<<
>>

Глава 15 А где был тогда дворянин? (Прибалтийские счеты)

Думаю, читателям уже давно ясно, что главная мишень моего памфлета — так называемая *политика двойных стандартов». Тема эта сейчас, безусловно, одна из самых популярных на устах у президентов, депутатов, дипломатов, историков, политологов.
Борьба за справедливость в оценке истории XX века. Хотя применительно к оценкам войн существует определенный терминологический парадокс: тут источник всей несправедливости — как раз в... «политике одного стандарта». Звучит непривычно, даже диковато, но вдумайтесь: к воевавшей России применяют и прилагают тот же стандарт, что и к поведению Франции, Чехии, бывших уже в состоянии мира в 1941 году. Суть, конечно, остается — несправедливость. К одним (одинаковым) деяниям прикладывают двойные (разные) стандарты, к другим действиям, событиям (принципиально различным), — наоборот, применяют один и тот же... С огромным трудом признание этого вырвали у президента США Джорджа Буша водном интервью 2005 года. К шестидесятилетию окончанию Второй мировой войны был приурочен большой его тур по Европе. 6—10 мая президент посетил Латвию и Грузию «...приняв участие в церемо- киях, посвященных вновь обретенной независимости Латвии и успеху мирной «революции роз» в Грузии». Серьезность затронутой темы, уровень лица, давшего оценки, требуют соответствующего отношения к данному тексту. Поэтому интервью приводится в версии, выверенной Бюро международных информационных программ (БМИП) Государственного департамента США. Вопросы в основном принадлежат корреспонденту телекомпании НТВ. ВОПРОС: Доброе утро, г-н президент, хотя для российской аудитории это добрый вечер из-за разницы во времени. Ваш отец — герой Второй мировой войны, самый молодой пилот ВМС. Насколько важен День Победы лично для вас и для вашей семьи ? ПРЕЗИДЕНТ: Спасибо, что спросили о моем папе. Как многие в Америке и в России, он был среди тех, кто был призван защитить мир от нацизма.
И, к счастью, он вернулся домой. И сегодня праздник в России напомнит всем нам о жертвах, принесенных в моем случае человеком, которого я люблю, но также и целым поколением мужчин и женщин, которые приложили необыкновенные усилия, чтобы в случае России защитить свою родину, в случае Америки — работать с союзниками, чтобы разгромить Адольфа Гитлера, а также японцев. Лично для меня это особый день, потому что он напоминает мне о готовности молодого парня сражаться. Но он также напоминает мне о долге моего поколения работать сообща, чтобы в мире стало лучше. ВОПРОС: Контуры послевоенной Европы изменились в соответствии с итогами Ялтинской конференции 1943 года, решением, принятым тремя очень важными личностями того времени — г-ном Рузвельтом, г-ном Черчиллем и г-ном Сталиным. Насколько справедливо возлагать только на Россию ответственность за все несчастья Восточной Европы и балтийских государств? ПРЕЗИДЕНТ: Очень справедливый вопрос. Это решение было принято в конце войны. Думаю, главная претензия заключается в том, что форма власти, при которой пришлось жить балтийским странам, не была ими выбрана. Но нет сомнений в том, что решение приняли три лидера. ВОПРОС: Значит, не только Россия — отрицательный персонаж истории? ПРЕЗИДЕНТ: Думаю, каждый, — когда историки оглядываются на Ялту, — должен осознавать, что не только — вы правильно на это указываете, — не только российский лидер, но и британский и американский лидеры сидели за столом и договаривались. ВОПРОС: В России мы очень обеспокоены ростом неонацизма в балтийских государствах, когда русских ветеранов войны публично унижают, когда оскверняются памятники русским солдатам и в то же время 8мая планируется открыть памятник нацистской бригаде, которая хорошо известна не только боевыми действиями против русских, но и довольно мерзкими вещами, которые были обычны для эсэсовских войск. ПРЕЗИДЕНТ: Да. Когда я поеду в балтийские страны, у меня будет такое обрашение: важно уважать демократию, но уважать демократию — значит уважать права меньшинств.
Иными словами, подлинная демократия провозглашает, что меньшинства важны и что воля большинства не может подавлять меньшинство. А что касается того, почитают ли страны нацизм, конечно, это следует отвергать. Нацизм был разгромлен. Мы празднуем разгром нацизма. Мы не хотим, чтобы нацизм вернулся. Экстремистская точка зрения состоит в том, что можно попирать права меньшинств. Нацисты уничтожили миллионы евреев, например, и это классический пример того, как попирались права меньшинств. И мы никогда не должны забывать уроки того, почему мы воевали вместе в годы Второй мировой войны. Поэтому я рассчитываю выступить с этим призывом к толерантности. ВОПРОС: Вопрос, не имеющий отношения к вашему визиту в Россию, но очень важный для нашей страны как нефтедобывающей страны. Однажды вы упомянули, что будете счастливы найти волшебную палочку и снизить цену на нефть. Какая же цена на нефть будет приемлемой для Соединенных Штатов, и каков, на ваш взгляд, шанс найти эту волшебную палочку? ПРЕЗИДЕНТ: Нет, никакой волшебной палочки нет. Солдат спросил меня: почему вы не снижаете цены на бензин? Как будто правительство контролирует цены. В моей стране правительство не контролирует цены. И я ему сказал: если бы у меня была волшебная палочка, я бы взмахнул ею и снизил вам цены, но так это не делается. Цена основана на спросе и предложении. А спрос по отношению к предложению растет, и это выгодно нефтедобывающим странам, подобным России. И я не знаю, какова правильная цена. Конечно, чем ниже, тем лучше для нашей экономики, поскольку всякий раз, когда больше долларов тратится на бензин, деньги уходят из кошельков трудящихся. Но так работает экономика. Будем надеяться, более высокая цена стимулирует рост добычи. Затем рост добычи поможет привести цену в равновесие. Рынок таков, каков он есть. Решает рынок, а не правительства. Я бы надеялся, что Россия будет поощрять крупные инвестиции, чтобы раскрыть огромные запасы, которые у нее есть. Нам надо проводить здесь больше разведочных работ. Я разговаривал с наследным принцем Саудовской Аравии, который заверил меня, что пытается найти больше нефти.
Вот что делают высокие цены. Но люди, у которых есть нефть, должны понимать: если цена станет слишком высокой, это может подорвать экономику, что будет означать меньшую покупательную способность за продукцию. Хорошая, спокойная и откровенная беседа. Президент, сын президента-фронтовика, отдал справедливость бывшему союзнику, и как раз в то время, когда великое множество лиц, организаций и стран, в основном клиентов США, соревновались в.нападках на Россию. В сущности, в этом интервью Джорджа Буша затронуты три интересных вопроса: 1) Ялтинская модель устройства мира. 2) Вторая мировая война как борьба за права меньшинств и толерантность. 3) Нефть. К теме этой главы (Война и справедливость) непосредственное отношение имеет только первый вопрос, но как-то жалко было перебивать Джорджа Буша. Вполне откровенный (для любого политика) разговор. Впрочем, вопросов Х°2 и №3 (права меньшинств и нефть) еще представится случай коснуться, а пока — вот ответ всем русофобам Прибалтики, Чехии и т.д.: разделение Европы на сферы влияния — совместное решение союзников, это необходимая, общепризнанная мера безопасности в Европе. Представьте: у кассиров банка была кнопка вызова охраны, но они побоялись в момент нападения ее нажать (Литва не решилась обратиться к странам-гарантам, позволив Гитлеру пройти существенную часть своего пути — еще в рамках международного права). Значит, была нужна другая система, над которой и поработали Рузвельт, Черчилль и Сталин. Итак, Буш признал западное соавторство в «ялтинском проекте», но всей прибалтийской «лужи неприязни» вычерпать этим не смог. Из числа принимавших его глав государств всем запомнилась президент Латвии Вайра Вике- Фрейберге, выдавшая свои чувства не только фактическим покровительством ветеранам СС, но и следующим пассажем: «... разложат свою водку и селедку на газетках и будут петь свои песни, вспоминать, как они завоевали Латвию (о русских ветеранах) »... Справка. Первый Музей оккупации появился в Риге в 1993 году. Создан на месте бывшего Музея красных латышских стрелков.
Основная цель музея — «свидетельствовать о том, что происходило с Латвией и латышским народом за время господства оккупационных властей в 1940—1991 гг.» Большая часть экспозиции посвяшена периоду с 1940-гопо 1946 год. Показан процесс включения Латвии в состав СССР, затем период немецкой оккупации. «Гитлеровская» экспозиция в несколько раз меньше, чем картины «советской оккупации». И «советской истории» в Риге собирается столько, что в 2005 году музей решили расширить — строительные работы должны закончиться в 2008 году. Сейчас средняя посещаемость музея — около 400 человек в день. В 2005 году Музей оккупации в Риге посетил посол и РФ в Латвии Виктор Калюжный. Его оценка (оставленная в книге посетителей): «экспозиция очень однобокая, выпячивается только один период истории Латвии — советский, но и он изображается исключительно в черных тонах». Помимо самой экспозиции, в здании действует и «кружок по интересам». Практически каждый год 1 апреля в музее проходит вечер антисоветских анекдотов. Латвийские власти очень гордятся своим музеем. К примеру, президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, посетив Музей апартеида в Йоханнесбурге (ЮАР), рассказала его сотрудникам, что «и в Латвии есть аналогичный Музей оккупа ции», и выразила надежду на возможный обмен опытом. Через Шлет после открытия Музея оккупации в Риге подобный музей открылся и в Таллине, где среди экспонатов также «представлены предметы и документы, связанные с репрессиями в отношении мирного населения Эстонии и депортациями в Сибирь в 1941 и 1949годах». По данным властей, финансировала проект, который обошелся в 2.5 млн долларов, гражданка США эстонского происхождения Ольга Кистлер-Ритсо, покинувшая родину в 1944 году. За помощь в открытии музея она была удостоена высшей награды столицы страны — «Герба Таллина». Да, вашингтонский принципал во время турне 2005 года разъяснил своим прибалтийским клиентам кое-что из истории Второй мировой войны, но ведь у тех остается в ре зерве еще и «оккупация времен царской России» — вот для разъяснения этого и пригодится один очень хорошо известный.
особенно протестантам, лозунг, вынесенный выше в заглавие. ? ДИЛЕТАНТСКИЕ ЗАПРОСЫ А где был тогда дворянин ? А при чем тут, собственно, «дворянин» ? Это в эпоху феодализма ученики Уиклифа, базируя на Библии всю свою социальную критику, выдвинули тот знаменитый, абсолютно всем понятный тезис, «слоган»: « Когда Адам naxaji землю, а Ева пряла, где тогда был дворянин?» Тезис сей вошел в самую ткань протестантской культуры, и я думаю, ничего оскорбительного не будет в его привлечении для иллюстрации следующего исторического расклада. Рига (порядки в которой сегодня, под властью президента Вайры Вике-Фрейберге, жаловавшейся на Россию в Йоханнесбурге, подходят под определение «апартеид»), так вот, эта Рига была основана как немецкий город. И оставалась таковым долгие века. Латыши (ливы, латгальцы) могли привозить на рынки продукты, но оставаться в городе на ночь права не имели. Точнее, имели, если могли предъявить удостоверение, что они являются слугами в немецких домах, и ... «работницами веселых домов» (славившихся на всю Северную Европу). Латышских кварталов в Риге не было, зато кроме немецких были кварталы еврейские. Это была вторая главная национальная община в городе (от этой памяти, скорее всего, и то особое усердие латышских эсэсовцев в работе по «окончательному решению»), И на момент, когда Петр Первый со шведами решали свои дела на Ништадтском конгрессе, какая-либо политическая латышская нация просто не существовала. Была просто шведская провинция, среди крестьян которой ливы статистически преобладали... и на этом — все. Итак, вопрос: «в XVIII веке, когда Янис пас свиней, а Марта мыла полы — где тогда был латышский государь (или сенатор, или хоть латышский бургомистр Риги)?* И ни в коем случае здесь не идет речь о каком-либо культурном отставании латышской нации — речь идет об ее отсутствии. (Как сельскохозяйственный персонал, население Лифляндии как раз отличалось трудолюбием, опрятностью и в целом более высокой культурой производства.) А собственно латышское купечество, интеллигенция, «латышская политическая нация» сформировались в лоне Российской Империи. Но интересно, что с ними (латышской нацией) случилось бы в случае победы Гитлера? Его-то главный советник по «расовому устроению» был как раз Розенберг, остзейский немец, а «это многое объясняет» (как говорится еще в одном слогане). Во всяком случае, должно было многое бы объяснить пятнадцати поколениям его слуг и служанок. Ну, дожгли бы всех евреев, ну. выполнили бы еще кой-какую работенку — долго ли после этого доверили бы вам еще со «шмайсерами» щеголять? Необходимое пояснение. Вышесказанное относится только к латышским фашистам. А ко всей латышской нации могут быть обращены лишь два постулата: 1) царская Россия не забирала у Вас суверенитета 2) СССР — да, латышский суверенитет забирал, но... Но латышским историкам я бы предложил несколько по-новому взглянуть и объективно оценить следующее. Да, суверенитет забрали в 1940-м, вернули в 1991-м. Аберрация исторического зрения здесь следующая: сейчас Национальный Суверенитет, Международное Право, Человеческая Жизнь кажутся такими Абсолютными Ценностями, что это ощущение как бы переносится и на 1940 год. Но в действительности все эти ценные бумаги имеют свои курсы, плавающие. И какова была в том, 1940 году, конкретная стоимость Национального Суверенитета, лучше вам спросить у балтийских соседей — у датчан, например. Или у исландцев... В 1991-м, конечно, все было по другому. Все равно, что... Подобрали птичку в декабре — выпустили в апреле. Была, правда, еще одна взаимная обуза: строительство этого странного социализма, который все никак не строился, не «завоевывался». То латышские стрелки помогали его завоевывать нам, то мы им, да толку все ни... Но это только история (и не самая ближайшая) рассудит-объяснит. И еще пункт, по которому у меня, признаюсь, нет окончательной информации, и который, похоже, еще ни разу не ставился на обсуждение. Я предлагаю задуматься над следующим фактом: уже к 1943 году Латвия находилась под Германией в два раза дольше, чем в составе СССР, но... Вопрос, собственно, такой: а если сравнить наличие (или отсутствие) тяжелого вооружения у национальных латышских частей, воевавших по обе стороны фронта? Может, такая постановка вопроса покажется нетипичной, даже странной Но таков уж общий стиль этой моей книги: периодически перемежать идейно-абстрактные пассажи сугубо материально-меркантильными, вроде: сколько танков немцам наклепали чехи, сколько миллионов литров молока и вина дали им французы... ? ДИЛЕТАНТСКИЕ ЗАПРОСЫ А действительно, кто выдавал, а кто — нет, танки и пушки латышским частям ? Вопрос о наличии тяжелого вооружения в национальных частях и вообще о наличии латышей-летчиков, артиллеристов, танкистов мне представляется очень важным и показательным. Одно только легкое вооружение свидетельствует о преимущественно карательном назначении отрядов, а еше свидетельствует о недоверии. Автоматчиков, «пушечное мясо» разоружить, взять под контроль, перебросить куда-нибудь легче, чем, например, воинскую часть, соединение с приданными им артиллерией, танками. Полной информации у меня, повторяю, нет — только архивные изыскания популярнейшего в эпоху перестройки латвийского журнала «Родник». Так вот, немцы, кажется, выдавали латышам только «шмайсеры» и те самые эсэсовские (или гестаповские?) бляхи, которыми так гордятся на парадах ветераны ваффен-СС. А СССР сформировал 130-й латышский корпус, за взятие Риги получивший орден Суворова. А бляхи — ну что бляхи?! — они болтались и у немецких овчарок на ошейниках... Итак, два вопроса. Каковы все же: 1) сравнительные стоимости Национального суверенитета по курсу 1940-го и 1991 годов; 2) сравнительные меры доверия, признания латышской нации в таком, может, и оригинальном, но зато и неподдельном (особенно в военную пору) измерении, как доступ к тяжелому вооружению? И возвращаясь в мир идей. Если не предаваться каким- нибудь мечтам вроде географических: ах, была б это не Балтика, а теплое Средиземное море, и, главное, по ту сторону «железного занавеса»! Или мечтаний хронологических: ах, если б за маем 1945-го... вдруг и сразу декабрь 1991-го. (СССР принимает капитуляцию Германии и тут же объявляет о самороспуске! Здорово бы... ведь есть же поговорка о «мавре», вот русским бы так и поступить...) Возможно, на базе подобных «литературных мечтаний» и создавалась... Комиссия историков Латвии. Справка: Комиссия историков Латвии основана 13 ноября 1998 года по инициативе бывшего президента страны Г. Улманиса. Начала свою работу в конце 1998 года в составе 11 членов. В Комиссию вошли профессиональные историки из Института истории Латвийского университета, факультета истории и философии Л У, Государственного исторического архива, Музея оккупации и сотрудники Канцелярии Президента страны. Председатель комиссии — директор Института истории профессор Андрис Цауне. В сотрудничестве с Министерством иностранных дел был проведен подбор иностранных членов комиссии и их включение в состав Комиссии. Заседания Комиссии с участием иностранных членов проходят два раза в год. Привлечение иностранных ученых и общественных деятелей способствует объективности работы Комиссии, а также позволяет лучше ознакомиться с историко-исследовательскими методами, разработанными на Западе. Главная задача Комиссии — исследование и осмысление темы «Преступления против человечества во время двух оккупаций 1940—1956 гг.» и организация разработки итогового доклада. Созданы четыре рабочие группы, действующие независимо друг от друга по направлениям: 1. Преступления против человечества на территории Латвии 1940—1941 гг. (руководитель проф. В. Берзиньш); 2. Холокост в Латвии 1941 —1944 гг. (руководитель проф. А. Странга); 3. Преступления против человечества на территории Латвии во время нацистской оккупации 1941 — 1944 гг. (ру- ководитель проф. И. Фелдманис). 4. Преступления против человечества в Латвии во время советской оккупации 1944—1956 гг. (руководитель проф. X. Стродс). Наш депутат Государственной Думы Российской Федерации, заместитель председателя Комитета по международным делам ГД Наталья Нарочницкая, в 2005 году поздравляя президента Латвийской Республики госпожу Вайру Вике-Фрейберге. писала ей: «Эта Победа избавила латышский народ от исчезновения из мировой истории, от участи превратиться из нации в безликий человеческий материал, в слуг для господ из Третьего рейха, едва умеющих читать на немецком языке гео графические указатели в Ингерманландии. В последующий период латыши, как русские и другие народы исторического государства Российского, испытали свою долю от всего, что было в нашем общем Отечестве — хорошего и плохого, но они стали профессорами, изобретателями и генералами, получали за достижения национальной культуры государственные премии, сохранили себя как нацию. Я искренне надеюсь, что латышский народ с его мудростью и достоинством преодолеет этап самоутверждения на огульном отрицании прошлого и вражде к России...» И в продолжение этого справедливого и примирительного письма, оставшегося, к сожалению, без ответа, я приведу краткие выдержки из работ Комиссии историков Латвии со своим, примирительным же, надеюсь, комментарием. 1. Реферат профессора Инесиса Фелдманиса. «Оккупационная политика нацисте кой Германии в Латвии в свете архивных документов Германии». ...вопрос автономии Латвии и Эстонии. Осенью 1943 года некоторые высокие должностные лица нацистов, например, рейхсфюрер СС Г. Гиммлер, высказывали мысль о необходимости предоставить Латвии и Эстонии государственную самостоятельность. Эту идею горячо поддержали шеф Главного управления СС Г. Бергер, а также генеральный комиссар Латвии О. Дрекслер. В Министерстве оккупированных Восточных округов был даже подготовлен проект декрета фюрера о государственной независимости Латвии и Эстонии, а министр А. Розенберг распорядился разработать план ликвидации рейхскомиссариата «Ostland». В свою очередь, некоторые немецкие дипломаты советовали преподнести акт присвоения автономии Латвии и Эстонии в качестве ответа на проходившую в Москве в октябре 1943 года конференцию министров иностранных дел. В распоряжение немецкой раз ведки поступила информация о том, что на этой конференции министры иностранных дел Великобритании и США А. Иден и К. Халл de facto признали включение стран Балтии в состав СССР... С другой стороны, у идеи автономии были влиятельные противники. Против предоставления автономии Латвии и Эстонии выступили рейхскомисар X. Лозе и министр иностранных дел Германии Риббентроп. Многие документы свидетельствуют о том, что именно позиция Риббентропа в большой мере оказала влияние на Гитлера, который в конце концов принял отрицательное решение... Господин Фелдманис, в Вашем реферате честно и ярко проиллюстрирован сам ход размышлений немцев по поводу: «А не дать ли латышам автономию». Приведены все их «про и контра». Согласитесь же, что не только в процитированных фрагментах, но и везде царит дух... я бы так сказал: ... совершенно служебного, «прикладного» понимания немцами латышской автономии (например, в пику решениям 1943 года союзников в Москве). А если дополнить Ваш реферат еше одной совершенно недвусмысленной оценкой Гитлера: «Независимость Прибалтики и Украины в 1918году — дело наших (немецких) рук»? Как тут поспоришь? Немцы в 1918 году выдавливают из Прибалтики российскую, а потом и Красную армию, и для нужд сугубо хозяйственных, для лучшей организации работы тыла декларируют «независимость» Латвии, Эстонии. По- тому-то, наверное, они так легко и вернули ее (прибалтийскую «независимость») России по пакту Молотова — Риббентропа: «прибалтийские суверенитеты» — наша продукция, мы ее дали, мы и переподарили кому захотели! А в 1943-м, захотим, — опять ее латышам выдадим! Согласитесь же, что подобный «суверенитет» — одна из разменных (и довольно мелких) немецких монеток — пфенниг. Это не та вещь, которой можно гордиться и на которой основывать космические счета России за 1940 год. 2. Лекция доктора Ирене Шнейдере «Политика оккупационного режима Советского Союза в Латвии: в свете архивов России» (обобщение). «... Только благодаря финансовой поддержке Комиссии историков латвийским историкам после долгого перерыва удалось «вернуться» в архивы Москвы. Они могли не только работать там с документами, но и заказать копии. С полученными материалами знакомятся ученые, документы публикуются и широко используются в научных статьях. Однако я хотела бы начать не с обзора документов, а с короткого описания условий, в которых пришлось работать. Работу в архивах Москвы, к сожалению, по целому ряду причин нельзя назвать нормальной. Мои наблюдения вытекают из опыта, полученного в результате поездок последних трех лет. Изменилось ли что-нибудь в работе архивов с 80-х годов XX века? Насколько я могу судить, мало что изменилось, а может, и вовсе ничего. Да, стал доступен бывший Центральный партийный архив, который раньше для исследователей практически был закрыт. Сейчас этот архив называется Российский государственный архив социально-политической истории (ГАСПИ). Несколько слов хочется сказать о специфических аспектах работы. Начну с тех обстоятельств, которые осложняют работу. На работу историков влияние оказывает личное отношение к ним сотрудников архивов. Москвичи — большие патриоты, поэтому они наверняка верят своему мэру Юрию Лужкову, который говорит об апартеиде, ущемлении русских в Латвии. Мощная пропаганда имеет воздействие на жителей столицы России. Начиная с последних лет эры Бориса Ельцина, в архивах не работают комиссии рассекречивания. С секретными документами происходят странные вещи. В бывшем Центральном партийном архиве имеется фонд 600 — бюро ЦК ВКП(б), который в первые послевоенные годы «присматривал», то есть контролировал, структуры власти в Латвийской ССР. В фонде содержится 28 дел, из которых 10 недоступны для исследователей. Однако оказалось, что некоторым зарубежным исследователям их выдают. Об этом можно судить по сноскам в работах наших зарубежных коллег. Абсолютно непонятный дифференцированный подход. Условия работы тоже плохие: микрофильмы очень трудно читать, число заказываемых дел необоснованно мало (только 5 дел). Одновременно хотела бы подчеркнуть, что, например, в ГАСПИ работу очень облегчает тщательно составленная опись, уже по названию дела можно судить о том, будет ли там что-то про Латвию. Это, несомненно, облегчает работу, особенно при таких огромных размерах фонда. После такого не очень оптимистического вступления встает вопрос: был ли смысл ехать, тратить время, деньги, нервы? Ответ — трижды «да». В архивах Москвы были получены ценные, даже уникальные документы о Латвии периода советской оккупации. ... В план социалистического строительства была включена депортация «чужого элемента», коллективизация сельского хозяйства, особое внимание было уделено борьбе с церковью. Вывод можно сделать только один — работу нужно обязательно продолжать, ибо архивы Москвы только начинают раскрывать свои тайны. ... По-моему, существенные документы, раскрывающие процессы 1940—1941 гг. и реальные замыслы Москвы, хранятся в фонде В. Молотова. Хотелось бы отметить только один момент: в июне 1940 года руководство Москвы ожидало вооруженного сопротивления советской оккупации, но не со стороны армии, а от айзсаргов. Это в известной мере объясняет то, почему именно против членов этой организации проводились массовые репрессии...» И Ваша Лекция, госпожа Ирене Шнейдере, несет долю совершенно справедливой оценки нынешних условий работы историков в России. Даже если российские архивис ты обозлены латышской дискриминацией их соотечественников в Риге и как-то Вас дискриминируют, — все равно, Вы же должны признать, что это не какой-нибудь «заговор тотальной лжи» в духе «Министерства Правды» Оруэлла?! оВ фонде содержится 28 дел, из которых 10 недоступны для исследователей (латышских). Однако оказалось, что некоторым зарубежным исследователям их выдают. Об этом можно судить по сноскам в работах наших зарубежных коллег. Абсолютно непонятный дифференцированный подход». Вот именно что дифференцированный, а не «тотальный»! То есть, если бы Россия задумала, допустим, наглухо спрятать некую информацию, создать фальшивку и провести с ее помощью какую-то дезинформационную антилатвийскую атаку — разве можно это все построить на закрытии архивов только для латышей и... сохранении доступа американцев и шведов?! Вы ведь, взяв «эти тайны» у них, еще более уверенно парируете подобную (гипотетическую) атаку... В общем, так ли уж ужасна судьба одной прибалтийской республики, бескровно лишившейся суверенитета и вновь обретшей его без единого выстрела, под пение красивых народных песен всенационального миллионного хора? Весь мир тогда транслировал «поющую латвийскую революцию». (Кстати, а поют ли на стадионах сейчас? Тоже ведь интересно: собираются ли сейчас сотнями тысяч попеть просто, без протестов?) Ведь есть же свой неповторимый рисунок, красота в такой судьбе. И если какой-нибудь латвиец вдруг и дочитает книгу до этого места (несмотря на фразы на предыдущих двух страницах, могущие показаться обидными), то, возможно, скажет: вот она, пропаганда «тупой русской покорности судьбе». Но ведь именно аристократ духа, Фридрих Ницше, так сформулировал главный вывод (лозунг) своей философии применительно к человеку/обществу: «Амор фати (любовь к судьбе).'» И дал пояснение (оказавшееся, кроме прочего, еше и точнейшим прогнозом на весь наш XX век): «Нет ничего более ужасного, чем класс рабов-варваров, научившихся относиться к своему существованию как к несправедливости и теперь готовящихся отомстить не только за себя, но и за все поколения». Носить в себе такую болезнь и преодолеть ее — разве это не высокая судьба? Нет, настоящий упрек, которого следовало бы опасаться в русле темы «Вторая мировая война. Перезагрузка» — это не «тупая покорность судьбе», это упрек совсем другого рода. Примерно так он уже неоднократно и был озвучен: «Получается, если Россия единственная страна, удержавшая фронт против Гитлера, будет всегда и вечно права: и в Ялте-45, и в Праге-68, и все ваши тупые политики будут всегда во всем правы, и мы с ними будем должны сеять кукурузу в Курземе, и строить социализм в Афганистане, и т.д....— то чем же Россия тогда будет лучше избегнутого нами германского ига?»
<< | >>
Источник: Шумейко И.. Вторая мировая. Перезагрузка / Игорь Шумейко — М.: Вече. - 352 с.. 2007

Еще по теме Глава 15 А где был тогда дворянин? (Прибалтийские счеты):

  1. 2.3. Развитие права
  2. Глава IV FAKE-СТРУКТУРЫ сектантской И НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕМАТИКИ