<<
>>

Вернемся к «нашим пактам»

И вот каков должен быть ответ «гиенам-санитарам* Прибалтики, идеологически опирающихся на критик> Пакта Молотова — Риббентропа: Британский премьер историк и «Краткий курс истории ВКП(б)» свидетельствуют: «США, Британия и Франция виновны в самом факте появления мошной фашисте- кой Германии.
А СССР по мере нарастания угрозы войны предпринимал необходимые (хотя, как оказалось, и недостаточные) меры обороны». Ведь быть наблюдателем (пускай, даже и злорадным) чемберленовского предательства Европы — это совсем не то, что быть его соучастником! Оцените теперь и последующий фрагмент. Следствия Пакта: «... а через две недели (боевых действий) польская армия численностью около двух миллионов человек прекратила свое существование. Пришла очередь Советов. 17 сентября русские армии хлынули через почти не защищенную восточную границу и широким фронтом пошли на запад. 18 сентября они встретились со своими германскими партнерами в Брест- Литовске. Здесь в минувшую войну большевики в нарушение своих официальных соглашений с западными союзниками заключили сепаратный мир с кайзеровской Германией и подчинились ее грубым условиям. Сейчас в Брест-Литовскерусские коммунисты ухмылялись и обменивались рукопожатиями с представителями гитлеровской Германии...» Бесспорно, еще одна уникальная ценность черчилле- ва взгляда — то, что он — ветеран обеих мировых войн. И в его «Истории» эти мимоходные вводные фразочки: «...а в прошлую войну...», «...а в минувшей войне он был...», «...а в прошлой войне для этого потребовалось» — это просто главный рефрен. Это способ мышления умудренного человека, ведущего стратега обеих мировых войн. Вот он упоминает о встрече советских и германских войск 18 сентября 1939 года в Брест-Литовске — и, конечно, вспоминает, что именно здесь же в 1918 году «в минувшую войну» был заключен Брестский договор России с Германией. Черчилль тут если и не обвиняет, то напоминает об одном безусловно «отягчающем обстоятельстве», как бы концентрирует, конденсирует историю, превращая Брест- Литовск в какое-то «просто заколдованное» место россий- ско-германских «сговоров». И еще три абзаца — «о роли историка в рабочем строю» Я, конечно, делился замыслом (и первыми набросками) этой книги с некоторыми солидными нашими книгоиздателями, исгориками-публицистами.
Сказать честно: никакое одобрение, даже «горячая поддержка», даже крики «браво» (случись бы таковые), по поводу некоторых фрагментов не уравновесили того, пусть даже небольшого недоумения (неодобрения) по поводу... в том числе того, о чем сейчас речь пойдет. Мне кажется, роль истории как поля межнациональных диалогов, споров, соперничества будет только расти. Доказательство — самое элементарное. Общая масса полемики, «разлитой в мире», величина или постоянная, или уж точно неубывающая. Удельная доля «идеологических элит», ведущих (озвучивающих) споры, а также коммуникационные возможности растут. А между тем количество «полемических плошадок» сократилось. Ранее, например, диалоги, споры СССР — США сублимировались, вытеснялись в сферу политэкономии. Спор, грубо говоря, шел: кто правее. Маркс или Кейнс? Вспомните хотя бы, сколько обсуждалась, какую долю общественного внимания занимала та самая ... «конвергенция». То была штука сложная, приблизительно ее, конвергенцию, можно было понять (интересно, а кто ее понимал не приблизительно?) как вариант ничейного исхода матча Маркс — Кейнс. А игравшие «на победу» обрушивались на «конвергенцию» с обеих сторон. Согласитесь же, что сегодня громкость этих политэкономических споров значительно прикручена. «Религиозная площадка диспутов» также давно и изрядно опустела. Тоже характерный момент. Сначала шли споры (войны) непосредственно за догматы. Потом войны, как бы сказать...за «массу паствы». (Паства понималась, как некая паста. Чья передавит?). Сейчас допустимы, ко- мильфо, только споры по истории религий. Знаменитый фукуямовский «Конец истории» можно и так понять, что историю перестанут делать (во избежание «ядерной зимы»), а займутся ее интерпретацией. И если доля «исторических» споров и доля общественного внимания к ним растет, то абсолютно недопустима прежняя тактика угрюмого отпирательства или замалчивания.
<< | >>
Источник: Шумейко И.. Вторая мировая. Перезагрузка / Игорь Шумейко — М.: Вече. - 352 с.. 2007

Еще по теме Вернемся к «нашим пактам»:

  1. VII. ОСВЯЩЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ 1918. V.3L Вознесение ІЬсподне. Ночь
  2. § 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде
  3. ГЛАВА 3 ГОА 1939-Й. Необъявленная война в пустыне. Река Халхин-Гол
  4. ГЛАВА 4 ГОЛ 1945-Й. Лальний Восток. Квантунский финал Второй мировой
  5. ГЛАВА 3 «Мальчик в штанах» и «мальчик без штанов»...
  6. ГЛАВА 4 Гитлер
  7. ГЛАВА 9 Примеси спирта, примеси распри и нарком Меер Литвинов
  8. ГЛАВА 10 Нефть Детердинга поджигает рейхстаг, Кайт из «Известий» тушит пожар керосином
  9. Версии маршала Г. К. Жукова об игнорировании угрозы большой беды
  10. Дела сепаратные и трагические
  11. Перекраивание союзов
  12. Новая союзная коалиция: конфликт интересов, «тайная война», на грани развала
  13. Великие государи