<<
>>

IV. Черепа

Один трудолюбивый венгерский антрополог, фон Терок, обычно делает более пяти тысяч измерений на каждый исследуемый им череп. Выдающийся английский антрополог, Карл Пирсон, изобрел инструмент под названием «краниальный координотограф» для того, чтобы иметь возможность описывать череп в терминологии современной геометрии.
По его словам, имея интересный экземпляр, он может потратить на его изучение шесть часов. Немного удивительно, что в глазах широкой публики и даже коллег-антропологов специалисты по физической антропологии предстают одержимыми в изучении черепов. Это правда, что некоторые измерения, сделанные в классической физической антропологии, имеют довольно слабое отношение к тому, чему нас учит современная экспериментальная эмбриология касательно процессов роста костей и тканей. Правда и то, что кое-что в рассуждениях представителей физической антропологии определенно запаздывало за развитием нового знания о наследственности, изучение которой было обязано своими первыми успехами экспериментам Грегора Менделя с горохом в монастырском саду. Какое-то время физическая антропология, в целом, пребывала на периферии наук. Тем не менее, особый интерес к измерениям и наблюдениям любопытных анатомических мелочей оставался частью и посылкой основной антропологической задачи — исследования человеческого разнообразия. Специалист в физической антропологии относился к человеческой биологии в принципе так же, как археологи и этнологи относятся к человеческой культуре. Появившиеся в физической антро- 103 пологии строгие и стандартизированные техники измерения нашли свое немедленное применение на практике. Первоначальной сферой их использования стала военная антропология. Для новобранцев были установлены физические стандарты, позволившие более или менее точно определять их средний возраст и состояние по показателям роста, веса и т. п. Несколько позже те же принципы классификации стали использоваться страховыми компаниями и учебными заведениями. Дальнейшее развитие этих принципов в военной сфере определялось проблемами содержания армии. Какое количество шинелей сорок второго размера потребуется для миллиона человек, прибывающих с северо-востока США? Имея данные об уровне распределения и опробованные методики вычислений, появилась возможность делать соответствующие предсказания более надежно, чем основываясь на несистематической оценке и предыдущем опыте. Применение методов физической антропологии в обеспечении людей одеждой и снаряжением резко возросло в период второй мировой войны. Возникшие проблемы были критическими. Противогазы бесполезны, если они не подходят по размеру, но при этом они не могут делаться для каждого индивидуально. Некоторые аварийные люки в самолетах были слишком маленькими и не обеспечивали бы безопасности, если бы в команды не подбирались люди соответствующего роста. Людей, подходящих по росту для ведения огня из орудийных башен, не хватало во многих частях. Первостепенная важность пространства в авиации и бронетанковой технике потребовали внесения антропологических исследований в сферу инженерного проектирования и учета личного состава. В управлении многими военными машинами фактор ограничения касался не самих машин, а людей, которые ими управляли.
Помощь антропологов была необходима, чтобы механизмы ручного и ножного управления, места для сидения, оптические приборы соответствовали в своем использовании естественному положению и движениям человеческого 104 тела — с учетом размеров конечностей, задействованных в данном случае. То же направление развития принимает физическая антропология в гражданской жизни. Профессор Хутон провел обширное исследование для железнодорожной компании с тем, чтобы спроектировать сиденья, которые были бы приспособлены для наибольшего разнообразия форм и способов человеческой посадки. Один английский антрополог был занят разработкой сидений для школьников. Производители одежды знают, что им требуются сведения о нуждах как покупателя, так и продавца, если они стремятся избавиться от «мертвого» товара. Здесь навыки работы социального антрополога объединяются с опытом физической антропологии в той мере, в какой этого требуют региональные, экономические и социально-классовые факторы. Существуют системы, позволяющие делать заключения о том, каким образом распределяется покупка одного размера из года в года, скажем, у фермерш Арканзаса в сравнении с фабричными работницами из Пенсильвании одного с ними возраста. Дизайнеры конструируют новую одежду с учетом особенностей того населения, для которого она предназначена. Благодаря своим измерениям и детальным наблюдениям специалист в области физической антропологии также является экспертом по идентификации. Найден скелет. Кому он принадлежал: мужчине или женщине? Были ли они здоровы или нет? Молоды или стары? Был ли живший человек коренастым или стройным, высоким или низким? Принадлежал ли этот скелет американскому индейцу? Если да, то это несомненно приличное погребение вековой или двухвековой давности. Если же покойный идентифицируется как европеец, может быть поставлен вопрос об убийстве. Специалисты в области физической антропологии решают многие подобные вопросы для ФБР и полиции штатов. К примеру, доктор Крогман в качестве «детектива по костям» дал заключение для полиции Чикаго, что две группы костей, найденные в различных местах по Норт Халстед стрит, относятся к 105 одному и тому же лицу. В другом случае он же доказал, что скелет принадлежит подростку восемнадцати-девятнадцати лет африканско-индийской крови, а не взрослому человеку тридцати лет, как об этом заявил анатом, производивший осмотр для страховой компании. Основные научные вопросы, которые адресует себе биологическая антропология, суть следующие: Каковы механизмы человеческой эволюции? Благодаря каким процессам развиваются местные физические типы? Каковы взаимоотношения между структурой и функциями анатомических и физиологических изменений? Каковы следствия того, что существует разница возрастов и полов? Существует ли какая-либо связь между типами строения тела, предрасположенностью к определенным болезням и склонностью к характерному повелению? Что является законами человеческого роста — в отношении возраста, пола и расы? Каково воздействие факторов внешней среды на организм человека? Каким образом могут быть исследованы форма и функция тела в течение детства и юности, чтобы выявить нормы, необходимые для регулирования потребностей физического и интеллектуального развития ребенка? Все эти вопросы являются, по сути, обособленными сторонами одной главной проблемы: как соотносятся изменения в человеческом организме и в человеческом поведении, с одной стороны, с тем материалом, который заложен в организме от рождения, а с другой, с воздействием, оказываемым на организм внешней средой? Наследственные возможности человека передаются двадцатью четырьмя парами мельчайших нитеобразных тел, называемых хромосомами. Любая одна из этих хромосом состоит из очень большого (и все еще точно не определенного) числа генов. Каждый ген (микроскопическая химикалия) независим в своем действии и сохраняет свой индивидуальный характер в большей или меньшей степени неопределенно, при этом существует случайность его резкого изменения (мутации). Гены наследу- 106 ются, да. Но точная характеристика взрослого человека может быть дана только в ограниченном числе случаев на основании знания о генетическом багаже, полученном им при зачатии. Результат генетического развития зависит от последовательного воздействия внешней среды в течение всего периода созревания организма. Возьмем два примера из растительного мира. Есть вид тростника, произрастающего как под водой, так и на влажной почве. Растения в этих двух зонах произрастания носят столь ярко выраженные различия во внешнем виде, что неспециалист едва ли поверит, что их гены идентичны. Некоторые растения при одной температуре цветут красными цветами, а при другой — белыми. В случае человека внешние условия значительно разнятся уже на стадии внутриматочного развития; в послеродовой период важное значение имеют различия в питании, уходе, температуре и т. д. Процесс этот сложен, а не прост. Выдающийся генетик Добжанский говорит: «Гены определяют не характеры, но физиологические предпосылки, которые посредством взаимодействия с физиологическими предпосылками, обусловленными другими генами и внешним воздействием, служат причиной возникновения условий, позволяющих отдельному человеку проявлять определенный характер в данный момент развития». Человек имеет одни и те же гены на протяжении всей жизни. Однако, в раннем детстве он может быть безволосым, позже — светловолосым, в зрелом возрасте — темноволосым, в старости — седым. С другой стороны, конечно, никакая сумма внешних воздействий не превратит розовый куст в кактус, а оленя в лося. Обширный комплекс внешних воздействий на человека определяется термином «среда». Существует культурная среда. Есть социальная среда — плотность населения, места обитания и основных коммуникаций, размеры семьи и т. д., — 107 не зависящая от культурных моделей. Есть природная среда: содержание минералов в почве, растения, животные и другие естественные ресурсы: климат, солнечная и космическая радиация; местоположение и топография. Большинство всех этих факторов находятся во взаимодействии. В целостной матрице внешних условий среды то один, то другой фактор оказывает на организм воздействие разной силы. Человеческое тело столь же отзывчиво на воздействие внешней среды, как и на влияние, соприродно задаваемое генами. Боас продемонстрировал, что рожденные в Америке потомки эмигрантов различаются в строении головы и тела от своих родившихся не в Америке родителей, и что эти изменения увеличиваются по отношению ко времени миграции. Дети мексиканцев в США и испанцев в Пуэрто-Рико также отличаются от своих культурных предков. Шапиро обнаружил, что японские мальчики, рожденные на Гавайях, в среднем на 4,1 сантиметра выше своих отцов, а девочки на 1,7 сантиметра выше своих матерей. Строение тела у поколения гавайцев также иное, чем у поколения их родившихся в Японии родителей. Изучая детей-сирот, Боас обнаружил, что с улучшением питания почти все дети в группе достигли роста, нормального для их возраста и физического состояния. Нет сомнения, что количество, качество и различия в питании воздействуют на строение тела и другие особенности физического развития. Вместе с тем ясно, что не все изменения могут быть выведены из одной этой причины. Японцы, живущие в Японии, обнаруживают увеличение своего среднего роста по крайней мере с 1878 года. Тот же процесс имел место в Швейцарии уже с 1792 года и может быть подтвержден документально для других европейских стран с начала XIX века, когда появились соответствующие записи. Из студентов, поступивших в Йельский университет в 1941 году, двадцать три процента имели рост выше шести футов, тогда как в 1891 году этот процент равнялся пяти. Согласно одной из разрабатываемых в эволюционизме тенденций, само изме- 108 нение предшествует современным улучшениям в питании, гигиене и образе жизни, которым оно раньше часто приписывалось. Средний рост сегодняшнего американского студента равен росту кроманьонца в позднем каменном веке. Средневековые европейцы и европейцы конца каменного века были гораздо ниже. Милс полагал, что увеличение среднего роста после Средневековья в первую очередь связано с постепенным понижением температуры. Сегодня эта точка зрения может рассматриваться только в качестве гипотезы, требующей дальнейшей проверки. Интересно, однако, что Томас Глэдвин недавно представил