<<
>>

1.4.1. Современные исследования понимания ситуаций

В зарубежных статьях наиболее прямыми аналогами термина «понимание ситуаций» являются такие словосочетания как «social cognition» («социальное познание») и «social understanding» («социальное понимание»).

Далее мы кратко рассмотрим основные направления исследования этих концептов в современной науке. Необходимо сразу оговориться, что, несмотря на близость перечисленных выше терминов, в нашем рассмотрении «понимание ситуаций» и «социальное понимание» не тождественны друг другу. Что, однако, не отменяет возможности заимствования идей и методов из смежных научных направлений.

Как мы уже отмечали ранее, в последние 30 лет в работах западных коллег начал пользоваться большой популярностью подход к анализу психики субъекта, называемый «Theory of mind» (ToM). Данная парадигма возникла в рамках когнитивного направления психологии в связи недостаточностью классических методов и моделей для объяснения явлений социального порядка. В частности, имевшиеся на тот момент исследования интеллекта не давали ответов о том, каким образом люди оказываются способны или неспособны к адекватному и продуктивному взаимодействию друг с другом (Сергиенко, 2015). Предметом интереса ToM являются метарепрезентации людей - прогнозы одного человека в отношении содержания ментальной репрезентации другого. По мнению сторонников данной теории, процесс построения метарепрезентаций лежит в основе понимания поведения окружающих нас людей и дает возможность вывести исследования житейской психологии на новый уровень развития (Сергиенко, 2015).

Специфика ToM заключается в особом акценте внимания исследователя. Изучение «модели психического» подразумевает скорее общепсихологический аспект, поскольку рассматривает не особенности социального взаимодействия, а собственно когнитивную способность каждого отдельного индивида к конструированию гипотез в отношении ментального содержания других людей. В сущности, «модель психического» - это внутренний механизм, обеспечивающий возможность социального познания и социальной атрибуции (Сергиенко, 2015).

Развитие теорий социального познания в зарубежной психологии привело к возникновению двух основных школ: «Theory Theory» («теория

теоретизирования», далее - TT) и «Simulation Theory» («теория моделирования», далее ST). Эти два подхода различаются тем процессом, который исследователи считают центральным для ориентации в социальной ситуации (Fiebich).

Первая школа, TT, придерживается представления о том, что субъект в течение жизни открывает, усваивает, понимает законы, по которым психические состояния людей связаны с их поведением, что мотивирует людей на деятельность и т.д. Таким образом, в основу понимания ситуаций ТТ ставит рациональное (хотя и не всегда полностью осознаваемое) теоретизирование субъекта по поводу поведения окружающих людей (Wellman, Gopnik, 1992). Сюда же относятся так называемая «Folk Theory», занимающаяся изучением житейских, «наивных» объяснений причин поведения людей.

Вторая школа, ST, иначе рассматривает процесс социального познания. Согласно данному подходу, в процессе ориентации в социальной ситуации человек ставит себя на место своих партнеров в воображении, что позволяет ему смоделировать собственное психическое состояние, которое в дальнейшем приписывается партнерам по ситуации.

Следовательно, в данном случае субъект не нуждается в вербализации своих представлений о мыслях другого, поскольку моделирование состояния происходит не на словесном уровне (Goldman, 2006).

Однако ученые, придерживающиеся того или иного направления, в различной степени настаивают на жесткой обусловленности социального понимания именно выбранным ими механизмом. Ученые, придерживающиеся смешанных моделей (Botterill, Carruthers, 1999), не отрицают значимость участия других когнитивных процессов при решения задачи социального познания, однако считают их дополнительными к выбранному основному процессу (в ТТ это процесс теоретизирования, в ST - моделирования). Также есть исследователи, придерживающиеся мнения, что выбранный ими механизм «по умолчанию» используется человеком в ситуациях решения социальных задач, однако если его оказывается недостаточно, включается работа других процедур. Наконец, сторонники плюралистического взгляда (Gallagher, 2015; Fiebich, Coltheart, 2015) считают, что субъект всякий раз использует сложную комбинацию различных процедур и возможностей. Они утверждают, что для различных ситуаций могут подходить разные механизмы их понимания.

