<<
>>

Два Вовы-историка (Буковский и Резун)

Некоторые главы моей книги дополняются портретами упоминаемых персон. И по мере приближения к финалу этой главы во мне нарастало некое тягостное чувство. Кажется, вот в чем тут дело.
Долг историка, или, скажем, памфлетиста, требует доведения темы до предела. Опровергнув версию, которая мне кажется ложной, нужно вро де бы сказать и об авторах. Биографические и психологические предпосылки и всетакое... И вот, перебрав мысленно некоторые факты, аргументы, вдруг осознаешь совершенную безнадежность, невозможность ведения какого-либо спора, описания черт этих персон. (Зрительный образ этого усилия — вроде попытки сечения плеткой лужи какой-то жижи.) Понимаешь, что дело как раз именно в отсутствии персон. Перед тобой просто... говорящая (чавкающая) грязь... Объяснюсь, кстати, почему речь идет и об авторе «Ледокола», и об авторе предисловия к «Ледоколу». Кажется, вещи несравнимые, даже по объему. Но такое представление как раз идет от настоящих книг, с настоящими авторами, аргументами, настоящими темами для споров. Здесь же полная безнадега в том, что все заслонено этими бесформенными и безразмерными (и бессмысленными) определениями: «диссидент», «жертва режима». И становится совершенно неважно, кто сам бежал, кого выменяли по бартеру, кто накатал книгу (1000 страниц), кто — лишь предисловие (5 страниц). Но все же (придется) — окунемся... допустим, в Буковского. «Смешно вспоминать теперь, но в те далекие годы антикоммунизм, да и просто негативное отношение к Советскому Союзу, были вроде дурной болезни в глазах западной интеллигенции, и честный бытописатель матерого социализма не мог рассчитывать не то что на признание своего таланта, а и просто на рецензию. Лишь немногим из нас удалось к тому времени пробить брешь в стене молчания. Виктору же было еще труднее, чем нам. Ведь даже мне какая-то левая мразь в одном телевизионном споре осмелилась намекнуть, что, мол, “некоторые люди” могут расценить мои взгляды как “предательство своей страны”.
Но то было однажды, и мне, с моей биографией, легко было разделаться с той пакостью. Ему же с самого начала пришлось жить с этим бессмысленным клеймом...» И переходя от «жалистного» к «логике»... «... Победа революции в России была, по выражению Ленина, “меньше, чем полдела”. Чтобы эта победа стала окончательной и бесповоротной, “мы должны добиться победы пролетарской революции во всех, или по крайней мере в нескольких основных странах капитала”. Без их промышленного потенциала нечего было и думать о социализме. Отсюда и ленинский НЭП, и новая тактика “осады капиталистической цитадели”, использования их противоречий для ускорения пришествия мировой революции, то бишь, начала мировой войны. Сталин в этом смысле был всего лишь верным учеником Маркса — Ленина». Могу пояснить. Вся, абсолютно вся логическая цепочка Резун а сводится к следующему. Берется что-нибудь бесспорное, банальное, ну вроде: Si vis pacem — para bellum (хочешь мира — готовься к войне). И дальше ведется цепочка: Сталин готовился к войне? — Да, еще как! (далее — 130 страниц добротных, в общем, доказательств). «Так, значит, он и Гитлера поставил в канцлеры Германии — чтобы было с кем воевать! » (и об этом еще 5 страниц, тех самых, со «свежими» цитатами Троцкого 1939 года). Так и Буковский: Сталин — верный ученик Маркса — Ленина? Да! А у Маркса есть тезис о неизбежности мировой революции? Да! А мировая революция — это ведь по сути мировая война? Верно. Ну так вот Сталин и... Для таких силлогизмов действительно равно достаточно и 150 страниц, и двух абзацев. Но после этого Володям надо объяснить читателю, почему в настоящих книгах, настоящих историков (Черчилля, например), нет и следа подобной «логики на пальцах». Еще немного Буковского: «Словом, понятно, что наши отечественные историки никак не могли признать изложенных в этой книге фактов, не признав природную агрессивность коммунизма и его ответственность в преступлении против человечества наравне с гитлеризмом. Но что же мешало западным историкам заметить столь очевидную истину? Да ровно то же, что и их советским коллегам: конформизм.
Ведь и здесь, на Западе, существуют могущественные политические силы, которые способны сделать глубоко несчастным любого умника, вылезшего с неугодными им откровениями. Признать, вслед за известным анекдотом, что Гитлер был всего лишь “мелкий тиран сталинской эпохи”, здешний истеблишмент и сейчас еше не готов, а до недавнего времени автор такой теории был бы подвергнут остракизму как “фашист”. Ни карьеру сделать, ни профессором стать, ни даже опубликовать книгу такой смельчак никогда бы не смог. Оттого-то и на Западе людей, решившихся открыто заявить себя антикоммунистами, нашлось не многим более, чем в бывшем СССР». Вы только вообразите: «Черчилль — конформист! » В действительности трудно даже представить что-либо более несовместимое. (Вроде, м-м... «Колобок Резун перебежал не из ГРУ, а из балета Большого театра»). Самый талантливый, и уж конечно, безусловно, самый информированный летописец Черчилль был министром и до получения должности премьера в 1940 году. И, что существенно, пишет он свою историю не в момент дружбы-союза со Сталиным, между Тегераном и Ялтой, а в самый разгар холодной войны с СССР, объявленной отчасти им же. И даже близко Черчилль не считает Сталина (или немецких коммунистов) виновниками гитлеровского прихода к власти. Ал, ну тогда, значит, Черчилль — «конформист»! И во всем у Буковского очень заметна логика человека, получившего должность в Кембридже именно «за сугубое диссидентство». Который хорошо понимает всю уязвимость своего положения: и «бартерная сделка: Корвалан — Буковский», и кембриджское его «кормление» — все лишь мельчайшие завитки большого исторического узора. Ну, подвернулся он случайной живой иллюстрацией к какому-то программному докладу о «... коммунистической угрозе и необходимости поддержки диссидентства»... но ведь все может в одну минуту поменяться... «Ведь и здесь, на Западе, существуют могущественные политические силы, которые способны сделать глубоко несчастным любого умника, вылезшего с неугодными им откровениями». Вот образ, выбранный для себя: умник, которого могут сделать глубоко несчастным, эдакий...
Акакий Акакиевич Геббельс. А другой Вова-историк, захламивший известную часть полок наших книжных ларьков, недавно, на своей примерно 15-й — 16-й книжке предпринял новый маркетинговый ход: « Я беру свои слова обратно!» Пришлось, я заглянул, прочитал несколько страниц — похоже, да: Резун следующие 10—15 книжек действительно продаст под соусом частичных самоопровержений. Перед маршалом Жуковым он уже извинился. Но вот по самой важной (на мой взгляд) теме его «ледокольных» натяжек: Гитлера на Сталина (а по сути — взваливания на СССР ответственности за Вторую мировую войну) — тут самоопровержений нет... А вообще, это забавно: новый Иуда не вешается, а лишь старательно прибавляет к тридцати еще и 31-й — 35-й сребреники — за свои «Воспоминания о Гефисиманском саде». А потом еще и 36-й — 40-й сребреники — за «Поправки к Воспоминаниям о... Я беру свои слова обратно! » И в эту плоскость с неизбежностью, по закону растекания полужидкой субстанции, перейдет любой разговор. Потому и закончим с «вовчиками-историками». И перейдем к историку — из самонастояших.
<< | >>
Источник: Шумейко И.. Вторая мировая. Перезагрузка / Игорь Шумейко — М.: Вече. - 352 с.. 2007

Еще по теме Два Вовы-историка (Буковский и Резун):

  1. Два Вовы-историка (Буковский и Резун)
  2. Глава 8 «Слишком много Черчилл*)»