<<
>>

Дискурс текста "быть" и "должен"

Теперь, подкрепив наш ум метафизической уверенностью в том, что мы можем в принципе постичь общечеловеческие начала культуры, и внимательно присмотревшись к современному обществу, мы неожиданно обнаружим, что и в нем существуют "неуместные" тексты, удерживающие культуру "в месте" культуры, которые могут рассматриваться как аналоги традиционных текстов.
В начале нашего разговора я говорил о том, что в телесность современной культуры встроены метатехнические центры, которые помимо прочего отвечают за то, чтобы тексты не смешивались друг с другом, чтобы политические тексты существовали в парламенте, индустриальные — в промышленности и т. д. === 088 === Эти центры аналитики и принятия решений, кодирующие формализацию текстов, разобщают также и текст целостного знания, создавая строго диверсифицированные тексты знания — знание ученого, знание политика, знание врача, знание простого человека, знание "развлекающегося" человека и множество других подотделов знания, записанных в текстах. Цивилизованный человек в своей жизни подчиняется этим кодам и считает неприличным или ненужным, нерациональным говорить о работе дома или на отдыхе или, наоборот, на работе — о домашних делах. Уже Лев Толстой замечал эту особенность рационального человека, сравнивая салон Шерер с механизмом: "Анна Павловна, прохаживаясь по своей гостиной, подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину"6. Пустопорожность светской речи, умение любезно говорить обо всем и ни о чем и у современного человека не просто признак глупости или бездушия, а результат воспитания, осуществляемого метатехническими центрами, в том числе, кстати, современным высшим образованием. Но люди, конечно же, не механические существа, не роботы, поэтому они часто говорят о самых неожиданных вещах в самых непригодных для этого местах. Известен феномен дорожных разговоров, когда незнакомые люди в купе поезда, в машине, в самолете откровенничают друг с другом, открывают душу, просят совета. Если вы посмотрите на это не как на разрозненную речь, а как на текст, то вы увидите, что люди в тексте массового сознания выступают в зеркальной оппозиции спрашивающего и отвечающего, что этот диалог строится как общение ради блага и очень часто это общение ради блага и должного. По существу такое общение служит для прояснения все тех же фундаментальных вопросов: что делать? где благо? где правильный путь к нему? где правильное знание, чтобы быть и долженствовать? и т. д. Если мы расширим ракурс и перейдем к форматным текстам массового сознания, например к текстам СМИ, эстрадным, сценарным, песенным и другим такого рода текстам, то мы увидим, что несмотря на формализацию, на технические и коммерческие ограничения, несмотря на нелепость, а порой грубость === 089 === и пошлость, все это архетипический, изначальный для культуры дискурс о бытии блага и должного. Человек всегда занят этим вопросом, пока он есть не что иное, как человек, даже тогда, когда о благе он думает неизмеримо больше, чем о должном. Техногенное общество также не может избавить человека от ответа на этот вопрос и предлагает ему свои тексты, аналогичные традиционному тексту как формально, так и функционально. Самый важный из этих текстов — газета.
Газета — это конкретный и идеальный текст, т. е. это и конкретная газета, и одновременно форма, модель, по которой конкретная газета делается. Газета-модель создается как текст знания обо всем и для всех, максимально полного знания о мире. В то же время газета-модель отчасти эзотерична. Она обращается к своим читателям, любит загадки, сенсации, тайны. Газеты печатают слухи, разоблачения, признания, создают мифометафорическую ауру событий, накапливают различную информацию, хотят проникнуть во все тайны, все выведать, сотрудничают со спецслужбами и т. д. Внешне это объясняется коммерческими интересами, законами газетного жанра, престижем, требованиями свободного распространения информации и пр. Внутренне же это отвечает требованию традиционного текста или его аналога быть и знанием более тайным, чем сама тайна, и одновременно таким знанием, от которого "даже ужаснейший грешник... достигнет умиротворенья", если вспомнить нашу "Гиту". С функциональной точки зрения, с точки зрения места и времени своего прочтения газета также имеет черты сходства с традиционным текстом. Газета — это текст, объединяющий различные области современной культуры. Ее читают все или почти все. Субъекты культуры, представляющие различные ее сферы, общаются между собой при помощи различных средств массовой информации, в том числе газеты как базовой модели всех средств массовой информации. Понятно, что при всех технических, эстетических и содержательных отличиях все средства массовой информации — газеты, журналы, радио, телевидение, компьютерные сети — имеют единую конструктивную матрицу, т. е. газету. Общение субъектов культуры посредством этого текста, как правило, неуместно. Люди читают газеты за завтраком, за чаш- === 090 === кой кофе, в дороге, на остановке и т. д. Очень редко мы идем в какое-то специальное место, например в библиотеку, чтобы там почитать газету. Но и в этом редком случае мы не читаем газету, а используем газетный текст для получения какой-то специальной информации. Мы привыкли читать газету за завтраком или в дороге, в такой же обстановке мы слушаем радио, смотрим телевизор, говорим по телефону. Говоря нашим языком, мы совмещаем в обычной, привычной для нас культурной процессуальности противоречащие друг другу "блага", например "благо спокойно поесть" и "благо спокойно послушать радио". Мы не видим в этом ничего неуместного, ничего особенного, это входит в наши привычки. Ф. Искандер когда-то смешно описал, как москвичи просто помешаны на прогнозах погоды, они бросают все дела, прекращают все разговоры и слушают прогноз погоды, как будто они все время проводят на свежем воздухе. Эта одна из многих забавных деталей нашего быта, такая же как наши увлечения модой или футболом, чтение газеты, просмотр телесериалов, болтовня по телефону и прочее, показывает, насколько фундаментально человек укоренен в тексте целостного метафорического знания, который удерживает культуру "в месте", в данном случае в месте техногенного общества.
<< | >>
Источник: В.В. МЕЛИКОВ. ВВЕДЕНИЕ В ТЕКСТОЛОГИЮ ТРАДИЦИОННЫХ КУЛЬТУР (на примере "Бхагавадгиты" и других индийских текстов). 1999

Еще по теме Дискурс текста "быть" и "должен":

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ СОСТАВЛЕН В СООТВЕТСТВИИ С ТРЕБОВАНИЯМИ СТАНДАРТА (ГОСТ 7.1-84). ОН МОЖЕТ БЫТЬ РАЗБИТ НА РАЗДЕЛЫ:
  2. § IX. Гражданнн должен быть терпелив
  3. Кому должен быть адресован запрос?
  4. Каким должен быть характер речи, чтобы убеждать слушателей
  5. VIII. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУССКОГО ТЕКСТА И ДИСКУРСА
  6. 28. Когда [объект, который] должен быть оставлен с помощью видения [Истины] страдания, устранен, [но индивид] связан [с ним] посредством остальных универсальных [аффектов], или когда при устраненном [аффекте] первого вида [интенсивности индивид сохраняет с ним связь] благодаря остальным загрязнениям [сознания], имеющим его своей опорой1.
  7. Между дискурсией и дискурсом
  8. «Источник лжи должен тотчас маскироваться»
  9. Кто должен вкладывать средства?
  10. Должен ли журналист обосновывать необходимость запрашиваемой информации?
  11. ФИЛОСОФИЯ И ФИЛОСОФСКИЙ ДИСКУРС
  12. § XXIX. Государь должен знать желания своего народа
  13. РАЗДЕЛ 0. У БАРБОСА ЕСТЬ ВОПРОСЫ. Как должен распределяться доход?
  14. Мюрберг И.И.. Свобода в пространстве политического. Современные философские дискурсы., 2009
  15. § 30. Качества, которыгми должен обладать улуг хаджиб (223), то есть великий визирь
  16. Макаров М. Л.. Основы теории дискурса., 2003
  17. Границы философского дискурса
  18. § 3. Идеологический дискурс
  19. 2.1. СУЩНОСТЬ МАССМЕДИАЛЬНОГО ДИСКУРСА