<<
>>

1.12. Телесная конституция человека

Физическое строение человеческого тела (конституция) явилось итогом эволюции гоминин, сделавшей их самым мо­лодым типом млекопитающих. Человек обладает хорошо раз­витыми ногами и более короткими и менее крепкими руками.

Аналогичное строение тела наблюдается у некоторых других млекопитающих (кенгуру, прыгунчиков, тушканчиков, кенгу­ровых крыс, долгоногов), однако их способ передвижения яв­ляется прыгающим, и они не умеют шагать, как человек или, например, двуногие динозавры. В соответствии с таким расхо­ждением нижние конечности двуногих млекопитающих имеют абрис ломаных рычагов для прыжков, в то время как ноги у лю­дей и двуногих динозавров отличаются выпрямленностью.

Характерное строение человеческого тела с удлиненными ногами и укороченными руками, свисающими лишь до бедер, было присуще всем представителям биологического рода «че­ловек». Оно (характерное строение человеческого тела) в пол­ной мере представлено у африканского человека-мастера, жив­шего 1,60±0,05 млн лет назад. У прямоходящих ардипитеков и австралопитеков (австралопитека афарского, австралопите­ка умелого) руки были весьма длинны и свисали до колен, что является питекоидным (обезьяньим) признаком.

На вопрос, связано ли высвобождение верхних конечно­стей от функции передвижения у гоминин с трудовой деятель­ностью [239], надо дать отрицательный ответ. Двуногость бы­ла представлена уже у сахельантропа чадского 7-6 млн лет на­зад, тогда как первые каменные орудия труда появились лишь у кениантропа 2,6 млн лет назад. Кроме того, четвероногость наших родичей шимпанзе не мешает им примитивно трудить­ся (см. разд. 2.3), и за последние полмиллиона лет эти обезья­ны не сделали видимых подвижек к двуногости, судя по тому, что древнейший ископаемый шимпанзе из формации Капто- рин Тугенских Холмов в Кении (возраст 545±3-543±4 тыс. лет назад) мало отличался от своих современных собратьев [676, с, 105].

Пропорции нижних и верхних конечностей у представите­лей биологического рода «человек» и у современного сапиен- са отличались относительным постоянством, хотя определен­ные колебания в этих пропорциях общеизвестны. У некоторых людей (например, у длинноруких боксеров) руки несколько длиннее средней нормы, а у некоторых (например, у коротко­руких боксеров) - наоборот, короче нормы. Это означает, что неотеническая эволюция сказалась на их предках по-разному и сильнее повлияла на короткоруких индивидуумов.

Пропорции конечностей и туловища у людей непостоян­ны и зависят от роста. Это обстоятельство имеет не эволюци­онное, а физиологическое объяснение. Размеры туловища за­висят от массы внутренних органов, необходимых для поддер­жания жизни человека и обеспечения детородной функции у женщин. Поскольку со времен кениантропа с озера Рудоль­фа, пережившего первую известную нам акселерацию не менее 2,43±0,02 млн лет назад, отцом ребенка у женщин нашей фа- летической линии мог стать как неотеничный (низкорослый), так и акселерированный (высокорослый) индивид, испытание временем выдержал тип женщины, имеющей достаточно боль­шое туловище, чтобы дать жизнь как обычному (неотенично- му), так и крупному (акселерированному) ребенку. Прочие ти­пы женщин вымерли.

В результате люди лишились гармоничности в строении те­ла. При очень заметных расхождениях в росте у акселериро- ванных и неотеничных людей их туловища стремятся к неко­торым общим размерностям, тогда как конечности сильно ва­рьируют по длине. Это происходит потому, что туловище не­сет важную жизнеобеспечивающую и детородную функцию, в то время как конечности ее лишены. Именно поэтому у высо­корослых женщин-акселераток общие размеры тела увеличи­ваются главным образом за счет конечностей, тогда как увели­чение туловища отстает. Именно поэтому бытует меткое выра­жение, что у высокорослых женщин ноги «растут от плеч» или «от ушей», т.е. выглядят непропорционально длинными и при­влекательными (см. разд. 1.13).

Соотношение мышечной и жировой массы человеческо­го тела имеет эволюционную природу.

Наши предки уже 2,6 млн лет являются хищными охотниками. При этом в от­личие от львов в популяциях людей всегда охотились мужчи­ны (ср. разд. 2.7). Имеется, пожалуй, одно классическое исклю­чение. Это красавица охотница Аталанта в Микенской Греции, участница знаменитой Калидонской охоты на страшного вепря в ноябре (начало гона у кабанов [191, с. 340]) 1226 г. до н.э., в которой она не уступала своим многочисленным соискателям руки и сердца, могучим ахейским мужчинам-воинам и охотни­кам (Гомер. Илиада, IX, 529-605 [54, с. 162-163]). Мужчины- охотники в первобытности, воины в более поздние времена и спортсмены в наши дни отличаются большим запасом мышеч­ной массы. Однако по эволюционным причинам они склонны к малоподвижности и гиподинамии (см. разд. 1.3). В результа­те отложение жировой ткани (ожирение) у современных муж­чин - не редкость. У женщин по сравнению с самками равнове­ликих млекопитающих беременность растянута примерно в 3,8 раза (по сравнению с леопардом, масса которого 70±30 кг, бе­ременность длится 90-105 дней, т.е. втрое короче, чем у чело­века, см. разд. 1.4). Поэтому для питания долгоразвивающего- ся плода женщины нуждаются в жировых запасах, втрое пре­восходящих таковые у самок равновеликих млекопитающих. В результате женщины разительно отличаются от мускулистых львиц (имеются в виду не «светские львицы», а самки обыч­ных львов). Попытки приобрести экстерьер последних дают женщинам-культуристкам желанный результат, но одновремен­но вызывают у них менопаузу, т.е. лишают способности к дето­рождению. В итоге упитанные женщины никогда не страдают от отсутствия мужского внимания (см. разд. 1.13). При этом под­верженные, как и мужчины, малоподвижности и гиподинамии, женщины с особой легкостью набирают избыточную массу, что служит причиной страданий большинства представительниц современного прекрасного пола, стремящегося сесть на диету.

Пропорции головы и тела у современного человека то­же обусловнены неотенической эволюцией. Голова у челове­ка, особенно в детском возрасте, непропорционально велика за счет своей мозговой части.

Происхождение этой особенно­сти обусловлено следующими причинами. Для прокормления прожорливого тела человека (см. разд. 1.4) необходим исправ­но действующий ротовой аппарат, челюсти которого стремят­ся не уступать по размерностям челюстям равновеликих мле­копитающих. Однако, как мы помним (см. разд. 1.5), неотени- ческая эволюция неуклонно сокращала лицевую часть черепа гоминин, автоматически увеличивая при этом мозговую часть. Подобное развитие привело к парадоксальному итогу. По­скольку челюсти у гоминин из-за нужд питания не могли стать много меньше челюстей равновеликих млекопитающих, они как бы «застряли» на определенной (приблизительно гепардо- вой) размерности, тогда как мозговая область черепа аномаль­но раздулась, превратив человека в своего рода «головастика», что является обычным эпитетом для человеческого ребенка. Проще сказать, большая голова, а главное - высокий свод че­репа и крупный мозг являются у людей результатом неотени- ческого развития и ничем иным. Из самомнения люди пола­гают, что большой мозг связан с их высоким интеллектуаль­ным уровнем в животном мире. Объективный антропологиче­ский анализ не подтверждает этого заблуждения. Действитель­но, интеллектуальный уровень человека в животном мире бес­прецедентно высок (см. гл. 3), но размеры человеческого мозга не имеют к этому достижению прямого отношения.

В итоге в лице человека разумного закономерным эволюци­онным образом сложилось негармоничное по животным мер­кам существо с непропорционально большой головой, особен­но в мозговой части, чему в животном мире аналогов нет. Кро­ме того, нас отличает неотеничная короткорукость и соответ­ствующая длинноногость, что находит аналоги у двуногих ди­нозавров, у млекопитающего Leptictidium nasutum и формаль­но - у современных прыгающих млекопитающих, хотя их спо­соб передвижения нам чужд (см. разд. 1.3).

Другая беспрецедентная особенность людей состоит в том, что человеческое туловище не находится в постоянной сораз­мерности с конечностями, а потому с убыванием общих разме­ров человека туловище приобретает несколько преувеличен­ные, непропорциональные размерности по сравнению с конеч­ностями.

Эволюционно-антропологический подход дает всему этому объяснение: при убывании общих размеров тела тулови­ще отстает, поскольку отвечает за жизненно важные функции организма и стремится сохранять некоторые средние для лю­дей размеры (см. выше).

Чередование эпизодов неотении и акселерации в истории человечества (см. разд. 1.5) ставит в трудное положение антро­

пометрию (науку о размерностях человеческого тела). Нет ни­каких генетических препятствий к тому, чтобы неотеничные и акселерированные особенности конституции человека сочета­лись друг с другом произвольным образом. Крупная, акселери- рованная голова может увенчивать скромное неотеничное тело. Длинные, акселерированные руки могут дополнять некрупное неотеничное тело, создавая феномен длинноруких боксеров- легковесов. Напротив, боксеры-супертяжеловесы редко быва­ют длиннорукими, поскольку они акселерированы во всем и конечности у них пропорциональны туловищу. Иными слова­ми, благодаря смешанному неотенично-акселерированному на­следию конституция человеческого тела мозаична: оно состоит из разнородных неотеничных и акселерированных деталей, что объясняет крайний полиморфизм (телесное разнообразие) со­временных человеческих популяций, а также их колебания по части разнообразия. По этой причине типы человеческой кон­ституции распадаются на последовательных акселератов и не- отеников, а также неотенично-акселерированных гибридов по части сочетания головы, тела и конечностей. По основным при­знакам головы (не менее 12) и тела (не менее 8, см. разд. 1.13) можно выделить не менее 20 типов телесной конституции че­ловека, а в реальности - еще больше, что едва ли целесообраз­но. Биология человека оперирует обширным, но разумно огра­ниченным списком типов телосложения, сведенных в систему У. Шелдона (1940 г.) [25, с. 444-451]. Эта классификация игно­рировала ростовые показатели человеческого тела [25, с. 445], а потому его мозаичная неотенично-акселерированная природа не поддавалась в ней обнаружению. Соматический (телесный) полиморфизм человечества «разрешен» естественным отбором потому, что в крупных популяциях, вроде человеческих, био­логический естественный отбор не действует и не нивелирует человеческие тела по единообразному шаблону (см. разд. 1.10). У животных в природе соматическое разнообразие встречается, но не в таких масштабах, как у людей, поскольку строение тела жестко «контролируется» естественным отбором.

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме 1.12. Телесная конституция человека:

  1. Глава первая ВВЕДЕНИЕ
  2. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  3. Происхождение и сущность человека
  4. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  5. 1. Естественное и социальное. Постановка проблемы
  6. 1.1. Серебряный век и идеал человека (человек как образ и подобие Бога)
  7. позитивность ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИИ
  8. УКАЗАТЕЛИ УЧЕНИЕ ГЕГЕЛЯ О ЧЕЛОВЕКЕ
  9. § 2. Права человека и формирование правового государства в России
  10. 10.2. Структура личности и политика