свидетельство в пользу того, что люди и животные, живущие в тропическом климате, эволюционировали в направлении общего уменьшения их физической конституции. Избирательная миграция является сложным фактором в объяснении сравнений между эмигрантами и исконным населением, семьдесят шесть процентов из пришедших на Гавайские острова японцев значительно отличались от своих ближайших родственников в Японии. К самой возможности эмигрировать в большей степени готовы люди, очевидно демонстрирующие типичные особенности телесной конституции и, предположительно, способные привнести в новые условия обитания выделяющие их наследственные особенности. Сложность обособления факторов внешней среды от факторов наследственности, а также разделения самих факторов внешней среды друг от друга препятствует значительному прогрессу за пределами того общего положения, что природа человека в некоторых отношениях нестабильна и что проявление ее как долговременного, так и удивительно кратковременного развития может наблюдаться при воздействии на одни и те же гены различных условий. Новые эксперименты, проводимые в области физической антропологии, направлены на проверку результатов воздействия внешней среды на природные особенности организма. Современные статистические исследования также отмети- 109 ли ряд соответствий между физиологическими процессами, погодными условиями и временными циклами. Конечно, это не означает, что «погода определяет судьбу». Однако, по крайней мере в Соединенных Штатах, дети, зачатые в мае и июне, обнаруживают большую продолжительность жизни, чем зачатые в другие месяцы. Поразительно большое число выдающихся людей родилось в январе и феврале. Европейцы, переезжающие в места теплого климата, где нет резко выраженной разницы во временах года, обнаруживают сокращение срока жизни и способности к воспроизводству. Хантингтон полагает, что высокая и непрерывная активность американцев, живущих на севере Соединенных Штатов, вызывается частыми ураганами и резкими переменами в погоде. По произведенным им подсчетам, существует сезонная зависимость преступлений, умопомешательств и самоубийств в европейских странах США, и сезонная периодичность социальных волнений в Индии. Хантингтон считает даже, что здоровье и воспроизводство изменяется в соответствии с ритмичностью сложных серий долгих и кратких циклов. Человек — это домашнее животное. Домашние животные демонстрируют огромный спектр различий, в наибольшей степени свойственных также человеку. Специалисты по физической антропологии продемонстрировали важность этой изменчивости на практике. Профессор Боас, например, был первым, кто показал, что хронологический и физиологический возраст школьников часто не совпадает. Развитие личности может измениться, если спектр возможных изменений не принимается во внимание, а наблюдения строятся на стереотипе, скажем, о том, что такое двенадцатилетний возраст. Здравые замечания Боаса оказались также весьма кстати в ходе исторических дискуссий о росте психиатрических больниц. По его словам, в частности, рост этих больниц отражает лишь общую тенденцию к признанию душевнобольных, за которыми до этого ухаживали в домашних условиях. Даже если количество душевнобольных действи- 110 тельно возросло, статистически это означает, что соотношение здорового населения к больным возросло в той же степени. Во многих отношениях биологическая антропология служит дополнением медицине. Это верно даже для такой очевидно непрактической области, как изучение человеческой эволюции. Как писал профессор Хутон: «Известно, что некоторые ортопедические проблемы, возникающие у человека, связаны с несовершенством его эволюционной адаптации к выпрямленной осанке и к способу передвижения на двух конечностях. Человек является переделанным животным. В ходе эволюции его предки действовали как живущие на ветвях животные, использующие руки для того, чтобы лазить по деревьям. На более ранних стадиях этому предшествовал ряд изменений в его образе жизни, позе и характере передвижения. Эта ранняя история делает необходимым повторение тех же этапов в лечении и восстановлении более или менее податливого организма больного. Если кости искривлены, изогнуты, выгнуты в одну сторону или другую, то определенного изменения можно достичь, варьируя возможности напряжения и деформации тела в целом. Найденные и обеспечивающие подвижность тела связи зафиксированы. Мышцы закреплены таким образом, чтобы выдерживать неравномерную для них рабочую нагрузку. Внутренние органы смещены в том или ином направлении. В создании нового действующего механизма многие элементы старого оказываются лишними и должны быть просто отброшены... То, что специалисты в области ортопедии должны опираться в данном случае на широчайшие познания эволюции человека, представляется настолько очевидным, что нет необходимости это доказывать». Аналогичным образом физическая антропология оказывается необходимой специалистам в области челюстной стоматологии. Благодаря помощи антропологов, дантисты получают также рекомендации о влиянии того или иного питания на рост и разрушение зубов. Сравнительно-антро- 111 пологическое изучение различных форм женского таза оказывается чрезвычайно полезным для понимания закономерностей и частотности неудачных родов и детской смертности. Пользу от сравнительно-антропологических исследований извлекают для себя и специалисты в области педиатрии. Определенное влияние оказывает антропология и на общее отношение к медицинской профессии. Идея целостного подхода к человеку — идея антропологическая. Успехи Пастера и Листера были столь впечатляющи, что медики считали возможным лечить не столько самих людей, сколько их болезни, имея дело с отдельными симптомами и предполагаемыми причинами (например, вызвавшими болезнь микробами). Понятно, что медики концентрировались при этом на отдельном пациенте и на группе болезней. Соответствующие требования биологических нормативов при таком подходе не могли быть соблюдены. Благодаря антропологам, медицина получила ценные методы группового анализа и понимание важности статистических примеров. Было продемонстрировано, например, что истолкование симптомов заболевания часто правильно в том случае, если учитываются возраст, пол, строение тела и этническая принадлежность больного. Иногда симптомы говорят о самом больном гораздо меньше, чем о нем же как о представителе определенной группы. Возьмем один пример из области психиатрии. Старый сицилиец, недостаточно хорошо знающий английский язык, оказался в одном из госпиталей Сан-Франциско по причине незначительного недомогания. Из невнятной речи больного осматривавший его врач разобрал, что настоящей причиной своей болезни тот считает колдовство и какую-то женщину-колдунью. Врач тут же отправил его в психиатрическое отделение, где его и оставили на несколько лет. Между тем, в итальянской колонии, откуда он был родом, любой его ровесник верил в колдовство. Здесь это было естественным и потому «нормальным». Если бы на колдовство стал ссылаться не он, а кто-либо из тех, к кому по образованию и социальному положению относился сам 112 врач, тогда это действительно было бы признаком умственного расстройства. Изучение особенностей иммунитета и восприимчивости различных групп населения все еще находится в зачаточном состоянии. Однако и сегодня хорошо известно, что некоторые жители Африки и Азии гораздо более устойчивы к определенным видам микробов, чем приезжающие туда же европейцы. Рак и болезни печени гораздо более обычны у одного населения, чем у другого. Особенности крови, ведущие к случаям детской смертности при рождении (или уже в утробе), весьма по-разному проявляются у негров, китайцев, американских индейцев и белых. Процессы обмена веществ зависят от питания, внешней среды, других факторов, которые лишь в частичной степени определяются генными отличиями. То же самое следует сказать и о многих других, варьирующих по своему типу болезнях, которые представляются имеющими генетическую природу по преимуществу. Так, например, особый характер кожи негров, в силу своей исключительной пигментации, способствует относительному иммунитету к ряду кожных заболеваний. Цветные жители Явы и Южной Африки, хотя и подвержены раковым заболеваниям, реже болеют раком груди и других органов, чем европейцы. Возможно, впрочем, что причиной этого являются местные особенности и численность тех или иных паразитов. Различная восприимчивость к болезням была, вероятно, одним из важнейших факторов естественного отбора в эволюции человека. Коклюш, болезни щитовидной железы, кретинизм особенно распространены в Северной Европе; народы Центральной Европы так же уязвимы в отношении коклюша и болезней щитовидной железы, но относительно свободны от легочных заболеваний; американские негры устойчивы к малярии, желтой лихорадке, кори, краснухе, дифтериту, но склонны к болезням сердца, легких, почек и к туберкулезу. Некоторые из этих различий, очевидно, связаны с природным окружением, изолированностью и открытостью общества, социальными и экономическими условиями. 113 Весьма близкое отношение к медицинским проблемам имеет органическая антропология. В контексте сравнительного изучении человеческих групп антропологию интересует прояснение и описание физиологической типологии как на культурном и биологическом уровнях, так и в аспекте взаимодействия последних. Страховые компании изучали опыт, согласно которому американцы, представляющие собой разные физические типы, в различной степени подвержены тому или иному риску. Врачи-клиницисты долгое время исходили из зрительного впечатления, что мужчины и женщины определенного телосложения в большей степени восприимчивы к тем или иным болезням, чем те, кто имеет иную физическую конституцию. Измеряя и наблюдая человеческое тело, врачи стремились обнаружить и описать такие закономерности, которые отражали бы преимущественно индивидуальные особенности физического строения человека, а не свойства, характеризующие физические группы белых в сравнении с неграми, негров в сравнении с азиатами, и т. д. Разнообразные комбинации антропологических измерений и показателей ориентированы на то, чтобы выделить из общей массы населения тех, кто страдает теми или иными болезнями по преимуществу. К примеру, один исследователь обнаружил, что дети, страдающие экземой и тиком, имеют более широкие лица, плечи, грудную клетку, бедра, чем здоровые дети из той же социальной среды. С другой стороны, у детей с острой кишечной интоксикацией и рядом других заболеваний лица и плечи сравнительно уже, чем у детей из других контрольных групп. Результаты еще одного исследования оказались полезны при диагностике и лечении двух видов артрита, так как указывали, что пациенты с широкой костью и мускулистым строением тела более склонны к дегенеративным формам болезни, чем к ревматическим. Подверженность туберкулезу, различным видам язвы, болезням сердца, детскому параличу и диабету, вероятно, связана с определенными физическими особенностями. 114 Мучительные головные боли и мигрени в большинстве случаев зависят не только от психологических и личностных причин, но также от характера анатомического строения черепа и лица. Мужчины, по некоторым показателям приближающиеся к женскому типу, и женщины, обладающие признаками мужественности, особенно подвержены различным физическим расстройствам и ряду органических заболеваний. Все эти соответствия находят свое наибольшее практическое применение не столько в области оперативного и точного диагностирования, сколько в области предупреждения болезней. Человеку, предрасположенному к язве желудка, стоит уделять большее внимание диете и избегать эмоциональных стрессов. Недавние исследования указывают на существенные соответствия между строением тела, темпераментом и индивидуальностью. Доктор Карл Зельцер связывает ряд физических диспропорций с тенденцией к проявлению определенных черт индивидуальности. Молодые люди, исключительно высокие для своего веса, с бедрами, широкими по отношению к плечам, головой, непропорционально большой в сравнении с размерами грудной клетки, и обнаруживающие иную асимметрию, являются, в среднем, более чувствительными, эмоционально менее устойчивыми и менее способными к социальной адаптации. Это соотношение, конечно, не всегда выдерживается в каждом конкретном случае. Однако, подобный статистический анализ позволяет не только устанавливать с высокой степенью вероятности то, что люди данного телосложения будут обладать определенными индивидуальными особенностями, но также прояснять место этого человека в его группе. То, как он вписывается или не вписывается в группу, дает неоценимый ключ к пониманию его индивидуальных проблем. Пример одного из наиболее известных исследований в области органической антропологии — работа, проводимая профессором Хутоном по изучению преступности в США. Отстаиваемое им мнение, вокруг которого развернулись дис- 115 куссии, заключалось в том, что преступники, в целом, являются людьми с биологически заданной неполноценностью. Большинство его оппонентов сочли это мнение недостаточно учитывающим социо-экономические факторы преступности. Хутон подчеркивает, что «у преступников нет ни клейма Каина, ни каких-либо иных физических отметин, по которым они могли бы быть узнаны с первого взгляда». Однако, он дает основание в пользу таких свидетельств. Например, из общей массы преступников, осужденных за воровство и кражи со взломом, большинство бывает низкорослыми и худощавыми, а среди осужденных за преступления, совершенные на сексуальной почве, низкорослыми и полными. Большое количество основных утверждений Хутона в глазах осторожного читателя заслуживает, вероятно, вердикта «недоказанности». С другой стороны, то, что некоторые методы Хутона оказались неудовлетворительными, не означает, что органический фактор в криминалистике не играет никакой роли. Беспристрастный критик не может не признать данных, определенно указывающих на то, что преступники в Соединенных Штатах не представляют собой произвольную в биологическом отношении группу населения; распределение физических характеристик среди тех, кто осужден за различные преступления, не могут быть скинуты со счета. Для того, чтобы оружие выстрелило, необходимы соответствующие обстоятельства. По утверждению Хутона, обстоятельства эти в некоторых случаях предопределены органически. Какие-то преступники выросли в трущобах и совершили преступления, ориентируясь на опыт своих предшественников. С другими все обстояло иначе. Почему, если факторы внешнего окружения предрасполагают к преступлениям, не все в одной и той же ситуации их совершают? В каких-то случаях для объяснения этого кажется достаточно того аргумента, что в силу разного рода событий в жизни один брат становится вором, а другой святошей. Хотелось бы полагать, что этому всегда соответствуют опреде- 116 ленные обстоятельства внешнего окружения (которые по возможности могут быть учтены). Однако, есть и такие случаи, когда приходится полагаться на дальнейшее изучение факторов биологического порядка. Благодаря успехам доктора В. X. Шелдона и его коллег был достигнут огромный прогресс в точном описании различных типов телосложения. Вначале Шелдон разработал метод так называемой телесной типологии, который давал только общие характеристики различных людей, описывая их как «грузных», «худых» или «среднего телосложения». В противном случае была опасность погрязнуть в бесконечном списке исчислений, показателей и наблюдений. Было ясно, что любой конкретный человек может рассматриваться с точки зрения чрезвычайно обширных градаций полноты, худобы и комбинации этих понятий. Система Шелдона сводит данное различение к упорядоченной шкале показателей. Тело разделяется на пять зон, каждая из них рассматривается в системе оценок от одного до семи в соответствии с тремя главными факторами: эндоморфическим (акцентирующим показатели жира и внутренних органов), мезоморфическим (с акцентом на костях и мышцах) и эктоморфическим (акцентирующим отношение внешней поверхности тела к его объему, и нервной системы к массе тела). Комбинация данных величин дает общий тип человеческого телосложения. Так, телесный тип с отметкой 226 означает, что в данном случае преобладает третий компонент (эктоморфический). Соответствующий ему человек худощав и несколько хрупок, но при этом он не является экстремальным для этого телесного типа примером, поэтому оценка его равна 6, а не 7 единицам. Развитие мускулатуры слабое, соответствуя мезоморфической оценке в 2 единицы. Незначительное наличие жира и округлости некоторых зон тела соответствуют эктоморфической оценке 2 единицы. Можно сказать, что это «низкий», но не «экстремальный» эктоморф. Из трех тысяч студентов колледжа подобную оценку получил почти каждый четвертый. 117 Теоретически возможная оценка телесного типа равна 343, однако приблизились к этой оценке в рассматривавшихся группах лишь 76 человек. На тысячу студентов-мужчин распределение телесных типов составило: 136 человек с преобладанием эндоморфического типа, 228 — мезоморфического, 210 — эктоморфического; 190 человек обнаружили равенство в распределении типологических оценок, 236 — спорадически редкую типологию. Из четырех тысяч человек приблизительно три четверти соответствуют 29 телесным типам. При необходимости модификаций и возможных улучшений, описательная классификация Шелдона, по общему мнению, представляет собой значительное научное достижение. Гораздо более спорным является утверждение о связи между телесными типами и шестьюдесятью эмоциональными особенностями. Согласно этому утверждению, мезоморфический тип телосложения характеризует преимущественно деятельных людей, эктоморфический — склонных к рефлексии, эндоморфический — склонных к еде и радостям жизни. Известно, что душевнобольные, страдающие манией преследования и манией величия, являются обычно людьми мезоморфического типа, больные с резкими переменами в настроении — мезоморфического или эндоморфического. Больные с диагнозом шизофрения, как правило, обнаруживают эктоморфический или дисгармоничный типы телосложения. Эффект шоковой терапии наилучшим образом сказывается на больных с высокими показателями эндоморфического, и наихудшим образом на больных с высокими показателями эктоморфического типа. Установление соответствий между телесными типами и типами индивидуальности, а также телесными типами и предрасположенностью к тем или иным видам душевных болезней — работа, которая в значительной степени еще ждет своего продолжения. Однако, аргументы в пользу того, что данные соответствия существуют, имеются уже сегодня. Использование телесной типологии должно быть признано ценным пока только на стадии изучения. Самое боль- 118 шее, что в данном случае сделано, связано с обследованием студентов-мужчин. Изучено несколько женщин. Есть примеры, относящиеся к старшим и более молодым группам населения. Об изменениях, происходящих у одного и того же человека в связи с возрастом, питанием, внешними условиями, известно мало, хотя Гэбриэл Ласкер уже показал на примере тридцати четырех человек, которые в течение двадцати четырех недель добровольно подвергались режиму специальной диеты, значительное изменение их телесного типа. Объектом большинства исследований становились представители белого населения. Неизвестно, в какой степени те же показатели будут соответствовать китайцам или индейцам. Нет работ о наследственности телесных типов. Внешние физические характеристики могут оказаться выражающими различие генетических моделей, влияющих на активность эндокринных желез. Итак, в данной главе мы коснулись преимущественно примеров приложения физической антропологии. Теперь обратимся к некоторым выводам. Прибегая к помощи кронциркуля, исследуя самые незначительные различия в строении костей, сравнивая физиологию и телесную конституцию, специалисты по физической антропологии имеют возможность постулировать четыре фундаментальных положения: животную природу человека и его близкое родство с другими животными, невозможность интерпретации эволюции человека только как способности к выживанию, пластичность человеческой биологии, сходство всех типов людей. Эти положения стоит знать любому образованному человеку. Специалисты до сих пор обсуждают детали биологических связей между человеком и обезьяной. Согласие достигнуто в том, что ни одна из ныне живущих обезьян не является родоначальником человека. Горилла, шимпанзе, орангутанг, гиббон, — обезьяны, обитающие в Старом и Новом Свете, живущие и ископаемые, — все они потомки общих 119 предков. В чрезвычайно отдаленное и точно не установленное время пути их развития совпадали, но само это развитие в каждом случае было разным. Эволюционная история обезьян строилась достаточно специфически. Что касается человека, то его развитие было сравнительно неопределенным, а сам он сохранял свою пластичность. Возможно, что живущие ныне человекообразные и другие обезьяны избежали воздействия суровых условий обитания. Они смогли добывать еду, не развивая свои умственные способности. Один ученый, изучавший шимпанзе в условиях их естественного обитания, предположил, что избыток фруктов и другой еды способствовал тому, что энергия развития вида была направлена в сторону эмоций. Жизнь шимпанзе не была достаточно тяжелой, чтобы вызвать появление орудий труда и иных средств, необходимых для выживания. Человек не пострадал от подобной сверхмеханизации, «натренированный своей несостоятельностью». Как бы то ни было, необходимо признать, что звериные сородичи близки нам как по поведению, так и по мельчайшим деталям анатомии и физиологии. При воспитании в человеческой семье дитя шимпанзе ведет себя таким же образом, как и ребенок. За исключением обучению туалету и ходьбе, шимпанзе учится всему остальному быстрее, чем человек. Успехи, которых он достигает, могут ввести в заблуждение. В стандартизированном поведении гамадрилов, совершающих кувыркание вокруг достигших зрелости сородичей, можно обнаружить прототип человеческих «обрядов перехода»*. Взрослый бабуин позволяет одной из своих жен, если та показывает признаки беременности, безнаказанно брать его собственную еду. Не кажется ли это шагом в эволюции альтруизма? Йеркс сравнивает уход приматов друг * «Обряды перехода» — принятый в современной этнологии термин для обозначения ритуальных действий, сопутствующих изменению возрастного и социального статуса человека (инициация, свадьба), а также рождению и смерти. 120 за другом с заботливым вычесыванием дикарями вшей друг у друга; по его мнению, такие действия являются эволюционным прототипом любой социальной деятельности в сфере обслуживания — от парикмахера до врача. Разница между человеческим поведением и поведением обезьян была бы разницей количественной, а не качественной, если бы человек не пользовался речью и символами. Но даже в этом отношении определение качественной разницы должно быть осторожным. Шимпанзе умеют использовать машину, которая называется шимпомат. Они знают, что жетоны различного цвета могут дать им определенное количество винограда и бананов. Они знают, как работать, чтобы получить такие жетоны, и как сохранить их до следующего раза, когда они окажутся в комнате, где стоит такая машина. В скорости обучения шимпанзе показывают те же показатели, что и люди. Рудименты речи — или, по крайней мере, различимые выкрики — наблюдаются у шимпанзе, гиббонов и других обезьян. Различия между приматами, включая человека, имеют различные переходные ступени, так как все эти приматы в чем-то родственны и самым незначительным насекомоядным животным. Все живое составляет порядок природы, человеческая природа в этом смысле является также и животной. История человека как история организма является невероятно древней, религия и иные создания человечества могут дать лишь очень ограниченные представления об этой истории. При том, что пластичность составляет определяющую черту человека, животные также обнаруживают удивительное разнообразие форм адаптации. Различные животные живут в тропиках, на арктических просторах, на высоких горах, в пустынях. При переезде в тропики средний показатель обмена веществ у белого человека снижается на десять-двадцать процентов, однако индивидуальная вариативность остается высокой. Разные народы употребляют в пищу сгнившую древесину, глину, змей, червей, гнилое мясо и рыбу. 121 Некоторые племена живут исключительно на мясе и рыбе, другие употребляют только овощи. Приспособляемость позволила человеку выжить в местах, где животные, гораздо более разборчивые в питании, вымерли бы от голода. Никакой другой организм не манипулирует со своим телом так, как это делает человек. Детский череп может быть деформирован странным образом без большой опасности, вызывая разве что головную боль при тяжелых случаях деформации. Нос, уши, талия, даже половые органы становятся объектом жестоких операций. Культ йоги демонстрирует, что ни одна культура не обладает моделью полного использования возможностей человеческого организма. Йоги способны вызывать рвоту по своему желанию, очищать желудок с заглатыванием ткани, промывать толстую кишку — а это значит произвольно контролировать расслабление круговой мышцы анального отверстия. С другой стороны, не допускается произвольный контроль в отношении уретральных мышц. Мочевой пузырь может быть промыт только с помощью введения в него трубки. Разнообразие способов сидения, ходьбы, расположение большого пальца показывает, что ни одна культура не задействует все возможные способы мускульных способностей человека. В целом, мышечная активность человека проявляется на двадцать процентов ее возможностей. Человек сохранился как отдельный вид большей частью благодаря своей пластичности, использованию своего разума и своих рук. Все люди являются животными, использующими символы. Все люди используют орудия, представляющие собой либо телесные механизмы, либо продолжение телесных механизмов. Человекообразные и другие обезьяны приспособились к различию условий своего обитания благодаря органической дифференциации. Результатом этого явилось то, что многие виды и породы оказались не в состоянии скрещиваться и иметь потомство. Представители человеческого типа могут иметь детей. Приспособление людей описывается прежде всего в контексте их образа жизни и их культуры. 122 Нельзя сказать, что на человеке не отразилось влияние эволюционного процесса. Человеческие типы, насколько об этом можно судить по некоторым признакам, также эволюционировали. Свою роль в данном случае сыграли естественный и половой отбор. Человеческая эволюция осложнялась также факторами социальной организации. В некоторых обществах браки допускаются только между родственниками по отцу или по матери. В одних обществах предпочитаются браки по отцовской линии. В других родственные браки специально запрещены. Результатом этих и иных факторов социального отбора и его влияния на наследственность явилось определенное различие физических типов. На ранних стадиях человеческой истории небольшие группы жили изолированно друг от друга на протяжении длительного времени. Это оказало двоякий эффект на эволюционный процесс. Во-первых, в ходе естественного развития генетического механизма исчезли некоторые наследственные элементы. Во-вторых, если изоляция имела место в районах со специфическим давлением окружающей среды, то приобретенные в таких условиях особенности, способствовавшие выживанию, имели тенденцию к своему наследственному закреплению. Особенный интерес в данной связи вызывает наличие или отсутствие минеральных веществ, стимулирующих работу эндокринных желез. Так, например, можно утверждать, что предки китайцев и других монголоидов были изолированы в местах с недостаточным содержанием йода в течение последнего межледникового периода. Помимо природных, половых и социальных факторов отбора и изоляции, на эволюцию человека влияла нерегулярность в получении хромосом и мутации (внезапные изменения генетического материала). Мы не знаем, как и почему возникают мутации при нормальных условиях. Какую-то роль в этом процессе может играть внешняя среда. Единственное, что мы знаем, это то, что мутации имеют место. В дол- 123 гом царствовании королевы Виктории видят причину возникновения мутации, вызвавшей гемофилию. Изо всех бесчисленных появляющихся мутаций в конечном счете сохраняются только те, которые являются либо доминирующими, либо способствующими выживанию. В конечном счете именно комбинация генетического материала оказала влияние на эволюцию в условиях расового смешения. Таким образом, хотя естественный отбор играет определенную роль в эволюции человека, более важными, вероятно, являются: вариативная случайность, географическая изоляция и рекомбинация наследственного материала. Впрочем, в основных направлениях эволюция видов и групп животных проходила, как кажется, более или менее независимо от воздействия окружающей среды и условий изоляции. Иными словами, некоторые вариации являются результатом не столько случайности, сколько предзаданности в биологическом наследстве видов и родов. Хутон с тревогой показывает определенные тенденции в современной эволюции человека: «Кажется, что человек становится животным, вступив на путь конечного упадка. Это отражается не только на его зубах, челюстях, лице, но на самом его мозге, на его содержимом, и на других частях тела». Даже в той степени, в которой человеческое существо могло бы сознательно контролировать направление эволюции, это кажется весьма сомнительным. Эволюционные процессы бесспорно являются бесконечно более сложными, чем их представляли Дарвин и Хаксли. Социальный дарвинизм, изображавший «продвижение» только как результат мучительного соревнования, «войны всех против всех», является чрезвычайным упрощением действительного положения дел. Морис Оплер красноречиво писал: «Приматы выжили и стали людьми не потому, что они были особенно крепкими, не потому, что они приспособили свои тела к другим условиям жизни, не потому, что их физические особенности помогли им в кровавом соревновании. Они выжили потому, что были исключительно чувствительными и терпимыми в своем взаимодействии друг с 124 другом, с животными, со своей средой обитания. Соответствие такого рода имеет более неуловимое значение для биологии, чем способность к физической победе. Возможно, мы увидим, что агрессия, органическое соревнование, физическое насилие не имели большого веса в эволюции человека и его предков. Но даже если мы этого не узнаем, можно быть уверенными, что именно эти факторы сказываются на стабильности самого существования человека сегодня. В наше время, когда политические и общественные науки в целом имеют дело с соответствующими биологическими фактами в большей степени, чем с факторами столь популярного некогда и столь пагубного органицизма». Некоторые эволюционные отличия жизненно важны при экстремальных условиях обитания. Такова, например, адаптация к условиям холода и жары. Эскимосы и тибетцы коренасты и сухопары, народы Индонезии — субтильны, обладая относительно малой кожной поверхностью, чтобы испарять влагу, африканские негры наделены большим количеством потовых желез и сильной пигментацией. Узкий нос является в наилучшей степени приспособленным к медленному вдыханию и согреванию воздуха в холодном климате. Вместе с тем узконосые жители Северной Европы выживают и производят потомство в тропиках. Хотя другие вариации, вызвавшие различия человеческих типов, любопытны и представляют определенный научный интерес, их значение в качестве определяющих человеческую жизнь невелико. Японцы обладают необыкновенно развитыми грудными мышцами. Такие наследственные болезни, как наследственная зрительная атрофия и гемералопия (болезнь сетчатки Огути), чаще встречаются в Японии. Для бушменов Южной Африки характерно избыточное развитие жировой ткани на ягодицах, деликатно определяемое учеными как «стеатопигия». Внешние половые органы у мужчин и женщин бушменов также чрезвычайно и необычно развиты. Расположение артерий в районе лодыжек по-разному выражено у африканских негров и белых, живущих на одной и той же территории. Разрывы пуповины при родах чаще бывают у 125 негров Восточной Африки, чем у живущих там же белых. Лысых больше среди белых, чем среди представителей иных рас. Между тем ни одно из этих различий — а список их может быть значительно увеличен — не является абсолютным. Такие отличия отражают определенные пропорции в рамках всего населения. Вероятно, более девяноста пяти процентов биологического багажа является общим для всех человеческих существ, включая и тех, кого мы привычно выделяем на фоне других рас. По словам известного специалиста в области физической антропологии В. В. Хоуэлса: «Наш мозг и их мозг обладают одинаковой структурой, их питает одинаковое количество одинаковой крови, они зависят от одинаковых гормонов и одинаковых чувств; все это хорошо известно, и нет ничего, что позволило бы утверждать обратное». Конечно, и во внешнем облике, и в силе, и в возможностях человека обнаруживается значительное индивидуальное разнообразие, основанное на физической наследственности. Но все эти различия противоречат их локальной, региональной и континентальной типологии. «Расы», языки и культуры не варьируются совместно. Может случиться, что одна группа населения, обладающая общим языком и культурой, — те, кого Элсворт Хантингтон определял как «знакомые и сородичи», — на какое-то время оказывается исключительной и мощной силой, зависящей, в частности, от особенностей биологической наследственности. Одним из хороших примеров, приводимых Хантингтоном, являются пуритане. Пуритане репрезентируют выборку всего населения Британии; в течение нескольких поколений они оставались в относительной биологической изоляции, при которой отличительной особенностью наследственности являлись браки между родственниками. Стоит заметить, однако, что биологическая группа такого типа не соответствует популярному понятию «расы».
<< | >>
Источник: Клакхон Клайд Кен Мейбен. Зеркало для человека. Введение в антропологию. 1998

Еще по теме IV. Черепа:

  1. Древние черепа (И тысячелетие до н. э.), добытые на территории Туркмении
  2. Антрополого-историческая диагностика пола
  3. В.Я. ЗЕЗЕНКОВА МАТЕРИАЛЫ К ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИИ УЗБЕКИСТАНА И ТУРКМЕНИИ (табл. 45 — 54)
  4. Выводы
  5. От соматической антропологии к расизму
  6. Ископаемые переходные формы
  7. Классификация рас
  8. Данные по антропологии древних уйгуров Синьцзяна
  9. Югоgt;Западная Азия
  10. Кавказ
  11. Диагностика морфологического типа и болезней древних людей
  12. Начало распространения монголоидов из исходного ареала в неолите и в эпоху раннего металла (V—П тысячелетия до н. э.)
  13. Выводы
  14. Филогения беспозвоночных
  15. Диагностика физического типа
  16. Диагностика возраста
  17. ЛИТЕРАТУРА
  18. Сибирь и Дальний Восток
  19. Задачи исторической антропологии и проблемы реконструкций
  20. Мониторинг биоты