<<
>>

ПУБЛИКАЦИИ И ЦИТИРУЕМОСТЬВ ФОРМИРОВАНИИ РЕЙТИНГОВ ВУЗОВ: ОПЫТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Что такое рейтинги и зачем они нужны. О рейтингах вузов сейчас говорят много и охотно, при этом отношение к ним самое разное - от учета позиции в рейтинге при принятии различных административных решений до полного отрицания их нужности и полезности.

В этом контексте нельзя забывать о том, что в век глобализации науки и образования российские студенты, так же, как и иностранные, имеют право выбирать, где им учиться. Как это ни парадоксально, для студентов Северо-Запада России, например, обучение в Университете Хельсинки может оказаться более привлекательным и экономически доступным, чем в университетах Санкт-Петербурга и Москвы. Финский мегапроект Инновационного университета Аальто, объединяющий Университет Хельсинки, Технический университет Хельсинки и Хельсинкскую школу экономики, становится непосредственным конкурентом СПбГУ и другим университетам Санкт-Петербурга.

Рейтинги являются признанной мерой уровня университета в глобальном образовательном пространстве. Высокая позиция в рейтинге - «капитализируемый актив», который получает свое конкретное финансовое воплощение в международных грантах, заказах на исследования от индустрии, а также в увеличении числа студентов, выбирающих вуз, в том числе и по международным рейтингам. Для студента обучение в университете с высокой международной репутацией означает не только качество образования, но и качество последующего трудоустройства и карьеры. Современный работодатель значительное внимание уделяет не только уровню диплома (MSc или PhD), но и авторитету выдавшего диплом университета.

В весьма подробной статье Н. Якимовой «Обобщенные рейтинги университетов» [1] приводятся следующие, наиболее популярные университетские рейтинги: ежегодный академический рейтинг 500 ведущих университетов мира Academic Ranking of World Universities (ARWU), составляемый c 2003 г. Шанхайским университетом (Китай) «ShanghaiJiao Tong University»; рейтинг Times Higher Education - QS World University Rankings (QS-THES), предлагаемый c 2004 г.

британской организацией «TSL Education Ltd.» совместно с компанией «Quacquarelli Symonds», ежегодно публикуемый в издании «TheTimes Higher Education Supplement»; рейтинг Webometrics, разрабатываемый c 2004 г. лабораторией Cybermetrics, исследовательской группой Центра информации и документации Национального исследовательского совета Испании; рейтинг PerfomanceRanking of Scientific Papers for World Universities («Тайваньский рейтинг»), публикуемый с 2007 г. Советом по оцениванию и аккредитации в сфере высшего образования Республики Тайвань (Higher Education Evaluation and Accreditation Council of Taiwan).

В этой же статье приведены позиции ведущих российских вузов в этих рейтингах, в которых первые места традиционно занимают Стенфорд, Гарвард и другие мировые лидеры науки и образования:

ARWU

QS-THES

Webometrics

Perfomance Ranking of Scientific Papers for World Universities

МГУ им. М.В. Ломоносова

70

183

147

214

СПбГУ

303-401

224

731

Позиция СПбГУ (например, в четвертой сотне Шанхайского рейтинга) является крайне низкой. В этой ситуации, разумеется, можно говорить об объективности рейтингов, о правильности расчета уровня университета, однако рейтинги являются фактом мировой наукометрии, и считаться с ними необходимо. Можно пытаться влиять на определение процедур расчета, но это долгое и кропотливое дело, к тому же, предложения от университета четвертой сотни вряд ли будут приняты всерьез.

В 2009 г. появился еще один международный рейтинг - глобальный рейтинг научно-исследовательских институтов и организаций, состав-

ленный Исследовательской группой SCImago. Подготовленный доклад (SIR 2009) содержит результаты оценки 2080 лучших мировых научноисследовательских институтов и организаций, а также их рейтинг по показателю научной продуктивности [2].

Позиция ведущих российских университетов - МГУ и СПбГУ - в этом рейтинге близка к их положению в Шанхайском рейтинге.

Интересен также и составленный независимым рейтинговым агентством РейтОР рейтинг российских вузов по научным достижениям [3], подготовленный, как и рейтинг SCImago, на основании наукометрических данных базы Scopus.

Для исправления ситуации, прежде всего, необходимо провести анализ методик расчета рейтингов. Затем следует определить, какие показатели нашего университета могут быть улучшены в краткосрочной, долгосрочной и среднесрочной перспективах. И лишь после этого нужно разработать и реализовать целевую внутриуниверситетскую программу улучшения этих показателей.

Методики расчета рейтингов. Рассмотрим для примера два рейтинга - ARWU (Шанхайский рейтинг) и QS-THES. Ниже приводятся методики расчета этих рейтингов.

QS-THES (см. [5])

Показатель

Вес

Мнение университетского сообщества (опрос)

40%

Мнение работодателей (опрос)

10%

Соотношение числа студентов к числу преподавателей

20%

Цитируемость статей работников университета, отнесенная к численности работников

20%

Число иностранных сотрудников

5%

Число иностранных студентов

5%

ARWU (см. [61)

Критерий

Показатель

Код

Вес

Качество образования

Количество выпускников - лауреатов Нобелевской премии и награжденных медалью Филдса

Alumni

10%

Качество сотрудников

Количество сотрудников - лауреатов Нобелевской премии и награжденных медалью Филдса

Award

20%

Число исследователей с высокой цитируемо- стью по 21 областям знаний

HiCi

20%

Продолжение таблицы

Критерий Показатель Код Вес

Результативность научных исследований

Число статей в журналах Science и Nature Namp;S 20%
Число статей, индексированных в Science Citation Index-expanded и Social Science Citation Index PUB 20%
Качество в расчете на одного сотрудника Среднее взвешенное от предыдущих показателей, отнесенное к числу сотрудников РСР 10%

Уровень публикаций и цитируемость.

Уровень публикаций, как это видно из приведенных выше таблиц, в совокупности определяет 20% позиции в рейтинге QS-THES и 60% в ARWU. Одним из показателей является анализ цитируемое™ публикаций вуза, т.е. отношение числа публикаций за отчетный период к числу содержащих ссылки на эти публикации работ. Надо отметить, что показатели цитируемое™ в том или ином виде не только влияют на рейтинги, но и в значительной мере определяют участие в международных научно-исследовательских проектах. Проектные заявки, участники которых не могут подтвердить уровень своего профессионализма, т.е., по нынешним меркам, не имеют публикаций с высоким цитированием, как правило, отвергаются конкурсными комиссиями.

Основной целью этой статьи как раз и является анализ цитируемо- сти работ сотрудников СПбГУ, поскольку именно на этот параметр легче всего «влиять» на внутриуниверситетском уровне.


На диаграмме вверху приведены последние данные Web of Science, на основе которых, собственно, и рассчитываются рейтинги университетов. По этим данным СПбГУ чуть хуже МГУ, несколько опережает СПбГПУ и существенно уступает лидеру рейтинга - Стэнфордскому университету.

В августе 2009 г.

проходил конкурс на присвоение статуса Национальных исследовательских университетов (НИУ). Полезно сравнить 12 вузов-победителей конкурса с точки зрения числа публикаций и цитируемое™ (данные приведены по базе Scopus за 2007-2009 гг.):

Для сравнения на этом же графике приведены данные для МГУ и СПбГУ. Сразу бросается в глаза существенная неоднородность показателей цитируемое™ вузов-победителей. Эта неоднородность может порождаться целым рядом причин, не имеющих отношения к качеству научной деятельности, в частаости:

• российские вузы экономической направленное™ традиционно плохо представлены в международных списках рейтинговых публикаций в силу национального, а не общемирового характера их исследовательской деятельности. Это, в частности, объясняет низкие значения количества статей и цитируемое™ у ГУ ВШЭ;

целый ряд вузов из списка НИУ представляет собой бывшие технические вузы со значительной долей работ, связанных с оборонной промышленностью. Закрытый характер таких работ не дает возможности публиковаться в международно признанных журналах; в базах данных Web of Science и Scopus достаточно часто простая выборка по названию университета не показывает все статьи его сотрудников, так как существуют варианты англоязычного написания названия университета.

