<<
>>

Антропологическое понимание истории

Антропологическое понимание истории - это подход к исто­рическому процессу с точки зрения фундаментальных особен­ностей человеческой психологии. Внимания заслуживают пре­жде всего особенности массовой психологии людей (составля­ющей часть предмета социальной психологии как науки).

По­этому разбираемая здесь тема не имеет прямого отношения к роли личности в истории (см. разд. 6.2). Выдающиеся лично­сти в истории представляют собой статистическое отклонение от нормы, от психотипа рядовых людей, а потому выдающихся личностей во всяком роде деятельности не может быть больше 4% общего количества занимающихся этой деятельностью лю­дей (см. приложение 4). Столь незначительный процент не до­статочен для антропологических обобщений по вопросам по­нимания истории.

Стада высших обезьян, общины первобытных людей и со­общества цивилизованных людей не являются аморфными. В этих объединениях существует определенная иерархия - ме­нее влиятельные особи или индивидуумы ступенчато подчиня­ются более влиятельным особям или индивидуумам. Их влия­тельность определяется физической силой, умом и так называ­емыми в спорте морально-волевыми качествами (мужеством и волей). В результате в сообществах высших приматов, вклю­чая людей, складываются отношения личной зависимости осо­бей или индивидуумов друг от друга, когда воля более влия­тельных представителей сообщества навязывается менее влия­тельным представителям сообщества при личном контакте.

Поскольку человек и его предки издавна жили в условиях личной зависимости, у них сложился психологический стерео­тип личной зависимости. Она (личная зависимость), конечно, вызывает у подчиненных индивидуумов недовольство в том плане, что им хотелось бы господствовать самим. Следователь­но, сам принцип личной зависимости не возбуждает у людей психологического отторжения. Более того, хорошо известно, что в трудную минуту и даже по ходу обыденной жизни более слабые люди охотно подчиняются более сильным (умственно или физически) и даже ищут их покровительства.

Это проис­ходит не потому, что иные рядовые граждане обладают какой- то «рабской» душой, а потому, что не менее 11,84 млн лет наши предки жили в условиях иерархизированных сообществ и дав­но на уровне рефлексов привыкли подчиняться лидерам, ес­ли те того достойны по своим физическим или умственным ка­чествам. Однако в цивилизованном обществе личная зависи­мость не является единственной формой зависимости людей друг от друга.

Если мы обратимся к современному цивилизованному об­ществу, то без труда обнаружим, что лидеры среди людей в массе пользуются не только личным авторитетом, служащим установлению отношений личной зависимости подчиненных людей от них (лидеров), но и тем, что называется «властью де­нег». Финансовая зависимость - это форма безличной зависи­мости людей друг от друга, которая не нуждается в их личном контакте и может ограничиваться денежными отношениями. То обстоятельство, что финансовая зависимость складывается без личного контакта патрона и клиента, вступает в глубокое противоречие с архетипами человеческой психологии.

Подчиненный индивидуум психологически готов подчи­няться более влиятельному индивидууму лично. Но финансо­вое подчинение лидеру, находящемуся «за кадром», вызывает у подчиненного индивидуума подспудный психологический протест, поскольку нормальные человеческие рефлексы оце­нивают безличную финансовую зависимость как противоесте­ственную. Подчиненный индивид подсознательно возмущает­ся. Известно, что люди стыдятся, когда их «покупают», - это от того, что, «продаваясь» за деньги, мы попадаем в психологиче­ски чуждую человеческой психике безличную финансовую за­висимость.

Другой пример: кое-кто из нас знает, как меняется к нам отношение человека, которому мы дали денег в долг. Каза­лось бы, должник обязан быть нам только благодарен, однако он начинает нас сторониться, даже в уверенности, что долг бу­дет возвращен. Это происходит не из-за «черной неблагодарно­сти» должника, а от того, что финансовая зависимость глубоко противоречит его древним психологическим стереотипам, ми­рящимся лишь с личной зависимостью.

Следует отметить, что патронирующий индивидуум в от­ношениях безличной финансовой зависимости тоже сталкива­ется с психологическими трудностями, которые в просторечии окрестили выражением «у хозяина едет крыша». Дело в том, что у финансового патрона нет подходящих психологических рефлексов, чтобы господствовать над людьми «из-за кулис». Конечно, интеллект помогает финансовому лидеру в управле­нии множеством людей при помощи денег, а не личного авто­ритета. Но сердце такого лидера обычно не на месте. Обраща­ясь к состоятельным людям спокойного Запада, мы обнаружи­ваем среди них чудаков, филантропов и даже немотивирован­ных самоубийц вроде миллионера У. Вандербильта в США, не­известно из-за чего выбросившегося из окна. Нетрудно понять, что активная благотворительная деятельность некоторых мил­лиардеров и миллионеров проистекает из желания как-то лич­но соприкоснуться с обществом и поставить его в психологиче­ски комфортную для лидера личную зависимость от себя, по­скольку всякая благотворительность вызывает общественную признательность, род личной зависимости людей от лидера, чего финансовым магнатам психологически недостает.

Понятия личной и финансовой зависимости позволяют по- особому взглянуть на существенные вехи в человеческой истории.

Ко времени правления 10-го фараона XVIII династии Егип­та, Аменхотепа IV Эхнатона (1350-1335 до н.э.) фиванские жрецы бога Амона в Верхнем Енипте (на юге страны) обзаве­лись такими богатствами, что поставили в финансовую зависи­мость от себя номархов (правителей номов, областей Древнего Египта) и окружение фараона. Его реакция была асимметрич­ной. Будучи не в состоянии расплатиться за подданных с жре­цами г. Фив, он просто отменил верховенство их бога Амона и, совершив религиозную революции, учредил в Египте моно­теизм бога солнца Атона, в честь которого переименовался из Аменхотепа в Эхнатона, «Угодного Атону». Это мероприятие подорвало религиозное влияние фиванских жрецов, ограничи­ло приток к ним капиталов и временно приостановило финан­совую зависимость страны от жрецов Амона.

Учитывая масштабы и волюнтаризм (произвольность) ме­роприятия, не приходится сомневаться, что Аменхотеп IV Эх- натон руководствовался не только политэкономическими со­ображениями, но и эмоциями: по-видимому, его психологиче­ски возмущала безличная финансовая зависимость от южных жрецов, что подвигло его к религиозной революции и первому в истории официальному учреждению государственного моно­теизма. Мы приводим столь древний пример потому, что фара­он Эхнатон был абсолютным монархом, способным к широко­му произволу (волюнтаризму).

Судя по тронным именам, преемники Аменхотепа IV Эхна­тона, Нефернефруатон Сменхкара (1335-1333 до н.э.) и Тутан- хатон (1333-1323 до н.э.), еще придерживались по инерции ере­тических традиций своего предшественника. Однако малолет­ний Тутанхатон был переименован в Тутанхамона, а монотеи­стический культ бога Атона в Египте был оставлен («короткая» хронология дана по [306, с. 161]). Это свидетельствует о том, что реформа Аменхотепа IV Эхнатона не имела под собой серьез­ной подоплеки и этот фараон волюнтаристски руководствовал­ся эмоциями, психологическим неприятием отношений безлич­ной финансовой зависимости. Кроме того, крах его дела свиде­тельствует о том, что уже в XIV в. до н.э. власть денег в Древнем Египте была непреодолимой. После фараонов Айи (1323-1319 до н.э.) и Харемхеба (1319-1291 до н.э.) XVIII династия Египта (1550-1291 до н.э.) пресеклась, не прощенная могущественны­ми и богатыми жрецами ущемленного ею бога Амона.

После 430-летнего (Исход, 12 : 40) египетского пленения (1650-1212 до н.э.) идейный последователь Аменхотепа IV Эх- натона, пророк Моисей (1292-1173 до н.э.), вывел еврейский народ из Египта уже как приверженцев единобожия. К началу нашей эры израильские первосвященники разбогатели и Ие­русалимский храм стал пристанищем ростовщиков, проводни­ков безличной финансовой зависимости между людьми, ко­торая не могла психологически не раздражать паству. Поэто­му выдающийся проповедник Иисус Христос, явившись в Ие­русалим 30 марта 33 г.

н.э. (Иоанн, 12 : 1, 12), первым делом устроил меновщикам скандал в Иерусалимском храме (Мат­фей, 21 :12; Марк, 11:15; Лука, 19 : 45; Иоанн, 2 :15), а потому вскоре был схвачен в праздничный вечер приготовления Пас­хи (в четверг 1 апреля; Матфей, 26 : 20-50; Марк, 14 : 18-46; Лука, 22 : 14; Иоанн, 19 : 14), осужден и распят уже в пятни­цу 2 апреля 33 г. н.э. перед Пасхой, приходящейся на 3 апреля, совпадающей с полнолунием, отвечающим лунному затмению [713, с. 344] (см. разд. 6.2).

Иисус Христос проповедовал равенство людей перед Бо­гом, т.е., сам того не ведая, выступал против безличной финан­совой зависимости, возмущавшей его психологически. Требуя равенства людей, он ратовал только против их финансового не­равенства, поскольку не имел ничего против иерархии в духе личной зависимости, ибо сам возглавлял секту апостолов, т.е. сам являлся лидером на началах личной зависимости. Власть денег и на этот раз одолела «благие намерения» великого про­поведника (см. разд. 2.7, 3,5).

В XIV в. н.э. в Италии учредились первые мануфактуры, начало зарождаться машинное производство (поначалу эле­ментарное) и появились первые ростки капитализма. Следуя его нуждам, в Северной Италии, в Ломбардии, развернули фи­нансовую деятельность так называемые ломбардские банкиры (давшие название нынешним ломбардам, первый из которых был открыт в Брюсселе 28.09.1618 г.). Их деятельность при­обрела международный размах и оплела долгами, например, французскую знать. Операции ломбардских банкиров проте­кали под эгидой римской католической церкви, ставшей к тому времени богатейшим учреждением Европы. Банкиры разноси­ли по Европе психологически ненавистные отношения безлич­ной финансовой зависимости, а патронирующая этих банки­ров римская католическая церковь была сама не чужда банков­скому делу и сомнительным денежным операциям вроде тор­говли индульгенциями (отпущением грехов). Поэтому многие европейские народы прониклись ненавистью к римскому ка­толицизму, замеченному вдобавок в бесчеловечных зверствах инквизиции.

В результате, как следствие, Европу охватило движение разных форм протестантизма, идейной оппозиции римскому католицизму, который упускал из повиновения целые страны: в 1517 г. было провозглашено лютеранство, выведшее со вре­менем из-под контроля римского папы ряд германских земель; в 1523 г. протестантская реформация (на почве идей У. Цвинг- ли, 1484-1531) началась в Швейцарии; в 1534 г. обособилась англиканская церковь в Англии; в 1536 г. лютеранство утвер­дилось в Дании; в 1566 г. протестантизм стал одерживать верх в Нидерландах в ходе буржуазной революции 1566-1609 гг.

Историческая синхронность перечисленных событий (XVI в.) не свидетельствует о каком-то заговоре протестантов про­тив Папы Римского. Скорее трех веков юного капитализма (XIV-XVI вв.) и разворачивания безличной финансовой за­висимости с центром в Италии хватило европейским народам, чтобы психологически дистанцироваться от папства.

Рассмотрим еще некоторые факты. В 1789-1794 гг. прои­зошла Великая французская буржуазная революция. Один из ее энтузиастов, Наполеон Бонапарт (1769-1821), стал первым консулом Французской республики (1799-1804). Затем он был провозглашен императором французов (1804-1814, 1815) и правил как абсобютный монарх. Действуя в интересах фран­цузской буржуазии, он тем не менее насаждал отношения лич­ной зависимости в виде абсолютной монархии.

Его современники, французы граф К. А. де Рувруа Сен- Симон (1760-1825), Ф. М. Ш. Фурье (1772-1837), англича­нин Р. Оуэн (1771-1858) и др., развивали идеи утопического социализма и коммунизма, важной составной частью которых было требование социального, гражданского и имущественно­го равенства членов общества. В определенном смысле это бы­ло стремление к доклассовым отношениям людей, из которых мы фактически знаем о первобытных отношениях личной за­висимости.

С 1861 г. (отмена крепостного права) в России активно раз­вивались капиталистические отношения в условиях абсолют­ной монархии. В 1917 г. произошли Февральская буржуазная революция, ликвидировавшая монархию, и Октябрьская соци­алистическая революции, остановившая развитие капитализма в России. Парадоксальным образом И. В. Сталин (1879-1953), руководитель партии коммунистов (1922-1953) и социалисти­ческого государства, постепенно установил в стране режим лич­ной власти, по мнению ряда историков и публицистов - тотали­тарный режим, типологически напоминающий абсолютную мо­нархию и одновременно нацеленный на развитие в стране со­циального, гражданского и имущественного равенства членов общества, что продолжало замыслы утопических социалистов.

Наконец, в 1933-1945 гг. в Германии пришла к руководству Национал-социалистическая (фашистская) партия во главе с А. Гитлером (1889-1945). Действуя в интересах буржуазии, фашисткая партия установила в стране тоталитарные порядки и режим личной власти А. Гитлера, типологически напомина­ющий абсолютную монархию.

Можно добавить, что так называемая мафия, преступная организация на Сицилии в Италии, а также в США, в извест­ной мере основывается на отношениях личной зависимости членов организации от своих руководителей, капо (глав семей, подразделений мафии). Как можно думать, личная зависи­мость, психологически приемлемая для современных людей, в известной степени обусловливает беспрецедентную живучесть мафии, противодействующей полиции таких развитых стран, как Италия и США. Едва ли подобную живучесть можно объ­яснить одной лишь властью денег, хотя силу последней, разу­меется, тоже не надо преуменьшать.

Как можно видеть, социально-экономические и полити­ческие основы названных идей и событий были различными, в связи с чем историки не находят в них параллелей. Между тем можно видеть, что перечисленные идеологи и политиче­ские деятели, независимо от своих субъективных пожеланий, социально-экономических и политических основ своих начи­наний, фактически реанимировали отношения личной зависи­мости в обществе, утверждая в нем некоторые монархические начала и даже начала доклассового, первобытного, равенства. Чем это можно объяснить? Возможно, с установлением в ев­ропейском обществе буржуазных порядков опосредованной, финансовой, зависимости бедняков от богачей, к которой они не были психологически готовы, возникла подспудная, неосо­знанная психологическая потребность возврата к преоблада­нию личных отношений зависимости. Это предположение мо­жет объяснить исторический и социально-психологический факт, состоящий в том, что народные массы оказывали На­полеону, Сталину и Гитлеру широкую поддержку. Возможно, массам психологически импонировала власть ярких, харизма­тических личностей (см. разд. 6.1, 6.2). Следует иметь в виду, что данная проблема дискуссионна.

Резюмируя отметим, что психологический, т.е. антрополо­гический, подход к проблеме периодизации истории позволяет разделить ее на эпохи господства личных зависимостей среди людей (первобытность, рабовладение, феодализм) и нараста­ния безличных финансовых зависимостей людей друг от дру­га (капитализм). В свете наблюдений над развивающимся без­личным общением через Интернет мы можем предполагать, что современное общество безличных зависимостей еще дале­ко от пика своего развития. В антропологическом отношении общество безличных зависимостей, по определению, обещает простым людям все большее отчуждение друг от друга, что бу­дет выражаться в чувстве одиночества, неловкости индивидов

при общении друг с другом и недоверии к себе подобным. Бу­дем надеяться, что прогноз не оправдается.

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме Антропологическое понимание истории:

  1. Деонтология истории
  2. § 1. ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ
  3. § 2. ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ СОЗНАНИЯ
  4. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  5. 3.1. К вопросу об истории
  6. Очерк 8 МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ МЫШЛЕНИЯ
  7. ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ В.В. Попов, Б. С. Щеглов
  8. Развитие человечества и его культурно-историческое единство в философии истории Страхова
  9. Академическое сообщество как антропологическая проблема
  10. Тема 1 ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ, ТЕРМИНЫ И ПОНЯТИЯ. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ АНТРОПОЛОГИИ В РОССИИ
  11. Антропология и история
  12. АНТРОПОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ Кещия, прочитанная в Манчестерском университете в 1961 г.
  13. АА.Никишенков ЭДВАРД Э.ЭВАНС-ПРИЧАРД В ИСТОРИИ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  14. История формирования научных принципов и развития антропологических исследований
  15. Э. Г. Александревков ОЧЕРК ИСТОРИИ ЭТНОГРАФИИ В ВЕНЕСУЭЛЕ1
  16. Понимание как способ бытия художественного произведения.
  17. История людей и история обществ
  18. Антропологическое понимание истории
  19. Приложение 7 ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЕ БИЛЕТЫ: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
  20. §3. Понимание как способ познания и способ бытия человека