<<
>>

Гимн технократам

Шпееровский принцип «самоответственности промышленности», а главное, разработанная им новаторская система планирования (в значительной степени вошедшая и в современную теорию управления) стали одной из главных удач Германии в ту войну.
Но и самые бесспорные успехи рейхсминистра вооружений не спасали его от интриг Геринга, Гиммлера и более всего — Бормана. Шпеер вспоминает, как однажды он принес Гитлеру номер английской газеты «Обсервер» за 9 апреля 1944 года. Гитлер надел очки и уселся читать. «“В известном смысле Шпеер для Германии сегодня важнее, чем Гитлер, Гиммлер, Геринг, Геббельс или даже генералы. Как-то так получилось, что они стали работать на подхвате у этого человека, который действительно обеспечивает работу гигантского двигателя и выжимает из него максимум возможного. Его пример — чистый образец революции менеджеров. Шпеер — не один из тех опереточно-живописных наци, которые всегда на виду. Вообще неясно, есть ли у него какие-либо иные, чем самые расхожие, политические убеждения. Он спокойно мог бы присоединиться к любой партии, которая обеспечила бы ему работу и карьеру. Это ярко выраженный тип преуспевающего среднего человека — хорошо одет, вежлив, непродажен. И по образу жизни семьи (жена и шестеро детей) — типично средний класс. В гораздо меньшей степени, чем кто-либо другой из немецких руководителей, он напоминает о чем-то немецком или типично национал-социалистском. Он, скорее всего, служит воплощением того типа, который во все возрастающей мере начинает играть важную роль во всех воюющих странах — чистого техника, не принадлежащего к какому-нибудь классу, блестящий человек без знатного происхождения, у которого нет иной цели, кроме как пробиться, опираясь на свои технические и организационные способности. Именно отсутствие пси- дологического и духовного балласта и непринужденность, с которой он обращается с. ужасным механизмом нашей эпохи, позволяет ему продвинуться столь далеко...
От гит- леров и Гиммлеров мы можем избавиться, но шпееры будут среди нас”. Гитлер внимательно дочитал до конца, сложил листок вдвое и молча отдал его мне с каким-то почтением». Почти такими же словами (поверьте — и мы сэкономим место в этой книге) и сам Шпеер описывает команду технократов Вернера фон Брауна. Далее. «У меня было намерение наладить во Франции, Бельгии, Голландии массовое производство потребительских товаров: одежды, обуви, текстиля, мебели, с тем, чтоб предприятия аналогичного профиля в Германии переориентировать на военную продукцию... я пригласил французского коллегу в Берлин. Министр Бишелонн, профессор Сорбонны, имел репутацию чрезвычайно способного и энергичного человека. Не без некоторых пререканий с МИДом я добился, чтоб его принимали как гостя немецкого правительства. 17 сентября я принял Бишслонна, с которым у меня сложились почти дружеские отношения. Мы оба были молоды, верили, что нам принадлежит будущее... Я был готов отменить территориальное обкрадывание Франции... тем более, по моим представлениям, не столь уж и важно, где проходят государственные границы в Европе, при связанности воедино совместным производством. Ключевой в тот день была проблема депортаций рабочей силы из Франции в Германию (доходивших до 50 ООО чел/месяц). Бишелонн пренебрег указаниями Лаваля (французский премьер), я — Заукеля. Согласованный план был выгоден для обоих сторон... Были определены заводы, изъятые из заукелевской практики насильственной мобилизации рабочей силы, о чем извещали охранные грамоты за моей личной подписью... под конец вне сферы Заукеля оказались все ведущие предприятия числом в десять ты сяч... Вместо 50 ООО стало депортироваться менее 5000 человек. 1 марта 1944 года Заукель с раздражением рапортовал: “Мои службы докладывают, что все подошло к концу. Во всех префектурах одно и тоже: министр Бишелонн заключил с министром Шпеером соглашение...”». Признайте: в этих описаниях Объединенная (Гитлером) Европа и Объединенная Европа-2 (нынешняя) — ну просто неразличимы. Один и тот же дух оптимизации, расчета, сотрудничества. Разве что штриха небольшого недостает: чтобы Шпеер перевел свое Министерство (Reichsministerium die Waffe und Munition) в Брюссель, в столицу нынешних европейских технократов. Значит, нужно уточнить баланс: в числе противников СССР тогда были не только фанатики вроде Гитлера, Зау- келя, Геббельса, но и европейские топ-менеджеры.
<< | >>
Источник: Шумейко И.. Вторая мировая. Перезагрузка / Игорь Шумейко — М.: Вече. - 352 с.. 2007

Еще по теме Гимн технократам:

  1. Глава 11. Две Испании: республика и «национальная зона» в первой половине 1937 года
  2. Эмоциональное противопоставление
  3. ГЛАВА 7 СССР Сталина
  4. § 1. Государство, государственное образование, территориальная автономия и административно-территориальное деление
  5. Гимн технократам
  6. 1. РОССИЯ В XVIII в.
  7. Русская философия и мировая культура
  8. ВВЕДЕНИЕ [К КНИГЕ ЖАКА-ФРАНСУА ЛИОТАРА «ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ СОСТОЯНИЕ: ДОКЛАД О ЗНАНИИ»]