии пресуппозиций ученых решили проверить Джессика Л. Трейси, Ричард У. Робинс и Джеффри У. Шерман (Tracy, 2009).

В проведенном исследовании они опрашивали социальных и личностных психологов - редакторов научных журналов. Распределение на две группы проводилось по принципу тематики журнала, в котором работает человек, и по его самоопределению. Каждой из групп задавали четыре вопроса (нужно было выразить степень своего согласия по шкале от 1 до 7 с двумя утверждениями, основывающимися на «диспозициональных позициях» - вопросы 1 и 2, и с двумя, основывающихся на «ситуационистских позициях» - вопросы 3 и 4):

1) Фокусируется ли ваше исследование на «стабильных диспозициях»?

2) Согласны ли вы с распространенной теоретической точкой зрения, что «поведение, мысли и чувства устойчивы во времени и ситуации»?

3) Уделяете ли вы в своих исследованиях внимание ситуационным факторам?

4) Согласны ли вы с утверждением, что «ситуации управляют большинством актов поведения, мыслей и чувств»? (Schultheiss, 2009, p. 272)

После испытуемых просили на те же вопросы ответить так, как, по их мнению, на них бы стали отвечать типичные социальные или личностные психологи. Далее ответы про стереотипы сравнивались с реальными рейтингами.

На рисунке 1 представлены результаты проведенного исследования. Как видно на гистограмме, стереотипные установки подтвердились ответами людей про собственные исследования. Действительно, социальные психологи больший акцент делают на влиянии ситуации, в то время как личностные психологи - на чертах личности. Но и те и другие признают значимость как ситуации, так и личности в формировании поведения.

Но, пожалуй, самым существенным результатом данного исследования является то, что стереотипные представления, ученых разных направлений о разнице позиций друг друга оказались сильно завышенными по сравнению с действительностью. Почти половина (44%) испытуемых утверждали, что их собственная исследовательская работа захватывает как личностный, так и ситуационный полюс хотя бы отчасти. И, как уже говорилось, все испытуемые считают, что поведение определяют как диспозиционные, так и ситуационные факторы, и разница в их влиянии не настолько велика, чтобы были основания считать, что личностных и социальных психологов различает позиция «все или ничего» - разница заключается лишь в расставляемых акцентах.

Рис. 1. Среднее различие между оценками личностных и социальных исследователей степени акцента на личностно и ситуационно обусловленные причины поведения и их теоретическими точками зрения. Примечание. N = 139, * р

<< | >>

Еще по теме 1.2.1. Полемика о личностно-ситуационной детерминации поведения:

  1. § 3. типология ситуационно-личностных реакций, проявляющихся в подростковом возрасте
  2. 3.1. Детерминация поведения
  3. СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ В ДЕТЕРМИНАЦИИ ПОВЕДЕНИЯ ЖИВОТНЫХ И ЧЕЛОВЕКА
  4. Временная и кросс-ситуационная согласованность Я-системы
  5. Судебно-медицинские исследованияпо реконструкции событий (ситуационные исследования)
  6. Этапы полемики.
  7. § 52 Полемика со Шпенглером
  8. Религиозная полемика
  9. БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ И ПОЛЕМИКА 60-х ГОДОВ
  10. К вопросу детерминации экономической социализации личности
  11. 1.1. Ценностная детерминация цивилизационного развития
  12. 1.1. Ценностная детерминация цивилизационного развития
  13. Интегративный и целостный характер формирования личностных качеств. Явление генерализации при формировании личностных качеств
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -