<<
>>

Австралия и Океания


Расовый тип австралийцев совмещает в себе признаки двух больших рас — европеоидной и экваториальной. Присущая австралийцам темно-коричневая кожа, широкий нос при низкой или средней высоте переносья, прогнатизм, крупные зубы и средние размеры скулового диаметра сближают их с негроидами.
Волнистые черные волосы и сильное развитие третичного покрова на лице и теле, высокий рост сближают их с европеоидами. Такое сочетание черт затрудняло определение места австралоидов в расовой систематике.
Локальные различия между австралийцами невелики — население южных районов континента более низкорослое и широконосое. Встречаются курчавоволосые группы. На севере распространены негритосские типы. Отмеченные расовые черты, возможно, появились в результате смешения с папуасами и тасманийцами.
Австралийцы представляют собой протоморфный недифференцированный тип, более близкий к исходным расовым формам, чем какая-либо другая раса. В связи с этим негроидный, монголоидный и европеоидный расовые типы рассматриваются как сформировавшиеся позднее, расовые же черты возникли в результате расселения по различным географическим регионам и адаптации к своеобразным климатическим условиям.
В XVIII в. во время колонизации Австралии коренное население континента превышало 300 тыс. человек. Сейчас автохтонные жители вместе с метисами составляют 1 % населения

(45 тыс. австралийцев и 75 тыс. метисов). Большая часть метисов живет в резервациях в малопригодных для жизни районах страны.
Проблема происхождения коренного населения Австралии дискутировалась с момента открытия материка в XVII в. Вплоть до XX в. отстаивались две гипотезы — миграционная и автохтонная. Первая концепция о миграции первопоселенцев со стороны Индии основывалась на сходстве антропологического типа аборигенов Австралии и представителей дравидийской расы. Сторонники второй относили Австралию к прародине человека, а расовый тип австралийцев — к предковой для всех больших рас форме. Она базировалась на геологической гипотезе о существовании первоначально единого континента, частью которого была Австралия, и последующем расхождении его с образованием современных континентов.
Большим успехом пользовалась также гипотеза о древнем материке в Индийском океане — Лемурии, где якобы происходили процессы сапиентации и древнейший человек разумный «лемуриец» расселялся отсюда на другие территории. По мнению сторонников гипотезы, Лемурия могла быть архипелагом, который затонул 12—13 тыс. лет назад, когда поднялся уровень Мирового океана. Не затонула лишь часть этого материка — т.е. Австралия. В последние десятилетия в некоторых работах по антропогенезу и расоведению возобновляется тема Лемурии и лемурийцев (рис. 24).
Теперь установлено, что во время последнего ледникового периода, который закончился примерно 12—13 тыс. лет назад, уровень Мирового океана был ниже, Юго-Восточную Азию и Австралию по линии островов Индонезии соединяла суша, кое-где прерываемая узкими проливами.
Таким образом, гипотеза о расхождении материков была опровергнута. Археологическими и палеоантропологическими данными не подтвердилось также предположение об автохтонности австралийцев. На территории Австралии до сих пор не найдены остатки ни антропоидов, ни древнейших представителей рода Homo. Геологические, палеонтологические и археологические данные показали, что на протяжении палеолита и неолита Австралия и Океания вместе с Южной и Юго-Восточной Азией составляли единую культурно-историческую область. В этот период (примерно 30 тыс. лет 20*

Глава 8. Антропологический состав народов мира
308
назад) Австралия была заселена мигрантами из Южной и Юго- Восточной Азии, попавшими после переселения в условия изоляции и тем самым сохранившими древний протоморфный тип (рис. 25). Согласно дерматоглифическим признакам, австралийцы намного ближе к «австралоидам» Индии, чем к народам Меланезии и неграм Африки. Это подтверждает выдвинутую ранее гипотезу о том, что прародиной австралийцев является Индостан и что переселились они через острова Индонезии.
Рис. 24. Представления о Лемурии

Спорным остается вопрос о количестве миграционных волн во время заселения Австралии. В пользу нескольких миграционных волн свидетельствуют языковые особенности: насчитывается около 50 племенных, родственных между собой языков, объединяющихся в языковые группы.
Лингвисты, исследовавшие языковой строй племен Австралии, отмечая их близость по фонетическому строю и словарному составу, допускают образование различий в условиях изоляции.
Тасманийцы — потомки древних австралийцев. Их отличительные черты сформировались за время существования в условиях изоляции на протяжении многих тысячелетий. По физиче-

