<<
>>

3.4.2. Обсуждение результатов исследования 4

Интерпретация статистических результатов была направлена на прояснение влияния различных факторов на результаты понимания рисованных ситуаций, оцененные несколькими способами. Наибольший интерес для нас представляли взаимосвязи между способами оценки понимания и характером влияний на них субъектных, объектных и процедурных условий понимания.

Сравнение результатов двух контрольных групп позволяет сделать вывод о том, что последовательность выполнения заданий не оказывает значимого влияния на понимание ситуаций. Различия были обнаружены только для первой предъявленной этим группам картинки («ТВ») и только по двум показателям: глубине второго сформулированного вопроса и средней глубине вопросов. Следует отметить, что, поскольку различия были обнаружены только между глубиной вторых вопросов (и, как следствие, между средней глубиной всех вопросов), этот результат может оказаться случайным. Однако возможна и содержательная интерпретация этого факта. Поскольку вопросы КГ-1 были более глубокими, чем КГ-2, можно предположить, что выполнение первого же задания исследования носило для КГ-2 ориентировочный характер, в то время как КГ-1 уже успела адаптироваться к специфике работы, выполняя задание на выявление смысла ситуации через отбор ключевых слов. Тем не менее, сравнение результатов контрольных групп позволяет заключить, что наша первая экспериментальная гипотеза подтвердилась: такой фактор понимания как

последовательность выполнения заданий по выявлению смысла не приводит к различиям в способах понимания испытуемыми ситуаций.

В случае, когда процедура понимания стабильна (задания идентичны в обеих контрольных группах, их последовательность не меняется), на субъективную оценку степени понятности ситуации влияют не культурный контекст самого изображения (особенности рисунка, тематика, время создания), а социокультурный опыт субъекта: наличие у него образования гуманитарного профиля. Это согласуется с результатом, полученным нами в другом исследовании: люди, имевшие гуманитарный профиль образования, были склонны субъективно выше оценивать понятность ситуации, нежели испытуемые не гуманитарного профиля (Линкевич, Гришина, 2013). В настоящем исследовании различия в субъективной оценке степени понимании в зависимости от профиля образования также были выявлены, но они не были таким однозначными. Картинку «ТВ» лица с гуманитарным профилем образования оценивали как более понятную, чем лица с иным профилем образования, для картинок «Дело» и «Будущее» была выявлена обратная зависимость, а для картинки «Экономь» значимые различия между ответами испытуемых с разным профилем образования обнаружены не были.

В случае нестабильности процедур понимания (изменение последовательности и характера задач в экспериментальной группе) наиболее влиятельными оказываются характеристики самой картинки. В этом случае более понятными испытуемым казались старые отечественные плакаты. При этом анализ результатов позволяет предположить, что для советского плаката «Дело» задание внешних границ понимания (предложение тем для поиска ключевых слов) усилило его понимание, сделав его самым понятным, в то время как такое же ограничение ослабило субъективную понятность иностранной картины плакатного типа «ТВ» - она оказалась самой непонятной.

Влияние фактора социокультурного опыта субъекта в данном случае не исчезло совсем, а изменилось: для плаката «Дело» значимым оказался возраст испытуемых (люди старше 27 лет оценивали плакат как более понятный, чем люди младше 27 лет). На основании этого можно сделать заключение, что при изменении процедуры понимания на первый план выходят характеристики культурного контекста объекта понимания, частично нивелируя влияние фактора социокультурного опыта субъекта на результаты понимания.

Аналогичную тенденцию можно проследить и в отношении количества придуманных испытуемыми подписей к картинкам. В ситуации, когда процедура понимания не менялась (КГ), значимой разницы между картинками по этому параметру выявлено не было. В этом случае влияние оказала такая характеристика субъекта понимания как наличие высшего образования: испытуемые, на момент исследования уже получившие высшее образование, формулировали меньшее число вариантов подписи, чем испытуемые без высшего образования. Это может быть обусловлено тем, что высокий уровень образования связан с готовностью искать главное послание, ради которого создавалась та или иная картинка, подбирать наиболее точный вербальный аналог сути изображенной ситуации, в то время как люди с более низким уровнем образования придумывали большое число вариантов подписи, не пытаясь выбрать из них наиболее точный. Это может быть рассмотрено как операционализация такой характеристики понимания как его отчетливость.

В случае, когда процедура понимания менялась (ЭГ), характеристики субъекта понимания переставали оказывать значимое влияние на количество придуманных подписей - наиболее существенными оказывались характеристики объекта понимания. Испытуемые придумывали больше подписей для советских плакатов и меньше - для зарубежных картин. Это может быть связано с тем, что советские плакаты провоцируют на вербальную работу с ними, так как сами содержат текст как необходимый элемент. В то время как две другие картинки в строгом смысле плакатами не являются, так как в них не использован вербальный компонент, следовательно, они явным образом не провоцируют зрителя на словесную формулировку заложенных в них идей.

Таким образом, можно заключить что наша третья экспериментальная гипотеза частично подтвердилась: культурный контекст значимо связан с особенностями понимания: он влиял на степень субъективной понятности ситуаций и количество вариантов подписей к плакату, но не влиял на точность предложенных подписей и глубину сформулированных вопросов.

Что же касается точности придуманной подписи, то она различается для картинки «Экономь»: участники ЭГ в среднем давали более точные ответы, чем участники КГ. В отношении этой картинки группы различались лишь порядком предъявления: для ЭГ эта картинка была первой, а для КГ - последней. Данный результат сопоставим с выводом одной из работ по анализу понимания людьми рисованных ситуаций (Щербакова, 2007): чем меньше люди подвержены влиянию собственных субъективных проекций на объект понимания, тем точнее их интерпретация ситуации. В нашем исследовании все задания носили открытый характер, и в течение всего эксперимента испытуемые не получали обратную связь о качестве своих ответов. Мы полагаем, что все это создало условия, в которых субъективные проекции КГ к моменту работы с картинкой «Экономь» были актуализированы, но при этом не могли контролироваться испытуемыми, поскольку не было критерия, по которому следовало отделять их от объективного анализа стимула. В результате точность подбора подписей КГ была ниже, чем ЭГ. Этот результат не входил в наши изначальные предположения, однако кажется нам интересным результатом, требующим дополнительного осмысления.

Средняя глубина сформулированных испытуемыми вопросов в КГ не была подвержена влиянию каких-либо факторов, в то время как в ситуации меняющейся процедуры средняя глубина вопросов, придуманных испытуемыми ЭГ, значимо различалась в зависимости от картинки. Вопросы в отношении советских плакатов оказались менее глубокими, чем в отношении зарубежных картин. На наш взгляд, этот результат также можно проинтерпретировать с точки зрения характеристик культурного контекста объекта понимания: советские плакаты предполагают более однозначную трактовку их содержания, более ясное послание, нежели ситуации на двух других картинах. Суть выводов, которые зритель должен сделать из ситуаций, изображенных на советских плакатах, касается, прежде всего, первых двух смысловых уровней, выделенных Б.С. Братусем. Между тем, отсутствие вербализированной морали двух других картин способствует выходу в более широкий контекст понимания ситуации. При этом данная тенденция проявляется при постоянном изменении процедуры понимания и сглаживается стандартизацией процедуры осмысления картинок.

Такой параметр как количество использованных испытуемым смысловых категорий при выделении ключевых слов наименее подвержен влиянию характеристик субъекта понимания: он зависит, прежде всего, от процедуры и особенностей объекта понимания. Как в КГ, так и в ЭГ были обнаружены значимые различия между числом категорий, использованных для описания разных картинок. При этом значимые различия между ЭГ и КГ по данному параметру касались только картинок «Будущее» и «Дело»: участники ЭГ использовали большее количество категорий, чем КГ. Содержательная интерпретация этого факта требует дополнительного исследования, однако, очевидно, что число использованных людьми категорий определяется, прежде всего, характеристиками процедуры и объекта понимания. Характеристики культурного опыта субъекта оказались значимы только для картинки «Будущее»: участники ЭГ старше 27 лет использовали больше категорий, чем более младшие участники. При этом на основании полученных результатов нельзя проследить закономерность, по которой на понимание одних картинок субъектные факторы оказывают влияние, а на понимание других - нет. Равно и характер влияния процедурных факторов в данном исследовании не сводится к какой-либо явной причине.

То есть можно заключить, что наша вторая экспериментальная гипотеза не подтвердилась: изменение процедуры осмысления не было значимо связано с количеством использованных смысловых категорий. Однако проявилась не прогнозируемая нами зависимость: от порядка решения задач на понимание зависели количество придуманных подписей для плакатов разного стиля, степень субъективной понятности плакатов разного стиля.

Еще один параметр для оценки характера понимания испытуемыми ситуаций - число использованных смысловых уровней при формулировке вопросов - отражает связь характеристик субъекта и объекта понимания. С одной стороны, для всех групп справедливо то, что в зависимости от картинки испытуемые склонны использовать неодинаковое количество вопросов разных смысловых типов. С другой стороны, на использование некоторых смысловых типов для ряда картинок оказывали влияние такие субъектные факторы как уровень и профиль образования. Сопоставление характера этих двух типов влияния позволило заключить: если на выбор некоторых смысловых типов для определенной картинки оказывает влияние уровень и профиль образования испытуемых, то, испытуемые с высшим или гуманитарным образованием склонны формулировать более характерные для данного стимула типы вопросов. Другими словами, люди с высшим и гуманитарным образованием проявляют большую чувствительность к объекту понимания, выбирая более подходящие ему смысловые типы высказываний, чем испытуемые без высшего образования и негуманитарной направленности.

Данные о парной корреляции ряда показателей не распространились на все стимульные картинки. Однако в тех случаях, когда значимые корреляции были выявлены, они не противоречили друг другу, что позволяет нам делать содержательные выводы на базе этих данных. Согласно статистическому анализу, глубина сформулированных ЭГ вопросов обратно пропорциональна количеству придуманных подписей к картинкам. Это говорит о том, что чем глубже смысловой контекст, в котором человек рассматривает некоторую ситуацию, тем более обобщенными он считает свои утверждения по поводу сути ситуации, а значит, не пытается подобрать как можно больше формулировок частных идей по поводу ситуации. При этом глубина ряда вопросов, заданных в отношении картинки «ТВ», как в КГ, так и в ЭГ прямо пропорциональна количеству знаков в оставленном испытуемыми комментарии. То есть чем больше глубина придуманных людьми вопросов, тем большего размера они оставляют свободный комментарий. Интерпретация этого факта представляется трудной задачей, предполагающей поиск теоретических оснований для сопоставления двух этих показателей.

При этом нам видится весьма интересным именно с теоретической точки зрения еще один результат: 9 человек, оставившие в комментарии свои наблюдения и мысли по поводу собственно процесса выполнения задания, значимо чаще, чем остальные испытуемые, использовали для оценки степени субъективной понятности картинок оценку «4 - совершенно понятно». Осознавая необходимость дополнительной проверки полученной закономерности, считаем необходимым отметить, что этот результат может считаться первым эмпирическим подтверждением обнаруженного нами в фокус-групповом исследовании теоретического положения: одним из критериев случившегося понимания является желание поделиться его результатами с окружающими. Это направление изучения феномена понимания кажется нам перспективным, поскольку дает возможность оценивать понимание не через анализ данной человеком интерпретации объекта понимания, а с помощью косвенного признака, относительно независимого от специфики объекта. Таким образом, подтвердилась наша 5 гипотеза о наличии связи между содержанием оставленного комментария и степенью субъективной понятности картинок.

Также четвертая (о существовании связи между объемом оставленного комментария и степенью субъективной понятности картинок) и шестая (о наличии связи между глубиной смысла придуманных вопросов и количеством категорий, к которым относятся выделенные испытуемыми 7 ключевых слов) гипотезы не получили эмпирического подтверждения.

Таким образом, предложенный нами подход к оценке результатов понимания оказался продуктивным. Разносторонняя, количественная оценка глубины, точности понимания и количества использованных смысловых категорий позволила выявить особенности влияния характеристик субъекта и объекта понимания, также и процедуры на осмысление людьми рисованных ситуаций.

Приведенные результаты показывают перспективность использования экспериментального метода для исследования феномена понимания, а также утверждают необходимость изучать разные способы выявления результатов понимания. Дальнейшая работа в данном направлении может породить знания, важные как для психологической теории понимания ситуаций, так и для психологической и педагогической практики.

<< | >>
Источник: Линкевич Ксения Владимировна. Эмпирические характеристики понимания визуально представленных ситуаций. 2016

Еще по теме 3.4.2. Обсуждение результатов исследования 4:

  1. Обсуждение результатов
  2. Результаты и их обсуждение
  3. Обсуждение результатов
  4. Результаты и их обсуждение
  5. М.Н. Кузнецов. О создании конвейера «людей примитивного полуевропейского типа» Ход и результаты обсуждения проекта федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования Сборник материалов, 2009
  6. 3,2 Результаты исследования
  7. Результаты исследования
  8. Результаты исследований
  9. Результаты исследования
  10. Результаты исследований
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -