<<
>>

ГЛАВА 6 ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ

Для получения сколь-нибудь объективных представле­ний о человеческой личности необходимо найти сравнитель­ный материал вне психологии человеческого общества, кото­рый при сопоставлении с человеческими реалиями позволил бы сделать выводы, не замкнутые внутри психологии порой необъективного человечества.
Это дало бы возможность обой­ти методологические ограничения формально-логических те­орем Гёделя (см. введение), которые, упрощенно говоря, дока­зывают, что средствами некой системы рассуждений (напри­мер, о человеческой личности) нельзя исследовать саму эту си­стему (например, человеческую личность) (см. введение).

В генетике существует положение о том, что истинно само­стоятельными существами на планете являются геномы орга­низмов, а их фенотип (телесная оболочка) представляет собой всего лишь своего рода скафандр, которым геномы пользуются для самозащиты от превратностей судьбы в неверной окружа­ющей среде [397, с. 1-12,35-39]. По этой причине геном, мути­руя, перекраивает свою телесную оболочку, в то время как ор­ганизм не волен выбирать себе геном. Человек не составляет в этом отношении исключения.

Как ни обидно, но подлинно самостоятельным существом является человеческий генотип, а человеческое тело и челове­ческая личность представляют собой как бы скафандр, кото­рый призван пронести наш геном через житейские невзгоды. В интересах успешного выполнения этой функции человече­ская телесная личность-скафандр ведет сложную жизнь, тво­рит историю и строит будущее, а геном готовится поменять нас, свои оболочки, в будущем, когда подведомственное ему человечество осуществит полномасштабную космическую экс­

пансию: мы будем думать, что покоряем звезды в своих целях, а на деле просто уведем человеческий генотип от взрыва Солн­ца как сверхновой звезды через 6,5 млрд лет. Важно, что на­ша психологическая мотиватия (жажда знаний и потребность в экспансии), по-видимому, задается не сознанием, а геномом, что ставит перед самостоятельным существом вопрос о том, в какой мере человек самостоятелен.

Бесспорно, можно сказать: что же с того? Геному - геномо- во, а мы, человеческие личности, - никакие не однообразные скафандры. Однако данные генетики и в этом вопросе не сулят нам ничего завидного. В генетике существует положение отно­сительно того, что «любой вид по генетически мономорфной части генома предстает перед нами как отдельная особь» [7, с. 105; 8]. Под мономорфной частью генома при этом подразу­мевается та часть генома, которая состоит из гомозиготных ге­нов, т.е. из генов, образованных идентичными парами аллелей (вариантов), благодаря чему кодируемые ими признаки не до­пускают никакой вариабильности при наследовании, что по­зволяет представителям какого-то биологического вида похо­дить друг на друга и на своих предков. Ответственная за это чудо мономорфная часть генома кодирует прежде всего суще­ственные, жизненно важные признаки организмов: например, шерсть леопардов (существенный признак), но не ее цвет (лео­парды бывают пятнистыми и черными).

С точки зрения генетики, применительно к человеческой личности можно сказать следующее. В существенных чертах человеческие генотип и фенотип идентичны у всех людей: на­пример, кожа у всех людей одинакова по механическим и фи­зиологическим свойствам (жизненно важный признак), но ее цвет варьирует по расам, поскольку цвет не является жизнен­но важным признаком, хотя имеет приспособительное значе­ние (см. разд. 1.11). Развивая высказанную мысль, можно про­вокационно предположить, что в существенных чертах челове­ческих личностей вообще не существует - напротив, люди раз­нообразны лишь в несущественных чертах (в принципе, мно­гие из нас не станут с этим спорить). Имеется, правда, некото­рый процент индивидуумов, которые отклоняются от нормы в положительную (например, в гениальность) или в отрицатель­ную (например, в маниакальную криминальность) стороны. По-видимому, здесь мы имеем спонтанное 4%-ное статистиче­ское отклонение от нормы, заложенное в устои Вселенной еще на заре времен (см. приложение 4). Природа этого спонтанно­го статистического отклонения от нормы носит вселенский, а не генетический характер, и ее изучение далеко от завершения.

Таким образом, опираясь на положения генетики, мы при­ходим к выводу, что в 96% случаев природа человеческой лич­ности связана со второстепенными свойствами людей. Это за­ключение дает нам ответ на вопрос, почему естественный от­бор, действовавший на гомини миллионы лет, позволяет суще­ствовать различным типам личности (см. разд. 6.2), вместо то­го чтобы путем селекции отобрать из этих типов наиболее вы­игрышный вариант и оставить существовать только его. Если особенности человеческой личности второстепенны в жизнен­ном отношении, то естественному отбору эти особенности без­различны. Собственно, отсюда проистекает разнообразие чело­веческих личностей, а разнообразный объект дает пищу для на­учного изучения.

<< | >>
Источник: Н.В. Клягин. СОВРЕМЕННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Учебное пособие для студентов высших учебных заведений, получающих образование по направлениям (специальностям) «Антропология и этнология», «Философия», «Социология». 2014

Еще по теме ГЛАВА 6 ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ:

  1. ГЛАВА III ПРИСОЕДИНЕНИЕ КАЗАХСТАНА К РОССИИ И ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДВУХ ТЕЧЕНИЙ КАЗАХСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ (СЕРЕДИНА XIX В.)
  2. Глава двадцать седьмая103 О ТОЖДЕСТВЕ И РАЗЛИЧИИ 1.
  3. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ЦЕРКВИ
  4. Глава XI КТО ЭТОТ НАСЛЕДНИК? 106.
  5. ГЛАВА XXV
  6. Глава одиннадцатая ТАЙНА ПРОМЫСЛА И ТВОРЕНИЕ ИЗ НИЧЕГО
  7. Глава двадцать четвертая ПРОТИВОРЕЧИЕ В УМОЗРИТЕЛЬНОМ УЧЕНИИ О БОГЕ
  8. Глава двадцать пятая ПРОТИВОРЕЧИЕ В ТРОИЦЕ
  9. 1. Теория развития личности
  10. ГЛАВА 1 МЕСТО И ЗАДАЧИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ В МНОГОУРОВНЕВОЙ СИСТЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ РЕБЕНКА
  11. ГЛАВА IV Системно-комплексный подход в формировании концепции развития народов й их национальных характеров
  12. Глава 11 ВИДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  13. Глава 18 АКТУАЛЬНОСТЬ СИМВОЛА. СИМВОЛИЗМ В РУССКОЙ ЭСТЕТИКЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА
  14. Глава 11 ЛИЧНОСТЬ И СВОБОДА
  15. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯО СМИРЕНИИ И ТРЕЗВЕНИИ
  16. Личность и ее психологическая структура
  17. Глава 3 ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ НЕПОЛИТИЧЕСКИХ ФИЛОСОФИЙ