8.4. Австралия и Океания
309
скому типу тасманийцы отличаются от австралийцев низким лицом, малой высотой свода черепа, низкими орбитами, более широким носом, а также долихо- и мезокефалией (головной указатель 75—76). Тасманийцы более низкорослые.
Рис. 25. Австралиец

Заселение Тасмании, как показывают археологические данные, осуществлялось в плейстоцене, когда на месте нынешнего Бассова пролива, отделяющего остров от материка, была суша. Предполагают, что тасманийский антропологический тип образовался в результате генетико-автоматических процессов внутри небольшой группы палеоавстралийцев. Это предположение трудно подкрепить комплексными данными, так как после открытия острова голландским мореплавателем А. Тасманом в 1642 г. че-

рез 150 лет коренные жители были полностью уничтожены колонизаторами. Судя по описаниям современников, жители Тасмании по внешнему виду и жизненному укладу мало отличались от австралийцев. Они вели кочевой образ жизни, не носили одежды и не умели строить лодок. Их основные орудия — копья и дубины. В отличие от австралийцев, бумеранг им не был известен.
В 1803 г. началось освоение острова англичанами. В устье р. Деруэнт на месте современного города Хобарта была основана колония англичан, состоявших из ссыльных преступников. В этот период число тасманийцев на острове достигало 200 тыс. человек. Жестокое преследование аборигенов горсткой англичан, владевших огнестрельным оружием, привело к тому, что к 1835 г. от коренного населения осталось 310 человек. В 1876 г. умерла последняя тасманийка.
Комплексные исследования современного коренного населения Австралии доказывают влияние изоляции на специфику распределения групп крови, дерматоглифических и других признаков. Так, группа крови 5(111) выявлена в незначительных количествах лишь у племен восточного побережья и метисов. Относительно часто встречается группа крови Л(И), причем частота гена А увеличивается с севера на юг материка от 14—23 % до 36—50 %, преобладает ген А' полностью отсутствует ген А. Особенно отчетливо прослеживается увеличение частоты антигена А у аборигенов Южной Австралии и на северо-западе близ Кимберли и Порт-Хедленда. Своеобразно распределяются и другие факторы крови. У аборигенов Австралии по сравнению со всеми другими народами мира самая низкая частота фактора М и, соответственно, самая высокая частота фактора N при почти полном отсутствии фактора S, входящего в систему MNS. Этот фактор обнаруживается лишь у метисов. Концентрация фактора N, так же как и гена А, возрастает по направлению с севера на юг от 64-67 % в Кимберли и Арнхемленде до 95 % в Южной Австралии. Австралийцы обладают очень высокой частотой фактора Даффи (Fya), т.е. система двух изоантигенов эритроцитов человека наследуется по доминантному признаку, в отдельных популяциях до 100 %. Резус-отрицательные особи в аборигенных группах населения полностью отсутствуют. Фактор Р присутствует редко. По распределению групповых антигенов крови (осо-

бенно по отсутствию антигена А и высокой частоте фактора N) австралийцы очень сходны с айнами, веддами Цейлона, населением Новой Гвинеи, Меланезии, Микронезии и Полинезии. С народами Восточной и Южной Азии и Океании сближает австралийцев и высокая частота фактора Даффи.
По дерматоглифическим признакам (особенно по распределению и интенсивности пальцевых узоров) аборигены Австралии показывают близость к населению Новой Гвинеи и Меланезии, а по комплексу признаков тяготеют к популяциям монголоидного расового ствола.
Специфика распределения групп крови и других генетически детерминированных признаков согласуется с предположением о том, что особенности генотипа австралийцев сложились после заселения материка. Данные по группам крови подтверждают также гипотезу о том, что в заселении Австралии приняли участие одна или несколько численно небольших групп относительно однородного в антропологическом отношении населения. Возможно, в расселившихся группах частота фактора крови В была понижена и уступала частоте антигена А.
Данные палеоантропологии свидетельствуют о том, что Австралия заселялась сравнительно однородным протоавстралоид- ным населением, различия внутри которого были не очень велики. Наиболее древними находками являются черепа из Тальгая, Кохуны и Кейлора. Тальгайский череп принадлежал подростку 14—16 лет. Помимо сильной минерализации на значительную древность черепа указывали его примитивные черты строения: низкий свод при значительной длине, сильно развитые надбровные дуги, выраженный прогнатизм, очень крупные коренные зубы. Вместе с тем выражено заметное сходство этого черепа с современными австралоидами. Датирование черепа радиоуглеродным методом позволяет оценить его древность в 6450— 1198 лет, т.е. периодом позднего плейстоцена.
Очень близок к тальгайскому физический тип мужчины 35—45 лет из Кохуны. На значительную древность указывают минерализация и примитивные черты, подобные тальгайскому индивидууму. Эти признаки сочетаются с такими особенностями современной австралоидной расы, как широкий и мало выступающий нос, невысокое и неширокое лицо.

Третий древнейший череп взрослого мужчины датируется периодом 15 тыс. лет. Он превышает предыдущие емкостью мозгового отдела, большой высотой свода, отличается меньшими по размерам зубами и другими прогрессивными чертами, сближающими его с современными аборигенами Австралии.
Другие находки костных остатков ископаемого человека подтверждают близость физического типа древнего населения. Скелет из Грин-Галии, обнаруженный в 3 км от местонахождения кейлорского черепа, возраст которого радиоуглеродным методом определен в 6460 лет, по морфологическим особенностям близок к кейлорскому. К кохунскому физическому типу близка черепная крышка, найденная вблизи г. Мосгил в Южном Уэльсе. Промежуточное положение между кохунским и кейлорским физическим типом занимают костные остатки детей, найденные на о-ве Тартанга и в Девон-Даунсе в Южной Австралии, древность которых составляет 3756—6000 лет. Очень примитивный по своему строению череп, найденный у оз. Мунго к западу от Сиднея, очевидно, представляет тип первых поселенцев. Радиоуглеродным методом возраст черепа определен в 35—32 тыс. лет. Близ озера Кау-Свэмп в 320 км к северу от Мельбурна найдены останки 40 индивидов, по краниологическим особенностям сходных с кохунским ископаемым человеком. Древность их исчисляется в 8080—10 070 лет.
Гипотеза Б. Спенсера об отсутствии развития культуры на Австралийском континенте не подтвердилась.
Археологические изыскания показали, что с эпохи палеолита до раннего неолита австралийцы прошли те же, что и другие народы, стадии исторического развития. Эта стадиальность доказывает, что культура австралийцев развивалась в русле всей мировой культуры. Но изолированность лишила их такого мощного фактора прогресса, как взаимообогащаемость культур, и тем замедлила историческое развитие народа.
В истории археологических культур Австралии выделяют три периода: древний, средний и поздний. Древний — с начала заселения до 10-го тыс. до н.э. — совпадает с финальным этапом вюрмского оледенения. Он характеризуется большим разнообразием каменной индустрии, отличающейся методами обработки орудий в отдельных районах. На о-вах Кенгуру, в Централь
ной и Западной Австралии были распространены крупные чопперы и овальные орудия, обработанные с одной стороны, или «суматриты» по аналогии с классическими орудиями подобного типа, найденными на о-ве Суматра. Наряду с ними употреблялись и мелкие отщепы. Эта культура получила название «карта» (от местного названия о-ва Кенгуру). Культура, обнаруженная в долине р. Каперти, получила свое название от названия реки. Она представлена инвентарем, состоящим из грубо оббитых отщепов и пластин. Многие орудия снабжены пильчатой ретушью. Двусторонние нуклеовидные рубящие орудия, напоминающие нижнепалеолитические рубила Явы, Индии, Вьетнама и Европы, относятся к культуре гамбир. Она существовала в прибрежных областях Южной Австралии. Своеобразная культура скребков Маунт-Моффат была распространена на западе континента близ Карнарвона. В Восточной и Юго-Восточной Австралии найдена культура кларенс, близкая к культуре капер- та и карта, но с гораздо большим количеством отщепов.
Средний период, совпавший с послеледниковыми изменениями климата, также отмечен своеобразием развития в отдельных районах Австралии. Сопоставление культур древнего и среднего периодов позволяет проследить прогрессивное развитие орудий. В Южной Австралии культура карта перерастает в культуру тар- танга, в которой большое распространение получают орудия на рукоятках. В этот период стали применяться различные виды метательных орудий — бумеранг, копье и дротик, снабженные остриями и вкладышами. Культура тартанга открыла ряд культур, продолжавшихся несколько тысячелетий. Следующей по времени за культурой тартанга является культура пирри. Для нее характерны симметричные листовидные орудия, различные по величине. Эта культура переросла в культуру мудук, отличавшуюся изготовлением заостренных с обоих концов деревянных, а затем костяных орудий.
Поздний период ознаменовался исчезновением некоторых орудий среднего периода (например, пирри) и появлением новых типов скребков, ножей, а также изделий из кости, каменных топоров, мотыг.
Океания представляет собой скопления островов и архипелагов в центральной и юго-западной части Тихого океана. Она

Глава 8. Антропологический состав народов мпра
314
традиционно подразделяется на три историко-этнографические области: Меланезию с Новой Гвинеей, Микронезию и Полинезию с Новой Зеландией (рис. 26).
Рис. 26. Полинезийка

По антропологическому составу коренное население Океании относится к двум большим расам — экваториальной, ее австра- лоидной ветви (в основном население Меланезии), и полинезийскому типу монголоидной расы. Для жителей характерны следующие черты австралоидной расы: темная кожа, черные волнистые или курчавые волосы, темные глаза, интенсивный рост третичного волосяного покрова, прогнатизм, широкий нос и толстые губы, сильно выступающие надбровные дуги. Рост варьирует от 152 до 168 см.

Меланезийский антропологический тип распространен в некоторых прибрежных районах Новой Гвинеи, на архипелаге Бисмарка, Соломоновых, Новых Гебридах и других островах. Характерной особенностью представителей меланезийской расы является большая индивидуальная вариабельность.
В пределах меланезийской расы выделяют новокаледонский, папуасский и негритосский типы, различающиеся между собой длиной тела и некоторыми другими морфофизиологическими особенностями.
Так, наиболее высокорослые индивидуумы встречаются среди новокаледонцев. Они отличаются сильным развитием надбровных дуг, заметным прогнатизмом и умеренной курчавостью волос. Головной указатель у них варьирует от 72 до 76.
Папуасский тип наиболее выражен у отдельных этнических групп центральных районов и южного побережья Новой Гвинеи и на островах архипелага Бисмарка. Этот тип выделяется мелковолнистыми или курчавыми волосами, умеренным ростом волос на теле, прогнатизмом, своеобразной формой носа, имеющего крючковатый изгиб в хрящевой части, сравнительно узким лицом, ростом 162—165 см.
Негритосские типы выражены у населения Новой Гвинеи, например группы тапиро Новогебридских, Андаманских и других островов.
Негритосы — самые низкорослые среди меланезийцев, средний рост их едва достигает 150 см. Надбровные дуги выражены слабо, прогнатизм почти отсутствует, волосы сильно курчавые.
Для полинезийской расы второго порядка характерны высокий рост, светло-коричневая или желтоватая кожа, преимущественно волнистые волосы, умеренное развитие третичного волосяного покрова, широкий выступающий нос и крупное скуластое лицо. Микронезийцы по своим антропологическим особенностям занимают промежуточное положение между населением Меланезии и Полинезии. У них средний рост, светло-корич- невая кожа, курчавые или узковолнистые волосы. В западной части Микронезии преобладают южномонголоидные элементы.
По поводу проблемы заселения Океании выдвигались разные, часто взаимоисключающие друг друга гипотезы. Гипотеза автохтонности населения Полинезии, например, сменилась ази-

атской концепцией заселения, согласно которой полинезийцы пришли из Юго-Восточной Азии. Отдельные исследователи отстаивали американскую гипотезу заселения Полинезии. Тур Хейердал для доказательства этой концепции в 1947 г. предпринял путешествие на плоту «Кон-Тики» от Кальяо в Перу до рифа Рарона близ архипелага Туамоту и о-ва Таити. Он не смог опровергнуть азиатскую гипотезу, основанную на антропологических, археологических и лингвистических данных, а лишь подтвердил возможность пересекать большие водные расстояния на примитивных средствах передвижения по воде.
Сопоставление данных антропологии, археологии и лингвистики уточняет представления о заселении Океании и Австралии: на протяжении тысячелетий волны миграций на эти территории были направлены из Юго-Восточной Азии.
Пути заселения Австралии и Океании более четко прослеживаются по особенностям археологической культуры. Наука отмечает две тенденции нижнепалеолитической техники: западную, отличающуюся преобладанием ручных рубил, которые обнаружены по всей Европе, в Передней и Средней Азии вплоть до востока Индии, и восточную, характерную для Восточной и Юго-Восточной Азии, где применялись более грубые орудия типа чопперов. Это деление связано с природными условиями — распространением кремня на западе и кварцита на востоке.
Палеолитические орудия Океании и Австралии во всех их разновидностях относятся к восточному типу палеолитической техники. Орудия типа австралийской культуры карта бытовали в Индонезии и других странах Юго-Восточной Азии. Чопперы и чоппинги были распространены на п-ове Малакка, в Таиланде и Вьетнаме, на о-вах Суматра и Ява. Не только в древности, но и в средний период, когда Австралия была отрезана от остального мира географическими барьерами, культурные контакты с Азией через Индонезию и Новую Гвинею продолжались. Общение Океании с Азиатским материком сохранялось и в более позднее время.
Первые поселенцы в Океании появились свыше 50 тыс. лет назад, когда на месте морей и проливов, отделявших острова Океании от Юго-Восточной Азии, была суша или сравнительно узкие мелководные пространства. Ранее других была заселена

Новая Гвинея. Первые обитатели — люди австралоидного облика — занимались охотой и собирательством. Миграционные волны, направленные на этот остров, повторялись несколько раз. Последняя волна появилась свыше 5 тыс. лет назад и состояла из людей монголоидного расового облика, которые смешались с коренным населением и растворились в нем. Через некоторое время метисные группы продвинулись на другие меланезийские острова — Новые Гебриды, Новую Каледонию, Соломоновы острова.
Во второй половине 2-го тыс. до н.э. мигранты с Новых Гебрид проникли на о-ва Тонга и Самоа. Австралоидные черты у них были выражены в меньшей степени, чем у первичных поселенцев Новой Гвинеи. Этим объясняется смягченность авст- ралоидных черт у полинезийцев. С о-ва Самоа происходило их дальнейшее расселение, а в складывании антропологических особенностей полинезийцев большую роль сыграли процессы изоляции.
До прихода европейцев население Океании не было знакомо с металлами. Папуасы и меланезийцы пользовались луком и стрелами. Основу их хозяйства составляло земледелие. Домашними животными были свиньи, куры и собаки. Общественное развитие меланезийцев находилось на уровне родового строя. У полинезийцев общественное развитие было выше: у них зарождалось классовое общество, существовали примитивные государства. Хозяйственную основу полинезийцев составлял морской промысел и культура плодовых деревьев.
По своему этническому составу население Океании делится на коренное и пришлое, включающее европеоидные народы (англичане, американцы, французы, переселенцы из Индии) и народы монголоидной расы (японцы, китайцы). Численность аборигенов примерно вдвое превышает численность мигрантов.
<< | >>
Источник: Л. Тегако, Е. Кметинский. Антропология: учеб. пособие. — 2-е изд., испр. — М. : Новое знание. — 400 с.. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Австралия и Океания:

  1. 12.6. Австралия и Океания
  2. VI.3. Мировой океан. Влияние деятельности человека VI. 3.1. Основные геоэкологические особенности океанов и морей
  3. 12.6.1. Австралия (Австралийский Союз)
  4. Австралия
  5. Австралия
  6. Австралия
  7. Австралия
  8. Австралия
  9. 2.2. Канада, Австралия
  10. 2.2. Канада, Австралия
  11. Перенос вещества водами морей и океанов
  12. РЕЛЬЕФ ЛОЖА ОКЕАНОВ
  13. Начало войны на Тихом океане
  14. Через океан
  15. Г Л А В А 2 ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ИРАНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ, КАНАДЕ И АВСТРАЛИИ
  16. Г Л А В А 2 ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ СЕВЕРОКОРЕЙСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ, КАНАДЕ И АВСТРАЛИИ
  17. БУРНЫЕ СТРАСТИ В ТИХОМ ОКЕАНЕ