В данной работе мы отдаем наибольшее предпочтение последнему, плюралистическому взгляду, поскольку, на наш взгляд, нет достаточных оснований утверждать, что в процессе понимания ситуаций (что, как уже утверждалось ранее, выходит за пределы только феномена атрибуции поведения) главенствующую роль играет механизм построения «теории психического» или какой-либо другой механизм.

Наиболее известной отечественной школой изучения социальной перцепции является школа А.А. Бодалева. Его работы возникли на волне возраставшего на тот момент интереса науки к проблемам общения и межличностного познания (напр., Анцыферова, 1982). Исследования А.А. Бодалева были начаты в 1963 году, когда данные проблемы стали интересовать многие направления научной и практической психологии.

Работу группы А.А. Бодалева можно условно разделить на три периода (Знаков, 1984): первый был посвящен выявлению тех психологических

(дифференциальных, профессиональных и т.д.) закономерностей, которые лежат в базе формирования образа другого (Бодалев, 1965); второй этап касался описания и оценки людьми друг друга в зависимости от профессии, возраста и т.д.; на третьем этапе исследования А.А. Бодалева и его группы к вопросам взаимопонимания, парадигма изучения субъект-объектных отношений сменилась интересом к субъект-субъектным отношениям, к диалогической природе

человеческого взаимопонимания (напр., Бодалев, 1982).

Однако, несмотря на явное стремление на третьем этапе работы расширить границы анализа межличностного понимания, А.А. Бодалев также как и зарубежные коллеги, в своих работах лишь косвенно затрагивает вопросы взаимодействия человека с целостной ситуацией. Тем не менее, в современной отечественной науке интерес к данной проблематике становится все более очевидным. Сложность самого предмета исследования ставит ограничения на методы и подходы к работе с ним.

Одной из наиболее существенных проблем изучения понимания ситуаций является вопрос о методах выявления и оценки результатов понимания. Представители ситуационного подхода в психологии с момента его возникновения привлекали внимание к этой стороне исследовательской деятельности. Очевидно, что в зависимости от метода фиксации исследователем итогов взаимодействия человека с ситуацией (не говоря уже о степени вовлеченности испытуемого в анализируемую им ситуацию), будет меняться наше представление о способах и результатах ее осмысления субъектом (Гришина, 1997). Именно поэтому краткий обзор современных отечественных исследований темы понимания людьми ситуаций мы представим именно в свете того, как разные ученые решают эту проблему.

Ряд исследователей результаты понимания людьми ситуаций оценивают посредством качественного анализа глубинного полуструктурированного интервью (Целяева, Осорина, 2014). Авторы подобных работ стремятся посредством самоотчетов испытуемых прояснить сам процесс понимания, выявить его этапы и особенности. В связи со спецификой используемого метода сбора данных, очевидно, что это, как правило, описательные исследования, использующие для своих целей разного рода методы качественного анализа расшифрованных интервью. Очевидно, что в данном случае получаемые результаты сильно зависят от личности самого исследователя, от его способности анализировать большие объемы разнородного текстового материала, а также от способности гибко, но ясно вести сам процесс интервьюирования респондента.

Другое направление исследований связано с попыткой создать относительно стандартизированную процедуру оценки полноты и глубины понимания (Осорина, 2014). Ученые пробуют посредством качественного и количественного анализа выявить наиболее адекватные способы интерпретации рисунка. Ясно, что основная задача таких исследований - создание диагностических критериев, которые бы частично сняли проблему оценки понимания. На данный момент нельзя сказать, что это направление дало существенные научные результаты. Скорее можно говорить о перспективном пути практической работы с людьми, а также об интересном заходе на приближение области понимания ситуаций к прочим областям психологии через движение к стандартизации процедур диагностики и исследования. Авторам данной работы близок этот подход, поскольку, на наш взгляд, возможность систематической работы по изучению понимания ситуаций возникнет только в случае подбора наиболее адекватного объекту метода изучения.

Еще один подход заключается в оценке того, насколько испытуемый способен разными способами выразить один и тот же, «понятый» им смысл. Этот подход основывается на том, что «понимание представляет собой результат процесса мышления как обратимого интрапсихического перевода с языка симультанных пространственных образов на словесно-логический язык, построенный по принципу сукцессивной развертки» (Щербакова, 2008, с. 215). Однако вызывает сомнение то, насколько количественные оценки таких переводов смысла с языка на язык отражают действительное понимании субъекта. Как уже говорилось выше, некоторые процессы понимания (например, процесс моделирования в теории «Simulation Theory») не нуждаются в вербализации. Вопрос о том, как именно можно фиксировать случившийся или не случившийся перевод, а также степень его адекватности в случае работы невербальных процессов, остается открытым.

Сделаем выводы из проведенного нами литературного обзора темы

понимания ситуаций:

1. Проблема понимания ситуаций является актуальной для современной психологии как с практической, так и теоретической точек зрения.

2. Существует ограниченное число работ, ставящих своей задачей преодоление сложностей, связанных с изучением понимания ситуаций, вследствие чего нельзя говорить о наличии в современной науке разработанного методического подхода к исследованию данной проблемы.

3. Существующие работы, как правило, выделяют некоторый аспект феномена понимания ситуаций и изучают его (например, «теорию психического»), оставляя за границами рассмотрения понимание как целостный процесс вычленения смысла ситуации.

4. Требует особого внимания разработка методического подхода к задаче экспликации результатов понимания ситуаций.

Наше исследование предлагает иной подход к проблеме оценки результатов понимания. Осознавая всю сложность, связанную с выбранным нами предметом исследования, мы видели необходимость совмещения качественных и количественных процедур. Также мы считали необходимым разрабатывать экспериментальный подход к исследованию понимания, поскольку он позволяет делать причинно-следственные выводы. В связи с этим мы объединили в данной работе результаты фокус-группового исследования, а также экспериментальных исследований, направленных на выявление имплицитного компонента понимания ситуаций. Также мы сформулировали ряд заданий, позволяющих выявлять и оценивать разные аспекты феномена понимания. Мы предполагаем, что данный методический прием поможет решить такие проблемы описанных выше подходов как: влияние личности исследователя на процесс и результат работы испытуемого, длительность процедуры исследования, и необходимость стандартизованной оценки результатов понимания.

<< | >>
Источник: Линкевич Ксения Владимировна. Эмпирические характеристики понимания визуально представленных ситуаций. 2016

Еще по теме 1.4.1. Современные исследования понимания ситуаций:

  1. Современное значение программы С. Л. Рубинштейна по исследованию деятельности понимания К. В. Кабанов (Калуга)
  2. Современное значение программы С. Л. Рубинштейна по исследованию деятельности понимания К. В. Кабанов (Калуга)
  3. Линкевич Ксения Владимировна. Эмпирические характеристики понимания визуально представленных ситуаций, 2016
  4. 1.5. Современная одежда: детали и ситуации
  5. Современная социально-экономическая ситуация
  6. Оценка современной ситуации в России
  7. § 2. Современные подходы в понимании правового государства
  8. Современная социально-экономическая ситуация
  9. Блок 2. ИМПРЕССИВНАЯ РЕЧЬ Серия 1. ИССЛЕДОВАНИЕ ПОНИМАНИЯ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВ
  10. Модуль 8.5. ТЕЛЕВИДЕНИЕ И ИДЕОЛОГИЯ: ИССЛЕДОВАНИЕ СИТУАЦИИ В БРАЗИЛИИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -