<<
>>

1.1. ПРОБЛЕМА РАЗГРАНИЧЕНИЯ НАУКИ И НЕНАУКИ

Наука — достояние человечества, впечатляющие плоды которого хорошо известны. Но чтобы их заполучить требуется упорная работа приверженцев науки. Научные истины не даны нам от природы, они требуют многолетнего упорного труда.

Наука — удел смелых людей, способных на упорный поиск, часто связанный с напряжением всех их духовных сил. Разумеется, в качестве в высшей степени неорди­нарного явления наука интерпретируется по-разному, причем как ее приверженцами, так и противниками. Нам придется включиться в их спор, иногда принимающий характер противостояния. Это по­зволит приступить непосредственно к характеристике природы на­уки. Разумеется, она представляет для нас предмет первостепенного интереса.

Под наукой обычно понимается совокупность дисциплин, полу­чающих высокую оценку у современного научного сообщества. Такое определение науки является предварительным, в дальнейшем оно будет неоднократно уточняться. Наряду с наукой говорят о не­науке, псевдонауке, антинауке, лженауке. Приведем на этот счет терминологическую таблицу.

Таблица 1.1

Наука и другие виды знания

. Термин Истолкование термина Примеры
Наука Рафинированное передовое знание Математика, физика, экономика
Ненаука Любое знание, не достигшее ста­дии научной рафинированности Обыденное знание, мета­физика, мифология
Псевдонаука Знание, необоснованно претенду­ющее на статус науки Уфология, астрология
Антинаука Знание, противопоставляемое науке Креационизм
Лженаука . Наука, противопоставляемая научному знанию в угоду какой- либо грубой идеологии Генетика в неверной интерпретации некоторых сторонников ортодоксаль­ного советизма
Протонаука Знание, непосредственно пред­шествующее науке Возможно, психоанализ
Квазинаука Знание, по своему статусу близ­кое к науке Диалектика как учение о противоположностях
Паранаука То же, что и квазинаука, но, как правило, с дополнительным ми­стическим довеском Учение о телепатии

Таким образом, знание бывает как научным, так и ненаучным.

Знание выступает в различных формах, либо в языковой, либо в ментальной. В первом случае его представляют посредством выска­зываний, предложений. Во втором случае оно не высказывается и существует как суждения, которые всегда известны только их твор­цу, больше никому. Целостную совокупность предложений или су­ждений принято называть теорией.

Рассуждая о науке, естественно, следует иметь в виду те критерии, которые отличают ее от ненаучного знания. В этой связи говорят о проблеме демаркации, проведения границ между двумя рассматри­ваемыми типами знания. На этот счет существуют самые различные точки зрения. Наиболее обстоятельны в указанном отношении специалисты из области философии науки. Особенно показателен в этой связи спор неопозитивистов (М. Шлик, Р. Карнап) и крити­ческих рационалистов (К. Поппер, И. Лакатос).

Неопозитивисты особенно высоко ценили критерий верифика­ции, проверки. Они считали, что знание научно, если оно проверя­емо. Критерий верификации обычно соотносят с предсказаниями.

Предсказание научно, если предсказуемое действительно случается. Утверждая это, впрочем, следует иметь в виду следующую тонкость. Порой выполняются предсказания и ненаучных теорий. Принци­пиальное же различие науки и ненауки состоит в том, что предска­зания первой из них никогда не могут быть ложными. Таким обра­зом, неопозитивистский критерий научности включает два основных требования. Во-первых, предсказания должны быть проверяемы; во-вторых, предсказания данной теории никогда не должны быть ложными.

Критические рационалисты зафиксировали известную непосле­довательность неопозитивистов, а именно, отсутствие учета дина­мики знания. Вполне, возможно, что теория, которая вчера еще признавалась научной, сегодня, в результате новых открытий будет признана ненаучной. После создания А. Эйнштейном специальной теории относительности засомневались в научности теории И. Нью­тона, а генетика поставила под вопрос многие выводы теории Ч. Дар­вина, в которой неверно объяснялся феномен наследственности.

Итак, при определении критерия научности следует учесть динами­ку знания. В этой связи К. Поппер утверждал, что критерием науч­ности является не верификация, а фальсификация. Предсказания научны, если они, во-первых, не приходят в противоречие с экспе­риментальными фактами, во-вторых, научная критика, не находя в них изъяна, продолжает их поиск. Критерий фальсификации состо­ит в непрекращающейся научной критике, нацеленной на совер­шенствование теории. Знание научно, если оно содержит в себе потенциал для дальнейшего совершенствования. Незыблемое знание таким потенциалом не обладает, следовательно, оно по определению ненаучно.

Критерии научности, защищаемые неопозитивистами и крити­ческими рационалистами, теснее всего связаны с естествознанием. Но ведь наряду с естествознанием есть еще и общественные, и фор­мальные науки. Являются ли критерии научности естествознания одновременно критериями научности общественных и формальных наук? Здесь выявляются определенные трудности, которые мы по­стараемся преодолеть. Начнем анализ с общественных наук. Их особенность состоит в том, что они призваны дать прагматические, ценностно-целевые эффективные рекомендации. Соответствующее знание признается научным, если рекомендации действительно оказываются эффективными. В противном случае оно является ненаучным. Знание научно, если оно позволяет усовершенствовать практическую деятельность людей. Рассматриваемый критерий научности относится ко всем аксиологическим наукам, т.е. к тем наукам, которые используют ценностно-целевое объяснение. Ктипу аксиологических наук относится не только общественные, но и также, например, технические, медицинские, экологические, сель­скохозяйственные дисциплины.

Разумеется, своими особенностями обладают формальные науки, например, логика и математика. Их основное назначение состоит в выработке формальных теорий. Знание научно, если оно функцио­нирует в рамках формальной теории, в которой первостепенное значение придается критерию непротиворечивости.

Применитель­но и к аксиологическому, и к формальному знанию остается в силе критерий научности критических рационалистов: знание научно, если оно в принципе фальсифицируемо. В этой связи особенно запомнились выступления двух американских неопрагматиков: Томаса Куна и Пола Фейерабенда.

Кун в полном соответствии с основными установками американ­ского прагматизма считал, что наука занимается разрешением про­блемных ситуаций. В его интерпретации это означало, что наука имеет дело с головоломками, с которыми она справляется лучше, чем ненаучное знание. Научнее то знание, которое позволяет эф­фективнее разрешать различного рода головоломки. Кажется, что позиция Куна мало чем отличается от воззрений критических раци­оналистов. То, что Поппер и Лакатос, называли проблемами, Кун квалифицировал в качестве головоломок. Но между двумя рассма­триваемыми позициями существует принципиальное различие. Поппер и Лакатос всегда рассматривали проблемы в составе впол­не определенных наук, например математики или физики. Кун же считал, что головоломки насыщены многочисленными и психоло­гическими, и социологическими моментами. Но в таком случае ему следовало объяснить их. Этого он не сделал. То есть в концептуаль­ном отношении он не проявил той последовательности, которую предполагает его неопрагматическая программа.

Фейерабенд развил концепцию методологического анархизма, согласно которой, каждая теория состоятельна по-своему. Теории несоизмеримы друг с другом, следовательно, нельзя определить какая из них более совершенная. Отсюда следует вывод, что вообще невозможен какой-либо критерий научности. Забавная ситуация: в рамках философии науки возникла теория, согласно которой критерии научности несостоятельны. Но в таком случае несостоя­тельно представление о науке, равно как и о философии науки. Воззрения Фейерабенда невозможно согласовать с реальной ситу­ацией, имеющей место в науке, где теории сопоставляются друг с другом.

Высокий и вполне заслуженный авторитет науки пытаются ис­пользовать в своих интересах сторонники многих псевдонаучных теорий.

Без достаточных на то оснований, они характеризуют их в качестве подлинных наук. При ближайшем рассмотрении выясня­ется, что сторонники псевдонаучного знания крайне неряшливо интерпретируют операции как верификации, так и фальсификации, их фактуальная база слаба, аргументация, ориентированная главным образом на недостаточно образованную публику, бедна в концепту­альном отношении и содержит противоречия, игнорируется всякая критика и не достигается существенный прогресс знания, в почете архаичное и мистическое знание. Сторонники псевдонаучного зна­ния пытаются использовать в своих интересах проблемные аспекты наук. Эти аспекты не только признаются, но и целенаправленно выявляются учеными. Но делают они это ради достижения интел­лектуального прогресса, а не с целью провозглашения догматиче­ского, суррогатного знания подлинно научным. Следует отметить асимметричность соотношения научного и псевдонаучного знания. Ученые, руководствуясь установкой на научную критику достигну­того уровня знания, подвергают тщательному исследованию любые встречающиеся на их пути затруднения. Эта установка позволяет им дать содержательную интерпретацию содержания не только науч­ного, но и всякого ненаучного знания, в том числе и псевдонаучно­го. Сторонники же псевдонаучного знания не имеют в своем арсе­нале метода, который позволил бы им содержательно оценивать статус научного знания.

Проведение демаркационной линии между научным и ненаучным знанием вроде бы позволяет вполне четко обозначить момент ро­ждения науки. Но и в этом вопросе не обходится без определенных трудностей. Правильно ли отсчитывать возраст математики от Ев­клида, физики от Ньютона, биологии от Дарвина, экономики от Смита, а кибернетики от Винера? Непростой вопрос, требующий многостраничных рассуждений. Рассмотрим его на примере эконо­мической науки.

Как правило, ученые считают, что экономическое знание прио­брело научный статус благодаря работам Адама Смита, который придал основополагающее значение концепту стоимости товара.

Но до Смита были меркантилисты (Т. Манн, Дж. Стюарт) и физио­краты (Ф. Кенэ, М. Тюрго), а после него маржиналисты (У. Джевонс, Л. Вальрас, К. Менгер). Есть ли решающие основания для связы­вания начала экономической науки именно со Смитом? Может быть, его следует связать с меркантилистами, физиократами или маржиналистами? В отличие от Смита соответственно мерканти­листы и физиократы считали, что стоимость товара создается не в процессе труда, а в процессе торговли и выращивания сельскохо­зяйственных продуктов. Маржиналисты не отрицали трудовую теорию стоимости, но полагали, что стоимость выступает как по­лезность товара для субъекта, которую следует исчислять посред­ством использования потенциала математического анализа. Как видим, Смит совершил концептуальную революцию, плоды которой были усовершенствованы маржиналистами. Принципы же меркан­тилистов и физиократов оказались ложными. Честь первооткрыва­теля всегда принадлежит тому исследователю, который заложил концептуальные основания соответствующего типа знания, которые в дальнейшем модифицируются, но не опровергаются полностью. Иначе говоря, первооткрыватель науки закладывает основания определенной научно-исследовательской программы. В этом отно­шении Смит действительно имеет преимущество перед всеми дру­гими экономистами. Что касается меркантилистов и физиократов, то они находились на стадии протонауки. Маржиналисты во многих отношениях превзошли Смита, но в концептуальном отношении они продолжали дело Смита. Итак, начало науки связано с выра­боткой актуальных принципов. О них мы поговорим в дальнейшем более подробно.

Согласно приведенной выше аргументации, определение начала науки является принципиальным актом. Но следует отметить, что для ученого преимущественный интерес представляет не столько начало науки, сколько вся ее история, складывающаяся из эстафеты определенных теорий. Ряд теорий важнее одной из них, каким бы значимым не был ее потенциал.

Заканчивая анализ проблемы разграничения научного и ненауч­ного знания, отметим основную направленность реализованной выше аргументации. Проводится сравнение двух типов знания. Оно может осуществляться по многим критериям. Но чаще всего огра­ничиваются критериями на уровне принципов. В первом прибли­жении этого достаточно. Но при более детальном анализе приводят­ся сведения не только о принципах, но и о законах и моделях.

Выше наука была представлена как самое значимое интеллекту­альное достижение человечества. Весь дальнейший текст посвящен оправданию и обоснованию этой точки зрения. В связи с этим мы ставим перед собой исключительно трудную задачу, оправдать самые оптимистические ожидания читателя.

Дискурс

Читатель (далее — Ч.): С Вами можно спорить?

Автор (далее — А.): Не только можно, но и нужно. Один ум — хорошо, два — лучше.

Ч.: Не опасаетесь интеллектуального поражения?

А.: Опасаюсь, тем не менее приветствую интеллектуальное соревнова­ние.

Ч.: Вы так говорите, потому что уверены в своем превосходстве.

А.: Коллега, а не лучше ли перейти к аргументам?

Ч.: Мой аргумент таков: Вы так и не выявили строгий критерий науч­ности знания.

А.: Но почему Вы полагаете, что такой, как Вы выражаетесь, строгий критерий должен быть?

Ч.: В противном случае нет смысла утверждать, что правомерно рас­суждать о науке.

А.: На мой взгляд, следует обратиться к потенциалу различных теорий, а затем в сравнительном анализе определить их достоинства и недостатки.

Ч.: И я выступаю за это.

А.: По-моему, Вы изначально выдвигаете критерий, а затем занимаетесь его поиском.

Ч.: Итак, Вы признаете, что не существует строгого критерия научного знания?!

А.: Вы правы, такой критерий не определен. Но он и не нужен. Доста­точно того, что в нашем распоряжении есть критерии, позволяющие сопоставлять достижения и изъяны теорий.

Выводы и рекомендации

1. В концентрированном виде знание представлено теориями.

2. Ученые стремятся к выделению самого рафинированного знания, и именно его они называют научным.

3. В своей деятельности всегда стремитесь к работе с наиболее разви­тым знанием. Неразвитое знание объясняйте на основе развитого, но не игнорируйте его.

<< | >>
Источник: В.А. Канке. МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ. 2014

Еще по теме 1.1. ПРОБЛЕМА РАЗГРАНИЧЕНИЯ НАУКИ И НЕНАУКИ:

  1. § 1. Движущие факторы и модели развития науки
  2. § 1. Проблема как форма научного познания
  3. Фальсификационизм
  4. 1. Естественное и социальное. Постановка проблемы
  5. Баканов Р.П.. Актуальные проблемы современной науки и журналистика: Программа дисциплины, методические указания и материалы к лекциям, 2010
  6. Социально-экономические проблемы современной науки
  7. 1.1. Некоторые методологические проблемы исследования будущего
  8. С. П. Винокурова НАУКА и религия: проблема Социального доверия
  9. ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС НАУКИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ А.Н. Бардушко
  10. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО НАУЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР Ильхам Мамед-Заде
  11. Терминологические проблемы современной науки о психике В. С. Ивашкин, В. В. Онуфриева (Владимир)
  12. СЕКЦИЯ 2 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТРАСЛЕВЫХ НАУК
  13. 2.1. Теоретические основания и основные методологические проблемы клинической психологии
  14. 2.2.1. Проблема разграничения психологических феноменов и психопатологических симптомов
  15. 3.1.1. Структура наук и место политологии среди научного комплекса
  16. Проблема релятивизма в социологии познания
  17. 10.2. Классификация наук
  18. Раздел I. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ НАУКИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -