<<
>>

Глава 3 О "Праве Ведущих Большую войну' и о подвернувшихся под руку

А «тот самый пакт?», «тот самый вкус: Молотов — Риббентроп? », «агрессия СССР в Прибалтике? ». Исследованию природы этих обвинений, собственно, и посвящена вся эта книга. Решившийся на Большую Войну имеет право и на Большой Маневр.
Но что это за термин — «Большая Война», и правомерно ли его введение? Ответ будет подробный, с привлечением некоторых предыдущих моих публикаций, в том числе и по Гуго Гро- цию — автору понятий «естественного права» и большинства положений «права войны и мира». А пока — несколько исторических прецедентов. Так, например, решившиеся на Большую Войну англичане XIX века знали сами про себя, что именно они — самые непримиримые, самые конечные враги Наполеона, и с этим самооправданием могли заключать «с Бони» сколько угодно перемирий, подписывать с ним Амьенский мир, а после уничтожать совершенно нейтральную Данию («просто чтоб датский флот случайно не попал к Бони»), ? ДИЛЕТАНТСКИЕ ЗАПРОСЫ А кто такой, собственно, этот Бони «Бони» — это кличка, не сходившая со страниц тогдашних британских газет. Уменьшительно-презрительное от «Бонапарт». А тот, кто требовал к себе обращения только «Наполеон» — он ведь и простое, неискаженное «Бонапарт» считал за величайшее оскорбление себя и Франции. Так что «Бони» в британских (и только в британских) газетах — была не просто шутка: это был Залог непримиримой вражды, Залог войны на уничтожение. Подобно тому, как 500 лет до того резали невинных и никому не нужных в об тем-то монгольских послов, зная, что после этого с монголами мира не может быть никогда. И советские газеты тех годов с карикатурами на Гитлера — это такой же Залог. И взаимная моральная «натрав- ленность» фашистов и коммунистов — это вполне серьезный, «материальный» аргумент. А то, что нам ставят в вину «тот самый Пакт» и изменившийся тон советских газет 1940 года... это как если бы уцелевшие обитатели Освенцима начали бы пенять открывающим ворота русским солдатам: «Вы-то и под Вязьмой облажались, и под Харьковым — дважды.
И в Сталинграде долго тянули, и под Курском. А уж под Ленингра- дом-то... И пришли-то нас освобождать в результате — гораздо позже, чем должны были... по нашим расчетам... И уж конечно, нельзя было входить в три прибалтийских республики». Но «совпаденьям» несть числа — именно на Балтике Великобритания вписала наиболее яркую страницу в кодекс этого права. «Большая война» велась ею в XVIII— XIX веках с Наполеоном. Флот оного, как известно, был разбит при Трафальгаре, и вторжение Британии вроде бы не грозило. Но Наполеон, чисто теоретически, мог создать себе новый флот? Мог. А пожелав воссоздать флот, Наполеон, используя свое континентальное могущество, навер ное, мог бы захватить какую-нибудь страну, имеющую значительный флот и «приобщить его к делу»? Вполне. А у кого еще в Европе остается «значительный флот»? А вот — Датское королевство. Но оно пока ведет линию безупречного нейтралитета. А вдруг что изменится? Тем более, по исследованиям одного нашего (британского) писателя: «Какая-то в державе датской гниль!» В. Шекспир. «Гамлет»... Надо подстраховаться. 26 июля 1807 года из Ярмута вышла британская эскадра в составе 25 кораблей, 40 фрегатов и малых судов. За ней несколькими отрядами шла армада из 380 транспортных судов с 20-тысячным десантом. 1 августа британская эскадра появилась в проливе Большой Бельт. 8 августа к наследному принцу-регенту Фредерику явился британский посол Джексон и заявил, что Англии достоверно известно намерение Наполеона принудить Данию к союзу с Францией. Англия этого допустить не может и в обеспечение того, что это не случится, она требует, чтобы Дания передала ей весь свой флот и чтобы английским войскам было разрешено оккупировать Зеландию, остров, на котором расположена столица Дании. Принц отказался. Тогда британский флот в течение шести дней бомбардировал Копенгаген, а затем высадил десант. Половина города сгорела, в огне погибли свыше двух тысяч его жителей. Командовавший датскими войсками престарелый (72-летний) генерал Пейман капитулировал.
Англичане увели весь Датский флот, верфи и морской арсенал сожгли. Принц Фредерик не утвердил капитуляцию и велел предать Пей- мана военно-полевому суду... Но. может, пример 1807 года — слишком устаревший? Ведь с тех пор столько гуманистов и правозащитников «в земле Европейской просияли». Тогда вот пример как раз — из того, самого актуального, 1940 года. Исландия в то время была частью Дании (не будем вдаваться сейчас в тонкости их унии). И когда Гитлер в аи- реле 1940 года захватил Данию, Великобритания, без объявления войны, без объявления вообще чего-либо захватила Исландию. Основание самое элементарное: Дания так и так попадает под Гитлера, но нельзя, чтобы вся, целиком. Остров Исландия для войны пригодится. И еще как пригодился! Только представьте, что и Исландия стала германской — тогда неизбежно: ни один англо-американский конвой со стратегическими грузами не дошел было Мурманска. Более того, ни один конвой в Россию и не вышел бы из американских портов по причине абсолютной невозможности миновать Исландию с германскими базами... Британское право, как известно, основано «на прецедентах». СССР тоже вел «Большую Войну» с фашизмом. Уже имели место прямые сражения с немцами и итальянцами в Испании, с Японией на Хасане и Хал- хин-Голе. Перемирия, пакты с главным противником, конечно, заключались (как и у англичан с Наполеоном), но это никак не отменяло главного факта: последней инстанцией разрешения «Большого исторического конфликта» будет схватка СССР — Германия. И присоединение нами в 1940-м году важнейшего стратегического плацдарма, трех республик, недотягивает до Британско-Датского прецедента по всем параметрам. Их правительства не открывали военных действий — раз; отсутствие большой крови и разрушений (как следствие первого) — два. Нынешние политкорректные историки щелкают на счетах: «Так, 1940-й год— СССР подмял три демократических государства, — три костяшки налево, минус». Можно согласиться... Хотя и с некоторыми поправками. Латвия на тот момент «демократической республикой» быть перестала — диктатура Ульманиса.
Литва за год до этого объявила, что ни за себя, ни за свою территориальную целостность, ни за свой нейтралитет ручаться не может. История тут была такая. По Версальскому миру, бывший немецкий город Мемель (с округой) назывался Клайпедой и передавался Литве. Мемель. кстати, в некий исторический период был столицей и последним плацдармом Пруссии, добиваемой Наполеоном. Неизвестно, об этом ли вспомнили державы-победительницы, забирая у Германии сей важнейший порт, главное другое: они гарантировали Литве защиту — ее и ее благоприобретений. Гарантии эти были абсолютно аналогичны гарантиям, данным Польше, во исполнение которых, собственно, и была объявлена (через 5 месяцев после Клайпеды) война Германии. 20 марта 1939 года министр иностранных дел Германии фон Риббентроп объявил литовскому коллеге И. Урб- шису: делом, а войска. начав поход, неизвестно где остановились бы. После начала военных действий германское правительство больше ни на какие переговоры не пошло бы». Не дожидаясь официального ответа Литвы, Адольф Гитлер отправился в Мемель на флагмане германских ВМС линкоре «Дойчланд». Литовцам дали официальный и унизительный совет: «Во избежании пустой траты времени, отправить специальным самолетом в Берлин полномочных представителей для подписания документа о передаче района Мемеля Германии». Вооруженные силы Литвы составляли: кавалерийская бригада и три пехотных дивизии общей численностью в 24 тысячи человек, при 44 легких танках и 110 самолетах. И всего один военно-учебный корабль с шестью пулеме- Игорь Шумейко тами и двумя пушками «Эрликон» двадиатимиллиметро- вого калибра. В военном отношении положение Литвы было безнадежно. Но, чтобы получить помощь Британии и Франции, Литва должна была отвергнуть требования Гитлера, обратиться к странам-гарантам, подвергнуться нападению. И тогда Вторая мировая война началась бы в апреле, а не в мае 1939-го. Как констатируют литовские историки: «... можно было бы кровью тысяч солдат вписать героическую страницу в историю. Но в территориальном отношении Литва в конечном счете только проиграла бы.
Ведь министр иностранных дел Германии фон Риббентроп дал ясно понять, что, затеяв сражение, литовцы потеряют всю страну. Конечно, очень больно, когда рубят руку, но глупо подставлять еще и голову...» 21 марта Совет министров, «не находя другого выхода, считает, что он вынужден принять требование германского правительства. Перед лицом грозящей со стороны Германии опасности Совет министров не находит возможным выполнить требования ст. 15 конвенции, заключенной между Литвой, Британской империей, Францией, Италией и Японией о Клайпедской территории. Министру иностранных дел поручается только информировать полномочных министров Франции и Великобритании в Каунасе о требовании правительства Германии вернуть Клайпедский край рейху». То есть, исходя из своих национальных интересов (плюс напоминание, что Германия учтет интересы Литвы в Кгайпедском порту) Литва не обращается за помощью к странам-гарантам и отдает Мемель. Значительно усиливая позиции Германии на Балтике — и также значительно ухудшая положение любого, решившегося на «Большую Войну» с Гитлером. С точки зрения современной ситуации и современного понимания международного права можно до бесконеч ности спорить, в чем присоединение Советским Союзом тех трех республик отвечает признакам агрессии, в чем — нет. Но как раз чтобы сама-то международная ситуация стала «современной», политкорректной — в обшем. той, какая она сейчас есть — и требовалась ликвидация гитлеровского рейха, выигрыш Большой Войны! Конечно, вот если бы прибалтам эпохи Мюнхена сесть в машину времени, точнее, влезть в нее всеми своими республиками, и перелететь бы сразу в 2006 год, где тебе и Совет Европы, и ПАСЕ... Но даже и эта фантазия не столь заоблачна в сравнении с цинизмом «Клайпедских героев», поучающих Россию: как, где, когда надо было проводить военные операции против Гитлера. Но, быть может, прецедент Британии, подстраховавшейся с Данией-1807 слишком стар, а с Исландией-1940, слишком малозначителен? И «в культурном XX веке». Сталину действительно стоило как-то бы организовать сеанс связи и посоветоваться с Гавелом, Ландсбергисом, Клинтоном и Мадлен Олбрайт: как следовало вести «Большую Войну»? Ну что ж, вот тогда и еще пример, опять из 1940 года. Правда, и тут опять действующее лицо Британия, но это как раз оттого, что именно она, островная Британия, чаше решается на противостояние любой ценой.
<< | >>
Источник: Шумейко И.. Вторая мировая. Перезагрузка / Игорь Шумейко — М.: Вече. - 352 с.. 2007

Еще по теме Глава 3 О "Праве Ведущих Большую войну' и о подвернувшихся под руку:

  1. Глава 3 О "Праве Ведущих Большую войну' и о подвернувшихся под руку
  2. В. Франкл ЧТО ТАКОЕ СМЫСЛ