Поскольку многие вузы России озабочены проблемой повышения международного рейтинга, эти факты нужно принимать во внимание. Заметим, что на примере СПбГУ уточнение данных об университете, как в части публикаций, так и в части другой информации, привело к повышению рейтинга более чем на 50 пунктов за один год, в результате чего СПбГУ вошел в число двухсот лучших университетов мира по версии QS-THES 2009.

Интересная статистика может быть приведена и по странам мира. Россия в целом по цитируемости более чем в три раза уступает США, что достаточно понятно - ведь многие журналы с высоким импакт- фактором издаются именно там. Несколько неожиданным является то, что Россия почти втрое «хуже» Финляндии, почти вдвое хуже Эстонии, заметно уступает Латвии, Литве и Болгарии:


Одно из объясняющих этот феномен обстоятельств - наличие значительного количества научных журналов на национальном языке.

В Эстонии таких журналов несколько десятков, в России - около 1400,

значительное число естественнонаучных журналов издается на украинском языке. Эти журналы чаще всего не попадают в международные базы данных публикаций, и импакт-фактор для них либо не рассчитывается, либо он практически нулевой. Публикации в отечественных журналах, пусть даже имеющих высокую внутрироссийскую репутацию, не повышают, а снижают международные наукометрические показатели как отдельно взятых ученых, так и университетов в целом.

Важно понимать, насколько в действительности глубоки различия между публикациями в разных журналах. С точки зрения мировой наукометрии одна статья в Science (импакт 30) эквивалентна 46 статьям в хорошем, качественном, но - увы - практически не цитируемом мировым сообществом журнале «Физика твердого тела» (импакт ISI 0,650). А 46 статей - это неплохой «послужной» список 50-летнего ученого, который из-за низкой цитируемое™ мало кому известен и мало кому интересен.

В разрабатываемом сейчас Российском индексе цитирования можно попробовать оценить импакт-факторы российских журналов, хотя статистика с 2005 г., конечно, не полностью отражает реальную ситуацию. В таблице приведены импакт-факторы РИНЦ наиболее цитируемых российских журналов из перечня ВАК по некоторым областям знаний.

Как видно из этой таблицы, импакт-факторы российских журналов очень низкие, даже при том, что учитывается их цитируемость российскими же исследователями. В полном списке журналов ВАК лишь три журнала имеют импакт-фактор РИНЦ больше единицы - «Вопросы экономики», «Сибирский педагогический журнал» и «Успехи физических наук». Таким образом, дело, скорее всего, не в том, что наши журналы не входят в Web of Science, а в качестве и доступности для читателей публикаций, которые плохо цитируются не то что зарубежными исследователями, но даже соотечественниками.

Проанализируем более подробно позицию нашего университета в международных рейтингах на основании показателей цитируемое™, которые легко проверить и которые можно считать вполне объективными - по научным публикациям сотрудников СПбГУ, представленным в базах данных Web of Science и Scopus. Заметим, что именно эти базы и используются при расчете рейтингов ARWU и QS-THES соответственно.

И в том, и в другом рейтинге 2008 г. первым оказался Гарвард, поэтому все показатели СПбГУ, а также ведущего российского вуза МГУ попробуем арифметически сравнить с показателями лидера рейтингов. Для еще одного сравнения в таблице приведены данные по Университету Южной Калифорнии, оказавшемуся в Шанхайском рейтинге

Область знаний

Название журнала

ИФ РИНЦ

Математика

Доклады Академии наук

0,404

Прикладная математика и механика

0,239

Дифференциальные уравнения

0,239

Физика

Успехи физических наук

1,310

Российские нанотехнологии

0,777

Физическая мезомеханика

0,556

Химия

Российские нанотехнологии

0,777

Электрохимия

0,611

Химия высоких энергий

0,592

Биология

Российские нанотехнологии

0,777

Доклады Академии наук

0,404

Сенсорные системы

0,375

Экономика. Экономические науки

Вопросы экономики

2,021

Российский журнал менеджмента

0,688

Проблемы прогнозирования

0,563

Психология

Высшее образование в России

0,336

Мир психологии

0,256

Вопросы образования

0,247

Языкознание

Вопросы когнитивной лингвистики

0,380

Филологические науки

0,159

Вопросы языкознания

0,133

2008 г. на 50 месте, т.е. там, где мы должны оказаться (не ниже) к 2020 г. в соответствии с утвержденной в феврале 2008 г. Стратегией развития СПбГУ.

Число исследователей hid

Science amp; Nature за 20032007 гг.

Кол-во статей в wos в 2007 г.

Science amp; Nature за 20042008 гг.

Кол-во статей в wos в 2008 г.

Гарвард

168

1018

13490

1094

15028

МГУ

0

7

3014

8

3201

СПбГУ

0

3

1087

5

1070

Университет Южной Калифорнии

27

86

3931

99

4492

Как видно из таблицы, самыми проблемными точками являются показатели по наиболее цитируемым авторам-работникам вуза и публикации в Science и Nature.

Если в Гарварде количество наиболее цитируемых авторов- работников вуза оказывается 168, а в Университете Южной Калифорнии - 27, то для всей России в целом этот показатель достигает только 7, причем все эти авторы из академических институтов. Не рассматриваемый в Шанхайском рейтинге показатель - количество наиболее цитируемых статей по 21 области знаний - также совпадает с этими данными: в Гарварде список наиболее цитируемых статей содержит 4464 названия, в МГУ - 108, а в СПбГУ - всего 26.

Примерно то же самое можно отметить и для публикаций в Science и Nature. Для справки - в СПбГУ за весь период, охватываемый в Web of Science, есть только три статьи в Science и 18 статей в Nature. Оптимизм внушает то, что все три статьи в Science опубликованы в последние три года.

В рейтинге 2008 г. последними рассматриваемыми данными являются сведения за 2007 г. Проанализировав аналогичные показатели за 2008 г., мы сделали предположения о том, изменятся ли позиции российских университетов в рейтинге 2009 г. Показатели, связанные с нобелевскими лауреатами, для нас могут рассматриваться только в историческом плане - в этом году нобелевских лауреатов в России не прибавилось, показатели, связанные с публикациями, к сожалению, не улучшились, по крайней мере до такой степени, чтобы повлиять на место в рейтинге. Публикация в конце октября Академического рейтинга ARWU-2009 подтвердила наши предположения: МГУ на 77 месте, СПбГУ не изменил своей позиции 303-401.

В рейтинге THE-QS World University Rankings ситуация сходная, причем выглядит она даже более пессимистично. Статьи Гарвардского университета за период 2004-2008 гг. цитировались, по данным Scopus, более 650 тыс. раз (общее количество статей за этот период более 50 тыс.). При этом количество цитирований статей для СПбГУ составляет 9656 при общем количестве статей 5779. Следует отметить, что на первый взгляд значительно превышающий нас аналогичный показатель МГУ - 21601 цитирование - оказывается не таким красивым, если посмотреть, сколько же статей цитировалось: 19137, т.е. среднее цитирование одной статьи СПбГУ почти в 1,5 раза превышает среднее цитирование статьи МГУ. При этом в Университете Южной Калифорнии практически такое же, как в МГУ, количество статей (20339), которые цитируются 54352 раза. В рейтинге 2008 г., в котором МГУ оказался на 183 месте, а СПбГУ на 224, среднее цитирование статей у МГУ и СПбГУ было практически одинаковое, однако абсолютные показатели цитирования довольно сильно отличались от приведенных выше за период 2004-2008 гг.: для МГУ 14036 цитирований, а для СПбГУ - 4062. При том, что показатель Гарварда по состоянию на прошлый год не сильно отличался от приведенного выше (на 7% меньше), была вероятность, что МГУ и СПбГУ могут подняться в рейтинге 2009 г. на более высокие позиции (у МГУ абсолютное количество цитирований увеличилось на 37%, а в СПбГУ - на 111%). Это наше предположение также подтвердилось: МГУ поднялся с 183 места на 155, СПбГУ - с 224 на 168 место.

Поскольку в рейтинге THE-QS World University Rankings учитываются не абсолютные показатели, а отнесенное к количеству полных ставок ППС, необходимо при рассмотрении позиции в рейтинге учитывать и этот фактор. По методике, описанной авторами THE-QS World University Rankings, источником данных о количестве полных ставок преподавателей являются либо данные, представленные самими вузами, либо сведения из органов управления высшим образованием соответствующих стран, либо любые третьи источники.

В профилях рассматриваемых организаций на сайте http:// www.topuniversities.com мы обнаружили следующие цифры:

Гарвард - 3788 преподавателей,

МГУ - 4000 преподавателей,

СПбГУ - 5082 преподавателя.

Возникает вопрос: откуда эти данные? На официальном сайте Гарварда[*] по состоянию на 31 октября 2008 г. похожая цифра (3737,8 полных ставок) соответствует численности Administrative amp; Professional факультетов Гарварда без учета нефакультетских подразделений (школ), и то только работающих за счет университетского бюджета. Если сложить все преподавательские ставки как за счет бюджета, так и за счет спонсорских средств, то получим значение 4595, что изменит нормированное значение цитируемости в 1,2 раза в меньшую сторону. На сайте МГУ в разделе «Кадровый потенциал»[†] обнаруживаем, что количество штатных преподавателей (без совместителей) составляет 4792 человека, что также уменьшает нормированный показатель в те же 1,2 раза, что и в Гарварде. Кроме того, там же можно увидеть и численность штатных научных сотрудников МГУ - 4442 человека, без участия которых в написании статей дело явно не обошлось.

Для нашего университета ситуация странная - на официальном сайте СПбГУ (как в старой, так и в новой его версии) количество препода

вателей найти невозможно. По отчетам, представляемым в Рособразование на основании данных Управления кадров, в 2008 г. количество преподавателей составило 4447 человек (научных сотрудников 582), в 2007 г. - 4207 человек (научных сотрудников 657). По сведениям, представленным в разделе «Вузы» портала «Российское образование», численность ППС в МГУ - 4883, СПбГУ - 4301. Откуда появилось у составителей рейтинга значение для СПбГУ 5082 - непонятно. Правда, на презентации, которую каждый входящий в СПбГУ с Менделеевской линии может увидеть на экране над лестницей, фигурирует значение «более 5000 преподавателей». Возможно, это и есть «любой третий источник»? Тогда он сослужил нам не лучшую службу, занизив реальные показатели цитирования статей СПбГУ, как ни смешно, в те же 1,2 раза.

Все сказанное выше - фактология. Что же мы реально можем сделать для того, чтобы подняться в международных рейтингах вузов?

Самое простое - реформировать официальный сайт СПбГУ, чтобы на нем с легкостью находились РЕАЛЬНЫЕ сведения о кадровом потенциале (с обязательным указанием численности иностранных преподавателей), о количестве студентов (в том числе иностранных), т.е. те сведения, которые составляют значительную часть при составлении рейтинга THE-QS World University Rankings. На сайтах вузов-лидеров рейтинга все эти сведения можно найти за 2-3 щелчка мышкой. Реформирование официального сайта (а также сайтов факультетов) необходимо также, если мы хотим подняться с 927 места в рейтинге Webometrics (МГУ в этом рейтинге на 186 месте), но это - тема отдельного исследования.

Гораздо сложнее с публикациями. Для того чтобы подняться до уровня, заявленного в стратегии, т.е. примерно до 50 места в Шанхайском рейтинге, нам надо ежегодно публиковать не менее 20 статей в журналах Science и Nature (напомним, что сейчас у нас есть за все годы 3 публикации в Science и 18 в Nature), в 4-5 раз увеличить количество публикаций в журналах, входящих в Web of Science, а также повысить среднее цитирование статей в 2-3 раза как минимум, т.е. значительно улучшить качество публикаций.

Достижимо ли это? В абсолютных величинах к 2020 г. мы вряд ли достигнем таких показателей по объективным причинам. Это может произойти, только если значительная часть российских журналов, где публикуются наши ученые, начнет обрабатываться в международных библиографических базах. Что-то в этом направлении может быть сделано на уровне самих журналов. Например, основными формальными параметрами для включения журналов в Scopus являются наличие сайта на английском языке, международный состав редколлегии, наличие в журнале публикаций иностранных авторов и наличие электронной полнотекстовой версии журнала. «Вестник Санкт-Петербургского университета» не соответствует этим параметрам по большинству критериев.

Таким образом, реально мы на данный момент можем стремиться к повышению качества публикаций по всем параметрам, что приведет как к повышению цитируемое™, так и к тому, что статьи наших ученых с большей вероятностью могут быть опубликованы в ведущих журналах, входящих в перечни Web of Science и Scopus.

Интересен вопрос и о средней «стоимости» одной статьи в финансовом эквиваленте.

Если мы попробуем оценить количество статей по отношению к финансированию НИР, то получим следующие результаты: на 1 млн долл., потраченных на научные исследования в СПбГУ в 2008 г., написано 36,5 статей, учитываемых в Web of Science (в расчете на одного научно-педагогического работника (преподаватели и научные сотрудники) - 0,21 статьи в год). Для сравнения: в МГУ этот показатель составляет в 2008 г. 27,1 (в расчете на одного научно-педагогического работника - 0,37). В РАН по данным за 1998-2008 гг. число статей на 1 млн долл. - 48,7 (1,1 на одного научного работника), а в среднем по России - 16,6 (0,68 на одного исследователя). Таким образом, ссылки на недофинансирование науки работают только в отношении качества статей, а не их количества, что показывает сравнение показателей цитирования, особенно с лидирующими в мировых рейтингах вузами.

Итак, одна статья СПбГУ в хорошем журнале «стоит» порядка 30 тыс. долл. Для сравнения: на кафедре физиологии растений университета Умео, Швеция, где один из авторов этой статьи проработал 6 лет, аналогичный расчет дал цифру 55 тыс. долл, на одну статью. Это несколько выше, чем у нас, но с поправкой на различие цен практически совпадает с нашей оценкой.

Выводы и предложения. Приведенный анализ показывает, что повышение позиции СПбГУ в той части рейтингов, которые касаются качества и количества публикаций, - долгая и кропотливая работа. Для достажения этой цели необходимо признать, что публикации в российских журналах, как было показано выше, снижают общий рейтинг по этому показателю. Конечно, более патриотичным было бы содействовать популяризации российских журналов. Однако эта задача на уровне одного университета не решается, она требует значительного времени и усилий всего научного сообщества Российской Федерации.

Альтернатива такому подходу - стимулирование публикаций в зарубежных журналах высокого рейтинга. Эта задача по своему масштабу относится к стратегическим для университета, и для ее решения должна быть официально утверждена и реализована Программа стимулирования публикаций в журналах с высоким международным рейтингом.

Данная стратегическая программа призвана снять естественные барьеры, которые препятствуют публикациям в рейтинговых журналах. Она должна быть официально утверждена в СПбГУ как стратегическая программа развития и содержать следующие основные мероприятия: создание системы материальных и нематериальных поощрений за каждую публикацию в рейтинговом журнале (премии, преимущества при распределении средств тематического плана, преимущества в иных конкурсных отборах, почетные списки «Лучшие публикации СПбГУ» и пр.); создание системы сопровождения публикаций в зарубежных журналах (помощь в переводе текстов на английский язык, рекомендации по выбору журнала, адресная база редакторов рейтинговых журналов и пр.). Многие статьи российских ученых не принимаются ведущими журналами именно из-за плохого английского языка. Возможно, например, создание в СПбГУ специальной сервисной службы технического перевода, помогающей ученым, слабо владеющим английским языком, грамотно перевести статью. К этой работе можно было бы привлечь (с пользой для них самих) студентов и аспирантов, сейчас, как правило, лучше владеющих иностранными языками, чем ученые старшего поколения; создание и внедрение системы правил, обязывающих сотрудников СПбГУ указывать аффилиацию с СПбГУ в случае публикаций по результатам работ, выполненных в соавторстве с зарубежными партнерами студентами, аспирантами и сотрудниками, временно находящимися на стажировках или на обучении в зарубежных учебно-научных учреждениях. Расширение международного научного сотрудничества в этом плане является безусловным положительным .фактором. Если при этом универсанты, осуществляющие научные исследования за рубежом, будут правильно указывать место своей работы (affiliation), то это неизбежно приведет к повышению количества учтенных публикаций, а также их цитируемости. Если же в этих статьях будут ссылки на публикации университетских авторов в российских журналах, то это и поднимет рейтинг самих российских журналов, и одновременно улучшит позицию авторов, по крайней мере, в Российском индек-

се цитирования, создаваемом сейчас Научной электронной библиотекой E-Library; модернизация журнала «Вестник СПбГУ» путем введения в редколлегии серий ведущих зарубежных ученых, публикации в нем ряда статей на иностранных языках, в том числе результатов совместных исследований ученых СПбГУ с зарубежными партнерами, т.е. приведение журнала в полное соответствие требованиям международных наукометрических баз; создание общедоступной англоязычной базы публикаций сотрудников СПбГУ.

Заметим, что в результате реализации предлагаемой программы можно будет поднять показатели СПбГУ по позициям качества публикаций БЕЗ изменения направлений и качества научной деятельности, только за счет более адекватного представительства уже существующего уровня.

Однако для дальнейшего движения в этом направлении будут нужны и серьезные изменения в качестве научно-исследовательской деятельности. Рамки данной статьи не позволяют подробно остановиться на всех аспектах необходимых изменений. Они найдут отражение в проекте «Стратегии развития научных исследований в СПбГУ», который в настоящее время разрабатывается в Управлении научных исследований и, по готовности, будет представлен университетской общественности на самое широкое обсуждение.

Остановимся только на одном таком аспекте. Весьма важным фактором качества научных исследований является обеспечение сертификации научного оборудования, используемого для получения потенциально публикуемых данных. Не секрет, что довольно большая часть научного оборудования в нашем университете «собрана на коленке», устарела, а новое оборудование слабо используется из-за проблем с расходными материалами и комплектующими. Регулярные проверки приборов в соответствии с инструкциями по эксплуатации часто не проводятся.

В результате возникают трудности в использовании общепринятых протоколов измерений, что приводит к отклонению статей в реферируемых журналах высокого рейтинга. Одним из возможных организационных решений может стать создание сети ресурсных центров, наподобие созданного в прошлом году Междисциплинарного ресурсного центра по направлению «Нанотехнологии».

В заключение хочется заметить, что все не так плохо. В странах «золотого миллиарда» - развитых странах Америки, Европы и Юго-

Восточной Азии - на 1 млн населения приходится в среднем около одного университета. Соответственно общее число университетов в этих странах порядка 1000. На этом фоне четвертая сотня Шанхайского рейтинга - не самый плохой результат. Вопрос в том, соответствует ли он амбициям СПбГУ, внутреннему ощущению универсантами его роли и места в отечественной и мировой науке и образовании? На наш взгляд, СПбГУ заслуживает большего. Нам есть куда стремиться и над чем работать.

Литература Якимова Н. Обобщенные рейтинги университетов // Капитал страны. 26 ноября 2008, http://www.ucheba.ru/r.DhD?kaDital-rus.ru/ http://www.scirnagoir.com/ http://reitor.ru/ru/observatory/raitings/reit_hirsh2009/ QS Top Universities. The Methodology: A simple overview. http://www.toDuniversities.com/worlduniversitvrankings/methodologv/simDle о

verview/ Ranking Metodology.

http: // www.arwu.org/ rank2008/ ARWU2008Methodology(EN).htm

<< | >>
Источник: В.А. Садовничий. О научных исследованиях и научных школах. Евразийское пространство. 2010

Еще по теме ПУБЛИКАЦИИ И ЦИТИРУЕМОСТЬВ ФОРМИРОВАНИИ РЕЙТИНГОВ ВУЗОВ: ОПЫТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА:

  1. ПУБЛИКАЦИИ И ЦИТИРУЕМОСТЬВ ФОРМИРОВАНИИ РЕЙТИНГОВ ВУЗОВ: ОПЫТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -