<<
>>

О «санитарном кордоне», «санитарах» и упорно выживающем «пациенте»

Но именно эти упреки нашим пропагандистам и контрпропагандистам «надо благодарно принимать». Ведь совсем-совсем другие обвинения реально осложняют политику современной России! Да что там политику! — нашу жизнь пытаются сделать сложнее, тяжелее, и даже реально беднее, выстраивая против нас новый «санитарный кордон», объединяя Польшу, Литву, Финляндию, Латвию, Эстонию, Румынию в противостоянии...
«коварной и опасной России, когда-то с помощью пакта Молотова — Риббентропа растоптавшей их суверенитеты», или оккупировавшей их территории (Да-да, и голос Румынии в этом хоре, лишившейся в 1940 году Бессарабии, тоже нельзя забывать). А экономические последствия «кордонов» хорошо известны всякому экономисту. Любого вида дискриминация страны в конечном итоге еще и дискриминация ее товаров, ее купцов. «Вопрос бабок». А «кордон» — это как бы... половина блокады... И когда осенью 2005 года поднялась памятная кампания против Российско-Германского газопровода (по дну балтийского моря), оставалось только ждать... И точно! Очередной польский политик, а именно — министр обороны Польши Радек Сикорский уподо- бил-таки это соглашение... «Новому пакту Молотова — Риббентропа». Называлось это и «Газовый пакт Путина — Шредера». Апеллировали, конечно, к США и «ко всем де мократиям». (Это при том, что США только что продавили нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан — в обход России.) То есть эти «гиены-санитары» Восточной Европы стремятся вернуть себе местечко на «санитарно-кордонной службе» не только одной русофобии ради. Жалованье тоже «имеет значение»! А уж каналов его поступления бесчисленное множество. От очередной Нобелевской премии (Леху Валенсс), до прямой государственной помощи прибалтам. А удалось бы им сорвать строительство Балтийского газопровода — тогда сами польские тарифы за перекачку по их территории, приняли бы характер монопольной ренты. И такую же ренту снимали за обслуживание российского экспорта-импорта в нами же построенных Ново-Таллинском.
Вентспилском портах... В 1990-х годах я опубликовал одну статью в журнале «Новая Россия» (бывший «Советский Союз»), посвященную отчасти и той новой геополитической ситуации, сложившейся после 1991 года. Собирая материалы, беседуя с разными политиками, имевшими отношение к... я запомнил, какие хитрые, многоуровневые интриги шли против самой идеи строительства нового порта в Ручьях (Усть- Луга, Ленинградской области). Санкт-Петербург давно не справляется с обслуживанием товаропотоков, и тогда сложилась целая группировка, лоббировавшая интересы финляндских, эстонских, латвийских, литовских портов, блокировавшая (в том числе и с «природоохранными аргументами»), любые проекты создания новых портов в Ленинградской области. И одновременно спешно строившая новый эстонский порт в Силламяэ. Я со своей журнальной миссией застал тогда очень интересный момент. Глава Кингисеппского района Владимир Густов уходил на повышение — в правительство Ленинградской области. (Потом он поднимется еше выше — станет министром и вице-премьером в правительстве Примакова). «На районе» оставался Александр Дрозденко. Он мне и рассказал о ходе этого геополитического соревнования, как один бизнесмен, загодя скупивший земли в районе Усть-Луги, успешно задержал начало строительства — то есть выиграл для эстонцев в целых два года... Мне запомнилось это физически явственное ощущение гонки. И еще одна временная параллель. В тридцатых годах, когда у СССР была аналогичная геополитическая ситуация (на Балтике не окно — а маленькая «форточка»), Усть-Луга чуть не стала важнейшей стройкой пятилетки. Лозунг был: «Даешь Второй Кронштадт»! — тогда понимали эту просто уникальную уязвимость единственного порта и военно-морской базы, усоседившихся в известной «маркизовой луже». В 1939 году в районе Усть-Луга — Вистино бешенными темпами бросились возводить «Второй Кронштадт». Присоединение прибалтийских республик, а потом и война — «закрыли тему». И вот в 1990-х годах геополитические условия повторяются — но как сложно геополитика пробивается в полуотравленное сознание россиян! Я помню, как тяжело «пробивался» в 1995 году этот материал об Усть-Луге.
Кто? Что? Ощущение было, что несколько оди- ночек-энтузиастов в Ленинградской области схватились с международным монстром, при полном равнодушии всей страны. Вроде и победили, и отмечены (новый глава района Александр Дрозденко тоже ушел на повышение в Ленинградскую область, а непосредственный руководитель проекта — Владимир Якунин — стал главой российских железных дорог), но по отклику в общественном сознании это было похоже на выигрыш нашими, где-то очень далеко, футбольного матча, права на трансляцию которого вдобавок не были выкуплены. Понимание приходит с запозданием, и когда уже в 2006 году нужен ответ па действия другого ветерана «санитарно-кордонной службы» — Литвы, отрезавшей сообщение с Калининградской областью, единственный реальный ответ — паромная линия Калининград — Усть- Луга. И сегодня этот порт, наш самый глубоководный на Балтике — это прорыв «санитарного кордона», который вокруг России возводится неустанно и непрерывно. А для иллюстрации всей исторической глубины вопроса у меня есть и еше одна маленькая, но очень памятная картинка по теме «блокада». В Стокгольме, неподалеку от смотровой вышки Катарина-Хиссен вы найдете улочку двухэтажных домишек. Называется она «Рюс-гартен», «Русское подворье». В период до позапрошлой Смуты (XVI века) Россия владела на побережье Балтики отрезком, — как раз от нынешней Усть-Луги до устья Невы. И после гой Смуты, когда стати селиться русские купцы. Жили на первых этажах, а на вторых, точнее, на чердачках хранили свой товарец. Ходили по стокгольмским рынкам... почти как офени, как коробейники. А все более-менее серьезные партии классических «льна, пеньки, дегтя, хлеба» закупались в России шведскими купцами «на корню». Вот, во что выродилась внешняя торговля державы. (В соответствующих главах истории вы найдете и термин «неэквивалентный обмен» — о российской торговле 17 века). Это и есть вечный идеал кордо- ностроителей, и вся «чистая демократия» (и усмешки по поводу нашей «суверенной демократии»), и вся политкорректность, «коротичность», «работа над историческими ошибками», «необходимость покаяния» — все для осуществления этого идеала: «русские подворья» в европейских столицах и русские коробейники с матрешками на улицах...
<< | >>
Источник: Шумейко И.. Вторая мировая. Перезагрузка / Игорь Шумейко — М.: Вече. - 352 с.. 2007

Еще по теме О «санитарном кордоне», «санитарах» и упорно выживающем «пациенте»:

  1. О «санитарном кордоне», «санитарах» и упорно выживающем «пациенте»