<<
>>

3. АБСТРАКЦИЯ- ИНДИВИДУАЦИЯ- ПРИВАТНОСТЬ

Именно в обществах Модерна происходит разделение публичной и частной сфер. Именно здесь индивид ощущает себя единицей, не- обязательно связанной с общностью. Тогда же складываются пред- ставления о человеке как индивидуальности.
Личность/индивидуальность - проблема невмещаемости в роли. Эта проблема ключевая в романе как ведущем литературном жанре эпохи Модерна. М. Бахтин писал о романном герое как о человеке, . Он писал, что ... . В эпосе ^. автономии индиви- да - осознание выхода человека за пределы всех и всяческих идентификаций. Индивид пребывает как раз в точке пересечения всех определе- ний этого мира. Отсюда - невозможность итогов, окончательных решений. Пока человек жив, он не в силах совпасть с собственной внутренней формой. Этой сложности, бесконечности, в которую вписывается личность, соответствует понятие культуры. Представление о собственной уникальности, о возможности избежать влияния общества по собственному хотению кажется современному более или менее образованному человеку . Столь же самоочевидным видится противопоставление ^Бахтин М. Эпос и роман (О методологии исследования романа) // Бахтин М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет. - М., 1975. - С. 479-480. себя непосредственному окружению. Приведем два высказыва- ния. Одно из них принадлежит испанскому философу Х. Ортеге- и-Гассету. Другое - нашей соотечественнице писательнице Н. Берберовой. При всем отличии словесного выражения и кон- текстов сказанного они отличаются общностью настроения. (Ортега-и-Гассет Х. Человек и люди // Ортега-и-Гас- сет Х. Избранные труды, - М., 1997. - С. 484,485). (Берберова Н.Н. Курсив мой: Автобиография. - М., 1996. - С. 46, 47). Ощущение индивидуальности связано с абстракцией самым тесным, но парадоксальным образом. Индивид оказывается спо- собным воспринять себя как сложную и уникальную личность именно вследствие возникновения абстрактных структур, кото- рые сами по себе вряд ли могут обеспечивать потребность в лич- ном участии и желании доверять, которое всегда испытывает че- ловек.
Публичное и частное неотделимы друг от друга, они представ- ляют две стороны медали. Гражданское общество как другая сторона проникновения государства в область повсе- дневности. Обозначения и - порождения Мо- дерна. Первое имеет своим источником возникающее чувство сов- местного владения собственностью, общего поля перемещения то- варов. Приватность относилась к привилегиям правящих классов. К концу XVIII в. в Европе слово публичный стало ассоциироваться с областью общественного блага. Приватность - то, что отделено от области публичного. Как Модерн с антропологической точки зрения? Мы уже отмечали, что Крестьянин и Джентльмен как люди традицион- ного общества доверяют друг другу. Кому доверяет человек на улице большого города? Он не знает тех, кто его окружает, не хочет знать и даже находит удовольствие в этом незнании. Поэт Шарль Бодлер, вероятно, первым обратил внимание на исторически новую фигуру фланера, который бродит по улицам большого города и наблюдает за множеством чужих, незнакомых. Позицию бодлеровского фланера- наблюдателя обсуждал немецкий теоретик культуры В. Беньямин^. Знаменитый социолог XX в. Э. Гоффман характеризовал эту ситуа- цию как (civil indifference). В традиционных обществах контраст между своими и чужими резок, чужих избегают, по отношению к ним агрессивность кажется . В го- родских обществах Модерна представляет некий молчаливый контракт признания взаимных прав, доверия и са- мозащиты. Доверие к - род ритуала, который можно тра- ктовать как свидетельство привычности, как средство снижения тре- воги. Человек, гуляющий в толпе, не ожидает, что незнакомцы будут относиться к нему с явной враждебностью. Немотивированная агрес- сия все же воспринимается как отклонение от нормы. Нельзя ска- зать, что мирное сосуществование незнакомцев обеспечивается только большими социальными системами-институциями, представ- ленными, например, полицией. Человек на улице обладает качества- ми самоконтроля, которые позволяют ему не вступать в конфликт с незнакомцами.
Мы не реагируем агрессивно, если нас случайно толк- нут на улице. Следует отметить, что в традиционных обществах та- кие социальные технологии, в общем-то, отсутствуют. Возникающий контекст всеобщего анонимного общения трудно оценить знаком плюс или минус. Он просто существует. Люди про- сто живут в этом контексте. Можно назвать ряд взаимосвязанных составляющих процесса складывания абстракции, индивидуальности и приватности: - превращение малых общностей в большие, процесс урбаниза- ции; - универсализация общественной связи; -усложнение посредников, связывающих людей в общество. Последнее, конечно же, не отменяет человеческую потребность лю- дей в теплом личном начале; ^Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе. - М., 1996. - смена формы доверия: доверие к персонам сменяется довери- ем к сложным абстрактным (неличным) посредникам, связываю- щим людей в общество. Речь идет о государстве и бюрократии, пра- ве, науке, экспертном знании, деньгах и идеологии; - изменение типа сoциaлизaции. образование демократизирует- ся, а потому школы и другие институции начинают конкурировать с семейной социализацией. В школе человек получает знания о мире, которые он не может получить в ходе семейной социализации. Рассмотрим несколько подробнее проблему абстрактных (нелич- ных) посредников, которые, впрочем, могут найти вполне матери- альное выражение в форме социальных учреждений. Но они могут быть и нематериальными. Обратим внимание на символические зна- ковые системы, функционирующие безотносительно к специфиче- ским характеристикам индивидов и социальных групп. В качестве главного из них следует назвать деньги. Монеты и банкноты - выражение отношения. Деньги полагают символом Модерна. Но это - не единственный символ. Таковым являются и легитимирующие идеологии. Еще один вид таких посредников - экспертное знание, научное и техническое. Человек не получил его самостоятельно, но опирается на него в решении повседневных жиз- ненно-практических проблем.
Это - еще одно проявление того, как доверие людей друг к другу сменяется доверием к абстрактным сис- темам и абстрактным возможностям. Следует обратить внимание на такое значимое институциональ- ное измерение Модерна, как развитой аппарат надзора. Он позволя- ет осуществлять монопольный контроль за насилием. В разных об- ществах может преобладать то или иное измерение. Вербальное письмо на бумаге может преобладать над письмом на теле, однако последнее присутствует и в экономических, и правовых обществах (см. тему 2). Представление об индивиде и индивидуальном начале как ценно- сти сопровождает эволюцию общества от объективного вменения к субъективному, от пенитенциарной нормы как системы необсужда- емых запретов и табу к личностной морали, к правосознанию в ши- роком социально-культурном плане. Добавим к этому способность контролировать собственные аффекты, телодвижения и жесты. Уже Ренессанс и Реформация свидетельствуют о возможности эмансипации индивида, который любому внешнему овещненному ав- торитету противопоставляет принудительность своей совести, своей веры, своего вкуса - словом, своей ответственности. Правопос- лушный человек, человек-субъект признает и неукоснительно со- блюдает обязанности, которые состоят в том, чтобы чужой индиви- дуальностью дорожить как своей собственной. Правопорядок пре- вращает принцип индивидуальной всеобщности в универсальную всеобщность. Обязанность переживается как личное право индиви- да. Интимно-личностное, интимно-культурное стушевывается перед правом, отодвигается в приватную сферу. Право тут равно идее пра- ва в голове индивида. Здесь как бы нет человека рефлектирующего, страдающего, борющегося с собой, бунтующего. Личность-индивидуальность немыслима, таким образом, без су- ществования высокоорганизованных и абстрактных, структур. Сама идея личности выработана в новоевропейской культуре, которая трактует право как общественный договор между суверенными индивидами как агентами гражданского общества. Т.Гоббса, представляющий собою трактат о государст- ве, - классический пример.
Право формально относится к людям так, как если бы они были одинаковыми. Оно отказывает им в особом, задушевном, в богатст- ве человеческих определений, но зато дарует возможность высту- пить гражданином, участником и агентом гражданского общества. Внешняя оболочка равнодушно, но надежно отделяет и оберегает частную жизнь человека, предоставляя ее собственным задачам, драмам самоосуществления, личного призвания, нравственных вы- боров^. Именно в процессе формирования абстрактных посредников произошло рождение представления о правах че- ловека и человеческом достоинстве, о том, что даже самые слабые члены общества имеют право на защиту и достоинство. В этот ряд следует включить и ошеломляющее открытие прав ребенка, и воз- никновение чувствительности к жестокости и страданиям себе по- добных, а также идею ответственности даже за то, что совершаешь по приказу. Возникновение нуклеарной семьи, самой идеи детства как специфического периода жизни человека также находится в этом ряду. Именно в результате действия абстрактных посредников возникло пространство приватности, в котором и развивается то, что называют личностью, неповторимой индивидуальностью. Следует подчеркнуть огромную значимость вопроса о социаль- но-историческом пространстве развития индивидуальности. Часто рассуждают так: коль скоро мы говорим о возникновении индивиду- альности-личности, индивидуальности-субъекта, то это касается всех людей. Это не так. Обратимся к хрестоматийному примеру. Ка- ждый помнит разговор Татьяны Лариной с няней в романе А.С. Пуш- кина : ... Здесь в одном физическом пространстве встреча- ются люди, представляющие разные социальные пространства. В одном индивидуальная любовь - реальность. В другом само пред- ставление об индивидуальной любви отсутствует, а брак - не ре- зультат таковой, а лишь абсолютная хозяйственная необходимость. В социальном пространстве, где пребывает няня, нет возможности индивидуального брачного выбора, основанного на любви. Новые качества оказываются социально распределенными, т.е.
^См. подробнее: Соловьев Э.Ю. От обязанности к призванию, от призвания к пра- ву // ОДИССЕЙ. Человек в истории. - М., 1990. распределенными неравномерно. Знаменитый французский фило- соф М. Фуко в труде по истории сексуальности отмечает, что соот- ветствующие медицинские практики, равно как техники нравствен- ного руководства, исповедывания самого себя складывались в узких группах буржуазных или аристократических семей (привилегиро- ванных и руководящих, доминирующих в области политики). Имен- но в этом социальном пространстве была проблематизирована сек- суальность ребенка. слои до поры до времени этой тен- денцией не были затронуты. Понятно, что о какой-либо точной хро- нологии речь идти не может^. Реально индивидуальность присутствует только в тех обществах и в тех социальных пространствах, где о таковой существует пред- ставление, где индивидуальным отличием дорожат, где индивидуаль- ность является ценностью. В обществах Модерна возникает про- странство, где культивируется ценность индивидуальности. Напом- ню о том, что оно отнюдь не обширно. В обществах сегодняшнего дня оно также ограничено. Следует обратить внимание еще на одну важную черту. Одна те- ма Модерна влечет за собой другую. Проиллюстрируем этот про- цесс. Распространение денег в крестьянской сельской среде способст- вовало возможности рассчитывать вклад, который каждый из чле- нов общности вносил в жизнь группы. По мнению М. Вебера (в ра- боте ), с той поры, как хозяйственная дея- тельность ориентируется на выгоду, она становится . Новая ситуация в корне отлична от положения в крестьянской семье как хозяйственной единице, от ситуации в ремесленной мастерской. Ни там, ни там нет разделения на профессиональную деятельность и досуг. Сама возможность счета и расчета ведет к распаду ценностей со- лидарности и обмена. Именно эти ценности регулировали отноше- ния между родителями и детьми в семье. Как уже было сказано вы- ше (тема 3), в традиционной сельской семейной экономике хозяйст- венные функции распределялись между членами семьи. Семья - одновременно единица производства и единица потребления, имуще- ство неделимо. Как многократно показывали антропологи, именно эта неделимость порождает вытеснение расчетов из сознания. Сло- во труд употребляется крестьянами, но в значении работа. Работы здесь социально определены, распределены и дифференцированы. Они зависимы от системы ценностей солидарности и обмена. Эта си- стема, связанная с удовлетворением первичных потребностей, вы- живанием группы и ее безопасностью, объединяет людей сложной полифункциональной социальной связью личного типа. Труд в тра- диционном понимании независим от денежного обмена и тех пред- ^Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. - М., 1996. - с. 224, 226. ставлений, которые этот обмен предполагает (представление об изо- лированном индивидуальном работнике, о свободном рынке, о воз- можности пересчета времени на деньги). С развитием наемного труда и социальным оп- ределения труда как продуктивной и рентабельной деятельности приходит в расстройство взаимозависимость членов группы (семей- ного хозяйства, соседской общности). Представление о труде меня- ется. Трудом начинают называть лишь ту деятельность, которая вознаграждается и оценивается. Те занятия, которые нельзя оценить в деньгах (работа по дому, уход за детьми), воспринимают как безде- ятельность. Постепенно деятельность членов крестьянской семьи, глубоко дифференцированная по полу, воплощенная в повседневных ритуа- лах, индивидуализируется. Возникает неудержимое стремление опре- делять и различать статус каждого как работника или неработника. Одновременно меняется представление о : о том, что есть старость или молодость. Возникает восприятие старо- сти и стариков как бремени, как источника . Это воспри- ятие тем сильнее, чем скуднее средства, которыми располагает се- мья (например, в среде неквалифицированных рабочих). Постепен- но функция обеспечения стариков переходит на системы государст- венного страхования. Эти системы выступают в качестве абстракт- ных посредников в отношениях между людьми. То, по поводу чего велись переговоры и устанавливались соглашения на личном уровне (семья должна содержать стариков), перекладывается на институ- ты, которые действуют по собственной логике. Еще один аспект связан с возрастанием роли школы как посред- ника в передаче опыта и знаний от одного поколения к другому. В традиционных общностях социальное знание передавалось в виде логики практики. Имеются в виду агрокультура и ремесленные на- выки, ритуалы и нарративное знание, воплощенное в историях, сказ- ках, пословицах. Школа обеспечивает крестьянских детей знаниями, которые не могут быть переданы в виде логики практики. В резуль- тате дети крестьян изменяют установки в отношении городских про- фессий. Они становятся работниками по найму со всеми относитель- ными преимуществами по сравнению с порабощающими обязанно- стями крестьянской жизни: ранняя материальная независимость, фиксированное время труда, наличие свободного времени.
<< | >>
Источник: Козлова. Н. Социально-историческая антропология. 1998

Еще по теме 3. АБСТРАКЦИЯ- ИНДИВИДУАЦИЯ- ПРИВАТНОСТЬ:

  1. ВООБРАЖАЕМОЕ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ УЛАКАНА
  2. Тема 6 ОТ ТРАДИЦИОННОГО ОБЩЕСТВА К МОДЕРНУ: ЧЕЛОВЕК ИЛЮДИ
  3. 3. АБСТРАКЦИЯ- ИНДИВИДУАЦИЯ- ПРИВАТНОСТЬ